WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


«e-mail: ilyinazina Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании ...»

УДК 93/99:37.01:2

РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ

В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ

В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ.

© 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2

канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права

e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru

докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права

e-mail: ilyinazina@yandex.ru



Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании образовательного пространства. Показано негативное влияние отсутствия знаний о религии на школу, обратившуюся к изучению истории и культуры религий, использованию воспитательного потенциала религиозной культуры. Произошедшее в конце 1990-х гг. расширение отечественного научного поля по истории Русской православной церкви, ее взаимоотношений с государством и обществом, масштабные региональные исследования в рамках локальной истории о развитии православной культуры в регионах существенно изменили существовавшее в российских школах поверхностное освещение вопросов по истории и культуре религий.

Ключевые слова: образовательное пространство, школа, знания о религии, локальная история.

Возникновение и развитие в образовательном пространстве РСФСР – России учебных курсов по истории и культуре религий стало значимым культурноисторическим явлением периода смены цивилизационной парадигмы. В конце 1980-х – 2000-е гг. произошли кардинальные изменения в отношении системы образования к религии – от усиления атеистического воспитания в преддверии празднования 1000-летия Крещения Руси до изучения истории и культуры религий в рамках обязательного учебного предмета «Основы религиозных культур и светской этики» во всех российских школах. В постсоветскую эпоху образовательное пространство российских регионов наполнилось многими новыми учебными дисциплинами, но, пожалуй, ни одна из них не претерпела столь кардинальных изменений в процессе своего становления в организации преподавания, содержательном наполнении, не вызывала столь острые дискуссии в обществе, как изучение истории и культуры религий.

Существенное влияние на произошедшие в преподавании религии изменения оказало расширение знаний о религии в отечественной науке и острая потребность в получении нового знания в обществе.

В рамках данной публикации авторы стремились показать влияние расширения знаний о религии на формирование образовательного пространства, роль нового знания для системы общего образования, а также обосновать необходимость своевременной трансляции результатов развития научной мысли педагогам-практикам и организации диалога учителя и ученого.

В период перестройки в СССР произошел «информационный взрыв», который с огромным интересом был воспринят в обществе; предлагаемая со страниц газет и журналов, экранов телевизоров трактовка «белых пятен» истории жадно впитывалась общественностью. Появление принципиально новой для советских граждан –

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

«бесклассовой» – информации, плюрализм идей, выросших на критике истории советского периода и менявших сознание людей, дали импульс для развития в стране идеологического многообразия. Параллельно с критикой «всего советского» шел процесс формирования нового мировоззрения, истоки которого значительная часть общества видела в религии. Обрушившийся на простых жителей огромный поток негативной информации о советской истории дискредитировал в глазах многих жителей социалистический строй, вызывал ностальгию о дореволюционном времени, которое ассоциировалось с активной деятельностью Русской православной церкви.

Церковь в сложные переходные годы оказалась едва ли не единственным социальным институтом, предложившим в условиях огромного потока критической информации положительные, жизнеутверждающие материалы. Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим в своей депутатской программе в 1989 г. отмечал: «Гласность затопила нас негативной информацией. Этот этап жизни общества необходим и закономерен, но на его основе нельзя строить. Для восстановления и созидания нужен позитивный потенциал. Настало время собирать и распространять положительный опыт, накопленный нашим народом» [Народные депутаты… 1989: 10]. Позиция Церкви притягивала внимание многих советских граждан, воспитанных в семьях с православными традициями. Православные духовные ценности привлекали общественность своей новизной, отличием от привычной классовой идеологии.





Школа, получившая в конце 1980-х гг. значительную свободу в выборе форм и методов работы и выступавшая не только как учреждение образования, строго выполнявшее указания «сверху», но и как активный субъект формировавшегося образовательного пространства, смогла учитывать в своей деятельности образовательные запросы общества, выразившиеся в том числе в росте интереса к религии. Ослабление командно-авторитарных методов управления, прекращение политики жесткой централизации в духовной сфере, разрушение идеологических ориентиров отражались на ее деятельности. На переломном этапе отечественной истории общество, «вооруженное» новым, менявшим мировоззрение знанием, почувствовавшее начало вступления СССР в мировую информационную, культурную, научную, экономическую сферы, начало высказывать иные образовательные запросы, в том числе и в изучении религии. По словам заместителя министра образования А. Киселева, в отдельных областях в конце 1980-х гг. существовали «попытки встроить в гуманитарные дисциплины вопросы, связанные с Православием…» [Российская школа… 2000]. Возможность осуществления образования с новых теоретических и методологических позиций позволила творчески мыслящим учителям создавать авторские курсы, заниматься интеграцией знаний по различным учебным дисциплинам, включая в качестве «гуманистического компонента» сведения по истории и культуре религий, используя знания о религии в учебно-воспитательной работе.

Существовавший в советском обществе недостаток знаний о религии, «информационный голод» существенно осложняли организацию изучения религии в школе. Уже в 1991 г. ученые высказывали озабоченность отсутствием у большинства советских граждан знаний о религии, отмечали важность организации подготовки специалистов по истории религий для административно-управленческой, редакционноиздательской и педагогической деятельности [Щапов 1991]. В обществе возрастала потребность в получении знаний о религии; ликвидировать безграмотность в религиозном вопросе приходилось различным категориям граждан. Так, в 1988 г.

члены кружка «Юные атеисты» Ивановской области просили уполномоченного Совета по делам религий по Ивановской области помочь в приобретении для создаваемого школьного музея истории религии и атеизма религиозных книг, журналов, церковных календарей, юбилейных значков, материалов о праздновании 1000-летия Крещения

–  –  –

Руси [ГАИО: 4]; ректор Орловского сельскохозяйственного института обратился к Уполномоченному Совета по делам религий по Орловской области с просьбой оказать помощь в приобретении для кафедры истории КПСС и марксистской философии десяти экземпляров Библии, необходимых для учебно-воспитательной работы [ГАОО 99: 45].

Педагоги, вынужденные компенсировать недостаток знаний о религии весьма ограниченным личным опытом участия в сохранявшихся в их семьях религиозных обрядах, которые зачастую представляли собой синтез народной культуры, языческих суеверий и элементов православной культуры, на рубеже 1980–1990-х гг. получили возможность черпать новую информацию из появившихся после празднования юбилея христианства публицистических материалов в газетах и журналах, научно-популярных изданий, в которых с помощью новых методологических подходов раскрывались вопросы религии [Алексеев 1991; Васильева 1991; На пути… 1989; Одинцов 1991]. Расширение научного поля сделало возможным появление в начале 1990-х гг. в педагогических изданиях отдельных материалов, рассказывавших о библейской истории, основах православного вероучения [Моя первая… 1991; Копьева, Бродский 1992; Аксючиц 1993].

На рубеже 1980–1990-х гг. просветительская работа по религиозной проблематике проводилась и на уровне регионов. Так, в Смоленской области публиковались выступления духовенства епархии [В канун… 1991; Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл 1991]. Включились в «ликвидацию религиозной безграмотности» и ученые области: так, областная газета в 1991 г. в связи с празднованием Дней славянской письменности и культуры разместила статью преподавателя Смоленского пединститута Л. Смирновой о связи русской культуры с религией [Смирнова 1991]. Однако подобная практика – счастливое исключение;

большинству публикаций религиозной тематики в местных изданиях начала 1990-х гг.

была свойственна ошибочность толкований, наполненность описаниями примет и народных обычаев, имевших зачастую языческую природу. Такой подход был детерминирован недостатком знаний о религии в обществе и выработанными в течение десятилетий атеистической идеологии методологическими подходами, характером религиозности в тот период: православная вера в народном сознании была обмирщена и связана с массой суеверий, что влекло обмирщение религии. Так, в 1991 г. истоки главного праздника христиан – Пасхи виделись корреспонденту смоленской областной газеты в глубине веков: в кочевавших более трех тысяч лет назад в степях Аравии скотоводческих племенах, когда земледельцы Палестины начинали жатву весной и приносили в жертву богу плодородия первый сноп и первые постные лепешки из зерна нового урожая; в поклонении некоторых древних народов божествам, «которые могли умирать, а затем воскресать вновь»; в праздновании древних славян в честь бога Солнца. И это все трактовалось как «возрождение традиций наших предков, бережное к ним отношение», «тот путь, который ведет и к возрождению национального самосознания народа, ведет от конфронтации к единению» [Клочков 1991].

Недостаток знаний о религии в позднесоветские годы, когда была ослаблена цензура за публикациями в открытой печати, компенсировался продукцией государственных и церковных издательств, а также появлением большого количества самиздата, что повлекло появление псевдорелигиозной литературы «сомнительного содержания». Представители Совета по делам религий при Совете Министров СССР предлагали не допустить свертывания издательской деятельности официально зарегистрированных центров, отмечая, что «в светской среде ходит огромное количество литературы, выпускаемой прежде всего кооперативами. Но дело не в том, что в них много фактических ошибок, происходит своего рода омерщвление религии» [ГАРФ: 13].

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

Произошедший после принятия в 1990 г. Закона СССР «О свободе совести и религиозных организациях» расцвет религиозного плюрализма в условиях отсутствия у значительной части населения полноценных знаний о религии способствовал развитию всеверия, засилью многообразных «духовных практик» и оккультных методик. И жители российской провинции, которые в годы советской власти были ограничены в своей духовной жизни жесткой цензурой, почувствовав свободу слова, просто «захлебывались» новой информацией, протестуя против прежней идеологии, готовы были принять все новое, зачастую соединяя несочетаемое, творя эклектику в сознании и душе.

Российское образовательное пространство в первой половине 1990-х гг.

вследствие проводимой государственной политики, отсутствия у различных слоев общества знаний о религии, неконтролируемой свободы образовательных школ испытало негативное влияние зарубежных методик, использовавших обращение к религии (Вальдорфских школ с их оккультной методикой, акселированного христианского образования и др.), допустило деятельность в системе общего образования различных деструктивных религиозных сект, которые, пользуясь несовершенством российского законодательства, вели работу как среди учеников, так и среди учителей.

В 1990-е гг. многие педагоги, обратившиеся к включению знаний о религии в учебно-воспитательный процесс, проявляли широкую вариативность в освещении вопросов религиозной тематики. Имелись примеры, что история Ветхого Завета комментировалась по Талмуду и кабале; Иисус Христос назывался не Богом, а только Мессией, посланником Бога, посредником между Богом и человеком; говорилось, что в библейских текстах практически нет указаний на существование Троицы и др.

[Обращение участников… 1997]. Случались и методические казусы: «…руководитель семинара по религиоведению предложил студентам, желающим сдать зачет, выучить наизусть “Отче наш” и “Верую”. Казалось бы, прекрасная идея – ведь в святоотеческих сочинениях описаны случаи, когда и не вполне осмысленное призвание Имени Божия являлось спасительным. Но педагог не учел, что далекие от Церкви «юные дарования»

легко могут превратить святые слова в повод для кощунственных насмешек и богохульства, упражняясь друг перед другом в острословии… Серьезный повод для тех, кто надеется на “массовый эффект” религиозного просвещения» [Житенева 1996].

Еще одной проблемой, вызванной отсутствием знаний о религии, стало проявившееся в 1990-е гг. в российском образовательном пространстве смешение понятий «народный» и «православный». Проиллюстрируем данное утверждение примерами из педагогического опыта работы школ провинциальных областей центра России. Подчеркнем, что приводимые ниже выдержки из конспектов уроков и сценариев внеклассных мероприятий публикуются не с целью критики, – они свидетельствуют о происходивших в сознании людей изменениях. Например, сценарий фольклорного праздника «Коляда», разработанный в одной из школ Орловской области в 1996 г., был посвящен Рождественскому сочельнику. На празднике пелись колядки, в которых звучали поздравления с новым годом, пожелания хозяевам счастья, хорошего урожая, много скота и просьбы об угощении, но не звучали слова, прославляющие Рождество Христово, не говорилось ученикам и о смысле праздника, зато сценарий предполагал гадания. Говорилось: «Чем веселее и мудрее люди в рождественские праздники, тем богаче будет новый урожай, благополучнее и веселее жизнь».

Исполнялись русские народные песни «Посеяли лен за рекою», «Расчешу я русы кудри» «Зачем мне тройка вороная», участники плясали «Барыню» [ГАОО 231: 1–7].

Ярким примером «изучения православной культуры с опорой на народные традиции»

было празднование Масленицы. Изначально мероприятие проводилось как праздник,

–  –  –

связывающий языческие и христианские, древние и современные традиции. Например, один из сценариев праздника «Масленица», разработанный в 1996 г., предлагал рассказ об истории праздника: «Этот праздник отмечается на Руси с ХVI в. Масленицей назывался древнеславянский языческий многодневный праздник «проводов зимы», которым отмечался переход к весенним земледельческим работам… Христианская православная церковь включила Масленицу в число своих праздников. “Масляная неделя” проходила накануне Великого поста. Это был самый веселый, самый разгульный и поистине всеобщий праздник» [ГАОО 231: 14]. Ситуация, типичная для 1990-х гг., когда во многих российских школах организовывались проводы русской зимы и празднование Масленицы: ни слова не сказано о смысле приготовления к началу Великого поста, понимании Прощеного воскресения, главный акцент – языческие истоки и народные традиции. Плохо? Нет, народные традиции должны быть известны подрастающему поколению, но смыл православного праздника при таком подходе совершенно искажался. Стремление учительства к изучению православных праздников оказалось нереализованным в силу отсутствия у них знаний о самом предмете [Пигорева 2015]. Анализируя выступления педагогов, сохранившиеся благодаря развернутым протоколам и стенограммам заседаний общественного совета по развитию православной культуры, можно проследить, как менялось понимание православной культуры самими учителями, насколько сложно было педагогам, после периода атеистической идеологии и уничтожения религиозной культуры, без соответствующих знаний включать в работу такой материал. Постепенно акцент стал смещаться в сторону православных традиций, обращалось внимание не только на внешние атрибуты праздника, но и на его духовный смысл. Заведующая методическим кабинетом отдела культуры Курского района, рассказывая об участии школьников в мероприятиях, посвященных православным праздникам, отмечала, что дети «с особым удовольствием учат колядки.

Теперь они понимают, что колядки – это не сбор денег и сладостей, а прежде всего это пожелание хозяевам дома счастья, радости, добра, богатства, здоровья» [Текущий архив…]. Позже дети учили, что колядки – это и песни, славившие Иисуса Христа. Но процесс такого преобразования был трудным и долгим как для педагогов, так и для учащихся.

Следствием недостатка знаний о религии стал и предложенный в середине 1990-х гг.

для изучения в брянских школах темы «Христианство» список литературы (всего 40 наименований): Алмазов С., Питерский П. Праздники православной церкви. М., 1962;

Антонова О.А. Искусство и православие. М., 1983; Библия. М.: Изд-во Московской патриархии. 1988; Библейская энциклопедия. Репринтное издание. М.: Терра, 1990; Детская Библия. М.: Столица, 1990; Беленький М. Иудаизм. М.: Политиздат, 1973; Григулевич И.Р.

Инквизиция. М.: Политиздат, 1985; Гордиенко Н.С. Современное русское православие. Л.:

Лениздат, 1987; Косидовский З. Сказания евангелистов. М.: Политиздат, 1985;

Крывелев И.А. Христос: миф или реальность. М., 1987; Крывелев И.А. Библия: историкокритический анализ. М., 1982; Лазарев В.Н. Русская икона от истоков до начала ХVI века.

М.: Искусство, 1993; Мень А. «Сын человеческий». М.: Постфактум, 1991; Ренан Э. Жизнь Иисуса. М.: Вся Москва, 1990; Рижский М.И. Библейские вольнодумцы. М.: Республика, 1992; Штраус Д. Жизнь Иисуса. М.: Республика, 1992; Закон Божий. Репринтное издание.

М., 1991 и др. [ГАБО: 12–13]. Изучение жизни Иисуса Христа рекомендовалось начинать школьникам не с Евангелия (которое, как отмечает автор, сложно для их восприятия), а с книги немецкого теолога Давида Штрауса «Жизнь Иисуса» (1863 г.), в которой «впервые в христианской Европе было применено к христианству понятие "миф"» [Там же: 60, 61, 70].

В конце 1990-х гг. произошел огромный прорыв отечественной научноисследовательской мысли в вопросах истории Русской православной церкви, ее взаимоотношений с властью и обществом. В этот же период расширялось научное

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

знание о религии родного края в рамках локальной истории. Однако сохранявшаяся дистанция между учеными и педагогами-практиками затрудняла включение нового знания в образовательное пространство регионов, что остро ставило проблему организации трансляции знаний от исследователя к учителю.

В конце 1990-х – 2000-е гг. важным средством накопления новых научных знаний о религиозной культуре и их передачи учителям явилось проведение в российских регионах многочисленных конференций, чтений, семинаров. Так, в Костромской области стало традицией проведение областных Игнатьевских образовательных чтений, организаторами которых выступали Костромская епархия и областная администрация. Активными участниками чтений были департамент образования администрации области, Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова, областной институт повышения квалификации работников образования, руководители муниципальных органов управления образованием, учителя школ области. Накопленный в регионе опыт научно-исследовательской и методической работы позволил организовать массовое проведение общеобразовательных педагогических чтений по проблемам духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения на базе школ в городах Костроме, Волгореченске, Нерехте, Галиче, Шарье, Мантурове, а также Макарьевского, Мантуровского, Нейского, Павинского, Пыщугского, Сусанинского, Чухломкого районов [ГАКО: 259–260].

На рубеже 1990–2000-х гг. в Курской области были заложены основы ставших в дальнейшем традиционными для региона научных конференций: Знаменских и Дамиановских чтений, участниками которых являлись ученые, краеведы, священнослужители, учителя школ.

К началу второго десятилетия 2000-х гг. накопление научных знаний по религиозной тематике, выработанная методология проведения исследований позволили включить в активную научно-исследовательскую работу вузовскую молодежь.

Например, в рамках проведения на базе Курской ГСХА научно-практической конференции «Дамиановские чтения», в работе которой традиционно принимали участие и молодые ученые, значительно пополнилась копилка сведений историкокраеведческой тематики. Студенческие работы внесли в научный оборот конкретные факты из истории и культуры родного края в Беловском, Медвенском, Кореневском, Фатежском и других районах. Так, в 2010 г. на конференцию были представлены, а затем опубликованы доклады студентов Курской ГСХА: Ляховой В. «Из истории Богоявленской церкви с. Толпино Кореневского района Курской области» (работала с личным архивом учителя русского языка и литературы Толпинской школы Новиковой И.В., использовала письма местного краеведа Леверова Н.И.) и Ветчиновой Ю. «Из истории Никитского храма с. Паники Медвенского района Курской области» (использовала такой важный исторический источник, каким является местная печать, в данном случае – это газета «Медвенские новости»). В 2013 г. на студенческую секцию-конференцию более 20 студентов приготовили свои доклады, имевшие практическую направленность; наибольшую ценность для исторической науки представляли работы, выполненные на основе устных воспоминаний очевидцев. Так, на воспоминаниях очевидцев построены выступления студентов Курской ГСХА:

Тощаковой О. «Из истории православия в г. Курске: по воспоминаниям Н.А. Тощаковой», Ревенковой В. «Из воспоминаний односельчан о жизни священнослужителей с. Большие Угоны Льговского района», Пономаренко С.

«Воспоминания жителей с. Званное Глушковского района о православной жизни в XX

– начале XXI в.», Голубцовой С. «Русская Православная Церковь и жители с. Пены Беловского района», Чупахиной Ю. «Истории жителей Тимского района как отражение церковно-государственных отношений в XX в.». Целая серия докладов вынесена на

–  –  –

студенческую секцию-конференции по истории храмов в районах области, в том числе:

«Православные храмы Глушковского района: история и современность» (Назарук К.), «Из истории храмов Мантуровского района» (Семыкина Е.) и др. Конечно, материалы студентов имеют характер первичной информации, но очень важной, так как они несут новую живую страницу, ранее не известную, о жизни конкретного курянина в ХХ в.

В сочетании с результатами других исследователей подобная первичная информация способствует раскрытию новых страниц истории района, области.

Влияние нового научного знания на содержание учебных курсов по истории и культуре православия нашло отражение в разработке в исторической науке темы жизни и подвига священно- и церковнослужителей, православных верующих, пострадавших в годы советской власти от политических репрессий, и включение сведений о новомучениках и исповедниках российских в учебный процесс. Получив некоторое освещение в средствах массовой информации в конце 1986 г., тема политических репрессий сразу же взволновала общественность; в числе пострадавших от репрессий в годы советской власти упоминались духовенство и верующие миряне. В 1990-е гг.

стали появляться первые публикации о новомучениках и исповедниках российских ХХ в., в числе которых следует отметить работы игумена Дамаскина (Орловского), основанные на архивных документах [Игумен Дамаскин (Орловский) 1996].

Исследовалась проблема репрессий в отношении священнослужителей и верующих и на уровне регионов (см., напр.: [Ильина 1998]). Примером влияния нового научного знания на содержание учебных дисциплин может служить включение в образовательное пространство Смоленской области в 2004 г. в рамках учебного курса «История православной культуры земли Смоленской» сведений о новомучениках и исповедниках российских ХХ в. [Андрицова, Валуев, Довгий: 2004: 157–161, 169].

Таким образом, произошедшее в конце 1980-х – 2000-е гг. расширение знаний о религии имело большое значение для развития образовательного пространства РСФСР

– России. Ликвидация религиозной безграмотности различных социальных слоев, утоление «информационного голода» в вопросах религиозной тематики уже в позднесоветские годы были обозначены как требующая решения проблема.

Произошедшее в 1990-е гг. расширение знаний о религии отразилось на общественной, просветительской, бытовой сферах, однако появление вследствие ослабления цензуры и неконтролируемой религиозной свободы многочисленной недостоверной информации влекло обмирщение религии, соединение понятий «православный», «народный», «языческий», распространение всеверия, что влияло на школьное образование. Расширившееся в конце 1990-х – 2000-е гг. развитие научной мысли по истории Русской православной церкви, о ее взаимоотношениях с властью и обществом, рост научных исследований религиозной тематики в области локальной истории нашли отражение в школьной практике, стимулировали исследовательскую деятельность вузовской молодежи. Авторы убеждены в необходимости организации диалога учителя и ученого с целью трансляции педагогам-практикам прежде всего научного знания, важнейшая функция которого заключается в передаче знаний следующим поколениям.

Библиографический список

Аксючиц В.В. Без Православия это будет другая культура… (Из истории православной религии; Библия в России) // Первое сентября. 1993. 16 ноября. С. 3–4.

Алексеев В.А. Иллюзии и догмы: взаимосвязь Советского государства и религии.

М.: Политиздат, 1991. 398 с.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

Андрицова М.Ю., Валуев Д.В., Довгий Т.П. История православной культуры земли Смоленской: учеб. пособие для основной и старшей ступеней общеобразовательных школ, лицеев, гимназий. Смоленск: Универсум, 2004. 216 с В канун Рождества // Рабочий путь. 1991. 5 янв.

Васильева О.Ю. Изъятие церковных ценностей в 1922 году: некоторые аспекты проблемы // Религия, общество и государство в ХХ в.: материалы конф., Москва, 22–25 окт. 1991 г. М.: Ин-т истории СССР, 1991. С. 57–62.

Государственный архив Брянской области (ГАБО). Ф. Р-2832. Оп. 3. Д. 27.

Государственный архив Ивановской области (ГАИО). Ф. Р-2953. Оп. 6. Д. 69.

Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. Р-2345. Оп. 13. Д. 263.

Государственный архив Орловской области (ГАОО). Ф. Р-1492. Оп. 2. Д. 231; Ф.

Р-3660. Оп. 1. Д. 99.

Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-6991. Оп. 6. Д. 4431.

Житенева Е. Московский университет: к гармонии веры и разума // Журнал Московской Патриархии. 1996. № 1. С. 50–51.

Игумен Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Кн. 2. Тверь: Булат, 1996. 528 с.

Ильина З.Д. Церковь и власть: судьбы православных курян (1920–1930-е годы) // Из истории монастырей и храмов Курского края. Курск: Изд-во Курск. гос. мед. ун-та,

1998. С. 106–116.

Клочков В. Праздник добра, мира, любви (Завтра – Пасха) // Рабочий путь. 1991. 6 апр.

Копьева Е., Бродский М. Библия как выдающийся памятник мировой культуры // Учительская газета. 1992. № 23, 25–27.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Помнить и верить // Рабочий путь. 1991. 24 мая.

Моя первая священная история // Русский язык и литература в средних учебных заведениях УССР. 1991. № 5. С. 33–48.

Народные депутаты СССР. Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим // Журнал Московской Патриархии. 1989. № 7. С. 8-11.

На пути к свободе совести / сост. и общ. ред. Д.Е. Фурмана и о. Марка (Смирнова). М.: Прогресс, 1989. 439 с.

Обращение участников V Международных Рождественских образовательных чтений к Верховному Суду, Конституционному Суду и Палатам Федерального Собрания Российской Федерации // Журнал Московской Патриархии. 1997. № 1. С. 43.

Одинцов М.И. Государство и церковь: История взаимоотношений (1917– 1938 гг.). М.: Знание, 1991. 63 с.

Пигорева О.В. Мировоззренческие поиски провинциальной учительской интеллигенции в конце 1980-х – середине 1990-х годов // Интеллигенция и мир. 2015.

№ 2. С. 71–83.

Российская школа поможет нашим детям обрести духовные ценности (Беседа с первым заместителем министра образования А. Киселевым) // Воскресная школа. 2000.

№ 3 (123). С. 6.

Смирнова Л. Великое наследие // Рабочий путь. 1991. 24 мая.

Текущий архив общественного совета по развитию православной культуры Курской области. Дело «Материалы заседаний общественного совета. 1997–2003 гг.».

Стенограмма заседания общественного совета по развитию православной культуры Курского района от 05.10.1998.

–  –  –

Щапов Я.Н. О преподавании истории религий и подготовке специалистов в этой области // Религия, общество и государство в ХХ в.: материалы конф., Москва, 22–25 окт. 1991 г. М.: Ин-т истории СССР, 1991. С. 126–129.





Похожие работы:

«УСТЮЖЕНСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН Обращение главы района Устюженский край, известен своим богатым историческим прошлым, устюжане известны достижениями в экономике и культуре, своим патриотизмом. Всё это служит основанием для движения вперёд. Опираясь на традиции, сложившиеся в том числе и за последние два десятилетия, нам необходимо реализовать все открывшиеся возможности для устойчивого развития стратегических отраслей экономики района: сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности,...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Зэльвенскi дыяруш» (территория Зельвенского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 2013 Оглавление Введение 1. Анализ потенциала...»

«УСТЮЖЕНСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН Обращение главы района Устюженский край, известен своим богатым историческим прошлым, устюжане известны достижениями в экономике и культуре, своим патриотизмом. Всё это служит основанием для движения вперёд. Опираясь на традиции, сложившиеся в том числе и за последние два десятилетия, нам необходимо реализовать все открывшиеся возможности для устойчивого развития стратегических отраслей экономики района: сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности,...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.