WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«Выпуск 1(5) / Екатеринбург УДК 27-1(051) ББК 86. В Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви. Свидетельство № 200 от 8 февраля 2012 г. РЕДАКЦИОННАЯ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Некоторые через более или менее продолжительное время превозмогают горе и решают его вторичной женитьбой. Но у Александра Васильевича так болела душевная рана, что он не мог ждать; он спешил решить вопрос сейчас же, ослабить остроту горя. Возникла мысль об отречении от мира, в отказе от радостей семейной жизни, о монашестве. Он знал теперь, что всегда возможно внезапное лишение земных радостей. Созревшим планом о пострижении в монашество он поделился с Казанским архипастырем Палладием (Раевым), который с величайшей радостью приветствовал это благое намерение. Наверное, тут сыграло роль и личное обстоятельство, ведь у владыки в уже далёком 1860 г. тоже умерла супруга, после чего в январе 1861 г. он принимает монашеский постриг. Уж кто кто, а он 4 5

–  –  –

эту беду понимал и сопереживал молодому Александру Васильевичу (к счастью, у Казанского архипастыря дети не умирали — единственный его сын Николай закончил Санкт-Петербургскую духовную академию, служил в Министерстве народного просвещения и с 1915 г. был последним предреволюционным обер-прокурором Св. Синода). Наверное, владыка знал, что Вадковский из Тамбовской епархии, а он ведь всего шесть лет как покинул эту кафедру6. Владыка поселил Вадковского в своём архиерейском доме, прислал ему в подарок собственную шелковую рясу. Неожиданная весть о принятии монашества Александром Васильевичем буквально потрясла всю академическую семью — профессоров и студентов, т. к. в Казанской академии уже давно не только не было профессорских пострижений в иночество, но даже и студенты чуждались этого высокого подвига христианской жизни. В академии только ректор был монахом.

Следует напомнить читателю, что это был период сильного оскудения учёного монашества в духовных академиях, особенно в Казанской. Русские иерархи сокрушались об этом. Пострижение Александра Васильевича было тогда явлением исключительным и отрадным.

Все хорошо знавшие Вадковского в то время признали этот шаг естественным, никому в голову не закралась обидная, но обычная человеческая мысль, что этот путь он избирает ради карьеры. Все знали высокое религиозное настроение Александра Васильевича, все напутствовали его самыми искренними, сердечными пожеланиями.

Но, принявши под ударами судьбы своё монашество, будущий владыка сохранил о семейной жизни и о детях представление необычайно высокое, почти идеальное. Оно поучительно, особенно для современной жизни, когда молодые смотрят на брак и детей как на обузу.

«Бог создал человека для радости, — пишет он в одном из своих писем. — Христианский взгляд на жизнь светлый, чистый, радостный. Бог благословил людей любить друг друга. Он Сам Себя назвал любовию.

Чувство женщины, влекущее её к избраннику сердца в браке, не есть чувство для греха, а для благословенного Богом сожительства, во исполнение воли Божией о мужчине и женщине. Но всё, что от Бога, в Боге и для Бога, не есть земное, греховное, а есть небесное, Божие, святое»7.

В бумагах, разобранных по поручению Св. Синода архиепископом 6 7

–  –  –

Иннокентием (Беляевым) после смерти владыки, было найдено письменное благословение родителей митрополита, протоиерея Василия и Ольги Никифоровны Вадковских на этот новый путь его жизни: «Милый и драгоценный сын наш Александр. Призвание Божие тебя в монашество наконец совершилось… Желание наше и твоё окончательно исполнилось… Благословит тебя невидимою десницею Господь Бог принять монашество в здравии и благочестии. И да будет Он Сам твоим Помощником в исполнении обетов. И мы, родители твои, искренне-сердечно оба благословляем тебя на сей путь спасительный — в монашество — во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. В знак же родительского нашего благословения и незабвенной памяти, даем тебе икону Спасителя и чудотворца Николая, который да будет твоим молитвенником пред Господом Богом во всю жизнь твою. И мы молим, и по гроб жизни нашей будем умолять Всеблагого Бога, чтобы Он не отступал от тебя и никогда не оставлял бы тебя и сохранил бы драгоценную жизнь твою на многия лета, для пользы Церкви и государства. Прощай, милый и драгоценный сын наш, в миру Александр. Целуем тебя, любящие тебя и непрестанно помнящие твои родители протоиерей Василий и Ольга Вадковские»8.

На первой неделе Великого поста в пятницу, 4 марта 1883 г., А. В. Вадковский был пострижен в монашество с именем Антония. Чин пострижения в Крестовоздвиженской церкви епархиального дома совершил архиепископ Казанский и Свияжский Палладий (Раев).





Духовным руководителем новопостриженного монаха был назначен опытный в аскетических подвигах эконом архиерейского дома, иеромонах Амвросий (впоследствии наместник Киево-Печерской лавры). Небольшая Крестовая церковь была переполнена желающими взглянуть на печально-трогательный обряд отречения человека от своей воли. 6 апреля того же года он был рукоположен во иеромонаха, а 14 ноября возведён в сан архимандрита. Чтобы создать ему обстановку настоящей монашеской жизни, ему было указано жить в заштатном Иоанно-Предтеченском мужском монастыре в качестве его управляющего, или настоятеля.

Скромный обитатель Академической слободы, дотоле почти не известный среди казанской интеллигенции и вращавшийся исключительно в узком кругу своих коллег по академии, после пострижения в монашество неожиданно для себя получает широкую популярность.

8

А. М. Елдашев

Теперь архимандрит Антоний сделался предметом интереса повсюду.

Весьма многие стали искать его знакомства и общения с ним, находить его высокообразованным и симпатичным.

Немало его популярности способствовал и Казанский архипастырь Палладий (Раев), назначавший его на служения с собой во все торжественные дни, причём нередко поручавший ему и произнесение проповедей или речей. Вообще следует сказать, что архиепископ Палладий, обрадованный приобретением для Церкви Христовой человека «любомудрствующего», всюду, где только можно было, выдвигал отца Антония и старался всячески поддерживать его на пути в иерархическом возвышении9.

В 1883 г., в летние каникулы, отец Антоний был командирован в Санкт-Петербург и Москву для научных занятий в столичных библиотеках с целью завершения своих работ по изучению южно-славянской проповеднической литературы. Но это, несомненно, было лишь предлогом, а на самом деле путешествие предпринималось по совету владыки Палладия с целью показаться высшему духовному начальству. Отец Антоний произвёл весьма приятное впечатление на маститого старца митрополита Санкт-Петербургского Исидора (Никольского), который обласкал его, переместив из частной квартиры в лучшее помещение лавры и проявлял к нему отеческую заботу. А на прощание ободряюще и многозначительно сказал: «Мы Вас будем иметь в виду».

Обер-прокурор Священного Синода К. П. Победоносцев и его заместитель В. К. Саблер всеми зависящими от них средствами старались сделать пребывание отца Антония полезным и облегчали ему доступ к столичным книжным сокровищам, обычно закрытым в летнее время.

Казанский период его научной деятельности характеризуется глубоким изучением памятников церковной проповеди. Солидный исследовательский материал явился длинным рядом статей, напечатанных главным образом на страницах журналов «Православный собеседник», «Известия по Казанской епархии».

Его труды по пастырскому богословию вошли в общее собрание сочинений под заглавием: «Из истории христианской проповеди.

Очерки и исследования Антония, епископа Выборгского, ректора С.Петербургской духовной академии» (СПб., 1892). Научная значимость 9 «Бог создал человека для радости …»

этих трудов по достоинству была оценена Советом Казанской духовной академии присуждением автору степени доктора богословия в 1895 г.

Надо сказать, что научные труды будущего владыки этим не ограничивались. С 1875 г. он — активный сотрудник Комиссии по описанию соловецких рукописей, погрузившийся на многие годы в изучение рукописной литературы и её первоисточников. Для первого тома «Описаний» он предоставил 15 листов убористого текста10.

12 декабря 1883 г. церковно-практическое отделение академии вошло в совет с представлением о возведении доцента архимандрита Антония в звание экстраординарного профессора. 12 декабря 1884 г.

заканчивался четырёхлетний срок службы экстраординарного профессора В. В. Миротворцева в должности инспектора академии. Это был последний выборный по уставу 1869 г. инспектор. Согласно только что введённому уставу 1884 г., архиепископ Палладий 10 октября вошёл в Св. Синод с представлением о назначении на открывающуюся должность инспектора архимандрита Антония с освобождением его от управления Иоанно-Предтеченским монастырём. Указом от 8 ноября 1884 г. за № 3706 Св. Синод утвердил это ходатайство архиепископа11.

Перед отъездом из Казани в Балашов иконописец монахиня Казанско-Богородицкого женского монастыря Мария, зная о несчастье, которое обрушилось на архимандрита Антония, подарила писанную ею на золотом чеканном фоне икону «Скоропослушница»12. Отец Антоний, покидая Казань, подарил икону Михаило-Архангельскому храму Духовной академии; после революции она некоторое время находилась в Иоанно-Предтеченском мужском монастыре; ещё до войны её передали в храм Ярославских чудотворцев на городском Арском некрополе, где она находится и поныне.

По отношению к Казанской духовной академии он навсегда оставался благодарным сыном; добрую память о ней он сохранял до конца дней своих. Позаботившись о благоустройстве места погребения своей 10

–  –  –

супруги и детей, он позаботился и о могилах академических студентов, для чего пожертвовал достаточную сумму на покупку отдельного участка земли на городском Арском некрополе13. В 1891 г. он пожертвовал в академическую библиотеку 287 книг, в 1899 г. прислал в академию 5000 рублей для образования студенческой стипендии его имени. К 8 ноября 1909 г., ко дню академического храмового праздника, прислал для домовой церкви высокохудожественной работы сосуды для употребления при совершении таинства Евхаристии — эти сосуды он сам получил в дар от видных членов Англиканской Церкви в знак их уважения к Церкви Православной во время его посещения Англии на 60-летний юбилей правления королевы Виктории в 1897 г. Тогда же он прислал для музея при библиотеке академии полученный в Англии от воспитанников Оксфордской академии дар — альбом фотографических видов Оксфорда, его учебных заведений, храмов и капелл при них14. Каждый год 8 ноября, в день академического праздника, митрополит Антоний присылал в академию поздравительные телеграммы, написанные в самых тёплых, сердечных выражениях.

Спустя год после пострига отца Антония переводят в столицу и назначают на должность инспектора Петербургской духовной академии. А еще через год его рукополагают во епископа и назначают ректором столичной академии. Владыка Антоний был не только блестящим педагогом, но и человеком редкой отзывчивости, благородства и такта.

Он пользовался всеобщей любовью студентов, влияние его на них было громадным. В академии он создал кружок студентов-проповедников, отправляющихся «в народ». Члены кружка вели популярные богословские беседы в приходских церквах, общественных собраниях, приютах, ночлежках и тюрьмах.

В 1898 г. владыка Антоний был назначен на Санкт-Петербургскую митрополичью кафедру. Став первенствующим иерархом Русской Православной Церкви, митрополит Антоний изменил сам стиль традиционного управления епархией. Повсюду чувствовался присущий ему аскетизм: он отменил торжественные трапезы и парадный архиерейский выезд, восстановил традицию посещения заключенных в тюрьмах.

13 «Бог создал человека для радости …»

Впечатляли размеры его благотворительности. Всё своё жалование он отдавал нуждающимся. Он был открыт и доступен всем — от маститого иерарха до простого прихожанина. Во всех жизненных ситуациях владыка оставался прежде всего человеком, а уже потом — профессором, величественным иерархом, государственным мужем. Он ценил человеческое общение, старых друзей; умел завязывать новые знакомства, не обусловленные его церковно-политическим положением.

И в то же время его мягкость, открытость и деликатность не мешали ему быть принципиальным в вопросах веры и Церкви. Деятельность владыки Антония можно назвать реформаторской, однако вся его реформа была строго продумана и опиралась на серьёзное каноническое и церковно-научное основание. Он стремился восстановить традиционное и наиболее правильное управление Русской Церковью — патриаршество. Митрополиту Антонию удалось убедить императора в необходимости созыва Собора, и с 1905 г. открылось Предсоборное присутствие. Его целью было подготовить Собор Русской Церкви, который не собирался уже более двухсот лет. Вся дальнейшая деятельность митрополита Антония в основном была сосредоточена на предсоборной работе. Однако уже через два года начался «обратный ход» светских властей.

Вся работа митрополита была искусственно прервана. От этого удара он оправиться уже не смог. Он тяжело заболел. Болезнь прогрессировала несколько лет, и в 1912 г. митрополита Антония не стало. Согласно завещанию, владыку Антония похоронили на некрополе Александро-Невской лавры под простым деревянным крестом.

Его уход из церковной жизни стал большой потерей для Русской Церкви. Личность митрополита Антония была настолько авторитетна и притягательна, что в годы общероссийских преобразований и нестроений ему удавалось объединять церковную иерархию, в особенности в вопросах церковных преобразований — он умел доказать их целесообразность, он мог усмирять пыл особо рьяных реформаторов. Владыка умер за пять лет до открытия Собора. В деле церковных реформ он зачастую был одинок. Но всё его служение зиждилось на беспредельной любви ко Христу и Его Церкви.

P. S. В злую стужу одной из ночей Ленинградской блокады кто-то проник на кладбище Александро-Невской лавры и спилил на дрова деревянный резной крест с могилы митрополита Антония. Узнав об этом,

–  –  –

один из старых профессоров Санкт-Петербургской академии воскликнул: «Митрополит Антоний всю жизнь согревал людей теплом своего молитвенного сердца. Кого-то согрел он и после своей смерти»15.

–  –  –

In the article the milestones of life and spiritual formation of the Metropolitan of St. Petersburg and Ladoga Anthony (Vadkovsky) are exposed through the analysis of the period of his studies and work as a teacher and inspector of Kazan eological Academy, as well as of his subsequent relationship with the Alma Mater.

Keywords: Metropolitan, the Academy, the diocese, monasticism, professorial corporation, homiletics.

ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 1(5). 2013, 163–177

Н. Ю. Сухова

АРХИМАНДРИТ КИПРИАН (КЕРН) И ТРАДИЦИЯ

РОССИЙСКОЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ*

Статья посвящена выявлению отношения известного богослова «парижской» школы архимандрита Киприана (Керна) к российской духовно-учебной традиции. На основе опубликованных и неопубликованных источников автор выявляет, что, несмотря на нередкое противопоставление «парижского» и российского «школьного» богословия, архимандрит Киприан преклонялся перед российской духовно-учебной традицией и настаивал на ее общеправославном и общехристианском значении и плодоносности во внероссийских и даже во иноконфессиональных условиях.

Ключевые слова: архимандрит Киприан (Керн), Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже, российское духовное образование.

Имя и труды архимандрита Киприана (Керна), профессора Свято-Сергиевского православного богословского института (ССПБИ) в Париже, и его патрологические, литургические, пасторологические труды хорошо известны всем, кто так или иначе связан с богословием. Однако тема, заявленная в названии статьи, может вызвать удивление и даже показаться парадоксальной по двум причинам. Во-первых, архимандрит Киприан не учился в российской духовной школе, а богословское образование получил в 1920-х гг. в Белградском университете. Во-вторых, о. Киприан является ярким представителем так называемого «парижского» богословия, которое нередко противопоставляется дореволюционной русской «школьной» традиции. Тем не менее, связь архимандрита Киприана с российской духовно-учебной традицией была очень тесна, и без учета этого невозможно понять многое и в жизни, и в наследии о. Киприана.

Цель настоящей статьи — разъяснить этот парадокс, опираясь, с одной * © Н. Ю. Сухова, 2013 Н. Ю. Сухова стороны, на «ключевые моменты» жизненного пути и служения архимандрита Киприана, с другой, — на дневники, письма и другие материалы из его парижского архива, лишь отчасти введенные в научный оборот.

Будущий архимандрит Киприан — Константин Эдуардович Керн — дворянин, сын профессора, затем директора Лесного института, учился в санкт-петербургском Императорском Александровском лицее. Но после того, как А. Ф. Керенский закрыл весной 1917 г. «инкубатор для будущих превосходительств»1, Константин Керн перевелся на юридический факультет Московского университета, и краткий московский период — менее полутора лет — был начальным этапом его интереса к богословию и духовной школе. Катализатором этого интереса послужил Священный Собор Православной Российской Церкви, которым жила церковная Москва, несмотря на экстремальную ситуацию 1917–1918 гг. Молодому Керну удалось попасть на заседание Собора, и перед ним предстала широкая палитра выпускников духовной школы, участвовавших в Соборе и бурно обсуждавших болезненные вопросы церковной жизни: архиереев, духовенства, монашества, профессоров-мирян. Константин Керн даже «думал о поступлении в Московскую духовную академию»2, но последнее не осуществилось. Однако и в эти годы он «читал и перечитывал журналы наших академий, особливо же протоколы заседаний Советов академий, рецензии на кандидатки и магистерки»3.

Однако первым серьезным личным соприкосновением Константина Керна с выпускниками российской духовной школы стал Белград, куда Керн попал вместе с Добровольческой армией в ноябре 1920 г. Он продолжил образование в Белградском университете, окончив юридический (1922) и богословский (1925) факультеты, причем богословский — первым из русских; был членом Свято-Серафимовского студенческого 1 2 3 Архимандрит Киприан (Керн) и традиция российской духовной школы кружка, ставшего затем братством4. Этот кружок много значил для передачи русской духовной и богословской традиции молодому поколению русской диаспоры: членами кружка были Н. Н. Афанасьев (будущий протопресвитер), Н. М. Зернов, С. С. Безобразов (будущий епископ Кассиан), а беседы с ними проводили иерархи, священники — выпускники, профессора, ректоры дореволюционных духовных академий5.

Не меньшее значение для определения дальнейшей жизни К. Керна имела напряженная церковная жизнь русской диаспоры. Прежде всего, следует, конечно, сказать о его духовной связи с митрополитом Антонием (Храповицким) и глубоком чувстве любви и восхищения, захватившем всего Керна: «Очень быстро Антоний стал моим авторитетом, почти кумиром. Я им увлекся, в него влюбился, был им покорен»6. Преосвященный Антоний и духовная школа — тема непростая, требующая особого рассмотрения: выпускник СПбДА, яркий, авторитетный инспектор этой академии и ректор МДА (1891–1895) и КазДА (1895–1900), апологет духовных академий в 1880–90-х гг. и их главный критик в 1905–1917 гг.

Но интуитивное стремление К. Керна к духовной школе, ее истории, традиции, глубине становилось в митрополите Антонии реальностью, вычитанное в книгах, журналах Советов духовных академий — жизнью. Конечно, К. Керну легче было воспринимать это от митрополита Антония — в чем-то своего, не имевшего сословно-родственной укорененности в духовной школе, но оказавшегося для нее не маргиналом, а творцом, внесшим свежую струю, вписавшим новую важную страницу.

Замечательная пастырская мудрость и большой духовнический опыт митрополита Антония, его удивительная церковность, любовь к богослужению, к уставу на какое-то время стали главным руководством для К. Керна, а богословские взгляды владыки — убедительным критерием 4 5 6

–  –  –

изучаемого в университете. Позднее архимандрит Киприан «критически оценил и переоценил» и богословские взгляды, и церковные деяния «аввы Антония»7, но на всю жизнь владыка остался для него «исключительным носителем высокого нравственного авторитета»8.

Еще одним важным для будущего о. Киприана духовным лицом этого периода стал епископ Гавриил (Чепур), живший в сербском Гргетегском монастыре, проводивший беседы с членами Свято-Серафимовского кружка и часто служивший в русском белградском храме9. Преосвященный Гавриил был выпускником КДА (1896), учеником знаменитого А. А. Дмитриевского и однокурсником и другом М. Н. Скабаллановича, автора «Толкового Типикона» и «Христианских праздников»10, у первого писал кандидатское сочинение на тему: «Типикон Великой Константинопольской Церкви (Исторический очерк)»11. В дальнейшем преосвященный Гавриил заслужил даже именование «литургиста всея Руси» за блестящее знание богослужения и церковного пения и любовь к ним, многогласную обработку церковных распевов и собственное авторство музыкальных сочинений. Все это, конечно, импонировало молодому Керну, находившему большое утешение в литургической жизни.

Преосвященный Гавриил также имел опыт 15-летнего духовно-учебного служения, преподавал в семинариях гомилетику и литургику, был инспектором и ректором, и неразрывная связь духовной школы с богословской глубиной и красотой православного богослужения все сильнее влекла К. Керна и интриговала его неразгаданной тайной.

Беседы с белградскими русскими студентами проводил и архиепископ Феофан (Быстров) — выпускник (1896), инспектор и ректор СПбДА. Он и в последующие годы дарил молодого Керна дружеской перепиской, о чем последний вспоминал с большой благодарностью12.

7 8 9 10 12 Архимандрит Киприан (Керн) и традиция российской духовной школы Наконец, следует отметить еще одного выпускника СПбДА, может быть, и не столь лично близкого молодому Керну, но являвшего пример духовности и молитвенности, связующих богословие научное и созерцательное. Епископ Николай (Велимирович) — серб, учившийся, как и немалое число его соотечественников, в российской духовной школе (в СПбДА), любивший Россию и ее святыни, в свою очередь, оказывавший всемерную помощь русским изгнанникам. В дальнейшем о. Киприан был связан с преосвященным Николаем и иерархически, будучи рукоположен в Охридско-Битольскую епархию под начало преосвященного Николая.

Сосредоточение в Белграде в первой половине 1920-х гг. выпускников российских духовных школ в какой-то степени перенесло сюда сам дух российского духовно-учебного бытия, с его спецификой, научными авторитетами, воспоминаниями, историями, шутками.

Белградский период учения будущего архимандрита Киприана, как кажется, плавно перетек в период служения в Битольской семинарии. Но именно в 1925 г. в Париже был создан Свято-Сергиевский институт, Керна настоятельно приглашали стать членом его корпорации, и выбор в пользу семинарии был совершен не без сомнения и мучения.

Возможно, решающим стал совет митрополита Антония: «Вам там место, потому что ты человек науки и книги… Но все-таки вам лучше сначала перейти через преподавательство в средней школе, в семинарии.

Семинария вас научит гораздо больше и жизненным вопросам, и самим богословским предметам. Вы в семинарии будете вынуждены преподавать и Священное Писание, и историю, и литургику, и т. п. А в высшей школе вы станете сухим и узким специалистом…»13.

В 1920-х гг. Битольская семинария собрала блестящие русскосербские силы, и молодой Керн отдался служению всей душой, полюбив не только богословские занятия и своих учеников, но и обыденную жизнь духовной школы — составление программ, экзамены, инспекторство, «прием новых “бурсаков”, разные усовершенствования в интернате, устройство классов, трапезной и спален на зиму и т. д.»14. В эти годы в жизнь Константина Керна входит еще один выпускник МДА (1917) 13

–  –  –

иеромонах Николай (Карпов), в будущем первый православный архиепископ Лондонский, ставший на некоторое время духовником будущего о. Киприана.

Следующим жизненным шагом, еще более приблизившим молодого Керна к российской духовной школе, стало принятие монашества.

Постриг был совершен о. Николаем (Карповым) в Мельковом монастыре. Этот шаг был непростым для будущего архимандрита Киприана, как и его дальнейшее отношение к монашеству. Архимандрит Киприан всю свою жизнь относился болезненно к традиции «трудового» российского монашества, то есть монастырской жизни с физической работой, обыденными или «экономическими» разговорами, хозяйственными заботами. Для него монашество неразрывно соединялось с молитвенной таинственной жизнью, а эта жизнь для него была возможна лишь с ее богословским осмыслением, то есть с научными занятиями, — а живыми примерами были для него митрополит Антоний, архиепископ Феофан, епископ Николай (Велимирович), иеромонах Николай (Карпов) и многие другие, выросшие из прошлого российской духовной школы… В дальнейшем архимандрит Киприан неоднократно скорбел о судьбе ученого монашества в России, его «административно-чиновной» деятельности, отрывающей от науки, но и в ощущении этой коллизии была неразрывная связь со страданиями и болью дореволюционных российских ученых иноков: «приятие монашества в условиях вне ученого монастыря, вне своей, конгениальной среды»15. Дореволюционное ученое монашество пришло к выводу о неизбежной консолидации сил и привязке их к особому — ученому — монастырю и даже учреждении особой — монашеской — академии16, и архимандрит Киприан неоднократно скорбел о таких возможностях, мечтая о русском ученом монашеском ордене.

Идеал монашеского делания, соединяющего ученость с духовностью и несущего свет миру, осмыслялся архимандритом Киприаном на протяжении всей его жизни. Гимном этого осмысления стала его знаме

<

Архимандрит Киприан (Керн) и традиция российской духовной школы

нитая речь 1943 г. «Ангелы, иночество, человечество», которая пополняет наследие российского ученого монашества17.

Скорое после пострига принятие диаконского и иерейского сана открыло для о. Киприана, наверное, главное для него — предстояние Престолу Божию, служение Евхаристии. «Наше мировоззрение должно быть евхаристично»18 — эта устремленность определяла всю дальнейшую жизнь о. Киприана. Но для нашей темы важен и еще один момент.

После принятия священного сана о. Киприан, с неизбежной для него интеллектуальной рефлексией, стал осмыслять традицию православного пастырства, а также его учебного преломления, то есть пастырского богословия в духовной школе. В дальнейшем о. Киприану пришлось читать лекции по пастырскому богословию, которые были изданы в 1957 г.19, хотя он всегда отмечал, что «пасторологией… специально не занимался и не интересовался так пристально, как своею специальностью… Патристикой (и отчасти литургикой)», а лекции читал «за послушание»20.

Тем не менее, о. Киприан достаточно твердо определял свой взгляд и на новизну, внесенную в учебное пастырское богословие «аввой Антонием», и на некоторые особенности практики русского пастырского служения. Так, он отмечал, что «взглядом пок[ойного] митр[ополита] Антония» на пастырское богословие он «всегда был пленен, но не всецело»: «морализм, рационализм и совершенная нечувствительность к мистике» митрополита Антония «никогда не могли покорить совершенно в рабствование его идеям»21. Что касается особенностей, то дорогим для о. Киприана, хотя, конечно, весьма спорным, был его взгляд на «соборные» служения: архимандрит Киприан считал, что совершителем Литургии и таинства Евхаристии в этом случае является только предстоятель, а прочие сослужащие иереи — только соприсутствующими22.

Но совсем скоро последовал новый этап жизни архимандрита Киприана — настоятельство в Иерусалимской миссии, очень много зна

–  –  –

чившее и для его богословия, и для дальнейшего церковного положения, несмотря на краткость — два года (1928–1930). И здесь о. Киприан встретился с выпускниками дореволюционных российских духовных академий. Так, близко он сошелся с архимандритом Иеронимом (Черновым) — выпускником МДА (1913), бывшим в 1922–1925 гг. начальником Иерусалимской миссии и жившим при ней до 1933 г.23 Немало значила для архимандрита Киприана и дружба с греческим архимандритом Каллистом (Малиара) — также выпускником МДА (1894), членом Святогробского братства и многолетним редактором журнала Иерусалимской Патриархии «Новый Сион» (« »)24. Церковное служение и богословские взгляды представителей братских Поместных Церквей, получивших образование в российских духовных школах, были особенно интересны для о. Киприана: традиция выходила за пределы России и национального просвещения, приобретая всеправославное значение.

Но для вхождения архимандрита Киприана в российскую духовно-учебную традицию была важна прежде всего встреча с личностью архимандрита Антонина (Капустина) — четвертого настоятеля русской Иерусалимской миссии и создателя «Русской Палестины», памятью о котором дышала Святая Земля, несмотря на минувшие десятилетия.

Легендарный миссионер был не только выпускником (1843) и преподавателем (1843–1850) КДА, но сохранял с академией тесную связь в свои «палестинские» годы: принимал академических паломников, присылал в археологический музей КДА найденные в Святой Земле монеты, в «Труды Киевской духовной академии» — свои проповеди и записки о путешествиях.

Великий предшественник оказался чрезвычайно близок о. Киприану и душевно, и своим учено-монашеским служением — «киприановское» жизнеописание архимандрита Антонина свидетельствует об этой близости, хотя писалось оно позднее, уже после Иерусалима. Не менее важно и другое: деятельность архимандрита Антонина давала пример преломления российской духовно-учебной традиции в условиях, далеких от синодальной России, и обогащала эту традицию решением иных 23 Архимандрит Киприан (Керн) и традиция российской духовной школы задач. Как писал сам архимандрит Киприан про своего знаменитого предшественника: попал на Православный Восток «русский ученый монах, воспитанник и сын русской поместной Церкви», а вырос «церковный деятель, мыслящий и сознающий Православную Церковь как вселенское единство всех христианских народов, живущих в Ней благодатной жизнью»25.

Архимандрит Киприан и в себе чувствовал после Иерусалима переворот, определявший способность «восприять смысл исполнения Церкви во всем величии ее вселенского идеала»26. Если, как писал сам о.

Киприан, до поездки в Иерусалим он был «очень национально настроен», то это «потом совсем, после Иерусалима, сгладилось»27. О. Киприану стало тесно и в Битоле, и во всей «антониевщине» — и он принял новое приглашение в Париж, в Свято-Сергиевский институт, несмотря на совершившийся к этому времени разрыв между «карловацкой» и «западно-европейской» частями русской церковной диаспоры. Впрочем, друзья, знавшие о. Киприана с его богословской «ученостью», с необходимостью все осмыслять во вселенско-церковном масштабе, не удивлялись, а даже утешали: «вполне оправдываю Вас. Сербия была слишком тесна для Вас…»28.

Свято-Сергиевский институт на все оставшиеся годы земной жизни архимандрита Киприана стал местом служения и — осмысления крайне важной для него связи с российской духовной школой. В институте он застал уже не так много представителей дореволюционной российской духовной школы: особые отношения связали архимандрита Киприана с митрополитом Евлогием (Георгиевским) — выпускником МДА (1892), учеником митрополита Антония (Храповицкого), преосвященным Антонием же «увлеченным в монашество». О. Киприан, с его настойчивым желанием видеть Православную Церковь не в национальных Поместных Церквах, а «во всем величии ее вселенского идеала», пытался увидеть этот идеал в позиции митрополита Евлогия, перешедшего со своей рус

–  –  –

ской паствой после разрыва с митрополитом Сергием (Страгородским) в 1931 г. под омофор Константинопольского Патриарха. В таком уходе от «национальности» в Православии о. Киприану виделась свобода Церкви от государственной опеки, от зависимости. В дальнейшем о. Киприан напишет: «Кто тот иерарх или та юрисдикция, которые не ставят себя в зависимость от какого бы то ни было кесаря? До сего времени таким был м[итрополит] Евлогий; теперь и он сдал свои позиции»29.

Следует сказать еще об одной личности, много значившей для богословского видения о. Киприана и его связи с российской духовной школой, — святителе Филарете (Дроздове). Значение святителя Филарета — профессора и ректора СПбДА, автора последней версии Устава 1814 г., составителя первой учебной богословской программы для высшей духовной школы, ряда учебников, комплекса аналитических записок по теории и практике духовного образования — было хорошо известно архимандриту Киприану. Но тонкость и глубину богословия святителя Филарета о. Киприан оценил во всей полноте только со временем, сам возмужав в научно-богословском отношении. Так, в 1920–1930-х гг., общаясь с митрополитом Антонием, архимандрит Киприан противопоставлял «антониевское» — живое! — богословие «макариевско-филаретовской схоластике»30. А в 1950-х гг. читал специальные лекции в парижском Католическом институте о личности и трудах святителя Филарета, считая эти труды вершиной русского богословия, выражением главных черт и достижений духовно-академической мысли и культуры31.

«Не будучи от левитской лозы и от духовной школы», архимандрит Киприан уповал на ее плодоносность, считая духовенство «подлинной русской аристократией»32. Осмысление своего служения Церкви неразрывно связывалось у о. Киприана с пониманием традиции русской богословской науки и духовной школы, которая была и «святилищем богословской науки», «духовным вертоградом науки», и особой жизненной средой, воспитывающей качества, которые невозможно приобАрхимандрит Киприан (Керн) и традиция российской духовной школы рести вне этой среды. У архимандрита Киприана не вызывало сомнения, что «наши академии были автентичными носителями богословия Православной Церкви» и «вольным философам не подняться до них»33.

У о. Киприана в эмиграции не было возможности пройти высшую духовную школу, как это сделали любимые им митрополит Антоний, архиепископ Феофан, епископ Гавриил и другие, поэтому он, занимаясь богословием, считал для себя необходимым, «если нет органической связи с левитской лозой, воспитать в себе то, что давала духовная школа»34.

Каким образом? Узнать как можно больше о высшей российской духовной школе, ее учащих и учащихся, их жизни, деятельности, взаимоотношениях, судьбах, и все это как можно лучше понять и впитать в себя, войти, включиться в эту традицию.

Второй причиной, побудившей архимандрита Киприана к систематизации знаний по истории русской богословской традиции, было его миссионерское служение, то есть лекции, читаемые в парижском Католическом институте и других местах, и справки для иноконфессиональных коллег. О. Киприан писал: «Я являюсь неким справочным бюро для моих иностранных и инославных друзей. Всякая библиографическая и биографическая черта находит у них гораздо больше интереса, чем у наших соотечественников»35. На отсутствие интереса к русской богословской и духовно-учебной традиции у представителей русской диаспоры архимандрит Киприан сетовал неоднократно: «Запад разве только, в посрамление всем нам, открывает свои глаза на все богатство наших духовных школ, постоянно спрашивает подробности обо всем том»36.

И архимандрит Киприан начал уникальный труд: составление картотеки русских богословов XIX — начала XX в. О. Киприан хотел охватить всех выпускников высшей духовной школы, то есть четырех духовных академий — Санкт-Петербургской, Московской, Киевской, Казанской — с момента их преобразования по Уставу 1809–1814 г. и до революционного краха. По некоторым карточкам можно реконструировать задуманный о. Киприаном вариант, реализованный лишь для отдельных персоналий: «ключевые вехи» жизнеописания, с акцентом на 34

–  –  –

духовно-учебной и научно-богословской деятельности; научные труды, включая выпускное сочинение и последующие диссертации, монографии и статьи; этапы церковного служения (училища, семинарии, храмы, монастыри, занимаемые кафедры, уход в иное ведомство).

Конечно, этот замысел полностью осуществить не удалось. Вопервых, архимандриту Киприану не удалось полностью охватить всех выпускников духовных академий за указанный период: при сравнении общего количества выпускников с количеством карточек (а их около 11 тысяч) можно сделать вывод, что включено примерно две трети выпускников. По понятным причинам наиболее ущербно представление в картотеке выпусков после 1915 г. Неоднородно и содержание карточек:

одним богословам посвящено 4–8 карточек (с полным жизнеописанием, библиографией, указанием родственных связей; для других указан минимум сведений (оконченная духовная академия и год окончания).

По набору сведений, приведенных в карточках, можно определить, что архимандрит Киприан использовал прежде всего протоколы (журналы) Советов духовных академий и их ежегодные отчеты. Обширные сведения по некоторым профессорам и выпускникам академий взяты, видимо, из юбилейных статей и некрологов (хотя ссылок на эти источники в карточках нет). Кроме того, использовались также рецензии святителя Филарета (Дроздова) на сочинения выпускников КДА, опубликованные в «Собрании мнений и отзывов» святителя37. Из историографии архимандрит Киприан привлекал, несомненно, труды историков духовных академий, охватывающие период до 1869/1870 гг. (хотя явные ссылки даны только в отдельных случаях на «Историю Московской духовной академии» протоиерея С. К. Смирнова38).

Сам архимандрит Киприан писал про составляемую им картотеку:

«Это работа, конечно, чисто личная, скажу даже больше, осужденная на погибель, т. к. никто в наше время не интересуется всем этим»39. Однако все же о. Киприан считал, что этот труд необходим — для всех бого

<

Архимандрит Киприан (Керн) и традиция российской духовной школы

словов и всего церковного эмигрантского сообщества, чтобы не стать маргиналами, не оторваться от плодоносной лозы, и — для сохранения традиции и богатого наследия, которого, как с горечью писал о. Киприан, видимо, «больше никогда не будет»40. В этом его поддерживали некоторые единомышленники — в частности, протопресвитер Василий Виноградов — выпускник (1909) и профессор МДА, с которым о. Киприан состоял в переписке в последние годы жизни (1957–1959). Эту переписку начал архимандрит Киприан, поняв, что протопресвитер Василий — последний профессор МДА, находившийся вне России и, следовательно, доступный для общения. Протопресвитер Василий писал о. Киприану: «Я с большой радостью узнал из Вашего письма, что наши академии нашли в Вашем лице серьезного историографа. Если бы Господь дал Вам возможность напечатать Ваши материалы, то это был бы труд высокой исторической ценности. Я счел бы за счастье, если бы мог хотя бы немного содействовать Вам в этом деле»41.

О. Киприана интересовало «буквально все, касающееся наших академий и семинарий: темы диссертаций, родственные связи (кто и на ком женат был и пр.)»42. Конечно, более всего для него важна была «лаборатория научной мысли», но и вся жизнь академических корпораций, взаимоотношения казались ему неотъемлемой частью неповторимого феномена российской духовной школы XIX — начала XX в. Картотека является достоянием архива Свято-Сергиевского института, она почти не введена в научный оборот, даже о ее существовании мало кто знает. Но, как представляется, архимандрит Киприан надеялся на востребованность его работы не только непосредственными учениками в Свято-Сергиевском институте, но и более дальними преемниками, в том числе нами.

В качестве научно-исследовательской перспективы следует выделить две коллизии, требующие дополнительного исследования. Вопервых, как сочетается высокое уважение о. Киприана к духовной школе, появившейся в России в синодальный период, с его критическим отношением к самому синодальному периоду в истории Русской Церкви43?

Во-вторых, как связать обостренное ощущение о. Киприаном своей 43

–  –  –

принадлежности к Вселенской Церкви44, «наднациональности, экстерриториальности, вневременности Церкви»45, с трепетным отношением к русской духовно-учебной и духовно-сословной традиции? У архимандрита Киприана все это сочеталось, включаясь в непростую гармонию его экклесиологических и церковно-исторических воззрений, но для ученых-богословов это открывает поприще для исследований.

Однако и на данном этапе можно сделать некоторые выводы. Архимандрит Киприан считал российскую духовно-учебную традицию, сформировавшуюся к началу XX в., чрезвычайно глубокой и значимой и в интеллектуальном, и в духовном отношениях. С его точки зрения, эта традиция впитала в себя жертвенное служение Церкви, духовную высоту, молитвенный подвиг и необычайное научное усердие многих поколений русского духовенства, богословов, учащих и учащихся. Хотя эта традиция давала немалые плоды в синодальной России, там она не могла быть полностью реализована — жесткость системы отчасти сковывала эту реализацию. Потенциал российской «левитской лозы» раскрывался в более свободных и в географическом, и в экклесиологическом смысле условиях: пример архимандрита Антонина (Капустина) подтверждал это. Но концентрация духовно-ученых усилий многих поколений в «духовном вертограде науки», в «лаборатории духовной мысли», по мнению архимандрита Киприана, превосходила и эту реализацию, открывая возможность богословского делания тем, кто был причастен к духовной школе не по рождению и образованию, а по самовоспитанию.

Феномен российской духовно-учебной традиции, по мнению архимандрита Киприана, имел не только российское, но и общеправославное, и даже общехристианское значение, обусловливая, с одной стороны, ее плодоносность и во внероссийских условиях, в иных Поместных Церквах, с другой стороны, — научный интерес к этой традиции иноконфессиональных богословов. При этом о. Киприан имел в виду не только, а, возможно, и не столько свою современность, но прежде всего — будущие поколения и научные перспективы, способные оценить по достоинству и использовать достижения российской духовной школы.

45

–  –  –

ARCHIMANDRITE CYPRIAN (KERN) AND THE

TRADITION OF RUSSIAN THEOLOGICAL SCHOOL

e article is devoted to the attitude of Archimandrite Cyprian (Kern), a famous theologian of the “Paris” school, to the Russian theological and educational tradition. On the basis of published and unpublished sources the author reveals that, despite the frequent contraposition of Paris and Russian “school” theology, Archimandrite Cyprian admired the Russian theological and educational tradition and insisted on its pan-Orthodox and pan-Christian meaning and fruitfulness in conditions extending beyond Russia and even beyond Orthodoxy.

Keywords: Archimandrite Cyprian (Kern), St. Sergius Orthodox eological Institute in Paris, Russian theological education.

ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 1(5). 2013, 178–214

–  –  –

РЕВНИТЕЛИ ДРЕВЛЕГО БЛАГОЧЕСТИЯ

(ОЧЕРК ИСТОРИИ ВЕРХНЕТАГИЛЬСКОГО

СТАРООБРЯДЧЕСТВА)*

В статье прослеживается история старообрядческих общин различных согласий в Верхнетагильском заводе в XVIII — первой половине XX в.

Авторы использовали документальные источники, записи бесед с потомками старообрядцев, фотоматериалы.

Ключевые слова: горнозаводской Урал, Верхний Тагил, старообрядцы, общинная организация, беглопоповцы, часовенные, Белокриницкое согласие.

Староверы, раскольники, двоедане, кержаки, часовенные, древлеправославные христиане — под этими названиями скрывается одно и то же понятие: старообрядцы. В наши дни только немногие местные жители помнят, что раньше староверы проживали и в небольшом уральском городке Верхнем Тагиле, а уж на вопрос «а в чем, собственно, разница между старо- и новообрядцами?» ответ знают единицы. Между тем, вплоть до начала XX столетия Верхнетагильский завод (основан в 1716 г., выдал первую продукцию в 1718 г.) считался одним из самых значительных центров уральского староверия. Здесь существовало несколько старообрядческих общин со своими культовыми зданиями, поблизости находились скиты, как мужские, так и женские, а расположенные неподалеку памятные места, к которым относились могилы старообрядческих монахов и монахинь, ежегодно посещали многие тысячи паломников.

В конце 1722 г. на Урал прибыл новый начальник горных заводов генерал-майор Вилим Иванович де Геннин. Голландец по происхожде

–  –  –

нию, он славился умеренностью в быту и способностью выполнять все намеченное. «По сути это был технарь, железной самодисциплины человек, прагматик. Генерал патологически ненавидел людей празднолюбивых и пьяниц»1. Геннин отличался веротерпимостью и предпочитал, по возможности, не вмешиваться в религиозные проблемы. Тобольская консистория не раз жаловалась, что не может получить от него должной поддержки в искоренении старообрядчества на заводах. Не было секретом и то, что снисходительность горного начальника обходилась уральским староверам в довольно крупную сумму денег, которые они передавали Геннину в виде «любезного подношения». Взамен генерал «закрывал глаза» на то, что в 1720-е гг. на уральские заводы (большей частью на частные, демидовские) хлынул поток беглых из Центральной России. Не случайно именно во времена Геннина старообрядчество на Урале «расцвело пышным цветом».

В 1734 г. Геннина на посту горного начальника заменил Василий Никитич Татищев. Этот «птенец гнезда Петрова» принадлежал к тому разряду администраторов, которые любое инакомыслие воспринимали как подрыв всей существующей государственной системы, как прямой вызов петровским преобразованиям вообще и едва ли не как личное оскорбление. Немудрено, что «эпоха Татищева» стала серьезным испытанием для уральских старообрядцев.

Одним из первых мероприятий, осуществленных новым горным начальником для противодействия «раскольническим заблуждениям», стала попытка наладить точный учет староверов, проживавших как на казенных, так и на частных заводах. В Государственном архиве Свердловской области сохранился замечательный документ, озаглавленный «Дело об учинении шихтмейстером Раздеришиным переписи раскольников при заводах Демидовых 1735 года»2, часть которого имеет непосредственное отношение к истории верхнетагильского старообрядчества. Из этого источника можно узнать имена людей, посчитавших необходимым официально подтвердить свою приверженность старой вере, даже несмотря на возможные репрессии.

Организуя перепись старообрядцев на уральских заводах, В. Н. Татищев объяснял их руководителям из числа приказчиков, что это един

–  –  –

ственная возможность легализоваться и наладить отношения с государством. По его словам, все выходило очень просто: запишись в раскольничьи ведомости, плати двойной подушный оклад, честно работай — и никто тебя не тронет.

В этой обстановке самые влиятельные представители общества уральских старообрядцев 25 сентября 1735 г. подписали челобитную на имя императрицы Анны Иоанновны, в которой осторожно просили не нарушать сложившуюся ситуацию и не требовать возвращения всех беглых их прежним хозяевам (что грозило бы полной остановкой многих заводов). Староверы также выражали робкое желание, чтобы из платежа двойного оклада были исключены малолетние и престарелые. И, наконец, одной из важнейших была просьба разрешить старообрядцам на законных основаниях иметь священников, которые бы служили по старым обрядам.

Примечательно, что одним из четырех людей, подписавших челобитную, был «Верхнетагильского ево ж Демидова заводу прикащик Григорий Осипов и вместо всех того завода записных староверцов по их прошению и за себя руку приложил»3. А если учесть, что трое остальных «подписантов» (Родион Набатов, Григорий Сидоров и Иван Осенев) являлись фактическими руководителями староверия на Урале, то можно утверждать, что положение Григория Осиповича Усова в неформальной старообрядческой иерархии также было самым высоким.

Что касается челобитной, то она была отправлена императрицей на рассмотрение Канцелярии главного правления Сибирских и Казанских заводов. Там резонно решили, что это дело духовное, и переслали документ в Синод. «Синод же был из всех учреждений империи наименее пригодным для того, чтобы здраво взглянуть на предложения уральских старообрядцев»4. Поэтому, получив челобитную, синодальные власти отреагировали стандартно — приказали начать масштабное расследование о неслыханной дерзости раскольников, закончившееся, как известно, массовыми преследованиями и арестами старообрядцев, получившими название «татищевские выгонки».

Распространению староверия на Верхнетагильском заводе в не

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 


Похожие работы:

«ДАЙДЖЕСТ УТРЕННИХ НОВОСТЕЙ 31.10.2015 НОВОСТИ КАЗАХСТАНА В Астане обсудят вопросы регионального сотрудничества по разработке межгосстандартов Движение «Expo&Women» планирует организовать конкурс социальных роликов об экологии – С.Рахимбекова Казахстанские студенты будут изучать политологию по новому учебнику. 3 Форум «Astana Invest 2015» посетили свыше 3500 человек из 56 стран мира. 3 НОВОСТИ СНГ Путин: надо защитить РФ от таких угроз, как ЧП на Фукусиме или Эбола. 4 Медведев одобрил...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 48. Февраль 2015 г. Правовые и политические аспекты управления Будаев А.В. «Мягкая сила» во внешней политике России: истоки, особенности, перспективы Будаев Андрей Владимирович — кандидат политических наук, Генеральный консул Российской Федерации в Рио-де-Жанейро, Бразилия; Чрезвычайный и Полномочный Посланник 1 класса. E-mail: consrio@yandex.ru SPIN-код РИНЦ: 1351-8832 Аннотация Статья посвящена исследованию содержания, основных...»

«Серия: Старый Свет — новые времена БОЛЬШАЯ ЕВРОПА Идеи, реальность, перспективы Научный руководитель серии «Старый Свет – новые времена» академик РАН Н.П. Шмелёв Редакционная коллегия серии Института Европы РАН: акад. РАН Н.П. Шмелёв (председатель), к.э.н. В.Б. Белов, д.полит.н. Ал.А. Громыко, акад. РАН В.В. Журкин, к.и.н. О.А. Зимарин, д.и.н. М.В. Каргалова, чл.-корр. РАН М.Г. Носов, д.и.н. Ю.И. Рубинский, чл.-корр. РАН В.П. Фёдоров, д.и.н. В.Я. Швейцер, д.и.н. А.А. Язькова Федеральное...»

«Владимир Путин упразднил Минрегион России Президент России Владимир Путин подписал Указ «Об д) по выработке и реализации государственной политики и норупразднении Министерства регионального развития Росмативно-правовому регулированию в сфере территориального сийской Федерации». устройства Российской Федерации, разграничения полномочий В целях дальнейшего совершенствования системы государственпо предметам совместного ведения между федеральными органого управления постановляю: нами исполнительной...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Управление молодежной политики, информации и общественных связей РГСУ г. Москва, ул. Стромынка, 18, к.301 +7(499) 269 06 01 ОБЗОР ПРЕССЫ ЗА «24» мая 2011г. на 19 листах СОДЕРЖАНИЕ СТР РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОСКВА V МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОЛОДЕЖНЫЙ ФОРУМ «ВЕРА И ДЕЛО» ОТКРЫЛСЯ 21 МАЯ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ СОЦИАЛЬНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ. ГЛАВНОЙ ЗАДАЧЕЙ ФОРУМА СТАЛО ОБСУЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ МОЛОДЕЖНОЙ РАБОТЫ НА ПРИХОДАХ И...»

«Варшава, 18 октября 2013 г. № заключения: CRIM-KYR/237/2013 [LH] www.legislationline.org ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ОСНОВНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫМ АКТАМ, РЕГУЛИРУЮЩИМ ОРГАНЫ ПРОКУРАТУРЫ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ На основании неофициального английского перевода соответствующих законодательных актов Полезный вклад в данное заключение внесли Г-н Олександр Банчук (Центр политических и правовых реформ, Украина) и профессор Стефан Тэман (СентЛуисский университет, США) Миодова 10 PL-00-251 Варшава Тел.: +48 22 520 06 00...»

«МИНИСТЕРСТВО Государственная Дума ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ Федерального Собрания РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Российской Федерации (МИНТРУД РОССИИ) МИНИСТР улица Ильинка, 21, Москва, ГСП-4,127994 тел.: 8 (495) 606-00-60, факс: 8 (495) 606-18-76 шМ'РШсрс-М Iйtalk от На№ Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации направляет ответы на вопросы к «правительственному часу» на заседании Государственной Думы, предложенные Комитетом Государственной Думы по труду, социальной политике и делам...»

«План деятельности Оренбургского президентского кадетского училища на 2014-2015 учебный год Научно-методическая тема деятельности училища «Интеграция учебной и внеучебной деятельности как фактор развития универсальных учебных действий кадет».Цели: организация образовательного процесса училища в соответствии с современной государственной образовательной политикой; обеспечение доступности и качества образования, отвечающего требованиям общественного развития, потребностям кадет и родителей...»

«Проект ежегодного доклада О деятельности Уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в Краснодарском крае в 2012 году Введение В последнее десятилетие обеспечение благополучного и защищенного детства стало одним из основных национальных приоритетов России. В ежегодных посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации ставятся задачи по разработке современной и эффективной...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ И КАНАДЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Е.В. И С Р А Е Л Я Н Н.С. Е В Т И Х Е В И Ч ГУМАНИТАРНЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ К А Н А Д Ы Москва УДК 327 ББК 66.4 Утверждено к печати Ученым советом ИСКРАН 14 ноября 2012 года Ответственный редактор — В.И. Соколов, кандидат экономических наук, заведующий Отделом Канады ИСКРАН. Рецензенты: В.А. Кременюк, член-корреспондент РАН, профессор, заместитель директора ИСКРАН;...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ Меры социальной поддержки семей с несовершеннолетними детьми в Ярославской области 2014 год г. Ярославль 2014 г. Брошюра содержит разъяснения о мерах социальной поддержки семей с несовершеннолетними детьми, предусмотренных федеральными и областными нормативными актами. Данная брошюра издана для будущих и настоящих родителей. Брошюра позволит семьям лучше ориентироваться в действующих нормативных актах. Ее содержание построено по разделам для отдельных категорий...»

«Отчет комитета финансов администрации города Братска о результатах деятельности за 2011 год. Согласно Положению о комитете финансов администрации города Братска (далее – комитет финансов), утвержденному решением Думы города Братска от 08.04.2008 № 479/г-Д, комитет финансов является функциональным органом администрации города Братска, уполномоченным составлять проект бюджета города Братска, исполнять бюджет города Братска (далее – бюджет города), управлять муниципальным долгом, обеспечивать...»

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВЫПУСК СЕДЬМОЙ апрель, 200 ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА НА СЕВЕРЕ СЕВЕРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ: ПЕРВЫЕ ИТОГИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОЛЯРНОГО ГОДА IV Cеверный социально экологический конгресс, Неделя арктической науки 27—28 марта 2008 года в Сыктывкаре состоялся IV Северный социаль но экологический конгресс. Открыл пленарное...»

«Доклад о деятельности и развитии социально ориентированных некоммерческих организаций Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 8 Плана мероприятий по реализации Федерального закона от 5 апреля 2010 г. № 40ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций», утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 января 2011 г. № 87-р, а также абзацем 3 пункта 2...»

«ПОЛИТОЛОГИЯ ПОЛИТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ В КОНТЕКСТЕ АРАБСКОЙ ВЕСНЫ В.А. Латкина Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России. Россия, 119454, Москва, пр. Вернадского, 76. В статье рассматривается политика Европейского союза, направленная на распространение системы ценностей, демократических стандартов, законодательных практик и форм управления ЕС в соседних средиземноморских государствах, то есть проанализирован частный случай политики...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЦЕЛИ, РЕЗУЛЬТАТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ _ Федеральное государственное бюджетное учреждение науки ИНСТИТУТ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ Дальневосточного отделения Российской академии наук Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПРИАМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМА» Правительство Еврейской автономной области Управление по внутренней политике Еврейской автономной области СОВЕТ...»

«АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ АДМИНИСТРАЦИЯ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ АДМИНИСТРАЦИЯ Г. ЛИПЕЦКА ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ ФИНАНСОВОГО УНИВЕРСИТЕТА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I ИНСТИТУТ ПРАВА И ЭКОНОМИКИ ЛИПЕЦКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЕЛЕЦКИЙ...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОПЛАТЕ ТРУДА 1.1. Настоящее Положение об оплате труда (далее Положение) работников Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского (далее КФУ) разработано в соответствии с: Трудовым кодексом Российской Федерации (с учетом изменений и дополнений); Федеральным законом РФ от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в РФ»; Указом Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики»; Федеральным законом...»

«Антитраст по-европейски: как направить российскую антимонопольную политику на развитие конкуренции Москва 201 Рабочая группа: С.В. Габестро, Член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», генеральный директор НП «НАИЗ», А.С. Ульянов, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей России, член рабочей группы по развитию конкуренции Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, к.э.н. Л.В. Варламов, начальник аналитического отдела НП...»

«Экономическая политика. 2015. Т. 10. № 6. С. 194—204 DOI: 10.18288/1994-5124-2015-6-11 Экономика транспорта РОЛЬ ИНФРАСТРУКТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ РЫНКА ПРИГОРОДНЫХ ПАССАЖИРСКИХ ПЕРЕВОЗОК НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ТРАНСПОРТЕ В РФ Дмитрий АГАФОНОВ Введение Plt заместитель директора. POLITIKA Е E-mail: em@ranepa.ru жегодно пригородным же­ Оксана МОЗГОВАЯ лезнодорожным транспортом директор. в Российской Федерации пе­ E-mail: em@ranepa.ru • • ревозятся порядка одного мил­ Центр экономических исследований µ...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.