WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 19 |

«Предисловие I. Выбор пути: геополитические ориентиры О Олег Манаев Беларусь и «большая Европа»: выбор пути Сергей Калякин Будущее Беларуси в рамках или за пределами «большой Европы» ...»

-- [ Страница 9 ] --

• Вместе с тем белорусский социум пока еще не определился и в отношении европейского вектора интеграции. Иначе говоря, трансформация концепции белорусско-российской интеграции в общественном сознании не привела к усилению проевропейских ориентаций населения. Даже наоборот, в последние годы наблюдалось снижение интереса белорусов к интеграции в ЕС. Лишь с середины 2006 г. эта тенденция стала постепенно меняться. Но стремительнее всего растут изоляционистские настроения.

• В социально-демографическом плане интеграционные предпочтения населения почти не зависят от пола (женщин в несколько большей степени привлекает восточное направление интеграции, а мужчин – западное). Гораздо более заметно они дифференцируются по возрасту (молодых в большей степени привлекает европейский вектор, пожилых – российский), образованию (с повышением уровня образования усиливаются западные предпочтения, с понижением – восточные), социальному статусу (для пенсионеров и работников государственного сектора более предпочтителен российский вектор, для работников негосударственного сектора, а также учащихся и студентов – европейский).

• В географическом плане восточный вектор интеграции предпочтителен для жителей мелких (по численности населения) поселений, особенно в сельской местности, тогда как западный вектор имеет больше приверженцев в крупных городах. В западных регионах страны, а также на Минщине доминирует поддержка европейского вектора интеграции, а в восточных регионах

– российского.

• Глубинные геополитические ориентации, существующие в белорусском социуме (вероятно, на протяжении столетий), дают основание для различных, даже противоположных геополитических выборов Беларуси.

Анатолий Лысюк

Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины В настоящее время постсоветские государства Восточной Европы, за исключением Беларуси и России (с определенными оговорками), не только артикулировали своей интерес к интеграции в экономические и политические Евроатлантические структуры, но и предприняли целый ряд целенаправленных усилий по его реализации. Успешность этого процесса зависит преимущественно от трех факторов. Во-первых, от степени готовности ЕС и НАТО принять их в «свое лоно». Во-вторых, от того, насколько серьезным и ответственным является «европейский выбор» для политических элит, общественного мнения «заинтересованных» стран, иначе говоря, от того, каким является процесс его институционального сопровождения. В-третьих, от содержания и перспектив интеграционных потоков на постсоветском пространстве с естественным центром притяжения в Москве (структуры СНГ, Союзного государства, Единого экономического пространства, Договора о коллективной безопасности и др.), поскольку ориентации соответственно на Запад и на Восток во многом не только противоречат, но и по некоторым параметрам взаимно исключают друг друга, так что ослабление одного внешнеполитического вектора с неизбежностью приводит к усилению второго, противоположного.

Начнем с первого фактора. Поскольку РБ и РФ не артикулировали, не считая отдельных пропагандистских высказываний своих лидеров, стремления войти в евроатлантическое политическое пространство, то объектом анализа в данном случае может быть только Украина.

ЕС и НАТО в настоящее время скорее склонны к консервации собственных структур, существующего положения, чем к продолжению экспансии на восток и юго-восток. Для них актуальной задачей является необходимость

Анатолий Лысюк

«переварить» в собственном теле «новые государства». Отсюда и появление Программы «Новое соседство», призванной создать в приграничье ЕС благоприятную «среду обитания».

Сразу же отметим, что Европейский Союз, испытывающий после впечатляющего расширения последнего десятилетия своеобразный шок, хотя и интенсифицировал диалог с Украиной, стремится, тем не менее, не брать на себя принципиально новых обязательств и, тем более, называть конкретные сроки вступления Украины в ЕС. По заявлениям отдельных еврокомиссаров, подобная перспектива будет невозможной для Украины в течении ближайших 15-20 лет. Максимум, что предлагает пока украинским партнерам евробюрократия, – это неопределенный статус «привилегированного партнерства», новое усиленное соглашение, основу которого должна составить «постепенная экономическая интеграция» и «углубление политического сотрудничества».

Речь идет по сути дела о швейцарской или норвежской модели отношений с Евросоюзом.





Проект вступления Украины в ЕС не обладает большинством и в общественном мнении объединенной Европы. Исследования Еврокомиссии, проведенные летом 2005 г., засвидетельствовали, что за полноправное участие Украины в евроинтеграционном процессе выступают 45% опрошенных граждан ЕС, а 41% – против. Кстати, отношение европейцев к вступлению Украины в Европейский Союз с точностью до процента отражает отношение к евроинтеграции Румынии, ставшей членом ЕС 1 января 2007 г. г Что касается НАТО, то здесь перспективы присоединения Украины к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ) являются весьма реальными (о чем свидетельствует и недавнее решение Конгресса США), а основным препятствием является не столько позиция государств-членов НАТО, сколько внутренние проблемы украинского государства, общества, неготовность самой Украины войти в эту организацию.

Евроатлантическая интеграция и лидерский фактор

Говоря о перспективах Евроатлантической интеграции Беларуси, России и Украины, важно обратить внимание на колоссальную зависимость этого процесса от фактора субъективного, персонального: от позиции президентов (для Украины и правительства) этих государств, вышедших из чрева СССР.

Действительно, радикально антизападная политика А. Лукашенко, проводимая им весьма последовательно в течение двенадцати лет, предопределила доминанту восточного вектора внешнеполитических ориентаций Беларуси, включая и попытку выстраивания союзнических отношений с арабскими государствами, с авторитарными режимами Ирана и Венесуэлы. Позиция В. Пу

<

Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины

тина как «собирателя славянских земель» активизировала на постсоветском пространстве объединительные интенции России. Но как председатель своеобразной корпорации ОАО «Россия», он вынужден энергично отстаивать «корпоративные» (национальные) интересы, включая и жесткий прессинг относительно государств, на них покушающихся. Стремление (не всегда удачное) Л. Кучмы к тому, чтобы удобно расположиться одновременно «на двух стульях», привело к противоречивости и конъюнктурности внешнеполитических ориентиров Украины, в то время как президентство В. Ющенко интенсифицировало евроинтеграционные усилия государства. Аналогичная ситуация и в Беларуси: лидеры демократической оппозиции отчетливо и недвусмысленно артикулируют идею «возвращения в Европу» в случае победы на парламентских и президентских выборах. Следует специально указать и на то, что качество личных связей лидеров государств также напрямую влияет на интеграционные процессы в странах бывшего СССР. В нынешнем кризисе белорусСССР ско-российских отношений весомой является доля личной неприязни между А. Лукашенко и В. Путиным Красноречивыми и показательными в этом отношении являются результаты социологического исследования, проведенного в 2004 г. ФОМ (Россия), посвященного перспективам российско-белорусских отношений. Выяснилось, что на первых местах среди факторов, тормозящих интеграционные процессы, респонденты называли обстоятельства, суть субъективные: позиция и амбиции А. Лукашенко (17% опрошенных), «непонимание между президентами» (10%) и только потом – «разные интересы стран» (9%)1. В последующем, согласно социологическим данным ВЦИОМ (январь 2007 г.), влияние персонального г фактора только усилилось: россияне основными причинами, препятствующими созданию Союзного государства, называют позицию «А. Лукашенко и белорусского руководства» (28%), а также «надуманность этой идеи» (17%), которая естественным образом обусловлена субъективными предпочтениями первых политических лиц2.

Значимость личностного фактора в интеграционных процессах на постсоветском пространстве связана также с авторитарными тенденциями в системе государственной власти большинства стран СНГ, которые (тенденции), с одной стороны, повышают «роль личности» во внешней политике государств, а с другой – вызывают отчуждение от европейского сообщества. Свою роль при выборе доминанты внешнеполитических ориентаций играют и такие «личные обстоятельства» как проблема сохранения режима личной власти, возраст, образование, особенности восприятия лидером государства национальных интересов, наличие или отсутствие «советского опыта», коммуникативный комфорт в отношениях друг с другом и т.п. Для межгосударственных коммуникаций в Евразийском пространстве особую ценность приобретает и то, что партнеры

Анатолий Лысюк

по СНГ практически не обращают внимания на чистоту избирательных процедур, равно как и то обстоятельство, что интеграционные процессы не построены на жестких (обязательных) правилах/принципах, и допускают возможность безнаказанного «политического адюльтера».

О критериях и принципах Евроатлантической интеграции

Для успешной же интеграции в Евроатлантические структуры личностный фактор малозначим: на первый план выступает степень соответствия определенным, заранее известным и однозначным условиям. Например, «Копенгагенские критерии» (1993 г.) вступления в ЕС предполагают обязательное соответствие следующим принципам:

• наличие демократических институтов, соблюдение демократических норм и определенных избирательных стандартов, стабильность демократических процессов в стране;

• свобода СМИ;

• соблюдение прав человека;

• отсутствие конфликтов с соседями, в особенности по поводу границы;

• наличие рыночных институтов и устойчивое функционирование рыночной экономики;

• наличие экономики, способной конкурировать с товаропроизводителями других стран ЕС;

• способность выполнять обязательства, вытекающие из членства в ЕС (экономические, финансовые, внешне – и внутриполитические и др.) и др.

Критерии вступления в НАТО по принципиальным позициям совпадают с условиями членства в ЕС. Как отмечает Д. Грин, «по своей сути НАТО – союз демократических государств и их народов, объединенных вместе для общей защиты своих общих ценностей». Поэтому процесс подготовки к членству к НАТО предполагает серию преобразований: демонополизацию «национальной экономической и политической жизни, далеко идущие реформы сектора обороны и безопасности и, что самое важное, изменение отношений между государством и его гражданами (выделено мной – А. Л.)»3.

Насколько же Беларусь, Россия и Украина соответствуют этим критериям?

Лишь незначительно. В наименьшей степени букве и духу «Копенгагенских критериев» соответствует белорусский образец, отдающий предпочтение левоавторитарным тенденциям в политике и экономике. Что касается России, то в этой стране в настоящее время вполне очевиден тренд в сторону автократичности политического режима, сдерживания рыночных преобразований, политического лоббирования экономических интересов близких к власти клиентельских групп.

194 Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины Приближение Украины к европейским стандартам организации социально-экономической жизни является процессом весьма противоречивым и неоднозначным. Характерным в этом отношении является признание украинского политолога В. Круглашова, который, говоря о проблемах интеграции Украины в Евроатлантическое сообщество, замечает, что эта общая ориентации не сопровождается позитивными изменениями в реформировании экономической и политической сфер жизнедеятельности Украины. «Национальное сообщество все больше маргинализируется в социальном отношении, становится убогим экономически, деградирует в духовно-культурном и интеллектуальном измерениях. Это «уверенное» движение не к Европе, а в противоположном направлении4. Надежды, рожденные «оранжевой революцией» 2004 г., и породившие у значительной части украинского общества уверенность, что во взаимоотношениях Украины с ЕС и НАТО начнется качественно новый этап ускоренного сближения и последующей интеграции, оказались в силу слабости государственного лидерства несбывшимися и нереализованными.

Экономическое и политическое несоответствие критериям вступления в НАТО и ЕС объективно обрекает на обозримую перспективу целую группу постсоветских государств на пребывание в своеобразном «зале ожидания»

(«отстойнике») у порога этих структур, что призвано побудить их определиться со стандартами социоэкономического устройства, а соответственно, и с интеграционными перспективами.

Евроатлантическая интеграция как испытание НАТО и США

Интеграция в Евроатлантическое пространство является целостным феноменом и включает в себя в качестве обязательных атрибутов два фактора:

социоэкономический и военно-политический. Поэтому постановка проблемы вступления в ЕС естественным образом предполагает одновременное движение в сторону НАТО. Причем, как показывает опыт центральноевропейских стран, интеграция в структуры НАТО предшествует интеграции в Евросоюз, поскольку обеспечивает военно-политическую безопасность, необходимую для интеграции социально-экономической. В любом случае антиНАТОвская риторика является непреодолимым барьером на «пути в Европу».

Среди постсоветских государств Восточной Европы в роли авангарда борьбы с НАТО выступает белорусское руководство, которое идентифицирует Евроатлантический альянс в качестве своего основного внешнего противника.

Следует отметить, однако, что общественное мнение Беларуси относится к НАТО более сдержано и в своем большинстве не высказывает особых признаков обеспокоенности соседством с этой структурой. Несмотря на масштабные пропагандистские атаки, только 46.2% жителей Беларуси отрицательно отно

<

Анатолий Лысюк

сятся к вступлению РБ в НАТО. За это решение – около 15%5.

Общественное мнение России, как показывают социологические исследования, относится к НАТО однозначно негативно. Позиция государственного руководства России в этом отношении является более мягкой, однако в целом сохраняет по отношению к этому блоку безусловное неприятие. Характерными в этом отношении являются выдержки из Концепции внешней политики России: «По целому ряду параметров нынешние политические и военные установки НАТО не совпадают с интересами безопасности Российской Федерации, а порой прямо противоречат им». Поэтому «Россия сохраняет негативное отношение к расширению НАТО»6. В Концепции национальной безопасности России среди угроз в международной сфере прямо указывается на «расширение НАТО на восток»7.

Украина по отношению к НАТО занимает особую позицию. Как прежнее, так и нынешнее политическое руководство страны в принципе позитивно относятся к вступлению Украины в эту организацию, практически не высказывая недовольства расширением НАТО на восток и имея с этим блоком длительный позитивный опыт конструктивного сотрудничества. В конце мая 2002 г. Совет национальной безопасности и обороны поддержал решение, целью которого является вступление Украины в НАТО. В настоящее время Украина выразила желание принять участие в реализации Пакта стабильности на Балканах и Проекта создания сил быстрого реагирования. Однако законодательно установленный курс на вступление Украины в НАТО остается одним из наиболее контраверсионных в современном украинском обществе. Как справедливо отметил украинский аналитик Н. Сунгуровский, «расхождение позиций по этому вопросу в процессе последних избирательных кампаний приобрели признаки раскола общества, что усложняет общенациональную консолидацию не только вокруг провозглашенного внешнеполитического курса, а и в реализации национальных интересов страны»8.

По данным различных социологических исследований свыше половины украинских экспертов и представителей политической элиты поддерживают идею вступления Украины в НАТО. Общественное мнение страны в своем большинстве занимает иную позицию. Социологические опросы, проведенные в мае 2005 г. Центром Разумкова и Киевским международным институтом социологии, показали, что 55.7% населения страны выступают против интеграции Украины в НАТО, и только 22.1% – «за». На первом месте среди основных страхов противников НАТО находится опасения, что «это может втянуть Украину в военные действия НАТО», на втором – «это потребует значительных дополнительных вложений». Большинство граждан Украины (свыше 53%) воспринимают НАТО как агрессивный блок9.

Основными факторами, препятствующими переводу отношений Украины

Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины

и НАТО на новый уровень, являются также незрелость и неразвитость демократических институтов, гражданского общества и рыночных структур. К ним добавляется еще несколько важных военно-политических обстоятельств.

Во-первых, слабость демократического контроля за вооруженными силами.

Во-вторых, очевидное общее ухудшение состояния боеспособности вооруженных сил Украины. По утверждению министра обороны Украины А. Гриценко, «если не будет кардинально увеличено финансирование программ развития вооружений и военной техники, то буквально через два-три года мы будем на грани, когда не сможем защитить воздушное пространство, когда не сможем выполнить основные задачи». С этим высказыванием солидарен и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины В. Гайдук. На расширенном заседании коллегии Минобороны 5 февраля 2007 г. он подчерг кнул: «Особую обеспокоенность руководства государства вызывает состояние вооружений и военной техники, ее техническое состояние остается на грани критического». К этому можно добавить, что в 2006 г. программы разработки вооружений и военной техники для ВСУ были профинансированы в объеме 9% от потребностей, а программы закупки новой техники – в объеме 25% от потребностей. Вместе это составило 156 млн. гривен, или 31.2 млн. долл. Для сравнения: ежегодные ассигнования в Польше на приобретение новых вооружений и военной техники выделяются в объеме 800-850 млн. долл.10 В-третьих, отсутствие, с одной стороны, реального внешнего противника Украины, а с другой, желания НАТО взять на себя ответственность за безопасность Украины. Как справедливо отмечает И. Мельничук, «представляется неверным тезис о том, что приближение НАТО к границам Украины повышает нашу безопасность. Такое утверждение было бы правильным лишь в двух случаях: 1) однозначного признания России стороной, от которой исходит угроза;

2) готовности НАТО принять непосредственное участие в укреплении безопасности Украины. Однако, на наш взгляд, оба условия на сегодня не являются актуальными»11.

В-четвертых, непоследовательность курса президента и правительства Украины, сдерживающая процесс интеграции страны в НАТО. Согласно экспертному опросу, проведенному Центром мира, конверсии и внешней политики (Киев), именно этот фактор называли в 2002 г. самым важным 79% опрошенных12. Президентство В. Ющенко, несмотря на многообещающее начало и проНАТОвские интенции, не смогло интенсифицировать диалог с альянсом и придать ему новую динамику.

В-пятых, слабая информированность населения об этой организации. По результатам октябрьского (2006 г.) социологического опроса Центра Разумкова, только 3% респондентов признали уровень собственной осведомленности

Анатолий Лысюк

о НАТО высоким, почти половина – низким, 12% сообщили, что не имеют никакой информации. Лишь 0.2% опрошенных проявили знание реальных требований, которые выдвигает альянс к Украине в случае ее присоединения13.

Все эти факторы вкупе создают мощные барьеры на пути вступления Украины в НАТО, преодолеть которые в обозримом будущем может только одно обстоятельство: экстремальная международная ситуация, требующая привлечения Украины к активным военным операциям, соответствующим интересам стран-членов НАТО.

«Стержневой страной» западной цивилизации являются США. Доступ тех стран, которые воспринимают это государство как своего врага, в Евроатлантические структуры закрыт. Бесспорно, отношения между странами, входящими в ЕС и НАТО, не представляют собой идиллическую картину и наполнены естественными противоречиями, непониманием, расхождением позиций по широкому спектру вопросов.

Однако все это не исключает главного: осознания принадлежности к общему цивилизационному миру, единому политическому пространству, совершенно немыслимому без США. Поэтому отношение к этому государству является своего рода лакмусовой бумажкой готовности тех или иных стран следовать определенному (западному) вектору социоэкономического развития.

Антиамериканизм современного руководства Беларуси очевиден и однозначен. В общественном мнении Беларуси доминирует в целом также негативное отношение к внешней политике США. В проведенном в 2001 г. Общег ственным объединением «Логос» социологическом исследовании выяснилось, что, по мнению большинства опрошенных белорусов (57.4%), главной целью деятельности США на международной арене является достижение мирового господства. Кроме этого, международная деятельность этого государства мотивируется, в представлении респондентов, такими эгоистическими целями, как «осуществление национальных интересов» (32.6%), «контроль над ресурсами других стран» (28.9%), «распространение ценностей американского общества» (9.5%). Только небольшая часть наших респондентов (21.1%) верит в искреннее желание американцев помочь Беларуси, в то время как большинство опрошенных полагают, что основная цель «белорусской политики» Соединенных Штатов суть сугубо эгоистическая – усиление своего влияния на белорусское общество.

В гораздо большей степени антиамериканизм свойственен гражданам России. Согласно опросам Фонда «Общественное мнение» (март 2003 г.), 71% россиян полагал, что «в сегодняшнем мире США играют скорее отрицательную роль». Следует отметить, что в российском обществе в последние годы наблюдается не ослабление, а усиление антиамериканских настроений: если в мае 2001 г. данную «отрицательную роль» США приписывали 48% респонден

<

Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины

тов, то в мае 2002 г. – 53%.

Выросла и доля тех, кто заявляет о своем личном плохом отношении «к Америке». Если в мае 2001 г. лично к США хорошо относились 32% опрошенных, а «плохо» – 17%, то в 2003 г. эти цифры выглядят соответственно 19% и 35%. В целом подобные настроения, только в более завуалированной форме, характерны и для большинства правящей элиты России.

Что касается Украины, то в последние годы около трех четвертей экспертов называют США наряду с Россией в числе наиважнейших внешнеполитических партнеров Украины. Позитивно к США относятся и граждане Украины: 65.5% опрошенных граждан отнесли отношения с США к числу приоритетных.

Большую значимость для них имеют только отношения с Россией (86.9%)14.

Как следствие этого, участие украинских военных подразделений в военных действиях на территории Ирака не вызвало социального раздражения.

Об особенностях «европейского выбора» на постсоветском пространстве Обязательным условием Евроатлантической интеграции является ясность и однозначность Европейского выбора как такового, в особенности, артикуляция четкой ориентации государства на вступление в ЕС. РБ и РФ до сих пор четко и недвусмысленно не определили свой европейский вектор внешнеполитического развития, используя в качестве аргумента тезис о многовекторности внешнеполитического курса. Все это не может не порождать предельно противоречивую, эклектичную и конъюнктурную картину относительно построения отношений с объединенной Европой.

Российское руководство довольно-таки жестко защищает свою цивилизационную (славянско-православную) идентичность, геополитическую имперскость, государственную суверенность, не допуская даже теоретической возможности интеграции России в Европейский Союз. В Концепции внешней политике России европейскому направлению придается важное значение, но не в пространстве налаживания тесных интеграционных связей, а как установление «интенсивного, устойчивого и долгосрочного сотрудничества, лишенного конъюнктурных колебаний». Своей целью оно видит установление стратегического партнерства между Россией и ЕС, но не более. В настоящее время между ними осуществляется интенсивный «торг», призванный привести к компромиссам, прежде всего, в сфере энергетического сотрудничества, проходящий на фоне жесткого заявления канцлера ФРГ А. Меркель об утрате доверия к России как надежному поставщику энергоресурсов.

Что касается Беларуси, то в официально провозглашенной многовекторной внешней политике европейский вектор имеет периферийное значение.

Анатолий Лысюк

Последние высказывания президента РБ о готовности Беларуси расширить сотрудничество с объединенной Европой в действительности декларативны, политически конъюнктурны и не предполагают конкретных шагов по евроинтеграции Беларуси.

Общественное мнение жителей Беларуси относительно возможности членства РБ в ЕС довольно-таки расколото. Социологические исследования НИСЭПИ фиксируют постепенное уменьшение количества сторонников вступления РБ в ЕС за последние годы, что объясняется, скорее всего, масштабом антизападных пропагандистских инъекций, осуществляемых СМИ.

Тем не менее, несмотря на это, в современной Беларуси около трети населения страны позитивно относится к членству Беларуси в ЕС (табл. 1). Когда же у белорусских респондентов спросили (2006 г.), как бы они проголосовали, если бы сейчас проводился референдум с вопросом, вступать ли Беларуси в ЕС, то «за» высказались бы 32.4% опрошенных, а против – 33.8%, а 18.8% не участвовали бы в голосовании15.

Таблица 1. Динамика распределения ответов на вопрос: «Считаете ли Вы, что Беларусь должна быть членом Европейского Союза?», %

–  –  –

Со своей стороны, высшее руководство Украины заявляло и заявляет о приоритетности европейского выбора и даже превращения его в составную часть национальной идеи. Эта позиция пользуется существенной поддержкой населения. По результатам социологических опросов, около половины из них хотят, чтобы Украина стала членом Европейского Союза. Результаты исследования Центра Разумкова (2006 г.) показывают, что со вступлением Украины в Евросоюз согласны 40.7% респондентов, не согласны — около трети (34.2%) (табл. 2). В 2005 г. 72.2% экспертов полагали, что вступление Украины в ЕС г соответствует национальным интересам Украины16.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: «Необходимо ли Украине вступать в Европейский Союз?»

–  –  –

Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины Следует отметить также, что, если в Украине на вопрос, должна ли их страна идти тем же путем, что и западные страны, отвечают утвердительно 44.8% жителей, в Беларуси – 39.6%, то в России – лишь 24.7% (для сравнения:

в Польше – 81.3%, в Венгрии – 88.1%)17.

Оценка готовности вступления Украины в ЕС осуществлялась ее гражданами в первую очередь с позиций социально-экономических стандартов. В начале 2005 г. большинство граждан Украины полагали, что основными преградами на пути вступления Украины в ЕС являются низкий уровень жизни людей, недостаточное экономическое развитие Украины, а также слабость демократических институтов.

Примерно таких же позиций придерживается и экспертное сообщество Украины. Большинство экспертов определяют три основных причины, препятствующих интеграции Украины в ЕС: низкий уровень экономического развития и недостаточные темпы реформ (92%), высокий уровень коррупции (90%), несовершенство налоговой политики и нестабильность хозяйственного законодательства (90%) и др18. Кроме этого, назывались и такие факторы, как замедление политических и экономических реформ, неадаптированность национального законодательства к нормам европейского права, отсутствие необходимых изменений в содержании и стиле деятельности органов государственной власти и местного самоуправления. В частности, очевиден дефицит властных усилий, нацеленных на формирование четкого представления украинских граждан на преимущества, связанные с подготовкой страны к членству в ЕС и самим членством. Последнее тем более важно, поскольку, как свидетельствуют результаты социологических исследований, жители Украины обладают ограниченной информацией об Европейском Союзе. Так, в 2005 г. 38% из них г полагали, что знали достаточно о ЕС, чтобы решить, необходимо ли Украине вступать в него, 47% определили объем собственных знаний недостаточным, а 15% не смогли определить уровень собственных знаний19.

В конечном счете, все эти факторы существенным образом замедлили евроинтеграционную поступь Украины. Подавляющее большинство опрошенных экспертов (77%) критично характеризуют динамику отношений Украины с ЕС. Эту позицию разделяют и многие граждане: как «стагнацию» эти отношения охарактеризовали 45% опрошенных граждан Украины, как «ухудшение»

– 12%.

Разочарования и неудачи на евроинтеграционном пути, неспособность «оранжевой коалиции» реализовать европейские устремления значительной части украинского общества привели к усилению восточного вектора во внешней политике Украины, политическим символом которого является приход к власти «антикризисной коалиции» во главе с премьером В. Януковичем.

Анатолий Лысюк Евроинтеграция: «об экономике замолвите слово»

Основу интеграционных процессов традиционно составляет экономический фактор. Очевидно, что каждая страна так или иначе тяготеет к политическим союзам с теми странами, с которыми она связана экономически. Собственно говоря, и сам Европейский Союз начинался с интеграции экономической – с создания Европейского сообщества угля и стали. Действительно, восточный вектор белорусской внешней политики в значительной степени определялся тем, что в течении последнего десятилетия 55-60% общего объема товарооборота приходилось на Россию. Резкое увеличение в последние годы товарооборота между Беларусью и странами ЕС (который уже превысил товарооборот с Россией) создает экономическую основу для политического сближения. Дело

– за политической волей и практикой «демократического строительства» государственного руководства.

Еще более тесные экономические связи существуют между Россией и странами ЕС. В настоящее время на Европейский Союз приходится 71% всего внешнеторгового оборота России, в то время как, например, на США – 4%.

Более того, если мы посмотрим на статистические данные, то обнаружим, что, начиная с 1999 г., объем товарооборота с Европейским Союзом вырос почти в г три раза. И совсем уже беспрецедентной является энергетическая зависимость ЕС от РФ.

Успешность и неуспешность сотрудничества Украины с ЕС, кроме институциональных рамок, определяет ее экономическая основа. Можно отметить, что вес ЕС во внешнем торговом балансе страны неумолимо возрастает. На 2006 г. его часть составляла 35%, что выше общей части РФ во внешнеторговом балансе. Однако в торговом обороте стран ЕС Украина в 2002 г. занимала «скромное» место – 0.4%, а в 2006 г. – 0.7%20. Для ЕС экономическая роль г Украины существенна и неоспорима только в виде транзитной страны.

Несмотря на отдельные позитивные эффекты на «западном направлении», основным экономическим партнером Украины являются, тем не менее, страны СНГ СНГ. Интеграционным процессам на постсоветском пространстве благоприятствуют взаимозависимость и взаимная дополняемость евразийских экономик, технически сопряженные технологические цепочки, родственность экономической и предпринимательской культуры, близкие стандарты экономической жизни, схожая логика экономического развития и др. Поэтому, несмотря на периодические внешнеполитические колебания в отношениях между странами СНГ, экономическая необходимость вынуждает их создавать все новые и новые интеграционные структуры. Создание Единого экономического пространства – очевидное тому свидетельство.

Тем не менее, украинская политическая элита с известной осторожностью Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины относится даже к экономической интеграции со странами бывшего Советского Союза, не говоря уже о политической интеграции.

–  –  –

Содержание интеграционных процессов, в которые вовлечены постсоветские государства, в значительной степени зависит от того, насколько инициируют, стимулируют и направляют эти процессы соответственно ЕС и РФ. В настоящее время лидер здесь очевиден и безусловен – это Россия, стремящаяся по целой совокупности причин, в том числе и психологических, стать центром объединительных тенденций на данной территории.

Очевидно, что для руководства и народов Беларуси и Украины отношения с Россией являются приоритетными, равно как и существенным является влияние России на эти государства.

Экспертный опрос, проведенный на Украине в 2002 г. Центром мира, конверсии и внешней политики (Киев) показал, что, по мнению украинских экспертов, в наибольшей степени влияют на процесс принятия политических решений на Украине РФ (75% опрошенных), США (64.6%), МВФ (27.1%), НАТО (20.8%), ЕС (12.5%). В 2004 г. аналогичный опрос демонстрирует увеличение влияния России: на РФ указали 98,4% опрошенных, на США – 76.2%, Европейский Союз – 25.4%. Что касается Беларуси, то проведенный в 2004 г. под г руководством автора экспертный опрос показал, что оценка экспертами влияния России на принятие политических решений в РБ – вне всякой конкуренции: это мнение 73% опрошенных. На втором месте США – 16%.

Следует отметить также, что общественное мнение Украины в настоящее время относится к России позитивнее, чем в начале своего суверенитета, когда по образному выражению украинского социолога Л. Шангиной, «Россия была для нас тем братом, от которого мы хотели уйти». В 1991 г. с тезисом «Москва — причина всех наших бед» были согласны 36% граждан Украины, а 34% из них были не согласны с ним. В 2006 г. в Москве причину украинских г бед «видят только 11 человек из сотни украинских граждан, не видят — 69»21.

Однако, как это ни парадоксально, влияние России на постсоветском пространстве совершенно не связано с объемом ресурсов, целенаправленно используемых российским руководством на интеграционные процессы. В отличие от США и ЕС, создавших на постсоветском пространстве широкую сеть лоббистских структур: политических партий, НПО, ресурсных центров, экономических и благотворительных Фондов, образовательных программ, лояльных СМИ и т.п. Влияние же России зиждется на трех «слонах»: на (1) инвестиционных программах крупных энергетических кампаний; (2) русофильском влиянии РПЦ; (3) образе России как культурологического центра для жителей

Анатолий Лысюк

Беларуси и Украины. Что же касается управляемости этого процесса, то здесь можно согласиться с белорусским аналитиком В. Бондаренко, который, констатируя высокую степень влиянии России на постсоветском пространстве, указывает на то, что только применительно к последним двум годам можно говорить об управляемом росте этого влияния22.

Анализируя отношение общественного мнения и позиции политических элит Беларуси, России и Украины к Евроатлантической интеграция, обращаешь внимание на то, что политические элиты, включая экспертов, занимают явно выраженную проевропейскую линию (около 75% представителей политической элиты Беларуси и Украины).

Однако проевропейские ориентации общественного мнения не столь очевидны. Оно расколото, и значительная часть граждан колеблется между ориентациями на Запад и на Восток. Характерными в этом отношении являются результаты социологических исследований, проведенных НИСЭПИ в Беларуси в 2003-2006 гг. и показывающие, что количество респондентов, ратующих гг за интеграцию с Россией, лишь незначительно превосходит число сторонников интеграции с ЕС. Около 20% респондентов являются сторонниками одновременной интеграции на западном и восточном направлениях.

Евроатлантическая интеграция и цивилизационный выбор

Говоря о Евроатлантической интеграции необходимо осознавать, что этот процесс осуществляется не только на институциональном уровне, но и на уровне народов, их культур и ценностей. Как справедливо отмечают Е. Афонин и А. Мартынов, «анализируя пройденный во второй половине ХХ в. путь развития европейских стран, можно утверждать: социокультурный фактор, диалог европейских культур стал действительно важным компонентом в деле построения современного Европейского Союза»23. К тому же без политико-культурной общности невозможно оптимальное функционирование созданных демократических институтов.

Насколько можно говорить о культурной (цивилизационной) кровнородственности народов РБ, РФ и Украины с народами стран ЕС?

Исследователи не фиксируют принципиальных ценностных барьеров между народами, входящими в ЕС, и народами Беларуси и Украины. Как показывает, например, белорусский образец, большинство опрошенных (66.9%) белорусов не согласны с тем, что западная цивилизация враждебна православным народам. Согласных с этим утверждением явное меньшинство – 24.5%24.

Аналогичных позиций придерживается и большинство жителей Украины.

Но отсутствие враждебности отнюдь не означает ценностную идентификацию с парадигмами западной цивилизации. В этом отношении весьма на

<

Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины

глядны результаты социологического исследования (2006 г.), проведенного НИСЭПИ в Беларуси. При ответе на вопрос: «К какой культурной традиции Вы себя относите?», 64.2% опрошенных отнесли себя «к белорусской», 13.6% – «к русской», 13.3% – «к советской», и только 8.1% – «к общеевропейской»25.

Для украинцев, в отличие от белорусов и русских, европейская идентичность является чрезвычайно важной составляющей их национальной идентичности. Однако в украинском обществе также существует известное предубеждение относительно «западной культуры». В частности это проявляется в том, что западная культура воспринимается как несущая некую угрозу. Согласно результатам социологического опроса, проведенного Центром Разумкова, тезис, что «западная культура оказывает на нас негативное влияние» в 2006 г.

г поддерживали 45% граждан страны. Несогласие с ним выразили только 26% респондентов26.

Российское общество испытывает повышенную аллергию на европейскость. Результаты общенационального опроса показали (2006 г.), что большинство жителей России (71%) не считают себя европейцами, и почти половина (45%) воспринимает Европейский Союз как угрозу. Большинство россиян (75%) считают Россию особенной страной, которой необходим собственный путь развития.

Конфессиональные различия между народами Западной и Восточной Европы практически не сказываются на качестве взаимоотношений между ними и в силу интенсивной секуляризации социальных систем, и развитости экуменических движений, и формирования религиозной терпимости, и др.

В настоящее время на ценностном уровне народы России, Беларуси, Украины и народы, представляющие евроатлантическую цивилизацию, разделяют, тем не менее, три культурологических фактора. Во-первых, это несовпадение господствующих типов политической культуры: утвердившаяся «на Западе»

гражданская политическая культура «на Востоке» только зарождается.

Во-вторых, очевиден культурологический диссонанс в пространстве ценностной доминанты. В восточноевропейских «транзитных обществах» господствуют так называемые «материальные ценности», ставящие во главу угла проблемы материального существования, безопасности и справедливости, в то время как в странах западной цивилизации все более распространяются и укореняются постматериальные ценности: гендерные, экологические, связанные с бльшим политическим участием, проблемами войны и мира и др. Следует заметить, однако, что данный ценностный диссонанс не носит принципиального характера; он историчен и преодолевается посредством интенсивной модернизации общества.

В-третьих, в определенной мере сказывается и фактор цивилизационный, обуславливающий линии водораздела между западно-католической/проте

<

Анатолий Лысюк

стантской и славянской/православной цивилизациями. Россия не просто относит себя к славянской цивилизации, а позиционирует себя, если использовать терминологию С. Хантингтона, в качестве ее стержневого государства. Беларусь открыто заявляет о себе как о лидере восточно-славянской цивилизации.

В этом отношении весьма показательно высказывание А. Лукашенко: «Временем, судьбой, ситуацией Беларусь выдвинулась на великую роль лидера восточно-европейской цивилизации… на Беларусь смотрят как на спасителя славянской цивилизации, и мы должны эту цивилизацию спасти… Видимо Богом предназначено Беларуси это сделать, если она поставлена в центр этого процесса»27. Украина же в цивилизационном отношении является «расколотым государством», но также с доминированием славянского элемента.

Таким образом, по большинству параметров в настоящее время Беларусь и Украина не готовы интегрироваться в структуры НАТО и ЕС, что становится все более очевидным как них самих, так и для Евроатлантических институтов.

Их евроинтеграционные перспективы в решающей степени будут зависеть от готовности предпринять интенсивные рыночные преобразования и либеральную трансформацию социально-политических структур. Однако в настоящее время эта готовность выступает скорее в потенции, чем в реальности.

С другой стороны, существует множество объективных и субъективных факторов, побуждающих данную группу государств к интенсификации взаимных связей и отношений. «На одном крыле» не могут уже «лететь» ни Беларусь, ни Украина, ни Россия.

–  –  –

Ильичев Г. Что мешает объединению России и Белоруссии// Известия.

– 2004. – 1 сентября.– № 160 Антипова Н., Чайка Ф. Лукашенко повысил тарифы на прокачку нефти// Известия. – 2007. – 6 февраля. – № 30 Грин Дж. Украинское демократическое движение и евроатлантическая интеграция: естественное состояние, но сложный путь//Украина: гражданское общество в контексте европейской интеграции. – Луганск: Знание, 2004, с.

Круглашов А. Розширення НАТО та європейска інтеграція: взаємозалежнісць та перспективи//Проблеми прикордонних регіонів у контексті розширення НАТО: Матеріали науково-практичного семінару. – Чернівці: БУКРЕК, 2001, с. 22 Укрепление проевропейских ориентаций в Беларуси//Новости НИСЭПИ.

– Вып. 2 (40), 2006, с. 40 Концепция внешней политики Российской Федерации//Национальная и Евроатлантические перспективы Беларуси, России и Украины региональная безопасность. – Минск: Несси, 2001, с. 321 Концепция национальной безопасности Российской Федерации// Национальная и региональная безопасность. – Минск: Несси, 2001, с. 299 Ротар Н. Євроiтеграцiйний дискурс як чинник електорально участi громадян Украни//Полiтологiчнi та соцiологiчнi студi. Збiрник наукових прац. Том IV. – Чернiвцi: «Прут», 2006 Гуйтор М. Iнтеграцiйнi орiентацi Украни як складова полiтичних технологiй//Полiтологiчнi та соцiологiчнi студi. Збiрник наукових прац. Том IV.

– Чернiвцi: «Прут», 2006, с. 431 Бадрак В. Синдром безоружности//Зеркало недели. – 2007. – 10 февраля.

–№5 Мельничук І. Перспективи українсько-російських відносин у контексті розширення НАТО на Схід//Проблеми прикордонних регіонів у контесті розширення НАТО: Матеріали науково-практичного семінару. – Чернівці: БУКРЕК, 2001.

Сушко О. НАТО та Україна: сценарії відносин після рішення РНБО від 23 травня 2002 р.//Український Монітор. Міжнародне становище України, зовнішня та безпекова політика: підсумки 2-го кварталу 2002 р. – Літо, 2002 Сунгуровский Н. Украина – НАТО: проблема сознательного выбора//Зеркало недели. – 2006. – 2 декабря – № 46 Стратегічне партнерство України з іншими державами: підходи та оцін

–  –  –

кало недели. – 2006. – 2 декабря – № 46, с. 40, 87 Ротар Н. Євроiтеграцiйний дискурс як чинник електорально участi громадян Украни//Полiтологiчнi та соцiологiчнi студi. Збiрник наукових прац.

Том IV. – Чернiвцi: «Прут», 2006, с. 345 Лапкин.В.В., Пантин В.И. Восприятие западных институтов и ценностей в постсоветском пространстве: опыт Украины и России//Полис. – 2004. № 1, с. 87 Веренько В. Європейска iнтеграцiя – запорука розвитку укрансько держави демократичним шляхом//Полiтологiчнi та соцiологiчнi студi. Збiрник наукових прац. Том IV. – Чернiвцi: «Прут», 2006 Ротар Н. Євроiтеграцiйний дискурс як чинник електорально участi громадян Украни//Полiтологiчнi та соцiологiчнi студi. Збiрник наукових прац.

Том IV. – Чернiвцi: «Прут», 2006, с.

Круглашов А. Украна – ЄС: труднощi дiалогу//Полiтологiчнi та соцiологiчнi студi. Збiрник наукових прац. Том IV. – Чернiвцi: «Прут», 2006, с.

Шангина Л. 15 лет спустя: страна та же, люди те же, вот только…//Зеркало недели. – 2006. – 2 декабря. – № 46 Анатолий Лысюк Бондаренко В. О влиянии Кремля в Ближнем зарубежье//Аналитический бюллетень Белорусских фабрик мысли. – 2004. – № 1, с. 34 Афонiн Е.А., Мартинов А.Ю. Об`єднана Європа: соціокультурні кордони// Методологiя, теорiя та практика соцiологiчного аналiзу сучасного суспiльства. Збiрник наукових праць. – Харків: Видавничий центр Харківського національного університету ім. В.Н.Каразіна, 2001, с.

Заико Л. Балто-Черноморский регион: старая «статика» и новая динамика//Национальная и региональная безопасность. – Минск: Несси, 2001, с. 43 Укрепление проевропейских ориентаций в Беларуси//Новости НИСЭПИ.

– Вып. 4 (42), 2006, с. 15 Шангина Л. 15 лет спустя: страна та же, люди те же, вот только…//Зеркало недели. – 2006. – 2 декабря. – № 46 Лукашенко А.Г. О состоянии идеологической работы и мерах по ее совершенствованию. – Мн.: Администрация президента РБ, 2003, с. 19, 21

–  –  –

Пасьля распаду савецкай імпэрыі і зьяўленьня Рэспублікі Беларусь як самастойнага суб’екту міжнароднай супольнасьці паўстала сьціжма вострых пытаньняў: на якіх фундамэнтах будаваць беларускую дзяржаўнасьць? якія каштоўнасьці пакласьці ў аснову беларускай культуры? якія сымбалі і нарацыі маюць яднаць і кансалідаваць беларускае грамадзтва? што рабіць з савецкім мінулым?

Preliminaria geopolitica

Паўстаўленыя вышэй пытаньні раней ці пазьней прыводзяць нас да разважаньняў геапалітычнага (а таксама геакультурнага і геаэканамічнага) характару. Бо калі пытаемся пра «фундамэнты», «каштоўнасьці», «сымбалі», «нарацыі», то ставім пытаньне менавіта пра ўзор пабудовы дзяржаўнасьці і грамадзкага ладу. А пытаньне пра ўзор ёсьць дэ факта пытаньнем пра геапалітычнае самавызначэньне, якое ў Беларусі традыцыйна разглядаецца водле схемы: «Усход vs. Захад vs. ‘Свая мадэль’».

Але дзесьці ад паловы 90-ых гг. у інтэлектуальных колах Беларусі набывае папулярнасьць пэўная фэнамэналёгія беларускасьці, якая – на першы погляд – касуе вышэйпрыведзеную схему. Многія філёзафы і культуролягі зыходзяць з таго, што Беларусь зьяўляецца «прасторай паміж»1, тэрыторыяй «памежжа»2. Гісторыя Беларусі пазначана «прылівамі» і «адлівамі» культурных хваляў, якія прыходзілі то з Захаду, то з Усходу, у выніку чаго канфлікт паміж «эўрапейскаю» і «эўразійскаю» геапалітычнай опцыяй стаўся амаль сталай рысай беларускай ідэнтычнасьці. В. Акудовіч называе Беларусь своеасаблівым «архіпэлягам»3, прасторай, пазбаўленай суцэльнае культурнае тканкі,

Пётра Рудкоўскі

дзе адны моўна-культурныя формы перасякаюцца зь іншымі, пазбаўляючы беларусаў пачуцьця нацыянальна-культурнай еднасьці. А з гэтага напрошваецца выснова, што «ўсходні» або «заходні» гепалітычны праект азначаў бы нішто іншае, як прымусовую ўніфікацыю, навязаваньне пэўнай частцы насельніцтва такой грамадзка-культурнай і эканамічнай мадэлі, якая імі ўспрымаецца як чужая. Тэорыю «памежжа» нельга таксама атаесамліваць з ідэалягемай «особого пути», якая ахвотна выкарыстоўваецца цяперашняй беларускай улады для апраўдваньня сваёй ізаляцыянісцкай палітыкі. Тэорыя «памежжа» ўсяго толькі прасоўвае погляд, што беларусы ў высокай ступені стыгматызаваны пэўнаю плюральнасьцю: моўна-культурнай, канфэсійнай, этнанацыянальнай, ідэалягічнай, сьветапогляднай ігд., што гэтая плюральнасьць абумоўлена (і замацавана) спэцыфічнай гісторыяй і што аніводзен геапалітычны праект ня будзе мець посьпеху, калі ня дасьць сьпярша задавальняючага адказу на пытаньне:

як мінімалізаваць пачуцьцё пагрозы для розных сыстэмаў каштоўнасьцяў, важных для паасобных грамадзка-палітычных субкультураў.

І ўсё ж такі мэтадалягічная вартасьць схемы «Усход Захад ‘Свая мадэль’» здаецца быць гэтаксама значнай, як значнай зьяўляецца вартасьць інтэлектуальных канструкцыяў філёзафаў-фэнамэнолягаў, якія зыходзяць з «памежнасьці» беларускай культуры. Пытаньне «куды ісьці» можна пасьпяхова перафармуляваць у пытаньне «як ісьці» Як ісьці ва ўмовах устойлівай плюральнасьці і адсутнасьці кансэнсусу наконт базавых каштоўнасьцяў? І пошукі адказу на пытаньне «як» усё-роўна прывядуць нас да геапалітычных разважаньняў, паколькі Ўсход і Захад прапануюць два адрозныя падыходы да факту плюральнасьці і прапануюць дзьве розныя грамадзка-палітычныя этыкі.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 19 |
 


Похожие работы:

«К а ф ед ра Социологии Меж ду нар одны х Отно ш е ни й Со ц иологического факу льтета М ГУ им М.В. Ломоносова Геополитика И н ф ор м а ц и о нно а на л и т и ч е с к о е и здани е Тема выпуска: Арабские бунты В ы п у с к VI Москва 2011 г. Геополитика. Информационно-аналитическое издание. Выпуск VI, 2011. 120 стр. Печатается по решению кафедры Социологии Международных Отношений Социологического факультета МГУ им М.В. Ломоносова. Главный редактор: Савин Л.В. Научно-редакционный совет: Агеев А.И.,...»

«Доклад о деятельности и развитии социально ориентированных некоммерческих организаций Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 8 Плана мероприятий по реализации Федерального закона от 5 апреля 2010 г. № 40ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций», утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 января 2011 г. № 87-р, а также абзацем 3 пункта 2...»

«Государство Политика Право Управление Выпуск VII 2014 г. Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова Государство Политика Право Управление Сборник научных работ преподавателей, аспирантов и студентов Института политики, права и социального развития Выпуск VII Москва Редакционно-издательский центр ББК 67. Г Государство политика – право управление: Сборник научноисследовательских работ профессорско-преподавательского...»

«Доклад Новосибирской области «О результатах реализации Национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» за 2013 год Часть I. Переход на новые образовательные стандарты 1. Информация о выполнении плана первоочередных действий по реализации национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» в 2013 году (в соответствии с приложением 2). В качестве одной из приоритетных задач министерства образования, науки и инновационной политики Новосибирской области с 2011 года является...»

«АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ АДМИНИСТРАЦИЯ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ АДМИНИСТРАЦИЯ Г. ЛИПЕЦКА ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ ФИНАНСОВОГО УНИВЕРСИТЕТА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I ИНСТИТУТ ПРАВА И ЭКОНОМИКИ ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЕЛЕЦКИЙ...»

«Наталья Калинина МИЛИТАРИЗАЦИЯ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА: ДИНАМИКА И РИСКИ СТАТЬЯ ПЕРВАЯ В серии из двух статей Одним из наиболее невротических районов нашей планеты вот уже в течение весьма длительного времени является Ближний Восток. Общая напряженность, обостренный до предела гражданский конфликт в Сирии, создающий угрозу полЗ ноценного регионального столкновения. И Ко всему этому добавляются неурегулированные арабо-израильские отношения, Л сложное внутриполитическое положение в отдельных странах...»

«Министерство образования и науки РФ Филиал Частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «БАЛТИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ, ПОЛИТИКИ И ПРАВА» в г. Мурманске УТВЕРЖДЕНО ПРИНЯТО Директор Филиала на заседании кафедры уголовноЧОУ ВПО БИЭПП в г. Мурманске правовых дисциплин ЧОУ ВПО БИЭПП в.г. Мурманске А.С. Коробейников протокол № _2 от «_22_»_сентября 2014 года «_22_»_сентября_ 2014 года Учебно методический комплекс дисциплины УГОЛОВНОЕ ПРАВО Специальность 030501...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОПЛАТЕ ТРУДА 1.1. Настоящее Положение об оплате труда (далее Положение) работников Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского (далее КФУ) разработано в соответствии с: Трудовым кодексом Российской Федерации (с учетом изменений и дополнений); Федеральным законом РФ от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в РФ»; Указом Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики»; Федеральным законом...»

«УТВЕРЖДЕНО решением Правления ОАО «АК БАРС» БАНК от «11» июня 2015 г. Протокол № 34/15 Социальный отчет ОАО «АК БАРС» БАНК 2014 г. Казань Оглавление Введение 1. Обращение руководства Банка 2. Общая информация об ОАО «АК БАРС» БАНК 3. Принципы и структура корпоративного управления 4. Кадровая политика Банка 4.1. Социально ответственное регулирование вопросов труда и занятости 4.1.1. Структура персонала «АК БАРС» Банка 4.1.2. Политика оплаты и мотивации труда 4.1.3. Нематериальная мотивация...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПО АНТИМОНОПОЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ Исполнительный комитет СНГ ДОКЛАД «О СОСТОЯНИИ КОНКУРЕНЦИИ НА ТОВАРНЫХ РЫНКАХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ГОСУДАРСТВ УЧАСТНИКОВ СНГ» Душанбе – 30.10.2015 03.11.2015 10:08:00 15-1027-5-6.doc ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. I. ОБЗОР ЗАРУБЕЖНОЙ ПРАКТИКИ РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНЦИИ НА ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОМ РЫНКЕ. 1.1. ВЛИЯНИЕ ВЫХОДА НА ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЙ РЫНОК ПРЕПАРАТОВ-ДЖЕНЕРИКОВ.. 1.2. ПАТЕНТНАЯ ЗАЩИТА И КОНКУРЕНЦИЯ. 1.3. ПАТЕНТНЫЕ СТРАТЕГИИ, ПРЕПЯТСТВУЮЩИЕ ВЫХОДУ НА...»

«И.Е. Золин ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ РЫНКА ТРУДА РОССИИ В настоящее время перед Россией стоит задача формирования эффективного рынка труда. При этом необходимо учитывать сужающееся предложение рабочей силы, наличие внешней миграции, неблагоприятную демографическую ситуацию. Поскольку в перспективе проблема дефицита рабочей силы может еще более обостриться, актуален более детальный анализ демографической ситуации. Помимо сугубо научного интереса, влияние демографических...»

«Отчет о деятельности Государственной службы Чувашской Республики по конкурентной политике и тарифам за 2013 год 1. Общие положения Республиканская служба по тарифам создана Указом Президента Чувашской Республики от 5 мая 2004 г. № 34 «О мерах по совершенствованию деятельности органов исполнительной власти Чувашской Республики». В соответствии с Указом Президента Чувашской Республики от 16 июня 2009 г. № 36 «О Государственной службе Чувашской Республики по конкурентной политике и тарифам» Служба...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ № 1-2 (31-32) зима, весна Казань Главный редактор Ответственный секретарь Рафаэль Хакимов Алсу Хуснутдинова Дизайн обложки Верстка Миляуша Хасанова Лия Зигангареева Редактор и составитель номера Рафик Абдрахманов Учредитель Автономная некоммерческая организация «Казанский центр федерализма и публичной политики» Мнения, выраженные авторами статей, не обязательно совпадают с точкой зрения редакции «Казанского федералиста» Издание осуществляется при финансовой поддержке Фонда...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ: ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ Галичин В. А. директор Центра мониторинга человеческих ресурсов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. E-mail: vgalichin@anx.ru Статья посвящена анализу современных тенденций развития международного рынка образовательных услуг, представляющего собой важную и активно развивающуюся отрасль мирового хозяйства. Международный рынок образовательных услуг характеризуется...»

«КОМИТЕТ ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ Аналитический доклад № 1 по долгосрочному наблюдению выборов 13.09.201 ПРАВОВЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВЫБОРОВ 13 СЕНТЯБРЯ 2015 ГОДА I. Основные изменения в политическом структурировании и законодательном регулировании выборов В отличие от избирательных кампаний трех последних лет (2012, 2013, 2014) в 2015 году впервые за длительное время подготовка к выборам не сопровождалась очередными существенными изменениями избирательного законодательства. Это не...»

«Энергетический бюллетень Тема выпуска: Климатическая политика в России и мире Ежемесячное издание Выпуск № 13, май 201 ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Выпуск № 13, май 2014 Содержание выпуска Вступительный комментарий Ключевая статистика 4 По теме выпуска Климатическая политика России: план действий Контуры новой климатической политики ЕС 1 Обсуждение Стимулирование добычи «трудной» нефти 20 Рынок СПГ: почему он не растет? 25 Обзор новостей 2 Выпуск подготовлен авторским коллективом под руководством...»

«Часть IV. ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И АТР. закончился первый или начальный Россия. все более активно проявляет себя в АТР2 этап российской политики на азиатскотихоокеанском направлении. А. Торкунов, Венцом предпринятых усилий и деяний ректор МГИМО(У) явилось проведение саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 г.1 А. Панов, посол России, профессор МГИМО(У) В 2012–2013 годах Россия еще только начала проявлять активность в своей новой восточной политике по отношению к новому мировому центру...»

«See discussions, stats, and author profiles for this publication at: https://www.researchgate.net/publication/27 Европейский Союз для регионов: что можно и нужно знать российским регионам о ЕС BOOK · JANUARY READS 2 AUTHORS, INCLUDING: Gleb Yarovoy Petrozavodsk State University 7 PUBLICATIONS 2 CITATIONS SEE PROFILE Available from: Gleb Yarovoy Retrieved on: 06 January 201 Глеб Яровой, Елена Белокурова Европейский Союз для регионов: что можно и нужно знать российским регионам о ЕС...»

«8.6 Вероятный и возможный характер внутренних войн и военных конфликтов1 в 2030-х и 2050-х годах ХХ века Внутренний вооруженный конфликт является одной из форм силового разрешения социально-политических противоречий2 А. Герасимов, профессор Внутренний вооруженный конфликт, как одна из форм разрешения социально-политических противоречий, в ХХ веке постепенно трансформировался в один из вариантов (одну из форм) внешнего военного конфликта. Это произошло в силу целого ряда причин, но, прежде...»

«РУКОВОДСТВО ПО СНИЖЕНИЮ РИСКА СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ НА УРОВНЕ СООБЩЕСТВА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ 2006 г. К читателю Настоящая брошюра затрагивает лишь небольшую часть поистине обширных знаний и опыта, существующих сегодня в мире в сфере управления и снижения стихийных бедствий. В свете последних событий и растущего числа природных катастроф во второй половине 20 и начале 21 столетия, эта проблема привлекает растущее внимание ученых, политиков и общественных деятелей; отсюда и растущее количество...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.