WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 24 |

«Н.Я.М АРР ИЗБРАННЫЕ РАБ ОТЫ ТОМ ПЕРВЫЙ і ИЗДАТЕЛЬСТВО ГАИМК ЛЕНИНГРАД А К А Д Е М И Я НАУК «СОЮЗ А С О В Е Т С К И Х С О Ц И А Л И С Т И Ч Е С К И Х Р Е С П У Б Л И К ГОСУДАРСТВЕННАЯ ...»

-- [ Страница 20 ] --

Конечно, определение страдает в основе неучетом коренных Факторов в сози­ дании яфетической теории. Прежде всего антитеза, в лингвистике лишь отра­ женная, эта антитеза социальных слоев с их противоречиями, сначала велико­ державной нации с угнетаемыми, впоследствии великодержавных классов с про­ летарским. Яфетическая теория, следовательно, представляет увязку национально пролетарской антитезы Феодально-буржуазной великодержавной тезы. И родина этого нового учения не университет и не Академия, а жизненные социальноэкономические условия вне каких-либо стен с их массовостью потребителя и клас­ совостью борьбы.

Вскрытое лингвистически, непримиримое противоречие старого, индоевропейского, и нового, яфетического, языкознаний есть лишь отображение материально-жизненной антитезы современных социально-экономических противо­ речий, сигнализует в настоящем, как языкотворчество в прошлом, классовую борьбу, вскрытую марксизмом, частью которого становится новое учение об языке, и является детищем современности и не может не призывать к неослаб­ ному научному творчеству, созиданию новых научных ценностей и новой бесклас­ совой общечеловеческой культуры, и основному пока ее общественному рычагу, неослабной классовой борьбе, руководимой пролетариатом, в самом нашем произ­ водстве. Ни малодушного отступления, ни соглашательского примирения. Вперед, молодые товарищи, наша смена! Да процветет с неувядаемым блеском вместе со всеми трудящимися Союза и всего мира Ленинградский университет!

Языковая политика яфетической теории и удмуртский язык Товарищи, сердечный привет хозяйственно-культурно возрождающейся нации, естественно нуждающейся и в правильной постановке изучения родного языка, чтобы подлинная удмуртская трудящаяся масса могла приобщиться к просвеще­ нию и знаниям в современном их состоянии, массово совершить культурную революцию и быть в силах сознательно принимать активное участие не медля, с темпами, в новом капитальном хозяйственном строительстве — социалисти­ ческом.

Однако легко призвать специалиста-языковеда и даже готового услужить в деле увязки познавания вашей родной речи с социалистическим хозяйственным строительством, но разве при павшем режиме существовало учение об языке, которое считалось бы с каким-либо национальным языком, кроме русского (и токак великодержавного, помещичье-буржуазного, а не массового), как с основ­ ным предметом своих научных исканий, как с опорою (одной из равноценных с господствующей речью государства опор) для теоретических построений? Такогообщего учения об языке так же не было в бывшей России, как нет его и ныне за пределами нашего Союза в буржуазных странах, где безоговорочно царит старая наука не об языке, не вообще об языках, а о' господствующих ныне или господствовавших в древности великодержавных древнеписьменных мертвых языках, в особой степени — европейских. Это все и у вас всем известно, това­ рищи. На этих общих положениях нам нечего останавливаться, а конкретных звеньев этого в корне разоблаченного положения, звеньев, касающихся вопроса об отношении к национальным языкам, бесписьменным или младописьменными в частности и удмуртскому, мы на своем месте коснемся. Но сейчас нам хочется предупредить возможное недоразумение в связи с темой нашего доклада «Язы­ ковая политика яфетической теории и удмуртский язык».

Товарищи, поскольку среди вас, собравшихся здесь послушать меня, имеются, в том не сомневаюсь, общественники в современном нам смысле, то, во-первых, наша тема могла поразить своей претензиею, тем именно, что в ней говорится об языковой политике какой-то теории, тогда как хорошо известно, что языковая политика это общественный вопрос, неразрывно связанный с национальным во­ просом, а национальный вопрос в СССР — козырный вопрос нашего строя, уже разрешенный не только идеологически так, как нигде в мире: разрешен он как полное самоопределение каждой нации, независимо от ее культурных достиже­ ний при павшем режиме. И если правильная линия нашей советской конституции, по национальному вопросу, а с ним и языковому, подверглась на практике искривлению как со стороны местного национализма, так и со стороны велико­ державного шовинизма, в первую голову русского, но не одного русского языка..

1 [Первая часть (стр. 1— 27) доклада, прочитанного в связи с удмуртской экспедицией Инсти­ тута народов Советского Востока в Глазове на публичной заседании краеведческого круж ка леток 1930 г. Доклад напечатан отдельной книгой в серии «У чены х Записок Научно-ИсследовательскогоИ нститута народов Советского Востока при Ц И К СССР», вып. 1, Ц ентр, издат., Москва, 1931.] И збранные работы, I.

то на только что закончившемся съезде руководящей при диктатуре пролета­ риата партии, XVI Всесоюзном съезде коммунистической партии, т. Сталин безукоризненно Формулировал языковую политику в нашей стране, более того — в мировом масштабе. Простой научный работник, я беру на себя смелость атте­ стовать Формулировку ответственнейшего работника политической партийной организации, конечно, лишь с точки зрения своей научной языковедной спе­ циальности, и утверждаю, что Формулировка т. Сталина с изумительной яркостью и глубиной дает, как политически руководящую мысль, то положение, которое яфетической теорией достигнуто по установке абсолютно не существовавшего раньше общего учения об языке в мировом масштабе, — достигнуто ценой упор­ ных теоретических исканий за многие десятки лет часто, казалось, беспросвет­ ной работы среди блуждающих огней, в борьбе с объективными и субъектив­ ными препятствиями, пока мы подошли к намеченной цели. Для примера приведу часть из речи т. Сталина об отмирании национальных языков и слиянии их в один общий язык с хорошо известным ЯФетидологическим положением нового лингвистического учения об едином языке, имеющем выработаться до единства лишь в будущем в процессе развития материальной культуры во всем мире в результате образования единого мирового хозяйства. Указанная часть из речи т. Сталина гласит: «...в о п р о с об отмирании национальных языков и слиянии их в один общий язык есть не вопрос в н у т р и г о с у д а р с т в е н н ы й, не вопрос победы социализма в одн ой стране, а вопрос международный, вопрос победы социализма в м е ж д у н а р о д н о м м а с ш т а б е. Ленин недаром говорил, что нацио­ нальные различия останутся ещ е надолго даже после победы диктатуры проле­ тариата в международном масштабе».1 Чем ж е совпадение объяснить? Конечно, не заимствованием. Этому препят­ ствовали бы или даты, или конкретные доводы. Единство Формулировок по сущ еству с одной стороны — политика-революционера, с другой — спецпалистаязыковеда находит свое объяснение в том Факте, что т. Сталин пришел к своему общественно-организационному выводу, как ЯФетидолог-лингвист к своему теоретическому положению, конкретно также научно-организационному выводу, выводу, имеющему организовать языковые материалы всего мира, одним и тем ж е марксистским методом.

Однако Формулировка т. Сталина уже включена в деловой редакции в резо­ люцию съезда как директивное положение. Причем же тут языковедная политика какой-то отвлеченной теории? При том, товарищи, что эта какая-то теория, яфетическая, в специальном научном построении об языке является все-таки политическим учением так же независимо от намерения ее первого строителя, как без.его же умысла метод самой яфетической теории оказался в основных решающих линиях марксистским.

Новое учение но яфетической теории получено в результате изучения живых языков вне всяких расовых миражей, вне учета Феодально-буржуазных клас­ совы х и национальных перегородок и злостных предрассудков, вне зависимости 1 И. Сталин и Л. Каганович, Отчет Центрального Комитета XVI Съезду ВКП(б). Госиздат, 1930, стр. 32.

от великодержавия какого бы то ни было языка и вне классово-общественного пристрастия к мертвым классовым языкам. Яфетическая теория нормирует свое учение об языке, взрывая замкнутость исследований в материальных пре­ делах отдельного привилегированного языка или каких бы то ни было групп языков. Перенося научный интерес с Формальных сторон звуковой речи на ее общественную Функцию, общественно созидаемое ее осмысление и соответственно от осмысления зависящее оформление, она успела перевести самую исследова­ тельскую работу с Формального метода на идеологический. Яфетическая теория выходит в опорных пунктах своих построений за пределы языковых явлений, именно в таких пунктах опоры, как материальная база, т. е. производство и производственные отношения. Орудует таким образом аргументами из своей и соседящих специальностей, взаимно проверяя Факты археологические и еще в большей мере живые этнографические,из круга как материальной, так речевой и мировоззренческой культуры, Фольклора, пережиточных и актуальных в быту верований различных стадий, самой техники мышления, т. е. всего того, что можпо наблюсти наиболее совершенным образом лишь непосредственно в живой

-среде. Яфетическая теория строит свой синтез по языку вообще и свои спе­ циальные разъяснения каждого языка, исходя из наблюдений над речевыми явлениями непосредственно в их актуальном использовании, именно в живой среде.

В этой среде живых людей массовой работы, говорящих о живом деле производ­ ства и его текучих интересах, где все — не статично, а динамично, массово динамично, в ней с легкостью древесной коры, особенно лубка, совлекается и получает свое надлежащее место техническая, имеиио звуковая маска, тем более письменное оформление, в каком только и доступны все древнеписьменные мертвые языки, более всего изучавшиеся доселе. Яфетическая теория разобла­ чает неактуальность не только совершенно схоластического буквоедства, но и звукоедства: она приучает и в звуках ценить в первую очередь не Формальное выявление их, а идеологическую значимость, которой подчинена звуковая система, сторона техническая. Она обостряет нашу исследовательскую чуткость к учету на одних правах всех наречий, всех говоров, без оказывания тени великодер­ жавного предпочтения одному из них. Само собою понятно, новое учение об языке в своей исследовательской работе не противопоставляет массовой речи раскрепощенных наций массовому языку великодержавных наций, в первую очередь русскому (также национальному языку), оно лишь сменяет систему его изучения, тем самым подрывая мнимо-научные идеологические основания самодержавности русской речи. Новое учение об языке и не может противопоста­ вить массовую русскую речь языкам окружающих или сожительствующих с ним наций, ие может их разобщать, так как оно вскрыло генетическую связь между языками других национальностей и русской речью, и вскрыло в такой мере, что нельзя ни одного ни принципиального, ни технического вопроса по русскому языку разрешить в свете подлинной истории без учета того вклада, который языками именно культурно-отсталых иыне наций внесен в русскую речь, в самый процесс ее сложения. Это значит, что самую русскую речь надо раскрепостить от великодержавных пут идеалистического учения, покоящегося 18* на одном ките, Формальном методе, надо вывести русскую речь из той замкнут тости, в какую она попала в отношении к окружающим языкам других систем, переносом и здесь опоры исследовательской работы с письменных норм на нормы массовой живой речи и ее живых говоров.

Естественно, если дальнейшее развитие нового учения об языке по яфетической теории в исключительной степени связано в первую голову с изучением живых младописьменных или вовсе бесписьменных языков, языков масс, и с судьбой, т. е. житьем-бытьем говорящих массово на этих языках у нас, в Союзе, нацио­ нальностей и нацменьшинств, у них, за пределами Союза, — в буржуазных госу­ дарствах,— доселе бесправных по культурному самоопределению «инородцев»

внутри самой страны, туземцев-шйщёпез’ов в заморских колониальных странах.

И столь же естественно, оно, это новое учение о звуковой речи, имеет свою по внутренней его конституции присущую ему языковую политику, точка в точку совпадающую с языковой политикой нашей современной советской обществен­ ности,как мы видели в силу независимого учета объективных материалистических Факторов и Функций языка, а не воздушных идеалистических теорий или субъек­ тивных настроений. Потому-то новое учение об языке по яфетической теории в условиях нашей советской общественности и чувствует наибольшую свободу для своих детальных до мелочей изысканий и синтетических построений по спе­ циальности, и, наоборот, вне той же общественности оно не могло бы разви­ ваться, иметь наличные уже достижения в виде специальных и общих положений.

Эти специальные и общие положения в сумме составили новую законченную в основных линиях теорию, общее учение об языке, в свою очередь— источник ряда четко поставленных проблем, не дающих этой новой теории застаиваться на занятых теоретических позициях. Нужно ли подсказывать, что материали­ стический метод яфетической теории — метод диалектического материализма и исторического материализма, т. е. тот же марксистский метод, но конкретизованный специальным исследованием на языковом материале и на материалах, связанных с языком явлений не только вообще речевой, но и материальной и социальной культуры.

И вот, когда мы переживаем чрезвычайно обостренную классовую борьбу в социалистическом строительстве, нри его бурных темпах, когда эта обострен­ ная классовая борьба с основного, именно материального хозяйственного Фронта перебрасывается на культурный Фронт, идеологический, где органическим проникновением отраженно она дает себя чувствовать все острее и острее и на теоретическом отрезке, то новое учение об языке по яфетической теории, есте­ ственно, становится мишенью ожесточенных, часто злостных нападок. Положе­ ние яфетической теории осложняется до крайности тем, что против нее ополчаются в академической среде отнюдь не одни антисоветские элементы. Товарищи, вам, быть может, неизвестно, что есть круг весьма почтенных ученых, честных тружеников науки, спецов, в том числе и тех, которые пользуются славой спецов по лингвистике, для которых не только классовая борьба, но и языковая политика по глубокому их убеждению не имеет ничего общего с наукой: для них существует так наз. чистая наука, т. е. та чистая наука, что для нас висит в воздухе, опираясь на идеалистическое мировоззрение, с корнями, если доска­ зать и эго, отнюдь не чистыми. Для них яфетическая теория — злейший враг, ибо она разрушает в корне систему их научной работы на их же конкретном материале. Ясно, что работающий над языками по яфетической теории даже при желании жить в мире с противниками, не тревожить этих слуг изжитой теории, не может не учесть все более и более организованного натиска и с этой етороны, не может не иметь своей действенной языковой политики, ве может не выбрать четко своего места, если он на деле подлинный яфтидолог, совершенно определенную сторону в борьбе на идеологическом Фронте, в частности на его теоретическом отрезке. Но яфтидолог имеет все основания утверждать, что новое учение об языке по яфетической теории есть на данном этапе нашей жизни весьма существенное орудие классовой борьбы в пользу социалисти­ ческого строительства.

Между тем не только здесь, в Глазове, но и в центрах весьма мало лиц, зна­ комых с сущностью яфетической теории. Разрешите в связи с этим прочитать вам для некоторого общего осведомления с нею статью мою, только что сдан­ ную для напечатания в ближайшем выпуске ленинградского «Юного проле­ тария»— статью под заглавием: «Яфетическая теория — орудие классовой борьбы».1 «В разгар социалистического строительства, когда обостряются взаимоотно­ шения даже близких друг к другу по работе групп, решительное заявление М. Н. Покровского на XVI партсъезде о важности теоретических изысканий является актом исключительного значения. Раз в среде руководящей партии при­ знается актуальность теоретических работ, не могут не почувствовать прилива сил и подъема ученые, не заглушившие в себе последней искорки творческого энтузиазма и тем более успевшие в нашей советской стране раскрепоститься из рабов ремесленной работы в свободных мыслителей, — мыслителей, вышедших из тупика в простор новых независимых синтетических построений, отвечающих интересам и жизни, и науки.

«Науку о языке менее всего можно трактовать так, будто это не предмет первой необходимости на теоретическом Фронте социалистического строительства.

Язык сам по себе всегда был и есть величайшее орудие борьбы в руках искусно владеющего им. Язык призван стать еще более могучим, прямо-таки магическидейственным орудием в руках строителей нового мира, но это может быть лишь тогда, когда хотя бы руководители идеологического Фронта, ученые, овладеют теоретическим учением, вскрывающим процесс происхождения языка и возникно­ вения его видов, т.

е. процесс диалектическо-материалистический. Только что на тему в беседе о методе один из гостивших у нас в Ленинграде Французских математиков Мг. Бещ оу, профессор Сорбонны, мне в виде реплики заметил, что метод изнашивается, работа часто перерастает метод, и в таких случаях мате­ матик не стесняется делать свои выводы, как бы они ни казались бессмы­ 1 Статья эта, затребованная от меня с бешеным темпом, напечатана с запозданием и без моей сравни в № 17— 18 (сентябрь 1930 г.), стр. 19—20. Обычная судьба моих статей подобного исряд-ка. Здесь она приводится в первоначальной и просмотренной лично мною редакции.

сленными с точки зрения общепринятого метода, «метод в таких случаях является помехой прогрессу науки, потому у каждой школы в математике свой метод».

«Я не специалист по математике, потому не м огу судить, в какой степени сказанное я правильно воспринял, но не могу не констатировать Факта, что, ис­ следуя конкретный материал по моей специальности, языковедной, долж ен был в корне изменить, а в отношении уточнения не р аз видоизменить свой метод, перво­ начально Формально-сравнительный, так наз. индоевропейский «компаративизм», ибо р абота моя перерастала достижениями метод, по которому она была н ач ата:

м етод «изнашивался».

«Происходило это и от охвата языковых материалов за общепринятыми пре­ делами сравнительного метода, и от новых явлений, наблюдавшихся за запрет­ ными межами, и от нового способа сравнения качественно иного в зависимости от количественного роста привлекаемого материала, да и в силу качественного отличия, тем более значительного, чем более сама исследовательская работа углублялась не только от своеобразия самих языковых явлений, но и от учета увязанных с речью Фактов из мира за ее пределами, — Фактов материально­ культурных и Фольклорных. Такой увязкой этнографы, т. е. обычно люби­ тели-энтузиасты, ученые без определенной специальности, р еж е археологи, в своих лингвистических изысканиях по колониальным языкам так наз. перво­ бытного состояния освобождаются от ряда предрассудков, входящих в мето­ дику индоевропеистов, взращенных на языковой мертвечине. Достаточно со­ слаться на то, как африканисты работой над сродством банту, живой речи сред­ ней А фрики, с шумерским, «без остатка вымерйіим» древнейшим месопотамским клинописным языком, нарушили заповедь о ненаучности применения сравнитель­ ного метода в лингвистике за пределами языков родственной «расы».

«Вообще старый лингвистический метод покидается как изношенный в среде африканистов и американистов уж е оттого, что благодаря их работам повели­ тельно выступает потребность установки общего учения об языке в мировом масштабе и самого теоретического построения прежде всего на Фактах из живой речи. У редких специалистов этого круга с индоевропейской школой лингвисти­ ческий метод рвется по швам, несмотря на их верность своему Формальному уче­ нию. Н е вызывает у этнографов сдвига изучаемое по профессии мировоззрение племен, говорящих на языке их специальности, — сдвига с Формального восприя­ тия языковой структуры на идеологическое.

«М ежду тем, именно при внимании к этой идеологической стороне та ж е увязка языка, оживляемого Фольклором и историей материальной культуры, точ­ н е е — производства с техникой и производственных отношений с мышлением, совершенно ясно вскрыла отраженные связи и причинность в языковых явле­ ниях. Они-то и вынудили нас, яфтидологов, ставить новые проблемы философско-генетического порядка и дать по прежним вопросам Формальной грамматики я вообще учения об языке решения, бессмысленные с точки зрения метода, кото­ рым я руководствовался раньше и с которым я вынуждаем постепенно расста­ ваться. Ясно, что в языковедной области так можно говорить о методе индо­ европейской лингвистики, компаративизме, Формальном методе.

И что такой «метод» износился, в этом не было бы беды, но сами индоевропеисты и тогда, когда они субъективно не из воинствующих соратников борющейся с историей буржуазии, не чувствуют, что у них достижения не перерастают старого Фор­ мального метода, ибо нет проникновения ни в корни, ни в сердцевину речевой культуры, вообще в глубину явлений этой определенной надстройки, следова­ тельно, нет и не может быть вскрытия диалектики процесса сложных явлений изучаемой ими надстроечной категории. И, естественно, индоевропейская лингви­ стика, попав в тупик, топчется на месте, не имея потребности в выходе на сво­ бодный простор независимых построений. Естественно, яфетическая теория в от­ ношении индоевропейской из своеобразной ее разновидности обратилась в ее про­ тивоположность: так, индоевропеистика утверждала, да вопреки отречению на словах (под количественным напором Фактов и их противоречий), она поныне утверждает на деле в своей работе., что вначале был один общий у всех индо­ европейцев язык, так наз. праязык; яфетическая ж е теория в корне отрицает сущ е­ ствование праязыка. Она признает общность не первоначального языка, а у ж е сложившихся языков, раньте более многочисленных, чем в древнейшие для нас письменно засвидетельствованные эпохи, чем, тем более, в наши дни. Но эту общность языков, с обращением в их единство, ЯФетидология считает будущим делом, имеющим охватить не только индоевропейские, но и все языки мира.

С этим положением нового учения об языке связано переворачивание пирамиды, у индоевропеистов стоящей воображаемой вершиной вниз, основанием вверх, у яФетидологов ж е естественно — на широком основании с верхом, пока далеко не оформленным в единую вершину. Однако, как ни натуральна такая яФетидологическая установка пирамиды, новое учение об языке самую пирамиду допу­ скает условно и Фигурально для выявления бессмыслицы, из которой исходит индоевропеистика как Формальное учение, поскольку она не способна рассматри­ вать язык иначе как лишь находящуюся в услужении общественности, как отре­ шенную своей природой от жизни область знания, с своими столь ж е отрешен­ ными законами языковых явлений, т. е. для нее язык живет своей имманентной закономерностью, тогда как для нового учения об языке язык есть надстроечная категория, увязанная своим происхождением с жизнью, причем эта увязка не происходит внешним образом или механистически, посредством звуковых частей речи, отрешенных звуковых ее явлений и звукового ее оформления, т. е. не происходит с помощью Формально воскрешаемой Фонетики и морьологии, что индоевропеистика кладет в основу своих и исследовательских работ, и работ по накоплению материала.

«Новое учение об языке увязывает язык с жизнью при посредстве идео­ логии, рассматривая его как орудие производства с Функциею выражать то и выражать так, что общественность коллективно ощущ ает потреб­ ность высказать, как она, эта общественность, сама сложена в своем кон­ структивном оформлении и в технике этого оформления, следовательно, в зави­ симости от способов производственного пррцесса и соответственных Форм со­ циального строя.

« З д ес ь у ж е п роп асть м еж д у индоевропеистикой и яФ етидологиею, поскольку, и сх о д я и з идеол оги и я зы к а, а не ег о оформления, как основной Функции я зы к а, и р а зр а б а т ы в ая в пер в ую оч ер едь ее, ЯФетидология вы ходит з а пределы зв у к о ­ ее зв ук ов ой м орф ологии и в ообщ е зв у к о в ы х ее явлений, вого оформления речи, как лишь техни ческой в осн ове.

изучает язык за пределами звуковой речи, до ее возникновения, « Я фтидолог когда орудием производства служил не звуковой символ, специально отработан­ ный в трудмагическом процессе, не сложный, соответственно приспособленный и развитой аппарат членораздельного произношения, а линейный, он же кинети­ ческий язык, реализуемый рукой, одновременно орудием производства и орудием такой магической надстройки, как язык, первоначально вовсе не разговорный, а производственный. Лишь с момента возникновения производства, истории мате­ риальной культуры, и зачатков его речевой, нераздельной с мышлением над­ стройки, начинает выступать перед нами в телесном образе человека, раньше зверя, затем одомашненного животного, человек, как мы теперь себе его пред­ ставляем.

«Потому у нас возникает мысль, не ищут ли естественники того, чего никто не терял, когда не находят того специфического животного вида, из которого произошел человек? Разве сам соматический образ человека не есть тот вид зверя, из которого он сам преобразовал, вернее, все еще преобразует себя в человека так, как мы теперь себе его представляем? Само собою понятно, что языковые материалы, не только происхождение языка и его видов, но все осо­ бенности структуры речи вообще, каждого языка в частности, разъясняются соответственно в своей причинности, как надстроечные явления в процессе их взаимодействия и во взаимодействии также с мышлением, собственно мировоззре­ нием, ибо мышление с его техникой, как и язык, генетически связаны с произ­ водством, потому мы предостерегли бы от настаивания на существовании есте­ ственных и чувственных Факторов мышления. Это пережиток того времени, когда не учитывалась первичность линейной речи с линейным символом языка и с мы­ шлением в образах, человек представлялся происшедшим непосредственно из зверя вместе со звуковой речью.

«Все производство речевой культуры, т. е. языка, раньше производственного, со включением заклипательного, Фольклорного и т. п., лишь потом выявляется на основании данных самого языка разговорного, как диалектическо-материалистический процесс. И достижения в росте языка получены в борьбе различ­ ных производственных группировок отнюдь не родовых или племенных, что на крови.

«Длительность первоначального языка человечества в мировом масштабе изме­ ряется сотнями тысяч лет. За эту длительность линейной или ручной речи и соз­ дало человечество все предпосылки, необходимые для создания звуковой речи.

Звуковая речь вначале была также лишь частью трудового процесса, была производственным языком. Лишь постепенно звуковой язык стал разговорным, шредставляя в своем древнейшем Фонде перевод ручной речи, благодаря чему в палеонтологии звуковой речи, прослеживающей историю языка и в связи с ним неразрывно мышления, самой техники мышления с идеологической стороны по стадиям, охватывается человек с первого момента его существовааия, раскры­ вается по сигнализации языка то, чего не дает ни одна историческая наука, ни естественная, ни общественная, именно как человек сам себя создал, перестраи­ вал себя из зверя в натурально-хозяйственное общественное животное, а из натурально-общественного животного уже общественно по искусственному произ­ водству с изменчивым орудием — человека.

«В настоящий момент классовой борьбы на идеологическом Фронте меня ни­ сколько не поражают ярые нападки на яфтидологию и всякие мины, подводимые под нее. Меня поражает равнодушие некоторых марксистов и их нахождение, нахождение, следовательно, современных общественников, хотя бы немногих, в одном стане с противниками нового учения об языке. Ничто так эффктно не действует на сдвиг в идеологии, на поворот в мировоззрении, как генетический анализ того орудия, которое служит средством действия этой надстроечной области и сосудом накопления ее достижений.

« Р а з у м е е т с я, н овое уч ени е об я зы к е, р азр а б а т ы в а ем о е яф етической т ео р и ей, в есь м а сл ож н ое дело именно п отом у, что оно не Формальное, оно, как то в ы я с­ н я ется яф етидологически, т р е б у е т конкретного выявления м арк си стск ого м ет о д а н а язы ковом м атери ал е, сущ еств ен н ой проработки материальной к ультуры, а т а к ж е мышления и т ехн и к и, т. е. философии.

«Но, ведь, и борьба-то с буржуазной идеологиею вовсе не такая простая и лег­ кая, как то иногда представляется и нашим организаторам или критикам совет­ ских исследовательских учреждений. Вполне своевременно редакция «Юного про­ летария» предпослала статье «Наука массам» следующие слова Ленина: «Мы должны понять, что без солидного философского обоснования никакие естествен­ ные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного мировоззрения» и т. д.

«Не только антирелигиозная пропаганда или политико-просветительная работа грозят без опоры в достижения новой теории укреплением изжитых мировоззре­ ний, а то и возвратом к старой идеологии.

«Без конкретизации и лучшего метода на живом материале специальности, в данном случае языковедной, грозят обратиться в орудия, направленные против прогресса, и организации с безукоризненной целевой установкой, краеведческие, равно музеи, иные исследовательские учреждения, институты, академии.

«Положение критическое, ибо исключительно сложны условия приобщения к новой теории. Старому поколению, у которого надо учиться, она чужда по тем или иным основаниям. В то же время нигде не чувствуется такой дефицитности в новых кадрах и чрезвычайной трудности их подготовки, как в языкознании;

достаточно сослаться на вопиющие потребности многих десятков отсталых нацио­ нальностей нашего Союза, а с ними и на потребности нисколько не менее отста­ лых низовых масс, особенно крестьянских, и просвещенных национальностей с значительным наследием старой культуры».

В создавшихся условиях в Ленинграде, где такое обилие специалистов высокой квалификации, что хоть'отбавляй, и беда лишь в избытке тормозящей силы кон­ серватизма, присущего богатому накоплению знаний, на страницах «Юного про­ летария», обслуживающего студенчество ЛГУ, ныне ряда научно-учебных инсти­ тутов, естественно мы обращались «к юным пролетариям» с призывом, согласо­ ванным с возможностями окружающей их среды. Теория требует определенного общественного настроения и свежей восприимчивости, свойственной молодежи.

Перед ней, молодежью, из молодого по своей раскрепощенности рабочего класса, и молодых сограждан, идущих в ногу с ним, труднейшая задача овладеть поло­ жительными знаниями старых квалифицированных ученых в собственном пере­ оформлении с помощью нового метода и обратить эти знания, лежащие втуне, в творческий двигатель социалистического строительства. Там это возможно. Да, это «единственный путь труднейшей общественной и научной проблемы». Юньш пролетариям, в том числе и тем, кто из не одной Удмуртской автономной области, приходится осознать огромную ответственность, лежащую на них и на нашем языковом теоретическом отрезке культурного Фронта.

Тот же призыв было бы уместно адресовать просвещенным национальностям и вне РСФСР со значительным наследием лвоей Феодально-буржуазной куль­ туры.* В нашем Союзе имеются национальные республики с сильной культурной закваской этого порядка, одна-другая республика и на Кавказе с прекрасными предпосылками для современной научной работы, на высокой ступени просвеще­ ния и грамотности с многовековыми навыками массового образования, с навы­ ками древнейшей национальной культуры, более древней, чем русская, чем за­ падноевропейская, и опередившей своим восточнорубежным двуприродным (азиатско-европейским) гуманизмом односторонний или замкнутый европейский гуманизм западных стран.

Когда же речь о вопиющих потребностях одной из таких отсталых националь­ ностей, как удмуртская, прежде всего было бы самообманом успокаиваться на десятке аспирантов,1 из коих специалистов по родной речи в свете нового уче­ ния об языке готовится одна единица. В такой обстановке здесь (у удмуртов) исключалась возможность обществоведчески поставить лингвистическое исследо­ вание в вашей области в свете нового учения об языке так, как то удалось, сорганизовать Марийскому научному обществу краеведения с Яфетическим институтом Академии наук СССР из собственных сил, что и послужило пово­ дом для нашей напечатанной тем же краеведческим обществом работы на тему «Первая выдвиженческая яФетидологическая экспедиция по самообследованиюмарпев».

2 Культурная отсталость удмуртов — интереснейшая актуальная проблема для специального исследования по истории культуры вообще человечества, скажу прямо — беспримерное в Союзе снижение возможностей национального подъема, мыслимого лишь при культурной революции. Ваша культурная отсталость удмур­ тов не ваша, товарищи, вина, а ваша беда. Вина же она павшего режима, дер­ жавшего крестьянство в такой беспросветной кабале, что удмуртская трудя­ 1 Вообще учащихся удмуртов в высших школах, по не совсем уверевным утверждениям местных ответственных работников, от 300 до 400 человек.

2 Ленивград, ] 930 г.

щаяся масса оказывается в делом наименее подготовленной для современного социалистического строительства не только идеологически, но и примитивно тех­ нически. Не ваша вина, а ваша беда, опять-таки наследие старого режима, что вообще «целого» у вас нет ничего, если исключить роскошные переживания если не древнекаменного, то ранне-металлического и вообще металлического мировоззрения, язычества, осй и вашего быта с его речевой и материальной культурой, ценнейшими источниками для теоретических исканий нашей экспе­ диции, и бесподобной сокровищницей не для одного вашего музея. Этот допотоп­ ный быт разнообразился до Октябрьской революции лишь наседавшей на удмурт­ скую архаическую языческую идеологию фиіософию христианского богословия.

Ни ссылки политических, на дальнем севере еще при старом режиме выработав­ шие из каторжан лучших наших специалистов по палеазиатским языкам, не дали удмуртской нации ни одного научного работника по вашей национальной культуре, речевой или материальной, ни земство, процветавшее в Вятке осо­ бенно, да и у вас, не упразднило внутренней взаимной технической неувязки (достаточно вспомнить об «изумительных» внутренних путях сообщения), и не только ваш юг разобщен с вашим севером, — достижения ваших деятелей нам в Москве и Ленинграде известны лучше, ценятся выше, чем у вас. Кругом вашей автономной области лучшие средства обшеішя, водные и железнодорож­ ные, при старом режиме несли мимо вас буржуазную культуру в дальние края бывшей империи, они же несут ныне посл'едние слова советской науки и техники в Алма-ату, в Узбекистан, объявляющий в «Известиях», что ему нуяшн лингвистяФетидолог. Что-то не слышал я хотя бы такого объявления даже из Ижевска, ибо внутри у вас полная распыленность частей, беспримерная замкнутость. Ваши соседи, расположенные на более отдаленном от центров «диком» севере с язы­ ком одной, почти тождественной с вашей речью еистемы, коми или зыряне, ока­ зались более активными, едва ли только по близости к северной Европе в деле национального насаждения в свое время даже христианства. Достаточно вспом­ нить самостоятельные достижения по комийской письменности, связанные с дея­ тельностью Степана Пермского, собственно Биармнйского, за кбторой последо­ вала работа ряда комиев не только над родным комийским языком, его словарем, его грамматикой, но и над вашим языком, вашим удмуртским словарем. Комии оказались и теперь менее замкнутыми в себя. Достаточно сослаться на Факт, что у комиев сейчас в распоряжении исследователь родной речи, получивший свое образование по специальности в лучших школах буржуазной установки изуче­ ния угро-Финских языков, научный работник Московского Института народов советского Востока, где он (это т. Лыткин) переоформляет по яфетической языковедной теории свои богатые Финноведные познания, он же работает и над удмуртским языком и потому один из участников нашей московской экспедиции.

Кому это кажется смешным, а в наших глазах, в глазах советского мышления, это величайшее и научное и, общественное достижение, когда комий, зырянин, любовно и с интересом изучает язык соседящего народа. Наша не мечта, а по­ требность, чтобы удмурт изучал серьезно комийскую речь, и не только комийлую, воочию сродную и территориально соседящую, но и далекую, например, грузинскую, как сейчас молодой грузин-ЯФетидолог (аспирант т.

Чхаидзе) отнюдь не для смеха, а всерьез изучает в составе марийской экспедиции марийский или так наз. черемисский язык. З а мои многолетние научные скитания при старом режиме и за советское время только раз я имел случай попасть в такой замкну­ тый мир— мир, заброшенный в горные кряжи и совершенно отрезанный от всего света за полным отсутствием дорог. Эго Свания, страна, превосходящая величием и красотой своей суровой природы Швейцарию, — страна сванов или, как сами они себя называют, ішап’ов или шоп’ов. Вступая в этот сванский мир, я почувствовал, как в свое время было напечатано в отчетной работе «Из поездок в Сванию (летом 1 9 1 1 — 1912 гг.)»,1 что въехал я не в особый край нашего Кавказа, а в особое бытование первобытного человечества, веков за девять и более до христианской эры. Однако и они, сваны, проявляют больше активности по общению с внешним миром, располагают целым рядом сородичей с высшим образованием, работавших и работающих над родным языком в непо­ средственной увязке с центральными исследовательскими лабораториями, и сей­ час ведется по сванскому языку Яфетическим институтом (уже не единолично мной, как раньше, а целой группой научных работников высшей лингвистиче­ ской квалификации, с участием сотрудника из сванов) глубокая исследователь­ ская работа над сванской живой речью в путях нового учения об языке. Замкну­ тость же Удмуртской автономной области, усиленная разобщенностью ее частей, что содействовало, как было отмечено, сохранению древнейшего массового язы­ ческого быта с его идеологиею в борьбе с враставшей в него через хозяйственно господствовавший класс философию христианского богословия, также, отмечу, интереснейший для теоретических изысканий наглядный процесс, протекший в других местах на европейском Западе — в Ирландии и в Баскии, на Востоке — в Армении и Грузии в У— V III веках, т. е. свыше тысячи лет тому назад.

В результате этого процесса в той же унаследованной от старого режима мате­ риально-культурной обстановке мы застаем и по нашей теоретической части условия, благоприятствующие тяготению к идеалистическим учениям, на нашем языковедном отрезке — индоевропеистике. В результате безукоризненный яфтидолог-теоретик из удмуртов, сотрудник «Вестника Коммунистической Академии», оказался оцененным у себя на родине так, как совершенно естественно оцени­ ваю т всех лучших ЯФетидологов, как злейших своих врагов, диалектиков-материалистов в своей языковедной специальности, явные и скрытые индоевропеисты с их всем известным идеалистическим Формальным методом. Это Кельда-Дми­ триев, питомец нашего Московского Института народов советского Востока, где, несмотря на всякие академические склоки, больной, одно время (когда я писал эти строки) на смертном одре, успел за последние годы переоФормиться, думаю, ‘ 1 Христианский Восток, т. II, стр 6: «По мере того, как я стал не только видеть, но и слыш ать и понимать сванов, их интимные традиционные интересы, я начал ощущать, что меня в Свании от остального мира отделяют не одни Кавказские горы с их высокими гребнями, трудными пере­ валами и глубокими ущелиями: меня отделяли и тысячелетия культуры. К ак в бытность н а [ста­ ром] Афоне [тогда ещ е в Турции] мне казалось, что я перенесен в эпоху византийско-христиан­ ских духоввых интересов, так в Свании я чувствовал себя окруженным языческой культурной

-атмосферой «урартийцев» или даж е почитателей «вишапов».

не только методологически. Поэтому же мало кому было известно за пределами Вятки, что там в Пединституте проявилась инициатива по овладению новым уче­ нием об языке в установке яфетической теории. Произошло это независимо от какого-либо давления или внушения извне,. наоборот — при явной недостаточ­ ности сил количественно слабого коллектива ЯИ к самовыявлению, да от голода по лингвистам-марксистам. Более того, вопреки тормозам от косности индоевро­ пеистов, лингвистических авторитетов центрального руководства, там же орга­ низовалась ячейка яФетидологии, о чем в Вотобласти мало кто слышал, да не особенно был склонен слышать.

Между тем из той же Вятки, да вообще Вот­ области, не в один Ленинград получилась живительная тяга для пополнения кад­ ров качественным подбором и для усиления нашего яФетидологического руко­ водства конкретно по языковедной части. Вот почему вполне понятно, если зачи­ танная мною статья, сжато излагающая в больших линиях сущность яфетической теории в общественном и научном разрезах на сегодняшнем этапе ее развития, могла для части остаться, именно в теоретически научной части, в лучшем случае не совсем понятной, не до конца ясной, а для большинства вовсе непонятной.

Надо, значит, комментировать, но нехватит времени, да и вашего терпения.

Более того, комментировать зачитанный текст значит изложить всю яфетиче­ скую теорию. Коснусь хотя бы ЯФетидологической пирамиды. Перевернув пирамиду, у индоевропеистов стоящую верхом вниз, а основанием вверх, мы оговорились, что «как ни натуральна такая ЯФетидологическая установка пира­ миды, новое учение об языке самую пирамиду допускает условно и Фигурально для выявления бессмыслицы с единым праязыком». Это переворачивание пира­ миды— важное достижение для иллюстрации того, что общий единый язык дело будущего, а единый язык в прошлом — это фикция. Пирамида в этом смысле ценный образ. Но с пирамидой связан целый ряд сложных конкретных вопросов*, имеющих прямое отношение к самой исследовательской работе над языками. Так.

дело не только в том, что праязык — фикция, что общего языка вначале не было.

Старая теория свою пирамиду ставила вершиной вниз, воображаемым праязыком или хотя бы общим языком в пределах одних интересовавших ее языков. Каких?

Естественно, «индоевропейских» (прометеидских). Все ли так наз. индоевропейские языки, однако, она изучала и все ли одинаково? Конечно, нет. В первую оче­ редь— древние мертвые, в том числе на Востоке классово-господствовавшую речь Индии — санскрит, а из круга так наз. иранских особенно тщательно — все дре­ внеписьменные: великодержавный ахеменидский, религиозный авестийский, Фео­ дальный также и культовый и эпический пехлеви, все мертвые языки, и менее рачительно так наз. новоперсидский, разумеется, главным образом книжный, язык различных господствовавших сословий или классов. А разве не занимались живой массовой персидской речью? Весьма мало, больше собирали материал, а теоретизовали «постольку, поскольку», т. е. поскольку из нее можно было извлечь.

Факты для разъяснения недоуменных вопросов по близким сердцу специалистов письменным, особенно мертвым языкам. Что это — случайно? Что это— не классовая установка исследовательской работы и даже подбора материала?

Правда, они же прихватили еще ряд живых иранских языков, на Кавказе овсский («осетинский») и курдский и одно время плохо лежавший армянский.

Что же, для того, чтобы исследовать их во всем объеме и определить их сущ­ ность? Нисколько. Чтобы использовать части, дающиеся им при их классово порожденных интересах и исследовательской установке. На армянском они сломали себе зубы, после того как попытка отнести его в иранские не удалась и по их призванию. Лишь на старости лет теоретически уже изжитого учения они невнятно лепечут то, что яФетидологиею было четко выявлено тридцать лет тому назад, что у армян два самостоятельных языка, Феодальный и так наз.

народный.’О «осетинским» (овсским) нарали рьяно и вошли в тупик. ЯФетидоло­ гия четкими Фактами выбивает из рук некомпетентных судей, индоевропеистов, этот язык с ошеломляющим количеством связей с народами яфетического круга в речевой культуре, Фольклоре, эпосе и т. д. С курдским дело обстоит не лучше для индоевропеистов. Что касается всего того, что за пределами так классово отобранных прометеидских («индоевропейских») языков, полное игнорирование как «инорасового» материала: работа над «инородческими» и колониальными языками до сего дня ведется главным образом руками тех, кто сознательно укрепляет (администраторы, военные и практики-спецы на службе), или через кого буржуазные страны мнят укрепить свой империализм (в первую голову миссионеры).

В результате индоевропеистика даже у себя на родине, например, во Франции, оказалась импотентна в отношении нацменовских языков, доселе трак­ туемых как щнородческие, как о том может желающий осведомиться в моей работе «Бретонская нацменовская речь в увязке языков Афревразии».1 Впрочем, что говорить об «инородческих» языках? Сам родной Французам язык абсолютно не изучен генетически, а по пережиточному отношению господ римлян к некультурным языкам Европы, поддерживавшемуся наследственно пап­ ской церковью к массовым живым языкам, и специалисты-лингвисты старой школы, если находят общие слова в родной Французской речи с латинским, то безоговорочно утверждают, что эти слова заимствованы из языка благородных римлян, ну и хотя бы еще вульгарной речи, но все-таки «римской». То же самое старались установить пропитанные индоевропеизмом специалисты по романским языкам в отношении баскского языка, единственного из языков яфетической системы, сохранившегося в Европе, т. е. оставшегося в целости от процесса перестройки их в прометеидскую («индоевропейскую») систему. То же самое твердят востоковеды, особенно иранисты, все той же школы, когда в персид­ ском, великодержавном или сословном письменном, и в армянском или грузинском находятся общие слова. Б ез всякой опоры, кроме звуков и звукового построения речи, т. е. по одним Формальным признакам, да и то последней ступени стадиаль­ ного развития звуковой речи, такие слова считают заимствованиями из персид­ ского в армянском и грузинском.

Что это, политика или чистая наука? Разоблачив палеонтологиею речи несо­ стоятельность такого метода в работе, ЯФетидология отвечает, что это политика, но скверная политика, что это наука, но нечистая наука.

1 ИГАИМ К, т. VI, вып. I.

Как живо напоминает это отношение языковую политику в национальном вопросе при павшем режиме, когда многие из ныне в нашем Союзе уже наций ів таковых не числились, именовались «инородцами», «чужаками», или, наоборот, неучитываемыми «братушками», более того — своего рода пушечным мясом, т. е. просто людским материалом, обреченным исторически с точки зрения великодержавной идеологии в лучшем случае, поскольку речь шла о культурном Фронте, на обслуживание церкви наравне с мертвецами, говорившими на старо­ славянском языке, а то и проще на вымирание и Физическое, и такой взгляд проводился и отстаивался объективно и теоретически не одной языковедной наукой. Впрочем, уже давно известна по яфетидологически четкой Формулировке социальная причинность того или иного характера языковедной теории. Но интерес представляет, как в круге языков восточной Европы, называемых ф и н с к и м и, и соседящих, точно также один язык, именно чувашский, после опы­ тов, потерпевших провал, сделать его или турецким, или ф и н с к и м, подобно армян­ скому оказался изолированным, и здесь также установилась система исканий но Формальным признакам исключительных односторонних влияний и односторон­ них заимствований. Если в великодержавных языках, русском или с ним соперни­ чавшем некогда татарском, общие слова, то всегда заимствуются чувашами и приволжско-камскими Финнами. Однако память письменных исторических источников коротка: для древнейших эпох, дотурепких, дорусских и д о ф и н ­ с к и х, не было, не спорим, прямых данных, ни, главное, желания учесть в теоре­ тических построениях историческую роль перечисленных ныне уже отсталых наций, и в вопросах о взаимоотношениях их специалисты-лингвисты старой школы поныне теряются, как пошехонец между трех сосен. Они готовы нарутнить даже систему отбора по заимствованию — одной стороны, всегда источника заимствований, другой стороны, всегда заимствующей, и целый ряд кропотливей­ ших трудов по заимствованиям представляет совершенно обывательские опыты

•обоснования, кому какое слово принадлежит, и единственная ось, вокруг которой вертится судьба установки работы над как бы беспризорными волгокамо-печерского района ф и н с к и м и языками, это язык суоми, ныве^ язык буржуазно скроенного национального образования со всеми тенденциями, при­ сущими не только в политике, но и в науке таким социально-экономическим Формациям. Это сказывается даже в трактовке столь общепризнанного ученого, как Тальгрен, в датировке появления ф и н н о в по археологическим материалам.

Одним из научных положений этого порядка является идея господства единого письменного, разумеется, буржуазного классового языка, будто от природы братского, над всеми массовыми языками, постепенно сводящимися обычно в диалекты такого навязанного для главенства языка, идея, лелеемая не только в политике шовинистами, Фашистами, но более чем лелеемая, прямо-таки про­ водимая учеными, независимо от их желаний, самим методом их работы, индоевропеистическим, Формальным и идеалистическим.

В свете нового учения об языке в мировом масштабе выявилось, что так наз.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 24 |

Похожие работы:

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ №4, 2008 В. И. Жуков, Г. В. Жукова Мировой кризис и социальное развитие России Человечество вошло в полосу сложных и противоречивых Жуков Василий Иванович, академик РАН, ректрансформаций, которые затрагивают исторические судьбы всех тор-основатель Российского государственного стран и народов. социального университета, заслуженный деяXXI век становится временем осознания новых реальностей. тель науки РФ.Это связано не только с развалом СССР. Рухнула система междуСфера...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФИЗИчЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. П.Н. ЛЕБЕДЕВА К истории ФИАН Серия «Знаменательные события» Выпуск 1800 ОТДЕЛА Й СЕМИНАР ЛЮМИНЕСЦЕНЦИИ Москва 2003 К истории ФИАН. Серия «Знаменательные события». Выпуск 1. 1 8 0 0 ы й с е м и н а р О т д е л а л ю м и н е с ц е н ц и и. Составитель – Березанская В.М. ISBN 5 902622 02 Настоящий сборник открывает серию публикаций «Знаменательные события» и яв ляется авторизованной расшифровкой аудиозаписи юбилейного 1800 го семинара От дела...»

«Библиотека историка В.П.Алексеев Этногенез Москва «Высшая школа» 19 ББК 63.5 А Рецензенты: кафедра археологии и истории древнего мира Воронежского государственного университета им. Ленинского комсомола (зав. кафедрой профессор А. Д. Пряхин); член-корреспондент АН СССР А. П. Деревянко (Институт истории, филологии и философии СО АН СССР) Рекомендовано к изданию Министерством высшего и среднего специального образования СССР Алексеев В. П. А47 Этногенез: Учеб. пособие для студ. вузов, обучающихся...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Исторический факультет Роль России в создании Германской империи Интернет-реферат студента II курса группа 2053 М. В. Кирсанова Руководитель семинара: А. Ю. Володин Москва Предисловие В данном реферате я постарался описать методы поиска информации среди ресурсов сети Интернет на примере поиска сведений по выбранной мною теме доклада по отечественной работе. Следует отметить, что до начала работы в Интернете никакой предварительной...»

«AUDEAMUS ЧИТАЙТЕ ОБО ВСЕМ САМОМ ИНТЕРЕСНОМ, ЛИСТАЯ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ В ЭТОМ ВЫПУСКЕ! ОТГОЛОСКИ ЭПОХИ: ДНЕВНИК ЗНАКОМСТВО ПОСВЯЩЕНИЕ В ДОСУГ, КУЛЬТУРА И ВОСПОМИНАНИЙ С РЕДАКЦИЕЙ СТУДЕНТЫ АТМОСФЕРА СВГУ стр.4 стр 21 начиная со стр 6. начиная со стр. 7 РУБРИКА «НУЖЕН СОВЕТ» РУБРИКА «ВОТ ЭТО ИСТОРИЯ!» РУБРИКА «ФИЗКУЛЬТ-ПРИВЕТ!» РУБРИКА «НОВЫЙ ГОД В ОБЩАГЕ» ЧИТАЙТЕ В СЛЕДУЮЩЕМ, НОВОГОДНЕМ ВЫПУСКЕ! 3 Колонка ректора В преддверии У студентов оно праздничной свое: им я хочу податы – 55-летия желать...»

«В.И. Дашичев ОТ СТАЛИНА ДО ПУТИНА Воспоминания и размышления о прошлом, настоящем и будущем Москва НОВЫЙ ХРОНОГРАФ УДК 94(47).084:821.161ББК 63.2(2)+84(2=411.2)6-49 Д21 Дашичев, В.И. От Сталина до Путина. Воспоминания и размышления Д21 о прошлом, настоящем и будущем. / Дашичев В.И. – М. : Новый Хронограф, 2015 – 608 с.– ISBN 978-5-94881-267-0. В книге представлено авторское восприятие узловых проблем политического, экономического и духовно-нравственного развития Cоветского Союза и России, их...»

«Годовой отчет ОАО «ТВЭЛ» за 2008 год Годовой отчет ОАО «ТВЭЛ» за 2008 год Оглавление Раздел I. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ.. Обращения первых лиц... 4 Общая информация об ОАО «ТВЭЛ».. 7 Филиалы и представительства.. 8 Историческая справка... 9 РАЗДЕЛ 2. КОРПОРАТИВНАЯ ПОЛИТИКА.. 10 Структура Корпорации «ТВЭЛ».. 10 Корпоративное управление.. 1 Стратегия... 2 РАЗДЕЛ 3. ОСНОВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.. 40 Маркетинговая деятельность ОАО «ТВЭЛ».. 40 Международное сотрудничество.. 49 Приоритетные направления деятельности.....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТЕРЛИТАМАКСКИЙ ФИЛИАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» КОЛЛЕДЖ Сборник статей Всероссийского научно-практического семинара «Педагогические и методологические аспекты подготовки студентов СПО к профессиональной деятельности в современных условиях (опыт и перспективы)» Стерлитамак – 201 УДК ББК Д Рецензенты: кандидат...»

«ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА УНИВЕРСИТЕТ им. А. А. ЖДАНОВА ВОСТОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ ВОСТОЧНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ И. П. ПЕТРУШЕВСКИЙ ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ И АРМЕНИИ в XVI — НАЧАЛЕ XIX вв. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОРДЕНА ЛЕНИНА УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ А. А. ЖДАНОВА ЛЕНИНГРАД СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Глава 1. Источники и научная разработка проблемы Документальные источники шахские ферманы. Указы ханов Закавказья. Архивы XIX в....»

«Избранные доклады секции «Свято-Сергиевская традиция попечения об инвалидах; история и современность» XXII Международных Рождественских образовательных чтений, январь 2014 г. Содержание 1. Итоговый документ секции – стр. 2-3 2. «Марфо-Мариинская Обитель милосердия: служение Марфы и Марии», монахиня Елизавета (Позднякова), настоятельница Марфо-Мариинской Обители милосердия – стр. 4-6 3. «Особенности формирования объективного «образа Я» инвалида в новых социальных условиях», Т.А. Некрасова,...»

«ФАШИЗМ И АНТИФАШИЗМ: УРОКИ ИСТОРИИ В СУДЬБАХ МАЛОЛЕТНИХ УЗНИКОВ ФАШИЗМА Председатель МСБМУ член-корреспондент РАН Н.А. Махутов 1. Цели Форума Международный союз бывших малолетних узников фашизма выступил инициатором проведения в Москве II Международного антифашистского форума (илл. 1). 2015 год – год Форума для всех людей Планеты и для малолетних узников фашизма связан с 70-летними юбилеями Победы советского народа в Великой Отечественной войне, разгромом фашистской Германии и её союзников в...»

«www.zhaina.com – Нахская библиотека – Вайнехан жайницIа «Из тьмы веков» Идрис Базоркин Об авторе Энциклопедия жизни ингушского народа В литературе каждого народа есть имена, которые вписаны в ее историю золотыми буквами. В ингушской художественной литературе это имя Идриса Муртузовича Базоркина. Когда бы и кто не перечислял ингушских писателей или наиболее значимые их произведения, ему не обойтись как без имени Базоркина, так и без его романа-эпопеи «Из тьмы веков». Будут появляться новые...»

«Дайджест космических новостей №145 Московский космический Институт космической клуб политики (01.04.2010-10.04.2010) 10.04.2010 В преддверие Дня космонавтики – разные мнения и оценки: 2 Нужно поднимать престиж и статус профессий в космической отрасли Необходимы компьютерные игры, посвященные достижениям в космосе В Звездный городок необходимо вдохнуть новую жизнь В отличие от СССР, у России нет успехов в космической отрасли В школе детям недодают знаний по отечественной истории освоения космоса...»

«ПРИВЕТСТВИЕ ГУБЕРНАТОРА СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Уважаемые дамы и господа! Рад сердечно приветствовать всех, кто проявил интерес к нашей древней, героической Смоленской земле, кто намерен реализовать здесь свои способности, идеи, предложения. Смоленщина – западные ворота Великой России. Биография Смоленщины – яркая страница истории нашего народа, написанная огнем и кровью защитников Отечества, дерзновенным духом, светлым умом и умелыми руками смолян. Здесь из века в век бьет живительный исток силы и...»

«Аннотации дисциплин направления подготовки «Педагогическое образование», профиль «Дошкольное образование» ГУМАНИТАРНЫЙ, СОЦИАЛЬНЫЙ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЦИКЛ Наименование дисциплины – «История» Б1. Дисциплины (модули) Б1. Базовая часть Б1.Б1 История Цели и задачи дисциплины: Целями освоения дисциплины «История» являются формирование у студентов научного представления о закономерностях и этапах исторического развития общества, роли России в истории человечества и на современном этапе. Область...»

«1. Цели освоения дисциплины Цели изучения дисциплины «Демография» – изучить законы естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности, познакомиться с базовыми основами демографии, дать представление о главных демографических закономерностях, уяснить особенности территориальной специфики народонаселения, ознакомить студентов с показателями и методами анализа демографических процессов, научить понимать демографические проблемы своей страны и мира, оценивать их...»

«Российская государственная библиотека. Работы сотрудников. Издания РГБ. Литература о Библиотеке Библиографический указатель, 2006—2009 Подготовлен в Научно-исследовательском отделе библиографии РГБ Составитель Т. Я. Брискман Ответственный редактор: А.В. Теплицкая Окончание работы: 2011 год От составителя Настоящий библиографический указатель является продолжением ранее выходивших библиографических пособий, посвященных Российской государственной библиотеке*. Библиографический указатель носит...»

«ПЛЕНАРНЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ СОТРУДНИЧЕСТВО БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА С ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМИ И НАУЧНЫМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ С. В. Абламейко Белорусский государственный университет, г. Минск, Республика Беларусь История Белорусского государственного университета самым тесным образом связана с множеством фактов неоценимой помощи россиян в его создании, становлении и развитии. В 1921 г. председателем Московской комиссии по организации университета...»

«Ю. Ю. Юмашева. Правовые основы архивной деятельности УДК 930.25:34 Ю. Ю. Юмашева ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ АРХИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА (XVI — СЕРЕДИНА XX в.) В исторической ретроспективе рассматривается отечественная законодательная, нормативно-правовая и методическая документация, регламентирующая вопросы учета и описания архивных документов. Проводится анализ положений правовых и нормативно-методических актов XVI — середины XX в., прямо или косвенно влиявших и...»

«Игорь Васильевич Пыхалов За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях» Серия «Опасная история» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12486849 Игорь Пыхалов. За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях»: Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0809-0 Аннотация 40 миллионов погибших. Нет, 80! Нет, 100! Нет, 150 миллионов! Следуя завету Геббельса: «чем чудовищнее соврешь, тем скорее тебе поверят», «либералы» завышают реальные...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.