WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 24 |

«Н.Я.М АРР ИЗБРАННЫЕ РАБ ОТЫ ТОМ ПЕРВЫЙ і ИЗДАТЕЛЬСТВО ГАИМК ЛЕНИНГРАД А К А Д Е М И Я НАУК «СОЮЗ А С О В Е Т С К И Х С О Ц И А Л И С Т И Ч Е С К И Х Р Е С П У Б Л И К ГОСУДАРСТВЕННАЯ ...»

-- [ Страница 15 ] --

Эти Формулы — плоды сравнительной грамматики, они подтверждаются рядом Фактов, отнюдь не изолированных. Изолированные в чужом окружении (вернее, трансформировавшиеся) данные баскского языка выходят из этой изолированности, примыкая к кругу Фактов, родственных материально, а не только типологи­ чески. Правда, мы обсуждали случай с баскским словом отдельно, потому что нас заинтересовал баскский термин для 'выдры’, но имеются сотни «совпаде-ний» того же порядка, исключающих изолированность этого слова.

Это слово, естественно, кажеіся изолированным тем, кто не считается с совокупностью наших работ. Речь идет и не об исторических взаимоотношениях языков, «о воздействии одних языков на другие». Доисторические взаимоотношения языков много сложнее того, что представляют себе в мирном лагере индоевро­ пеистов. Там-продолжают себя чувствовать в хорошем состоянии, в то время как наука о «глоттогонии» страдает от скрытой болезни своих лучших слуг, пережитка покойного романтизма. Несколько недель тому назад мне пришлось слышать в заседании этнологической секции Ассоциации Востоковедения в Москве хорошо проработанный доклад одного научного работника, Р. О. Шор, о кризисе индоевропейской лингвистики. С деликатностью и чувством справедли­ вости, свойственными молодой женщине, Р. О. Шор имела намерение без пред­ взятого мнения прийти на помощь новому учению о языке; она показала, что хотя некоторые основные положения этого учения, особенно в части социаль­ ного происхождения языка, восходят к X V III в., это не значит, что они уста­ рели. Известные специалисты индоевропейского языкознания, выдающиеся умы, уже с начала XX в. и в наши дни возвращаются к тем же идеям. Из этого можно было бы заключить, что яфетическая теория продолжает эту линию исследований, что она лишь углубляет те же идеи, как бы находясь в зависи­ мости от своих предшественников. Я не мог не возразить, что такое понимание наших положений противоположно тому, что в действительности имеет место:

наши положения исходят не из ф и л о с о ф и и наших предшественников, а из новых Фактов, доселе почти не изученных. Я не собираюсь отрицать преемственности идей на протяжении от ХІП в. до нашего времени, мы разделяем общность этих идей, сами того не замечая, но эти идеи проистекают не из нашей фи ло со­ ф и и, а из общественной жизни. В X V III в. готовилась революция, и значение общественной стороны даже в вопросе о происхождении языка было хорошопонятно; в XIX в. образование науки о языке совпало с одной стороны с раз­ витием естественных наук, чем обусловлена теория психо-Физического проис­ хождения языка, с другой стороны — с романтизмом, характерным для обще­ ственной реаьции, для господствующих классов и для национальных движений того времени. Но в то время как романтизм мало-по-малу испарился из всех отраслей науки, даже из искусства и литературы— это умершая идеология— она остается почти нетронутой у лингвистов индоевропейской школы. Достаточно напомнить основу их сравнительной системы, существование праиндоевропейского языка, из которого происходят, мол, как норма, все законные члены так наз. индоевропейской семьи, как языки, так и диалекты. Пагубное влияние этой теории дает себя знать во всяких лингвистических работах, она запутывает не только общие вопросы, но и так наз. диалектологические исследования: к изу­ чению диалектов приступают с предвзятой идей, лучше было бы сказать — с навязчивой идеей рассматривать всякое различие в говорах страны как последующее изменение предполагаемого первоначального типа, как отклонение от него. В этот тупик загнаны не только исследования далеких иранских диалек­ тов Средней Азин, но также и новых языков культурной Европы; даже Француз­ ский язык и его диалекты считаются хранителем священного наследства дев­ ственного индоевропеизма. Не желают обращать внимания на доисюрические языки Франции, хотя бы в той мере (и то в гомеопатических дозах), в какой изучается догреческий язык эгейского мира.Первостепенной важности вопрос, вопрос о не индоевропейских языках Галлии, мало озабочивает даже кельтоло­ гов. Сеог^ез ПоШп довольствуется следующими строками: «Мы почти вовсе не осведомлены, из-за незнания языков народов, обитавших в Европе до при­ хода индоевропейцев, о лингвистических связях кельтов с народами, не говорив­ шими на индоевропейских языках».1 Вит и все. Обходя Факты просачивания баскского (т. е. яфетического) языка в кельтские, Факты, считавшиеся простыми заимствованиями, он спешит вернуться к более близким предметам: «в отноше­ нии индоевропейских народов, — говорит он, — эти связи возможно установит^, хотя эго и весьма трудно».

2 Интересуясь случаями сходства, эта доктрина, естественно, равнодушна к многочисленным явлениям, не входящим в искус­ ственные рамки воображаемого родства. Это учение неспособно понять эти явле­ ния, не искажая их для приспособления к предвзятой системе. Это нам напомивает судьбу обычного права, которое силились когда-то подчинить общим юридическим представлениям. И эта абстрактная теория, вышедшая в своей целостности больше из общих положений, чем из полноты Фактов, присваивает себе законодательные права даже за пределами индоевропейского мира, в кото­ ром, несмотря на огромную работу целого столетия, она сумела осветить только верхушки, классические или литературные языки, виды, дающие наименьшее количество материала для разъяснения естественной жизни языка. Но прежде чем стать литературными, эти классические индоевропейские языки, носители так паз. народной поэзии, на заре образования новых этнических единств, отличались необычайным распространением благодаря военной и торговой организации господствующих классов. Уже намечается, что названная организоцпя базируется на экономических условиях и что последние порождают концен­ трацию этнических масс, новых группировок населения в больших территориаль­ ных районах. Единый эпос, наследство ЯФетидов, их поэзия, посвященная космическим героям, одушевляет каждую группировку. Этому эпосу покрови­ тельствует господствующий класс в Европе и в Азии, в Греции, в Галлии, в иран­ ских странах, в Армении, па славянском Востоке, на германском Севере; всюду 1 Ь а 1ап§ие §аи1оізе. О г а т т а іг е, Іехіез еі §1овзаіге, П ариж, 1920, етр. 127.

2 Ук. с.

И збранные работы, I. 13 те же эпические сюжеты, как вначале и язык нового образования был един.

Языки яфетические, языки не разнородные, но доисторической природы, разли­ чались говором, впитавшим в себя многочисленные языки стран. Отсюда сле­ дует, и это несомненный для ЯФешдолога Факт, целый ряд новых скрещений, независимых для каждого большого территориального отрезка. Действительно общим для дифференцировавшихся таким образом индоевропейских языков является то, что получено от того языка, который впервые стал орудием пропаганды господствующего класса. ІІо всей видимости, ядро индоевропейских языков также есть создание особого класса, а не особой расы.

Но я возвращаюсь к докладу Р. О. Ш ор. В заседании, о котором идет речь, я высказал мнение, что дело не в кризисе индоевропейской лингвистики, а в труд­ ном положении, которое создают себе ученые этой господствующей школы.

Так, например, г. Нгогпу хорошо определяет в общих чертах так наз. хеттский язык и спешит признать его индоевропейским. Поскольку он находит в нем следы родства с индоевропейскими языками, даже поскольку он склонен видеть в нем несколько доандоевропейскнх черт, он прав, потому что индоевропейские языки происходят от яфетических, что делает понятным и все остальное. Но он полагает, что ему удалось открыть язык с исключительными родственными связями с индоевропейскими языками. Он почти не углубляется в суть дела, отождесівляя, например, хеттское інщ-аш 'господин’ и греческое слово 'сила’. Он и не подозревает, что оба эти слова происходят от яфетического слова, означавшего 'рука’. Но оставим в стороне эти палеонтологические тон­ кости. Г. Нгогпу даже не интересуется Фактом, что чистая основа хеттского слова інщ-аш 'господин’ налична в термине шщ-ап 'князь’, в хорошо извест­ ном слове армянского языка, где та же основа шщ с первичным значением 'рука’ служит и для образования глагола шщ-еі 'мочь’ (ср. арм. каг-ап 'князь’, арм. каг-еу 'он может’, арм. каг 'сила’ с первичным значением 'рука’). Разве индоевропейская школа виновата в том, что г. Нгогпу не использовал эти Факты? Или виновато то обстоятельство, что он незнаком с миром, близким предмету его занятий?

Я прекрасно понимаю, что для заслуженных лингвистов, обычно людей пожи­ лых, трудно изменить основные линии их научной деятельности, начать учиться.

Народный комиссар просвещения т. Луначарский правильно указал на всесоюз­ ном съезде работников просвещения легкость, с которой крестьянин такой мало культурной страны, как Россия, понимает самые передовые советские идеи, представляющие непреодолимые трудности восприятию г. Пуанкаре, просвещен­ ного ума наиболее культурной страны. То же мы видим и в нашей научной области. Чуваш Ф. Тимофеев, учитель чувашского языка в Ульяновске (Сим­ бирске), без труда схватил основные положения яфетической теории и сам напи­ сал по-чувашски статью по этому вопросу.1 Конечно, эта статья набыщена про­ махами, неточностями, серьезными ошибками, но научный интерес к определенным занятиям пробужден, и труд сделает остальное. Однако я вовсе не хочу быть 1 Зишіаі («Сунтал» сойсан литтература, полиітёк, тата наукка шурнале, 3(7)-мёш Л» йанвар уйахе 1925. Ш уааш кар, стр. 19— 21).

несправедливым по отношению кумам, воспитанным высшей наукой: проф. Прес­ няков, наиример, в одном польском журнале посвятил несколько страниц оценке, быть может преувеличенной, яфетической теории и ее значению для историков и археологов.1 А проф. Пресняков — выдающийся историк нового направления.

Что же касается до мастеров господствующей школы лингвистов, то, конечно, им трудно понять утверждения, которые противоречат их привычным идеям. Но оставим сейчас личности: дело идет о науке. Что выигрывает эта наука, когда на серьезный вопрос, вынесенный на обсуждение благодаря специальному изу­ чению новых Фактов, обычно отвечают таким уклончивым замечанием, как сле­ дующее, которое г. Вандриес делает не первый, но, правда, в мягких выраже­ ниях терпимости: «полного изложения метода и принципов яфетической теории еще нет, и пока его не будет, если возможно, на западноевропейском языке, будет трудно оценить ее значение». Г. Вандриес неправ, когда пишет, что я ж а­ луюсь, что меня не знают в западной Европе. Мы не жалуемся, мы констати­ руем положение вещей. Мы не собираемся принимать какие-либо более Эффек­ тивные меры к тому, чтобы убедить в правильности наших положений тех, кому они не нужны. Но если искренно желающим понять наши идеи в самом деле трудно оценить значение нового учения, разъясненного во многих специальных работах, наі не остается ничего иного им посоветовать, как прослушать наши общие курсы в Ленинградском университете. Г. Вандриес вдвойне ошибается, утверждая, что «эта теория [яфетическая теория] родилась на Кавказе, языки которого Н. Марр знает лучше, чем кто-либо в мире». Во-первых, я вовсе не претендую на знание кавказских языков лучше, чем кто-либо в мире, больше того — я каждый день нахожу новые Факты, убеждающие меня, что я не знал и, вероятно, не знаю основательно даже грузинского языка, и я должен сердечно распрощаться с моим вчерашним знанием, настолько оно оказывается устарев­ шим благодаря развитию различных частей яфетической теории; во-вторых, эта теория родилась в Петербурге, выросла в Петрограде и получила свое совре­ менное и более точное построение в Ленинграде, а не на Кавказе. Наоборот, в ТиФлисе, больше чем где-либо, она встречает сопротивление в самых просве­ щенных кругах, даже среди моих учеников, которые, обуреваемые националисти­ ческим романтизмом, отрекаются теперь в родной обстановке от тех немногих научных идей, которые они исповедывали в Петербурге-Петрограде. Я их пре­ красно понимаю, потому что эта теория грозит основным идеям средневекового национализма господствующих классов, она разрушает его романтику, так же, как она разрушает романтическую основу индоевропеистики. В ТиФлисе мы видим добросовестного ученого, Меликсет-Бекова, который наслаждается нашими эти­ мологиями, но считает их «сомнительными» или «проблематичными».2 Я могу только позавидовать моему коллеге, разделяющему твердую уверенность, свойА. РгезпіакоіТ, 2 па(пспзяе^ 1шІог(о.^га(]і гозуізкіе,). Ь\о\, 1924.

2 З аізіогю т о а т Ь е, іі§ ш II. И сторические и звестия, к н. II, Т и ф л и с, 1924, стр. 2 6 4 : «вд ада —э и з, за іп іегезо а, З и т и а заеі о, аЪзпа зопир ш ш з « а - г а г -і(--* а-газ-і) е. і. 'у д е и », стр. 2 6 5 : «а га

-зЫ еЬ за п ііеге зо а, З и т З а р г о Ы е т а Іш п, егДі сгаптагіеЬа, г о т е ] за 3 ігііеа а іоп. З о т еср [зотеф & а?

і " Ііз?] е п з зачеНоДеЪіз «Ъ ау» — Ъ а у к » — із т еза ч еЪ, г о т е І іЗ « Ъ а зк » -із ^айазаяеЪ аа».

ственную ученым всех столиц мира, следовательно, и столицы Грузии, что наука имеет дело лишь с окончательными и абсолютными истинами и что эта наука находится имекно в их владении. Отбросив эту наивность моего молодого коллеги, я считаю совершенно естественным, что последпяя серия моих палеонтологических этимологий им признается проблематичной и даже сомнительной: в Тифлисе, так же, как и в Париже, не знают каких бы то ни было основных начал, которые недавн» усвоены яфетической теорией. Но если трудно следить за нами издали, не легче и нам самим переварить сразу все новые положения яфетической теории, которые следуют одно за другим, создаваемые наблюдениями новых Фактов.

}Мысль о первоначальном различии яфетической и индоевропейской рас, доктрина, ' которая нас вдохновляла во время нашей научной командировки к заиадным ЯФе­ тидам, баскам,1 должна была неизбежно уступить место Факту, что индоевропей­ ск и е языки вышли из яфетических, что первые являются трансформацией послед­ них. А тут вся так наз. алтайская раса, даже урало-алтайская, попала в руки.

Чуваши расширили круг яфетических народов, мы приблизились к турецкой группе;

турецкие языки представляют собою агглутинативную ветвь, отделившуюся от Яфетического ствола во времена его чисто агглутинативного состояния. Мы имеем два этапа развития человеческой речи: один доисторический, длившийся беско­ нечно долго, и другой — исторический, длительность которого измеряется не­ сколькими тысячелетиями. Турецкие л угро-Финские языки, затем семитические и, наконец, индоевропейские, представляют собою лишь группы исторических эпох.

Только ЯФетиды, эіи редкие пережитки первоначального населения Афревразии, в своих «пережиточных» языках, переполненных окаменелостями, дают нам воз­ можность видеть доисторическое состояние человеческой речи. Эти окаменелости раскрыты нами, но лишь поверхностно и частично. Но в Берлине, в Лейпциге, и на моей родине слышно одно и то же предупреждение: нас предупреждают,2 что еще’ не наступило время собирать жатву с поля, так обильно засеянного грузинским языком. Назад, ЯФетидологи! Довольно ЯФетидологических исследо­ ваний, довольно палеонтологии! Увы, слишком поздно. Ящик Пандоры рас­ крылся, мысли яфетической теории высказаны, нет средства от них уберечься, даже если бы вместо новых исследований я принудил себя к молчанию, которое мне рекомендуют, или к писанию поучительных учебников для непокорных школьни­ ков или к писанию-ста гей, приноровленных к общему уровню уже окончательно сложившегося мышления тех, которые утоляют свою научную жажду питьем, почерпнутым в энциклопедиях.

1 См. «И з поездки к европейским яхетидам». ЯС, т. III.

2 Это, впрочем, голос очного из тех грузин, который воодушевляет убеждение, что грузины по праву рождения единственные в мире подучили привилегию реш ать этот вопрос.

–  –  –

Основные достижения яфетической теории 0 необходимости выступить на съезде в Дагестане с докладом об основных достижениях яфетической теории я узнал лишь по приезде туда, за два дня до выступления.

Некоторым, повидимому, интересно было узнать о работах, по которым можно получить представление о современном состоянии яфетической теории. Теория переживает момент не только Формации, но сильного творческого развития, с новыми привлекаемыми материалами, закрепляя Фактически новые широкие горизонты, не неожиданные для самой теории, но раньше лишь отвлеченно чуяв­ шиеся. При этом, понятно, иногда коренным образом меняется не только прин­ ципиальная трактовка тех или других вопросов, но и мотивировка, и ее техника в отдельных частях. Так, например, было время, совсем не так давно, когда ка­ залось, что яФетиды пошли с Кавказа; это — тогда, когда только несколько яфетических племен, именно, баски и этруски на европейском Западе, вершики на Востоке у Памира являлись представителями яфетической семьи вне Кавказа.

Но затем, когда выяснилось, что яфетическим было все сплошь доисторическое население Европы и Средиземноморья, северного африканского побережья и Пе­ редней Азии, т.-е., когда выяснилось, что вся культурно-известная Афревразия была заселена ЯФетидами, суждение о целом ряде вопросов, естественно, при­ ходится вести в совершенно особых выражениях. Точно также до последнего времени и я предполагал, как учился, что вначале был один язык, и благодаря такому взгляду получалась трактовка вопросов, от которой, естественно, при­ шлось отказаться.

С этой оговоркой могу рекомендовать небольшую статью в 11 страниц « Я ф тиды» в издаваемой в Ленинграде серии «Восток» (книга I, 1922, стр. 8 2 — 9 2).2 Не могу не предложить вниманию читателей, несмотря на обилие в ней опечаток, весной этого года появившуюся в «Новом Востоке» (книга У, стр. ЗОБ— 339, Москва) статью мою «Об яфетической теории». Я рекомендую ее потому, что издатели выпускают ее отдельной книжкой и обещали напечатать в ней список новейших работ по яфетическому языкознанию. Из новых работ я обращу внимание по связи с востоком Европы на статью мою «Книжная ле­ генда об основании Киева на Руси и Куара в Армении» (в III томе «Известий»

Академии Истории Материальной Культуры) и на только что вышедшую работу «Из абхазо-русских этнических связей»: «Лошадь» и «Тризна» (к вопросу о пле­ менном составе доисторического населения Средиземноморья)», издание нарко­ мата просвещения Абхазии. Можно рекомендовать имеющую появиться «в бли­ жайшие дни»3в серии Академии Наук «Тексты и разыскания по кавказской 1 [Доклад, прочитанный в 1924 г. на учредительном съезде горской краеведческой ассоциации в г. М ахач-Кала. Н апечатан отдельной брошюрой под тем же названием. Изд-во «Буревестник», Ростов-Дон, 1925 г.].

2 [Ом. здесь стр. 125— 136.] 3 [Появилась в 1925 г.] «Р\ сск ое слово «сал о» в древнеарм янском описании хазарского работу филологии»

пира У ІІ в ек а» (в Албании), а по связи больш е с зап адом Европы и басками — о т ч ет мой «Из поездки к европейским яФ етидам», первая ст а ть я III книги «Яфе­ т и ч еск о го сбор ни ка», выпущенная уже отдельны м изданием.

Хотя тема настоящего доклада редактирована мною, но имею сам почти столько возражений, сколько слов в ее составе.

«Основные достижения»?.. — «Достижением» считается то, что достигнуто' реально и Фактически, т.-е. когда теоретическое завоевание получает или прак­ тическое применение, или признание ученого мира за пределами сферы самого учителя и ближайших его учеников. Насчет признания учеными теория нахо­ дится в положении Советского Союза среди европейских и неевропейских госу­ д а р с т в. Практическое применение может быть прежде всего на Кавказе. Не могу вполне отрицать наличие такого применения, ноне могу согласиться, чтобы замечающееся на Кавказе применение, пока главным образом в Грузии, соот­ ветствовало тому, что можно было бы сделать самим кавказским народам с по­ мощью яфетического языкознания вообще для мировой науки, и что могли бы они извлечь из него полезного, хотя бы для изучения собственной родной речи.

Какое же это достижение?

«Основные достижения»... Меня смущает вопрос, что в Яфетической те рии основное достижение и что — не основное. Мне представляется, что все части — основное, не исключая последнего винтика, часто мне представляющегося важ­ нейшим элементом. Не мне, а со стороны подошедшему наблюдателю было бы несравненно легче определить «основное» и «не основное» в так называемых «достижениях» Яфетической теории. Для меня, находящегося в процессе не пре­ рывающейся мучительной исследовательской работы, чрезвычайно трудно осво­ бодиться от субъективного настроения и самое последнее по времени достижение не признаіь важнейшим.

Принадлежность чувашского языка в Казанской, Сим­ бирской и Самарской губерниях на Волге к пережиткам яфетической семьи язы­ ков и открываемые этим Фактом перспективы по связи с Яфетическими языками турецкой и угро-финской групп языков, открытие, впервые заявленное публично на краеведческом съезде в Махач-Кала (Порт-Петровске) в Дагестане, толькочто сделанное, естественно, мне сейчас представляется важнейшим сравнительно почти со всеми прежними достижениями, и, вообще, я не сомневаюсь, что в моем перечне основных достижений будет опущено не одно «основное» достижение и, наоборот, будут трактованы «не основные».

Наконец, «яфетическая теория», т. е. этот вавнзываемый мне термин — «тео­ рия»... Никакой теориею я не занимался вне неразрывной связи с материа­ лами; в основе яфетического учения об языке лежит не «теория», а массовый языковый материал вне всяких общепринятых теоретических построений. Имею смелость утверждать, что я излагаю лишь то, что диктуют и диктовали эти разно­ образные массовые языковые материалы. Говорят, что это и есть теория, по­ строенная на определенном материале. Извините, если это теория, то она не по­ строена на определенном материале, а выросла из далеко не определенных раньше материалов, которые благодаря этому собственному изучению и само­ определились. Если я тут при чем-либо, то лишь со своим непрерывным наблю­ дением Фактов, а вовсе не с какой-либо теориею. Иначе ведь я должен принять и то, что і оворят мне ученики' (да и не ученики), знакомившиеся с яфетическим языкознанием, именно, что я утверждаю марксистские положения.

Не спорю, если это так; но яфетическое языкознание так же не марксизм, как и не теоретическое построение, а если в нем имеются положения, подтвер­ ждающие марксистское учение, то, на мой взгляд, тем лучше для него и тем хуже для его противников, так как в реальности положений яфетического языко­ знания языковые Факты не позволяют сомневаться. Все больше и б льше вокруг Яфетического языкознания расширяется круг освещаемых им генетически, т. е.

в отношении происхождения, языков, и учение об языках своим значением вы­ ступает за круг часто языковых интересов. От глоттогонии, т. е. происхождения языков, оно переходит к этногонии, т. е. происхождению племен, а также к про­ исхождению племенной общественности и таких общественных ценностей, как религиозные представления, м и ф ы, эпос, литературные сюжеты, искусство, зве­ риный стиль и вообще ставшая декоративной Фигурная или растительная скуль­ птура, разъясняемых палеонтологией речи, т. е. вскрывшимися, благодаря язы­ ковым раскопкам, в языке образами и представлениями доисторического человека.

У нового учения об языке вклады в науку двух порядков. Одни касаются род­ ства и взаимоотношений коренных языков Кавказа, яфетических языков, ока­ завшихся и вне Кавказа, — сторона учения, имеющая то или иное местное значение для районов, где обретаются эти яфетические языки: на Кавказе и в Месопотамии, на Пиренейском полуострове и на Памире. Другие вклады касаютсн палеонтологии человеческой речи, т. е. общего мирового вопроса о воз­ никновении звуковой речи человечества, вопроса о происхождении языков во­ обще и возникновении различных его видов, в связи с этим — о классификации не только яфетических, но и вообще языков всего мира.

Одновременно технически повое учение внесло длинный ряд не бывших в линг­ вистике терминов, в числе их прежде всего термин «яфетический», название, взятое из Библии и условное, выбранное потому, что учение об яфетических язы ­ ках началось с установления родства яфетических языков с семитическими, т. е.

арабским (их два вида письменных, мусульманский и христианский), еврейским, э ф и о п с к и м или абиссинским, многочисленными арамейскими, в числе их сирийским (христианским) и ассирийским клинописным в Месопотамии.

Так как еще тогда в науке, в общем, было принято родство семитической семьи с хамитпческой, нуда входят, ирежде всего, египетский язык, разные стадии развития мертвого египетского языка, от иероглифов до демотического, народного, коптский — также мертвый, он же христианский письменный, и ряд современных живых африканских языков, — то, чтобы не нарушать общей системы научной терми­ нологии, для вновь определившегося в своем родстве к родственным с хамитическнми семитическим языкам, пришлось из имен трех сыновей Ноя — Сима, Хама и Яфета — взять имя последнего, третьего брата (Яфета), и назвать вновь определившиеся языки яфетическими. Ничего реального это название само по себе не вносит, как не вносят его названия «семитический» и «хамитический».

Все они, в числе их и «яфетический», есть условное название, и, в частности, под «яфетическим» понимается не то положение, которое вытекало бы из библей­ ского родословия носителя этого названия, а то положение, которое выясняется из определения природы и особенностей тех языков, которые так нами на­ званы и которые раньше не носили никакого общего названия, так как они никак не были определены, — им не находили в семье человеческих языков ни­ какого места.

До возникновения яфетической теории положение учения об языке, так назы­ ваемой лингвистики, было таково: все языки мира разделялись на различные группы и, по разнесении в обособленные семьи языков: американских, палеазиатских, бесписьменных языков восточной части Азии, тихоокеанских и афри­ канских, все остальные, т. е. языки древнего и нового исторически культурного мира Европы, Азии и Африки, были разделены на следующие семьи: индо­ европейскую, семитическую, хамитическз ю, турецкую, или тюркскую, с угроФинской, монгольскую и, как бы с ф и н к с о м стоящий отдельно, — китайский язык.

Но, однако, еще большим с ф и н к с о м, вызывающим и раздражающим ученых, стоял вопрос о группе языков, брошенных в самую гущу исторически известных народов Передней Азии и восточной Европы, частью и в центр мировой куль­ туры, в западной Европе, и совершенно научно не понятых и оставшихся без отнесения куда бы то ни было. Это коренные языки Кавказа, мертвый этрус­ ский язык на Апеннинском полуострове, т. е. на одной территории с римлянами и их латинским языком, и живой баскский язык на Пиренеях в сторону Атлан­ тического океана, между районами Французской и испанской речи. Не то, чтобы о них ничего не писали: горы литературы исписаны, но ничего не выходило.

Почти одинаково о всех них в лингвистической науке сложилось прочное мнение, что их происхождение неизвестно; неизвестно, когда и откуда они явились, и лучше ими не заниматься, так как это научно задача безнадежная и лишь дискредитирует каждого ученого такж е, как занятие решением квадратуры круга.

Правда, по отношению кавказских яфетических языков в свое время очень попу­ лярный и авторитетный санскритист, Макс Мюллер, доказывал, что наши языки относятся к устанавливавшейся им обширной семье, которая слагалась у него нз турецких или тюркских, венгерского и ф и н с к и х языков. Макс Мюллер выделял такую семью языков главным образом по внешнему Формальному признаку, т. е.

по тому, что в этих языках, мол, нет органического образования Форм, Флектив­ ной морфологии, а есть механическое накладывание признака Формы на основу, часто признаков различных Форм одного за другим на ту же основу, т. е. у них, мол, у всех агглутинативное образование Форм. Это мнение держалось два-три десятка лег, иногда иережиточно появляется й теперь. Но, в общем, лингвистика продолжала исповедывать положение об изолированности всех названных язы­ ков, неродсгве их пи с какими языками, и пережиточно, даже теперь, после более чем четвертьвекового университетского преподавания яфетического языко­ знания в Ленинградском (Петербургском) университете, тут же в Ленинграде в качестве руководства или пособия по лингвистике рекомендуется труд москов­ ского профессора Н. Д. Ушакова «Краткое введение в науку о языке», в кото­ ром, даже в 6-м изд. Госиздата 1923 г., на стр. 110 читаем: «На Кавказе раз­ личные племена говорят на языках, частью родственных, повидимому, друг с другом, как южнокавказские языки: грузинский, мингрельский, сванетский, частью не родственных ни между собою, ни с другими, как северо-кавказские языки: черкесский, чеченский, лезгинский и др. Все эти языки называются в науке «кавказскими»...

И больше ни слова!

Как же могло это произойти? Да очень натурально. Общей науки об языке не существовало, не существует и до сих пор. Из всех языков мира действи­ тельно лингвистически изучались и брались в основу всех общих теоретических положений почти исключительно индоевропейские языки. Преподавание лингви­ стики, особенно чтение общих курсов по языкознанию, было в руках именно лингвистов-индоевропеистов. З а общие положения по языку, за общую науку об языке сходило то, чему учили лингвисты-индоевропеисты, научно воспитанные на индоевропейских языках и мыслящие по-ипдоевропейски и, в общем, кроме индоевропейских, не владеющие в достаточной мере или вовсе никакими язы­ ками, никогда не учившиеся яфетическим языкам и абсолютно не имеющие ника­ кого научно-состоятельного представления о них.

Теоретическое представление о языках вообще сводилось к тому, что семьи языков разделяются, мол, типологически по словообразованию, на синтетические или неоформленные, как китайский, на агглутинативные, т. е. с нанизыванием одного окончания за другим, как турецкая, равно угрофинская семья языков,, и на Флективные (с органическим образованием Форм). К последним относили индоевропейскую и семитическую семьи языков, причем семитические языки отли­ чали тем, что у них не только окончания, суффиксы, но и представки играют основную роль в образовании Форм, а корни все трехсогласные (трехбуквенные);

конечно, всякая связь между конкретными представителями определявшихся ими семей не только исключалась, но продолжает исключаться господствующей пока школой и теперь из круга ведения серьезной науки.

Между тем развитие науки о культуре человечества вообще, в частности об его различных языках, ставило этот и сродные вопросы неукоснительно, и все с большей и большей настойчивостью требовало от лингвистов ответа. Когда Официальные носители звания настоящих лингвистов, собственно исследователи исторического развития одних индоевропейских языков, беспомощно молчали, за решение неотложных научных проблем брались сами открыватели новых культурных миров и исследователи новых материалов. Часто занимались этим и случайные, менее ответственные и вовсе безответственные работ­ ники-любители, и получались совершенно независимые от спецов-лингвистов, иногда колоссальные, достижения по истории человеческой культуры, абсо­ лютно не трогавшие и до сих пор не тронувшие ни в какой мере мировоз­ зрения господствующей лингвистической школы, в массе замкнувшейся в свой индоевропейский языковый мир и ушедшей с головой в свои давнишние дости­ жения, не замечая ни их устарелости по существу, ни их несоответствия вскрыв­ шимся Фактам.

Прежде всего, ориенталисты вскрыли в памятниках, обнаруженных раскоп­ ками в Месопотамии и Малой Азии, целый ряд языков, в числе их древнейшие:

шумерский, эламский, хеттский, халдсьий и др., определение которых никак не удавалось, не удается и до сих пор существовавшими приемами лпнгвистики.

Затем классики, вообще исследователи архаичного средиземноморского куль­ турного мира, вскрыли в обнаруженных раскопками материалах неизвестные равным образом дотоле языки, места которым опять-таки, по господствующей лингвистике, не находилось. В то же время исследователи греческого языка стали признавать, что в нем имеются догреческпе, доэллинские элементы малоазийского и средиземноморского происхождения, идущие из речи тех творцов именно этих древнейших культурных ценностей эгейского мира, которые, как вообще в Средиземноморье, были ли они пеласги и этруски или иные, пред­ шествовали и римлянам и грекам.

Работа о доэллинских языках Средиземноморья, как и занятия хеттскими языками Малой Азии, выдвинула вопрос о скрещении языков, о скрещенных типах языков, совершенно независимо от яфетической теории, но господствую­ щая лингвистика и здесь беспомощно молчала и молчит.

У действительных знатоков древнего мира мы находим иногда любопытные соображения насчет беспомощности европейских ученых в их исканиях спе­ циально по доэллинскому языку. Так, например, у Виіамовица1 читаем: «Лишь знание языка с иным мышлением приводит к надлежащему пониманию собствен­ ного языка. Мышление современных европейских языков так сходно, что они этого понимания дать не в состоянии»... Поддерживая положение, что «Фри­ гийский язык продолжает еще жить и по сие времн в армянском», он с сожале­ нием отмечает, что это осталось в дальнейшем вне внимания ученых кругов, как и не индоевропейские языки внутренней Азии. «Иваче мы знали бы, — продолжает он, — язык того населения, которое обитало в Элладе до эллинов, обладало древней высокой культурой и потому, вероятно, оказало воздействие на язык переселенцев, точно так же, как латинский язык воздействовал на гер­ манцев. О слое семитических заимствований в греческом могут говорит еще только сумасброды (8с1шіп11ег)»2 и т. д.

Различные недо}менные вопросы, в числе их вопрос о скрещении или, во всяком случае, о странных иррациональных, с точки зрения самих лингвистовиндоевропеистов, элементах вызывали вообще и другие индоевропейские языки:

так, например, 30°/0 слов в германских языках неизвестного происхождения® и т. гі., а некоторые языки, например, армянский и на Балканах албанский ставили и ставят втуиик целым рядом основных своих особенностей и лингвистов-индоевропеистов. Последние все-таки по инерции твердят, что это чистые или цельные индоевропейские языки и мешают правильной постановке их изуче­ ния, игнорируя их связи, даже языков Армении, с Яфетическими и возводя их, 1 іІатошІг-МоГІепйоііГ, Ріаіоп, 2-е издан, Берлин, 1920, стр 290.

2 Там ж е, стр 294, п. I ° [См К вопросу об ЯФетидизмах в германских я зы к ах. ЯС, т. I, стр. 4 3 — 56 ] особенно албанский, к индоевропейским часто прямо-таки ценою невероятных насилий над здравым смыслом.

Наконец, этнологи-лингвисты всего мира оказались с неотложными пробле­ мами того же порядка на руках, частью в занятиях аборигенами Америки, частью в занятиях такими, точно с неба свалившимися обитателями самой Европы, как уже названные нами баски.

И вот рядом с индоевронеистами-лині вистами, в отношении своих же индо­ европейских языков попавшими в туник, не знаюшими ничего определенного о происхождении их, а от вопросов за пределами так называемой европейской семьи отмахивающимися совершенно, точно их это не должно касаться, появляется с давних пор, еще с 70-х годов прошлого столетия, длинный ряд работников, в большинстве дилетантов или любителей, но иногда серьезных исследователей, известных ученых (назову Ленормана, Сейса и др., даже лингвистов-индоевропеистов Шухардта, Кречмера, Кюни и др.), которые спешили высказать, продолжают высказывать то или другое мнение по всем этим недоуменным вопросам. Все они, в общем, совершенно неизбежные научные проблемы о неопределившихся мертвых древнеписьменных языках, клинообразных в Месо­ потамии и в Малой Азии, равно писанных буквами лидийском и смежных малоазийских, равно этрусском, а также живом баскском — старались разрешить с помощью отчасти турецкой семьи языков, а главным образом коренных язы­ ков Кавказа, но ничего прочного и ясно определенного из этого не получалось, разве, впрочем, то, что оставалась презумпция или некоторое предрасположе­ ние в пользу какого-то действительного значения яфетических языков Кавказа.

Как же возникло учение об яфетических языках, приводящее к разрешению перечисленных и многих еше других недоуменных вопросов не только по языко­ вой части, но и по памятникам материальной культуры, м и ф э м, литературным сюжетам и т. д., и т. д.? Благодаря чему?

Благодаря, прежде всего, тому, что в Петербургском университете с его Факультетом восточных языков было объединение массы разнообразных языко­ вых занятий.

Явившись туда с краеведческим интересом, я был захвачен колесом мировой науки и сделался не творцом, как говорят, а орудием производства для наличных в названном научно-учебном учреждении исследовательских сил.

Началось с того, что на 2-м курсе (это было в 1888 году) я заметил род­ ство грузинского с арабским1 и занялся подготовкой себя к составлению сравни­ тельной грамматики яфетических • языков с семитическими. Составлением этой грамматики я продолжал заниматься, сначала спокойно, опираясь на правильную литературную речь грузин и армян.

Работая перед окончанием курса над медальной темой по грузинской литера­ туре, я был материалами поставлен лицом к лицу с изумительным для себя Фактом. Литературные сюжеты персидского народа, мусульманского, оказались воспринятыми как родные, национальные, неродственным с ним вародом, при­ і [См. здесь стр. 1 4 —15.] том христианским, именно грузинским, собственно, его Феодальным сословием, ныне же носителями его пережиточной идеологии — мешаной Феодально-бур­ жуазной интеллигенцией).1 В массовых же народных слоях те же сюжеты оказались запросто сплетенными, — казалось бы, чудовищное скрещение!—• с христианскими легендами и исконным родным грузинским, вернее, кавказским, именно, яфетическим,— эпосом, сплетенными в одном цельном творчестве, без внимания и к расовой, и к религиозной, и к классовой разнородности происхо­ ждения скрещивавшихся сказаний. В университете эта медальная моя работа была опорочена, как ненаучная, профессором, на суд которого она была пред­ ставлена, а на родине, в Грузии, старая общественность меня занесла в про­ скрипционный список отрицателей грузинской культуры и даже врагов грузинской национальности с таким успехом, что лучшие мои ученики, вначале сами боровшиеся с этой клеветой, в конце концов — уже в эти последние годы— сделались добровольными поборниками той же мысли, захваченные мощным в окружающей их среде националистическим течением.

Но вот, едва успел я закончить студенческую страду, как случай заставил меня заняться для диссертации, уже магистерской, средневековым армянским яіыком, и тут в вынесенные из высшей школы традиционные научные пред­ ставления, точно Факелы, врезались, с одной стороны, средневековый армянский язык, а с другой стороны — раскопки в развалинах Ани, древнеармянской крепости, впоследствии средневековом армянском торговом городе с международ­ ным значением Средневековый армянский язык был язык средневекового памятника, сборника притч или басен и занимательных разсказов не то для назидания, не то для забавы уже не Феодалов и родовой знати, а простого народа, собственно, городского международно настроенного населения. Он был так популярен, что с армянского языка оказался переведенным и на грузинский и на арабский (христианский арабский, почему арабский текст был писан не арабскими буквами, а сирийским письмом., так называемым «каршуни»).2 В то же время два лета раскопок в Ани (1892 и 1893) с сопровождавшими их разъездами в пределах древней Армении, в непосредственном общении со смешанным населением из армян, турок и курдов, успели еще более поколебать, если не перевернуть, все мое мировоззрение в отношении цельности или изоли­ рованности каких-либо национальных культур. Материальная культура, т. е. веще­ ственные памятники, как быгов.іе, вплоть до обломков обиходной утвари, так и монументальные, именно, архитектурные, воочию выявили несостоятельность того, что мы знали из книжных источников, свидетельств историков и вообще писателей, а общение с народом, его живой речью, убедило меня, что нет ничего в мире неправильного в своем массовом творчестве. Неправильными, естественно, нам кажутся явления только потому, что наши общие научные взгляды непра­ вильны; так, в частности, «неправильности» и «искажения» средневекового 1 [См.

Н. Я. Марр, Грузинская поэта «Витязь в барсовой ш куре» и пр. (ИАН, 1917, 4 1 5 —443; 475 —506, р аззіт) и его ж е — К вопросу о влиянии персидской литературы на грузинскую (Ж М НП, 1897, № 2).] 2 [См. Н. Я. Марр, Сборники притч В ірдана, I— Ш, СПб., 189 і — 1899.] литературного армянского языка оказались оправданными бесписьменной живой речью. В так называемых неправильностях и искажениях нет ничего, следова­ тельно, неправильного, ничего искаженного. Но работа по сравнительной грамматике грузинского языка с семитическими продолжалась; чтобы проникнуть лучше в дух семитической речи, я отправился в Страсбург к ьориФею немецкого востоковедения по семитическим языкам, арамейским, т. е. сирийскому и другим,, именно, проф. Нельдеке, по книгам и статьям которого я учился не только письменным арамейским языкам: сирийскому, набатийскому, пальмирскому (на последних двух имеются лишь надписи), но и живому сирийскому языку, языку, в частности, урмийских айсоров. В Страсбурге я у него учился мало кому известному арамейскому языку — мандейскому, на котором сохранилась всегонавсего одна книга об Адаме, единственная книга небольшого арамейского племени, обитавшего у низовьев ЕвФрата. Попытка моя поделиться моими дости­ жениями по установлению родства грузинского языка с семитическими встретила в корифее немецкой востоковедной науки холодный отпор, нежелание слушать., У себя, в Петербурге, я был поставлен в условия молчания по яфетической теории даже в первоначальной легко приемлемой Форме, когда все было осно­ вано лишь на сравнительной грамматике. Тогда грі зинский язык, как письмен­ ный яфетический, был краеугольным камнем, отправной точкой в исследова­ тельских работах.

Представился случай для посещения с научной целью Палестины и Синая, и я использовал восьмимесячную командировку в эти места особенно потому, что предполагал, что находящаяся в монастырской библиотеке Синая древней­ шая датированная грузинская рукопись 864 года христианской эры мне дасг древнейший вид грузинского языка. Я был разочарован и ошеломлен: древне­ письменный язык вовсе не оказался в такой мере архаичным, древним, как это предполагалось. В нем, наоборот, нашли подверждение законность и древность многих особенностей живой грузинской речи.1 Занятия обломками архитектурных памятников в раскопках городища Ани, а также наличие во всех обследованных мною там храмах перестроек и транс­ формаций наострили мое внимание на искусственно, человеком общественна производимое строительство в самой речи. Я обратился от классических лите­ ратурных языков армян и грузин к диалектам, вообще живым языкам, и бес­ письменным, сначала близко родственным с грузинским, чанскому и мегрельскому, затем дальнему, сванскому, и еще более от грузинского отдаленному, абхазскому.

Здесь я почувствовал с ужасом, что Филологические занятия одними письменными языками Кавказа, армянским и грузинским, извращали все кавказоведение, мешали правильной его постановке, и я дал резкое выражение этой мысли в работе «Кавказоведение и абхазский язык».3 За абхазским я миновал черкесский, доверившись собирательно-исследова­ тельской работе Л. Г. Лопатинского, и устремился на язык племени, культурноСм. Предварительный отчет о работах на Синае, веденных в сотрудні ч ест не с И А. Дж авах-^ым, и в Иерусалиме, в поездку 1902 г. Сообщения Палест. Общ., т. X IV, ч. 11, стр. 1— 61.] 2 [Ж М Н П, 1916 № 5]. [См. здесь стр. 59— 78.] поглощенного грузинами,— цова-тушин, один из языков чеченской группы.

Там же, на юге Кавказа, занялся колониальным чеченским в одном селе в Кахетии у р. Ллазани,1 за которым потянуло неудержимо к нахчайскому (собственно­ чеченскому) и ингушскому; после нескольких недель работы над ними я вступил в доисторически богатую лингвистическую среду, дагестанскую, на которой меня захватила война, но я не сдавался до зимы 1916— 1917 года, когда в Даге­ стане среди аваров, как в Абхазии в 1915 — 1916 г., зимой вел единолично свою исследовательско-собирательную работу.

2 Но 1916 год был знаменателен в судьбах яФетидодогии в ином направлении, в двух совершенно различных плоскостях. Во-первых, шла у меня работа над изучением клинообразных надписей, тех клинообразных надписей, которые писаны на языках, неизвестных ученому миру н, казалось, несродных ни с какими известными языками. Ученые не понимали строя речи и тогда, когда, благодаря сопровождавшим пх переводам пли толковым словарям, понимали смысл написанного и могли переводить. Неко­ торые из крупных специалистов, как, например, известный Ленорман, равно англичанин Сейс, указывали на возможность отожествить, например, один из них, именно, шумерский язык, с одним из яфетических языков, по пх устарелой тер­ минологии— с одним из кавказских языков, именно, грузинским. Но, увы, они не знали грузинского языка даже элементарно, тем менее могли знать этот язык в его вскрывшемся уже нам сложном сравнительно-историческом аспекте;

более того, никто не понимал строя и природы грузинского языка, его до­ исторического развития, ни даже сравнительной грамматики грузинского с наи­ более близкими к нему языками. Работа над этой стороной грузинской речи в освещении, получавшемся от сопоставления со сродными в различных степенях другими яфетическими языками, постепенно стала расчищать место среди них для размещения неизнеетных дотоле в отношении происхождения древнекуль­ турных клинописных языков. Первый опыт такого помещения одного из клинописных языков был мною дан в работе 1 9 1 4 года — «Определение языка второй категории ахеменидских клинообразных надписей по данным яфетического языкознания».3 И вот, в 1916 году в районе военных действий в Армении, независимо от плана нашей научной экспедиции, профессором И. А. Орбели неожи­ данно были откопаны на Ваяской скале обширные клинообразные надписи на ха деком я тыке, не только давшие толчок углублению наших яФетидологических ратъяспенш и этого также все не определявшегося языка, но и поведавшие нам о действительно поразительном Факте, — о существовании ионского, следо­ вательно, казатось бы, греческого царства, как то выяснялось из походных маршрутов, у Черного моря ещт в Ш веке до христианской эры, значит, до появления еще греческих колоний на Черноморском побережьи. Так истори­ ческий документ на одном, сравнительно позднем, яфетическом языке, именно, на халдском языке ванских клинописных надписей урартской доарийской АрмеСи. О ц,овтушанском в чаречиях андо-дидонской группы. ИАН, 1924, стр. 21— 22.] 2 [Н. Я. Марр, Н еп )ч гг л і источчик истории кавказского мира (Из третьей лингвистической по'здки в Дагестан). ИА.Н, 1917, стр. 307— 503.1 в доисторию такого др ев н его и ндоевропейского н ар ода, как антич­ б и и, нас ввел ны е греки.

Об этом можно осведомиться в нашем общем с И. А. Орбели труде «Архео­ логическая экспедиция 1916 года в Кан» (Петроград, 1922).

С другой стороны, в том же 1916 году площадь распространения ЯФетидов была расширена до Средней Азии. Сообщенный нам И. И. Зарубиным, собирателем-исследователем среднеазиатских иранских диалектов, новый материал по также неопределявшемуся, уже живому, вершнкскому или буришкскому языку на южном склоне Памира нам показал, что в этом теперь изолированном племени имеется пережиток доисторического яфетического населения.

Прерываю изложение того, как шел я к своей цели, до которой, если сам я и дошел, то дело практически не дошло. Основные достижения яфетической теории, с той оговоркой, которую я сделал уже, я приведу особо по части род­ ства п.классификации яфетических языков Кавказа и особо по палеонтологии речи.

По вопросу о родстве первое достижение это то, что отпадает совершенно утверждение, будто яфетические языки изолированы, будто они не родственны ни с какой семьей языков. Достаточно пока указать, что яфетические языки родственны с семитическими. Родство касается как типологии, т. е. строя и природы речи, так материальной части, слов и значений. Существует уже двадцать пять лет тому назад составленный курс сравнительной грамматики яфетических языков с семитическими, все время переизлагающпйся и перераба­ тывающийся сообразно с новыми наблюдениями.

В 1908 году появился мой труд «Основные таблицы к грамматике древнегрузинского языка», в предисловий к которому приведены суммарно доводы в пользу родства грузинского с семитическими, с примерами преимущественно из грузинского языка.1 Техническая сторона трактовки с тех пор, конечно, устарела, но существо сохраняет все свое значение. Таблицы главным образом посвящены глаголам, 13 из 20 таблиц, в числе их 10 громадных листов. Тогда был опубликован, значит, главный секрет; тогда были материально разъяснены основные особенности спряжения всех яфетических языков, в числе их выявлено существование рядом с активным пассивного строя, при котором подлежащее становится не в именительном, а в косвенном падеже.

Не только яфетические языки не изолированы, но выяснилось, что яфети­ ческие языки существуют не на одном Кавказе. Яфетическим оказался баскский язык, язык маленького народа, что в Европе между французами и испанцами.2 Та­ ким образом исчез іа изолированность баскского языка, тем более, что на Западе рядом с баскским, как известно из истории также местных нащисей, существозал язык иберов, живших и в Испании и во Франции.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 24 |

Похожие работы:

«1 О компании Годовой отчет Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» (ОАО «МРСК Юга») по результатам работы за 2014 год Генеральный директор ОАО «МРСК Юга» Б.Б. Эбзеев г. Ростов-на-Дону Содержание Ограничение ответственности Обращение к акционерам Председателя Совета директоров ОАО «МРСК Юга» и Генерального директора — Председателя Правления ОАО «МРСК Юга» Основные результаты 7 159 4. Акционерный капитал и рынок ценных бумаг 4.1. Акционерный...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. В. ЛОМОНОСОВА Факультет журналистики Кафедра истории зарубежной литературы и журналистики Телесность в романах-антиутопиях XX века (на материале произведений О.Хаксли, Дж.Оруэлла и Р.Брэдбери) Работу выполнила студентка III курса (гр.310) Трищенко Н.Д. Научный руководитель – кандидат филологических наук Михайлова Л.Г. Москва, 2015 г. Содержание I. Введение II. О романах III. Роль тела в романах-антиутопиях IV. Заключение V. Библиографический список...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 14 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Тверская 13, 13.10.2015 Фламенко на новой родине В Московском доме национальностей открылась уникальная выставка, которая с помощью документов и фотографий воссоздает историю испанских детей, спасшихся от фашистов в 1937 году, для которых Россия стала второй родиной. Государственная политика и инициативы органов власти Ведомости, 14.10.2015 Управление...»

«ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ БЕЛОРУССКОЙ МЕТРОЛОГИИ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Девяносто лет назад было основано первое в Беларуси метрологическое учреждение – Палата мер и весов с численностью 7 человек. Дата основания Белорусской палаты мер и весов – 29 февраля 1924 года – считается датой создания метрологической службы республики. Ныне – это разветвленная и технически оснащенная сеть, включающая в себя Национальный метрологический институт, 15 областных и региональных центров стандартизации и...»

«ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫМ ОБЪЕДИНЕНИЯМ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ: Исторические особенности российского патриотизма Флуктуации патриотического сознания и поведения в постсоветское время Теоретико-методологические проблемы изучения патриотического сознания Специфика становления патриотического сознания 1 РЕЗУЛЬТАТЫ: Методика проведения исследования 2 Специфика и состояние патриотического сознания 2 Патриотизм и национализм Социальное самочувствие Функции патриотизма 3 Ценностные...»

«Секция 11 «Высшее гуманитарное образование в динамике местного сообщества» Содержание ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЛИЧНОСТНОМ САМОРАЗВИТИИ И СОЦИАЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ Архипов А. А., Валетов М. Р., Мазитов М. А. «ПИРАТЫ» XXI века (исторический экскурс) Вагина Л.С. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ Вдовина А.А. ФАКТОР ПРЕДРАССУДКА В ФОРМИРОВАНИИ ИДЕЙНЫХ УСТАНОВОК ЛИЧНОСТИ Габдуллин И. Р. СООТНОШЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО И...»

«. РОМЕН ГАРИ Повинная голова im WERDEN VERLAG DALLAS AUGSBURG 2003 Ромен Гари Romain Gary Повинная голова La tete coupable Перевод с французского The book may not be copied in whole or in part. Commercial use of the book is strictly prohibited.. The book should be removed from server immediately upon c request. c Editions Gallimard, 1968, 1980 c «Иностранка», 2002 c Б.С.Г.-ПРЕСС, 2002 c И. Кузнецова, перевод, 2002 c «Im Werden Verlag», 2003 http://www.imwerden.de info@imwerden.de OCR,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» РЕФЕРАТ по истории и философии науки (биологический науки) на тему: «Микроклональное размножение растений как современный метод повышения эффективности семеноводства растений» Выполнил: аспирант Беглов Сергей Михайлович Рецензент: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Научный руководитель: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Саратов...»

«Ширяев Е.А. История коломенской пастилы Эта статья рассказывает о том, как русские люди сохраняли урожай яблок на зиму, и как впоследствии из этого родился кулинарный шедевр. Традиционно в России существовало несколько таких способов, например, приготовление варенья, пастилы, левашей, мочение яблок. Все эти способы описаны еще в «Домострое», книге поучений, обращенной к зажиточному русскому человеку, рассказывающей о многих сторонах бытовой жизни русского общества XVI века. Пастила является...»

«Илья Яковлевич Вагман Мария Щербак 100 знаменитых отечественных художников Серия «100 знаменитых» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5004259 И.Вагман, М.Щербак. 100 знаменитых отечественных художников: Фолио; Харьков; 2005 Аннотация «Люди, о которых идет речь в этой книге, видели мир не так, как другие. И говорили о нем без слов – цветом, образом, колоритом, выражая с помощью этих средств изобразительного искусства свои мысли, чувства, ощущения и переживания. Искусство знаменитых...»

«От батутов до попкорна: 100 псевдомонополистов современной России или как Федеральная антимонопольная служба преследует малый и средний бизнес Рабочая группа: Л.В. Варламов, начальник аналитического отдела Ассоциации участников торговозакупочной деятельности и развития конкуренции «Национальная ассоциация институтов закупок» (НАИЗ) С.В. Габестро, член Президиума Генерального совета «Деловой России», генеральный директор НАИЗ А.С. Ульянов, сопредседатель Национального союза защиты прав...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 декабря 2013 года по 22 января 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание Философия История. Исторические науки....»

«Федеральное агентство по образованию Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники КТО ЕСТЬ КТО В ИСТОРИИ ТУСУРа Под общей редакцией Ю.А. Шурыгина Томск ТУСУР УДК 378.62(571.16)(092) ББК 74.584(2)738.1д К87 Кто есть кто в истории ТУСУРа / сост. В.В. Подлипенский, Г.С. Шарыгин ; под К87 общ. ред. Ю.А. Шурыгина. – Томск : Томск. гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники, 2009. – 216 с. ISBN 978-5-86889-486-2 Иллюстрированный очерк о роли личностей в истории первого и...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КР АСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ АРХЕОЛ ОГИИ П. И. БОРИСКОВСКИЙ ДРЕВНЕЙШЕЕ ПРОШЛОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ ЛЕНИНГР АД «НАУКА » ЛЕНИНГР АДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Книга — вторая, переработанное в соответствии с новейшими научными данными, издание труда, вышедшего в 1957 г., — посвящена становлению человека и начальным этапом развития первобытнообщинного строя. Издание рассчитано на читателей, интересующихся происхождением человека и историей...»

«Лем Станислав Лем Станислав История бит-литературы в пяти томах Станислав Лем История бит-литературы в пяти томах ПРЕДИСЛОВИЕ 1. ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ. Под бит-литературой мы понимаем любые тексты нечеловеческого происхождения, то есть такие, _непосредственным_ автором которых не был человек. (Зато он мог быть им _косвенно_ - предприняв действия, побудившие непосредственного автора к творчеству.) Дисциплина, изучающая всю совокупность таких...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Предмет историии. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Предпосылки создания Древнерусского государства. Теории происхождения государства: норманнская теория. Первые русские князья: внутренняя и...»

«Алексей Стахов Гипотеза Прокла: новый взгляд на “Начала» Евклида и Математика Гармонии, Оглавление Предисловие 1. Математика на этапе своего зарождения 2. «Начала» Евклида 3. Гипотеза Прокла 3.1. Прокл Диадох 3.2. Космология Платона 3.3. Числовые характеристики Платоновых тел 3.4. Анализ гипотезы Прокла в исторической литературе 3.5. «Космическая чаша» Кеплера как воплощение идей Платона и Евклида 4. Теория Золотого Сечения: от Евклида и Фибоначчи до Фибоначчи-Ассоциации и Института Золотого...»

«АКТ государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации: Раздел Обеспечение сохранности объектов культурного наследия в составе проекта Строительство ВЛ 500 кВ Невинномыск Моздок-2 по титулу «ВЛ 500 кВ Н^винномысск Моздок с расширением ПС 500 кВ Невинномысск и ПС 330 кВ Моздок (сооружение ОРУ 500 кВ)» в Прохладненском районе КБР. Го сударственные эксперты по проведению государственной историко-культурной экс:иертизы: Государственное автономное учреждение культуры...»

«В честь 200-летия Лазаревского училища Олимпиада МГИМО МИД России для школьников по профилю «гуманитарные и социальные науки» 2015-2016 учебного года ЗАДАНИЯ ОТБОРОЧНОГО ЭТАПА Дорогие друзья! Для тех, кто пытлив и любознателен, целеустремлён и настойчив в учёбе, кто интересуется историей и политикой, социальными, правовыми и экономическими проблемами современного общества, развитием международных отношений, региональных и глобальных процессов, кто углублённо изучает всемирную и отечественную...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Северный вектор Гродненщины» (территория Островецкого, Ошмянского и Сморгонского районов) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 201...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.