WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

«С.С. Сулакшин, В.Э. Багдасарян, М.В. Вилисов, М.С. Нетесова, Е.Г. Пономарева, Е.С. Сазонова, В.И. Спиридонова Нравственное государство. От теории к проекту Москва Наука и политика УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

Термина «нравственное государство» как сложившейся и устоявшейся политико-философской категории в политической науке до настоящей работы не существовало. Но это, однако, не означает, что отсутствуют реальные процессы, ведущие к перспективе образования подобного государства. Эти процессы формируют условия для образования новой, а именно, нравственной жизнеустроительной модели государства и, соответственно, обостряют интерес к истории вопроса. Обзор политико-философских идей однозначно указывает на неразрывную связь социальной идеи нравственности с идеей блага, общего блага. Именно соотнесение этих категорий с целями государства позволяет судить о нем как о носителе и хранителе нравственного порядка в обществе.

Ибо общественное есть основа нравственного. Значимость идеи общего блага для единства нации и ее государственного бытия в политической теории полагается аксиоматической.

Общее благо признается высшей ценностью, эталоном, с которым соизмеряются все другие ценности. Это финальная ценность, по отношению к которой такие понятия, как свобода, равенство, право, закон и др., есть субценности, служащие для ее достижения.

Несмотря на общепризнанную фундаментальную связь между нравственным бытием государства и стремлением к общему благу, отмечено историческое движение и по пути расхождения между мерой «европейского» и российского тяготения к утверждению этического жизнеустроительного смысла государственности. Более того, эта идея в западных обществах Нового времени оказывается поколебленной. Дело в том, что в них возрастает операционная значимость идеи права, которая фактически вытесняет идею общего блага.

Исторически для западного типа общества характерно постепенное снижение весомости идеи «общего блага» благодаря

84Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

максимизации частного блага ввиду того, что западное общественное устройство формировалось под знаком индивидуального выбора. Концепция общего блага претерпела длительную эволюцию, и в ХХ в. была ограничена понятием «общественного блага». Общее и общественное благо — в чем разница? Разница существенна.

Исследователи европейского общества отмечают усиление в нем скепсиса по отношению к «общему благу», «общему интересу», «хорошему обществу», «справедливому обществу»1. Подвергается эрозии и постепенно распадается идея гражданства, что стало оборотной стороной индивидуализма, проявлением естественной логики его развития. Ведь гражданин — это человек, который видит возможность достижения своего благополучия через благополучие сообщества в целом. Первопричина кризиса восходит к «истощению идеала общей судьбы», отмечают западные исследователи2.

Но сама идея не исчезала. Для России, например, первостепенны были и остаются мотивы «общей судьбы». Этот специфический для российского восприятия смысл существования на протяжении всей истории страны способствовал формированию атмосферы органического единства общества, которое было немыслимо без широко понимаемой жизнеустроительной функции государства. «Без общего интереса, без всеобщей (т. е. всем общей) цели, без солидарности государство не может существовать»3, — писал И.А. Ильин. Солидарное чувство в обществе вырастает из самой сути общежительности — из чувства «общего достояния», которое связывает всех между собой. Люди проникаются ощущением своей общности, глубоко осознают это чувство как чувство необходимости друг в друге, что в историческом времени рождает настроение связанности общей духовной судьбой.

Образуется специфическое состояние общества, которое русский философ обозначил как «некую великую совместимость»4.

1 Бауман З. Текучая современность. СПб., 2008. С. 117.

2 Zukin S. The Culture of Cities. Oxford. 1995. P. 263; Бауман З. Текучая современность. СПб., 2008.

Ильин И.А. Путь духовного обновления // Сочинения: в 10 т. М., 1993. Т. 1.

С. 242, 243.

–  –  –

И.А. Ильин описывает это так: «…От каждого идет нить отношений к каждому другому и, кроме того, — нить отношения к нашему общему достоянию. Мы, что называется, соотнесены друг с другом — мы связаны коррелятивностью. …Мы есмы одно.

Мы — единая духовная и правовая община, управляющаяся единой верховной властью и связанная единством жизни, творчества и исторической судьбы. Мы — государство»5.

Указанное различие характерно в восприятии и оценке государства и его соотнесенности с общим благом в России и на Западе, а также в практической роли и нравственной значимости участия государства в активном жизнеустройстве внутреннего общественного пространства.

Современное состояние есть итог длительной исторической эволюции идеи государства. Анализ этого процесса убеждает в том, что сама идея государства исторически амбивалентна. Постепенно оформились и стали существовать две главные философские концепции государства, которые можно обозначить как институциональную, или даже инструментальную, и нравственную, акцентирующую жизнеустроительную функцию государства. Эти концепции с самого начала оппонируют друг другу.

Первая склонна воспринимать государство узкофункционально, исключительно как административный механизм. Вторая предпочитает рассуждать о государстве в широком смысле слова и видит в нем, помимо сугубо организационных схем управления, органический продукт истории народа, развертывание в истории субстанциональной идеи и нравственную ценность, которая позволяет ему формировать «поле общего» и предъявляет к нему требования ответственности за «общее». Акцентируется соотнесение государственности с высшими принципами «добра», «блага», «справедливости», онтологизируется непрерывность нравственного тождества государства с духовным, а также культурно-национальным бытием конкретного народа.

–  –  –

Контуры двух различных подходов к идее государства намечаются уже в философии античности. «Этическая», «жизнеИльин И.А. Путь духовного обновления // Сочинения: в 10 т. М., 1993. Т. 1. С. 243.

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

устроительная» традиция восходит к Аристотелю, в трудах которого государство понималось как особого рода позитивная коллективность, интересы которой стоят превыше всего, в том числе частных, личных интересов отдельных граждан. При этом философ вовсе не абсолютизирует единство, он осознает пределы такой общности. Общество — это прежде всего множество, оно объемлет противоречивые интересы, конфликты, включает различные части и составные элементы. «То, из чего составляется единство, заключает в себе различие по качеству»6. Именно это и делает фундаментальной чертой, определяющей государство, — поле общего, за которое оно ответственно. В этом случае государство предстает как носитель определенного нравственного идеала, выступает как ответственное за то, что составляет общее для каждого отдельного. Цели, ради которых создается общность, открывают перспективу постановки и реализации задач и проектов — объединительных, культурных, демографически сберегающих, воспитательных, образовательных и др. Все в совокупности создает общую жизнеустроительную направленность государства, выходящую за пределы узко «прибыльного» функционирования механизма управления — машины предоставления услуг в обмен на налоги.

Более того, этически обремененная реальность проникает даже в технократический по сути управленческий процесс, ибо властвующие чиновники начинают ощущать себя носителями государственного сознания. В частном плане они могут позиционировать себя как члены бюрократического аппарата, однако одновременно они мыслят себя в качестве выразителей интересов государства и воспринимают вышеуказанные интересы как фундаментально общие, а не личные или частно-групповые.

Именно таким образом возникает возможность власти социального служения, или «власти в чужом интересе», которая предполагает служение общей пользе, включая и пользу самого служащего. В то же время другая сторона политического властвования — подвластные — тоже становится носителем идеи государства (как поля общего), хотя и в несколько другом смысле. Эта сторона ожидает и требует от властвующих выражения и соблюдения общих интересов. Тем самым формируются основы подАристотель. Политика // Аристотель. Соч.: в 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 405.

–  –  –

линно гражданского самосознания, лежащего в основании неманипулируемого гражданского общества. Признание государства исключительно как учреждения не создает подобной политикоидеологической ценностной атмосферы.

Другая важная посылка, восходящая к трудам Аристотеля, заключена в постулировании тесной связи идеи государства с конкретными историческими условиями и политическим опытом данного народа. Он говорит о предпочтении на практике формы государственного устройства, которая не только соответствует «идеалу современности», но легко осуществима, наиболее прочна и ценима народом7, т. е. цивилизационно идентична.

Третий момент, важный для осмысления государственности, — это акцент античной мысли на моральной составляющей государственности. Известный тезис Аристотеля о том, что «государство существует по природе и по природе предшествует каждому человеку»8, предполагает признание за государством высшей этической жизнеустроительной ценности. Государство есть воплощение высшей из всех идей — идеи добра. Главной целью государства является поэтому не просто совместное проживание, вытекающее из потребностей и преимуществ совместной жизни, а деятельность, направленная к добру.

Противоположная, а именно, «инструментальная» традиция понимания государства оформляется концептуально в Новое время. Символической фигурой этого периода становится Н. Макиавелли. Хотя он и является признанным государственником (вся его доктрина об особом политическом искусстве нацелена на создание твердой государственной власти), поле «ценностнообщего» у него практически исчезает. Симптоматично, что его рассуждения скорее касаются способов достижения государственной пользы, нежели заботы об общем благе. Нравственная, этически-позитивная идея добра и блага несовместима с духом его учения. И хотя государство признается высшим началом, призванным руководить человеческими действиями, о его моральности говорить не приходится.

В античной традиции общее благо, так или иначе, увязывалось с положительной оценкой человеческой личности или, по Аристотель. Политика // Аристотель. Соч.: в 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 487.

–  –  –

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

крайней мере, со стремлением вывести ее к добру. Для Макиавелли же человеческая личность — ценность второго порядка.

Более того, в его интерпретации люди вообще не заслуживают к себе доброго отношения, ибо они злы, переменчивы и склонны злоупотреблять своими преимуществами. Отсюда и отношение к ним как к материалу, которым сильный и выдающийся вождь может воспользоваться, не считаясь ни с какими моральными принципами. Макиавелли фактически погружается в средневековую тему государства как «государства зла», «государства тьмы».

На основе утилитаристской этики, оправдывающей извлечение выгоды из порочных начал человеческой натуры, флорентийский секретарь хочет выстроить государственный интерес. Итогом такой политической философии стала несомненная девальвация античной традиции понимания государства как гуманистической ценности. Одновременно ослабевает мотив единения как «общежительности» — одной из положительных функций государства.

Созидание «поля общего» отходит на второй план. Как отметил исследователь его творчества Л. Штраусс, итальянский философ утверждал, что «необходимо осуществить переход от морально нравственной кульминации политической мысли к институциональной практике»9.

Открытую Макиавелли перспективу реализовал в целостную концепцию Т. Гоббс и скорректировал Дж. Локк.

Фактически теория Т. Гоббса представляет собой моральноаксиологическую девальвацию государственной идеи. Государство Гоббса выступает «смертным Богом»10, вбирающим в себя всю полноту власти, делегированную ему народом. Оно — страшное чудовище, Левиафан. Вместо союзной, возвышенно объединительной функции государства античности, гоббсианская интерпретация — впервые в истории социально-политической мысли — вводит тему государства как продукта физического насилия, в основе которого лежит первобытное чувство страха.

Объединение людей в общество происходит не вследствие общежительного инстинкта, как у Аристотеля, а из-за страха за свою Штраусс Л. Что такое политическая философия? // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 2. С. 412.

–  –  –

жизнь11. Государство по Гоббсу рождается из страха, и при этом создает власть, способную держать людей в страхе.

Индивид Гоббса стоит перед выбором: либо анархия, которая обеспечивает ему независимость и свободу, либо жесткий порядок, подавляющий всякую частную волю ради установления суверенитета общего политического тела. Таким образом, чтобы излечить одно зло — зло человеческого эгоизма и свободной игры человеческих страстей, создается еще большее зло — государство — Левиафан, власть которого поглощает всякую человеческую свободу. Учреждение государства предполагает отказ индивида от всех своих прав, которые, по Гоббсу, человек имеет в «естественном состоянии», ради обеспечения общей безопасности. Общая воля формируется за счет молчаливой покорности всех и активной воли одного. Такое слияние индивидуальных воль есть не что иное, как полное исключение индивида из политического бытия, политическое небытие индивида.

Результат, к которому приводит гоббсовская доктрина, парадоксален. Тот мир, ради которого человек жертвует всеми своими свободами, лишает его самой человеческой сущности. Как заметил Ж. Бюрдо, автор тысячестраничного труда «Государство», «теория Гоббса вызывает в моем воображении человека, который потратил все свое состояние для того, чтобы купить несгораемый шкаф, в который ему больше нечего положить»12.

Симптоматично, что Гоббс подчеркивает искусственный характер образованного таким образом государственного «тела», что предвосхищает грядущую «инструментализацию» государства в европейской социально-политической мысли. Оно для него есть искусственное тело, «искусственный человек», в котором верховная власть — это его «искусственная душа; должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы… справедливость и законы суть искусственные разум и воля…»13.

Вышеуказанный «картезианский дух» рационализма в перспективе привел к полной утрате государственным «телом»

морального авторитета и к восприятию его как инструмента,

–  –  –

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

механизма, аппарата, который, являясь «необходимым злом», отличается только тем, что нуждается в усовершенствовании и отладке — модернизации.

Цель искусственного тела государства — обуздать инстинкты, а не объединить людей в союз. Если на этой основе и возникает нечто общее — это общее имеет репрессивно-разъединительное свойство. Такое государство является «необходимым злом», которое нужно, по возможности, минимизировать, на что, собственно, и направлена теория продолжателя гоббсовской традиции — английского философа Дж. Локка.

У Локка сужается «поле государственности». Государство у него уже не равномасштабно обществу, как у Гоббса. Оно выступает не объединительным союзом античности, не самодовлеющим состоянием, учрежденным ради благой жизни (как у Аристотеля), а «третьей силой», призванной регулировать общественную жизнь14. Именно в теории Локка намечается тенденция, полностью раскрывшаяся в теориях конца XX столетия и заключающаяся в минимизации государства и отождествлении его с управленческим аппаратом (правительством). Призвание государства, по Локку, — устранить недостатки, которые существовали в естественном состоянии, а это означает, что государство — функционально, главная его задача не выходит за пределы функций «ночного сторожа» при обществе.

Что касается понимания Локком природы человека, то сравнение человеческой души с «чистой доской» предвосхищает позднейшие интенции коренной переделки индивида, замены его новым человеком, который мог бы достойно вписаться в хорошо функционирующий, отлаженный, эффективный и рациональный механизм государственной машины.

Рассмотрение роли государства как позитивно значимой институции, как безусловной ценности и блага в концепциях Нового времени с наибольшей силой проявляется в трудах Гегеля. Как отмечает исследователь гегелевского наследия В.С. Нерсесянц, немецкий философ «модифицировал, углубил и развил идеи Платона и Аристотеля о государстве как надындивидуальной целостности и нравственной общности людей»15. Следуя древнегре

–  –  –

ческой традиции, он выделял такую особенность человеческого разума, как осознание принадлежности к сообществу. По Гегелю, это область абсолютной этической жизни, определяемая как цель-в-себе, а не в качестве средства достижения целей, диктуемых эгоистическими и прагматическими интересами. Для Гегеля исходные принципы гоббсовой концепции государства, такие как страх, сила и слабость, богатство и т. п., являются недостаточными, односторонними, поверхностными, не объясняющими сущность идеи государства. За сущность государства в таких теориях, по его мнению, принимается «вместо субстанциального сфера случайного»16.

Для него государство имеет два аспекта. С одной стороны, Гегель признает необходимость рационализации жизни общества, создание «правил игры». Это он называет «внешним» государством. Оно важно для хорошего функционирования общества, однако атомизирует социальное пространство, рождает состояние отчуждения. Второе, подлинное восприятие государства — «нравственное государство», главной функцией которого является сохранение целостной жизни отдельных частей общества.

В то же время не следует смешивать «обожествление» Гегелем государственного принципа с централизацией. Он критически расценивает централизованное или, как он его называет, «регулируемое государство». Оно-то как раз более чем иное может быть государством-машиной, далеким от государства-идеи. Для его функционирования достаточно одной пружины, которая регулирует все сферы общественной жизни17. Ограничение смысла, цели и задач государства исключительно одним этим ракурсом уничтожает его как носителя, как выразителя, как воплощение нравственной идеи. Однако идея и есть, по Гегелю, истинно гуманистическая плоскость бытия, ибо «не может быть идеи машины»18. Именно в такой разновидности государства происходит распад целостности нравственной жизни народа.

Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 282.

Гегель Г.В.Ф. Конституция Германии // Гегель. Политические произведения.

М., 1978. С. 83.

Гегель Г.В.Ф. Первая программа системы немецкого идеализма // Гегель. Работы разных лет Т. 1. С. 211–212.

92 Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

Государство в гегелевской концепции не означает уничтожения свободы. Он отрицает права и свободы в их атомистической трактовке, потому что полагает их фактическую неосуществимость. Ибо личность, исходящая из принципа индивидуализма, творит общество, в котором каждый для себя цель, а остальные для него ничто. Поскольку без взаимодействия с другими она как «особенное» не может достигнуть своих целей в полном объеме, другие становятся средствами для цели этого особенного. Именно отсюда вытекают конкретно-исторические идеологии, теории и практики расизма, колониализма, фашизма, современного либерализма.

Совсем иначе обстоит дело, когда конкретный частный интерес опосредуется категорией всеобщего. В подобном случае даже средством, не говоря о цели, для индивида становится всеобщее, в результате чего он связывает себя со всеми и сам «делает себя звеном этой связующей цепи»19. В сознании членов такого общества присутствует идея, идея всеобщего, и именно она инициирует процесс, поднимающий их единичность и природность до уровня подлинной органической общности. Поскольку человек по такой логике сам вовлекает себя во всеобщее, он свободен.

И более того, поскольку всеобщность есть единственная мера, при помощи которой каждая особенность способствует своему конкретному благу, то такая свобода, органически соединяющая людей, чтобы поспешествовать общему благу, есть подлинная и действительно реализуемая свобода.

Гегелевское восприятие государства, таким образом, выделяет в нем духовное, прежде всего его нравственную составляющую, которая к тому же есть объективно-политическая сущность.

Государство — это воплощение объективного духа, в котором реализуется нравственность, однако не нравственность индивидуализма, а нравственность общественная.

Кульминацией расцвета «инструментального» подхода к государству становится XX столетие. Государство воспринимается прежде всего как «техника общественного порядка и администрации», и «в конце концов, только машина»20. Уровень политиГегель Г.В.Ф. Философия права. М.1990. С. 231.

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. М., 1989. № 4.

С. 122.

–  –  –

ческого бытия самой субстанции государственности снижается.

Оно ставится в один ряд с другими ему подобными административными конструктами, видится как одна из многочисленных, «императивно управляемых ассоциаций»21. Представление о государстве как исключительно институциональном артефакте становится настолько самодовлеющим, что вызывает порою реакцию отторжения и ужаса перед «чудодейственной», но одновременно «могучей и страшной машиной»22 государства.

«Институциональный» подход к государству выливается в безоговорочную веру в спасительную силу учреждений. Главная проблема политической философии государства — проблема порядка — трансформируется в проблему социального и политического контроля. С наибольшей наглядностью это проявляется в американских плюралистических теориях, в которых функция власти рассматривается как функция поддержания равновесия сил ради сохранения стабильности в обществе. Государство «полиархической демократии» Р. Даля предстает как рядовая общественная ассоциация23.

В плюралистических теориях государства институциональный подход, по-видимому, доходит до своего логического предела: государство в нем фактически нейтрализовано и оказывается полностью «выведенным из игры». Его роль сводится к пассивному созерцанию конфликта сторон. Любое его вмешательство может быть расценено как «подыгрывание» одной из них. А это, в свою очередь, может быть воспринято как искажение общенародной социальной цели, которая должна сформироваться в свободной борьбе конкурирующих общественных идей и смыслов.

Идея государства, таким образом, оказывается близка к самоликвидации.

Эволюция западной концепции «общего блага»

Одновременно с расщеплением теории государства на два течения — «инструментально-институциональное» и «нравственноДарендорф Р. // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 2. С. 782.

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. М., 1989. № 4.

С. 123.

Даль Р. О демократии. М., 2000. С. 44.

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

жизнеустроительное», — происходила эволюция понимания «общего блага».

В трудах Аристотеля достижение общего блага мыслилось как цель и результат деятельности на основе и в рамках политического общения, или государства. Три главные составляющие — общение, государство, благо — признавались равнозначными и органичными, иными словами, такими, без любой из которых невозможно существование явления в его целостности. Общение выступает лишь возможностью осуществления человеческого бытия, не имеющего смысла без рационального принципа и смыслового оформления на поприще государственности. Однако два вышеуказанных качества утрачивают свое значение без цели развития и одновременно его смысла — общего блага. Другими словами, все три составляющие тождественно неразделимы для реализации политического бытия человека, и они же одновременно составляют суть его социальной природы.

Несмотря на широкое распространение аристотелизма, уже в античности появились первые признаки идейного расхождения между двумя цивилизациями — греческой и римской. Греческая цивилизация — цивилизация культуры, римская — цивилизация права. Греческая культурная трактовка общего блага была унаследована христианской доктриной и впоследствии православием.

Римская правовая и прагматическая была перенесена в светскую культуру Нового времени и в католичество.

Это означает, что уже в античности наметилось расхождение в подходе к трактовке общего блага. Начали оформляться две главные тенденции его восприятия — государственническая и индивидуалистическая. Первая сохраняла синкретическое, общежительно-телеологическое понимание общего блага в его органической неотрывности от коллективного государственного. Вторая эволюционировала в сторону дробления, парцелляции общего блага, низведения его с уровня общеколлективного до институционального мезоуровня и далее — индивидуалистического личного уровня. Греческая идея общего блага осталась в пределах нормативно-нравственной парадигмы, сопряженной с всеобъемлющей жизнеустроительной задачей государства. Римская правовая традиция привела к прагматической индивидуализации, инструментализации этого концепта.

Нравственное государство. От теории к проекту

Окончательное формулирование светской концепции «общего блага» произошло в процессе становления национальной государственности XIV–XV веков. Революционный поворот в осмыслении теории связан с работами отцов-основателей современного либерализма — Т. Гоббса и Дж. Локка.

В работах Гоббса намечается различение понятий, которые в современной политологической литературе получили наименования частного и общественного блага. Первичным, исходным и наиболее важным объявляется личное благо, которое базируется на утилитарном стремлении получения выгоды или почестей. «…Каждый человек по природе прежде всего ищет собственное благо»24, — пишет Т. Гоббс. Однако в обществе с неизбежностью существуют такие блага, которые нельзя поделить, их он называет «совместными благами», которыми необходимо пользоваться либо сообща, либо поочередно25. Однако, помимо этих благ, существует еще одно, неотделимое от понятия государства и гражданского общества — общее благо. Таким образом, уже тогда наметилась тенденция постепенного ухода от социально-философского анализа максимально обобщенного концепта блага, грешащего трансцендентным смыслом, и замещения его социологической формулировкой коллективного, или общественного блага, которое получило наименование «совместного». Более того, употребляя в своем труде множественное число («совместные блага»), Гоббс предвосхитил позднейшую (не вполне абсолютную) тенденцию суммирования личных эгоцентрических благ, прав, интересов, выгод, которые якобы образуют позитивистское, почти арифметическое «общее благо».

Следующие шаги на пути создания современной западной теории общего блага сделал Дж. Локк, который обосновал источники двух типов блага в обществе. Фундаментом личного блага является собственность, которая в свою очередь появляется в результате труда человека26. Обрабатывая природные блага (первоначально являющиеся общей собственностью) своим трудом человек превращает их в частную собственность. При этом неизмеримо повышается ценность полученных благ, и они лучше Гоббс Т. Избранные произведения: в 2 т. М., 1964. Т. 1. С. 334.

–  –  –

Локк Дж. Сочинения: в 3 т. М., 1988. Т. 3. С. 208–209.

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

способствуют поддержанию и сохранению важнейшего из всех благ человека — жизни.

Приращение собственности, таким образом, отделяет частный интерес, частную собственность, частное благо от общего интереса, общей собственности, общего блага. Но тогда меняется смысл и назначение государства. Задачей и целью государства становится охранение и всяческое способствование частному благу27, т. е. сохранение частной собственности за ее владельцами.

Локковская концепция, таким образом, обосновывает приоритет личного, частного блага над общим.

Теории общественного договора и «общего блага», разработанные отцами-основателями либерализма, легли в основу всех позднейших либеральных построений. Для них характерна ограниченная поддержка любой нормативной концепции общего блага, а функции государства и власти вынуждены соответствовать принципу наименьших затрат и наибольшей пользы.

Аддитивный индивидуалистический взгляд на «общее благо», как на сумму частных благ, привел к постепенному исчезновению из политической риторики понятия «гражданской добродетели».

Формируется концепция «минимального государства». Главный принцип «минимального государства» обосновал немецкий философ, политический публицист и государственный деятель В. Гумбольдт.

Опасаясь чрезмерного вмешательства государства в личную жизнь граждан, он подробно рассмотрел цели, задачи и средства такого вмешательства и определил «пределы деятельности государства». При этом он различал «положительное благо» и «отрицательное». Под первым он понимал стремление государства «способствовать счастью» граждан28, в частности заботиться об их нуждах и потребностях, выходящих за пределы минимально необходимой безопасности существования в обществе. «Отрицательным благом» Гумбольдт считал правление, ограниченное «предотвращением зла», иными словами, нацеленное на уменьшение отрицательных последствий базовых деструктивных конЛокк Дж. Сочинения: в 3 т. М., 1988. Т. 3. С. 94.

Гумбольдт В. Опыт установления пределов государственной деятельности // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 1. С. 628.

–  –  –

фликтов между людьми, несущих угрозу самому их существованию, их безопасности.

Механизм «положительного блага», считал он, вольно или невольно приводит к тотальному контролю над личностью граждан, поскольку для его реализации государство использует либо прямые запретительные меры (приказы, законы, наказания), либо через поощрения и примеры пытается создать для граждан климат, благоприятствующий той деятельности, которую оно само считает нужной. Но даже в этой постановке видно противоречие, поскольку создание условий жизни, мотивирующих гражданина, и тотальный контроль над личностью — вещи совершенно нетождественные. Наблюдается избыточность теоретического опасения тотальности государственной миссии.

Лишение граждан инициативы и стремление оградить их от самостоятельной деятельности, подчеркивал Гумбольдт, наносит индивидам наибольший ущерб, поскольку мешает развитию нравственного характера, способностей людей, уменьшает их предприимчивость и энергию. Чрезмерная опека государства ослабляет чувство взаимопомощи граждан друг другу, делает людей пассивными, поскольку все надеются на помощь извне — помощь государства. Она препятствует развитию индивидуальности и своеобразия человека. «Положительный метод», заключал немецкий исследователь, применим лишь к подрастающему поколению, к взрослым же гражданам государство должно применять «отрицательный метод», «предоставляя им свободу, которая одновременно создает препятствия и вместе с тем порождает силу и умение устранять их»29. В терминологии Гумбольдта присутствует вычлененное отдельно понятие «нравственное благо».

Однако оно теряет свою трансцендентную, или просто сверхсоциальную, коннотацию. Его интерпретация ограничивается позитивистскими ценностями, связанными с рыночными концептами свободного предпринимательства.

Политико-философским результатом развития теории «минимального государства» стало отрицание необходимости общих идеалов для успешного функционирования общества. Метафизическая интерпретация «общего блага» как добродетели, Гумбольдт В. Опыт установления пределов государственной деятельности // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 1. С. 631.

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

характерная для классической и христианской традиций, трансформировалась в интерпретацию его как функции социального порядка, а сама идея блага в конечном счете заместилась идеей права.

Но проблема прояснения сущности общего блага продолжала существовать даже в рамках либерального проекта, о чем, несомненно, свидетельствует «теория справедливости» Дж. Ролза.

Для него, как и для Канта, достоинство индивида абсолютно и не может быть принесено в жертву ради какого бы то ни было социального преимущества. При этом функцией гражданского общества он считал безусловное обязательство защищать это достоинство30.

Но, несмотря на столь твердую деонтологическую императивную посылку, которая, казалось, должна была привести к социально-этическому рассуждению о благом и должном, «справедливость, которую ищет Ролз, есть справедливость распределения товаров»31. Разумеется, можно допустить, что общее благо заключается в достижении экономического благосостояния членов общества. Но считать экономический прогресс главной и первичной ценностью политически организованного общества, за исключением случаев бедных обществ, живущих в условиях крайних материальных лишений, совершенно неприемлемо для современных идеологий.

Особенности российской интерпретации «общего блага»

В отличие от западной мысли российская философия всегда тесно и однозначно увязывала общее благо с ответственностью государства за сохранение общественных ценностей и за интеграцию общественных сил ради общей цели. Государство виделось как такая сила, которая способна привести конфликтующие стороны к согласию, причем такому, в котором частные интересы были бы поставлены на службу общественным целям. Подобная тактика естественным образом предполагала наличие сильного государства, обладающего мощным нравственным авторитетом Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск, 1995. С. 14–15; 19–20.

Mc Bride W.L. Social Theory af the Crossroads. Pittsburg, 1980. Р. 99.

–  –  –

в обществе, который выступал бы неоспоримым аргументом в спорах частных и общих притязаний.

В России тема общего блага первоначально развивается полностью в лоне религиозной традиции. В XVII в. монах Симеон Полоцкий в своем труде «Обед душевный» призывает творить «во пользу народную». При этом исследователи отмечают значительное влияние западной «учености», и прежде всего учения Аристотеля, на развитие русских идей об общем благе32, по аналогии с идеями греческого философа, который соединял мудрость (1) и знания (2) о благе. У Симеона же понятие блага производно от знания (1) и мудрости (2). Совершенно в духе античной культурной традиции русский монах ставит воспитательную задачу распространения в народе знания о благом. Следуя рассуждениям Аристотеля, Симеон предложил всемерно развивать образованность путем открытия училищ «славенских» и умножения «благоискусных учителей». Основу и корень общего блага Симеон Полоцкий усматривает в мудром правлении.

Некоторую антитезу воззрениям С. Полоцкого в мышлении об общем благе составляют труды его современника Юрия Крижанича, который видит проблему блага более прагматически.

Хорватский миссионер, прошедший подготовку в иезуитском училище, лучше своего предшественника видел области организации жизни и государства, в которых Россия явно уступала Западу. В своей концепции общего блага Крижанич предельно конкретизирует это понятие и увязывает его с формулированием ближайших целей и задач русского правительства по обустройству и модернизации государства. Общественная польза и общее благо, по Крижаничу, включают в себя четыре момента: 1) внешний и внутренний государственный интерес; 2) благое правление через законы; 3) науку и ремесла; 4) богословие и философию.

И все же в духе общей атмосферы того времени стратегия укоренения в России понятия «общей пользы» выстраивается Крижаничем с позиций последовательного государственничества.

Современные исследователи полагают, что основной принцип реализации общего блага и переустройства российского государства, а также многие конкретные предложения «сербиянина» (в частности, о разработке полезных ископаемых, о ремеслах Ивахненко Е.Н. Россия на «порогах». СПб., 1999. С. 174–176.

100 Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

и заводах, о грамоте населения) предвосхищали политику Петровских преобразований.

Крижанич продолжает монархическую тему русской социальной философии — тему сильной власти. Именно царское деяние больше всего может послужить общей пользе, указывает он33.

Вполне в духе вечных русских чаяний он продолжает тему поиска идеального правителя и истинной власти, являясь приверженцем теорий «благого правления»34. «Сербиянин», правда, не ограничивается субъективными сторонами достижения блага.

Он анализировал особенности российского национального характера, которые укрепляют и способствуют формированию органического восприятия общего блага как высшего и единого для всех. Помимо крепкой и централизованной сильной власти русского государя Крижанич называет в качестве предпосылок успеха преобразований «счастливые качества» русского народа:

отсутствие честолюбия и властолюбия, неприхотливость в потребностях и «ратную выносливость»35.

Рассуждения Крижанича об общем благе, таким образом, содержат в нерасчленимом единстве индивидуальные и общегосударственные слагаемые общей пользы и блага. Подобный синкретический подход к общему благу, доходящий до полного соединения всякого частного интереса с приматом коллективного, и более того, государственного, стал определяющим во всей последующей истории российской политической жизни.

Дальнейшее развитие концепции общего блага связано с теорией русского философа и ученого-энциклопедиста XVIII века Я.П. Козельского. Его размышления усиливают нормативноидеальный акцент в понимании общего блага. Я.П. Козельский рассуждает в свойственной русскому мышлению терминологии «правды» как синонима и социального идеала высшей справедливости. Он указывает на непосредственную связь политики с «праведными, или добродетельными, целями и средствами». Как и его предшественники, он соединяет возможность достижения общего блага с идеей «совершенного монарха», который правит Крижанич Ю. Политика. М., 1997. С. 297.

–  –  –

на основе «справедливых законов»36. Сходные позиции занимает другой русский просветитель XVIII в. В.К. Тредиаковский, который, будучи сторонником идей «просвещенного абсолютизма», особо акцентировал позитивные стороны человеческой природы.

Тем самым он как бы заочно дискутировал с западной, макиавеллистской трактовкой политики, постулирующей использование любых средств для достижения полезных целей37.

Традиция религиозно-«духовного» акцента в осмыслении общего блага в русской философии преобладала и сохранялась на протяжении XVIII–XIX веков. К аспектам «духовного» размышления об общем благе были склонны представители русской интеллигенции разных политических ориентаций — среди них были и консерваторы, и либералы, и традиционалисты, и прогрессисты.

Для П.Б. Струве, эволюционировавшего в своих взглядах от либерализма к консерватизму, служение общему благу синонимично служению «национальному духу»38. О трансцендентализации понятия общего блага, о желании придать ему смысл абсолютного качества в трудах Вл. Соловьева свидетельствует сам избранный им термин — «объективное» благо. Русский философ проводит градацию общего блага, выстраивает ценностную иерархию различных его видов, признавая неоспоримый приоритет за сверхсоциальным трансцендентным началом. Только ориентация государства на исполнение высших духовных задач общества, полагает он, может действительно реализовать благо индивида. Первой ступенью «благого» состояния общества он называет экономическое общество, второй — политическое, третьей — духовное. Первые два он признает неудовлетворительными для реализации воли человека к благу. Благо, заключает он, «определяется такими началами, которые находятся за пределами как природного, так и человеческого мира, и только такое общество, которое основывается непосредственно на отношении Козельский Я.П. Рассуждение двух индейцев // Избр. произв. русских мыслителей второй половины XVIII века. М., 1952. Т. 1. С. 552–620.

Тредиаковский В.К. Слово о премудрости, благоразумии и добродетели // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 3. С. 482–483.

Струве П.Б. В чем же истинный национализм? // Струве П.Б. Избранные сочинения. М., 1999. С. 15.

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

к этим трансцендентным началам, может иметь своей прямой задачей благо человека в его целости и абсолютности»39.

Даже либеральная российская мысль, хорошо знакомая с западноевропейскими политическими учениями, не оставляет без внимания высшие духовные цели нравственного возвышения личности, достижению которых благоприятствует нацеленность государства на общее благо. «Духовная связь» между правительством и гражданином составляет «самую надежную опору власти», считают они. Такая связь возможна только тогда, когда государство приобретает нравственный авторитет, действуя в соответствии с нравственным законом в интересах общего блага.

Для Российского государства это прежде всего цель объединения общества, рост его сплоченности. «Способствуя росту солидарности между людьми, государство облагораживает и возвышает человека; оно дает ему возможность развивать лучшие стороны своей природы и осуществить идеальные цели», — пишет представитель российской школы естественного права Б.А. Кистяковский40.

Спецификой выстраивания мыслей о государственности и общем благе в России был аксиологизм. Государство поднималось на ступень высшей моральной ценности. Оно виделось как высшая из доселе существовавших форм человеческого общения, что полностью соответствовало аристотелевской традиции, где природа государства выводилась из «общежительной» природы человека. Причиной, побуждавшей людей к соединению в общества, полагалась не слабость человеческой натуры (как в европейских либеральных теориях о государстве), а естественное, благое и позитивное стремление к общению. «Общительная природа»41 государства естественным образом выдвигала в ранг одной из приоритетных социальных ценностей ценность «общего блага».

Морализм особой жизнеустроительной роли государства как общая тенденция русской социально-политической мысли вторгается даже в позитивно-законодательную сферу реализации общего блага. Так, Л.Н. Тихомиров, признавая важность закоСоловьев В. Сочинения: в 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 148–149.

Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 427.

Устрялов Н.В. Понятие о государстве. Харбин, 1931. С. 14; Алексеев Н.Н.

Введение в изучение права. Париж, 1931. С. 145.

–  –  –

нодательной базы, полагал, что наряду с этим необходимо «живое нравственное чувство»42 как активная составляющая гражданственности, так как именно оно способно создать основу для успеха действий государства.

Возвышение общего блага над узко-эгоистическими частными формами находит свое выражение в идее служения, которая коррелирует с такими качествами, как бескорыстие, честность, праведность. Такое отношение к идее блага делало ее сопоставимой с изначальной религиозно-нравственной позицией. Первенство в иерархии мотивации служения, сопряженного с общим благом, отдается не материальным стимулам, не богатству, а позитивным и негативным нравственным и религиозным побуждениям.

И.П. Тургенев, член кружка известного писателя-просветителя Н.И. Новикова, рассуждая об общественном благе, писал: «Существенное благо общества… зависит от прилежного и ревностного исполнения должностей общественных… Но какие суть сильнейшие побуждения к отправлению должностей гражданских?.. Обогащение ли, доставляемое полезному члену общества?

Отнюдь нет!.. Служение совестливое, служение не материальное, а так сказать духовное…»43. Идея служения воспринималась как высшее духовное призвание, причем не только «государевых слуг» по должности, но как неотъемлемый моральный долг всех и каждого44.

Итогом становится то, что в российском контексте распространяется взгляд на служение, который не соотносится с социальным статусом и функцией в административно-управленческой системе, как это принято в западноевропейской мысли. Общепринятой делается мысль не столько о правовом его характере, сколько о служении «по глубоким духовным эмоциям, по чувству долга и любви»45. При этом само «служение по праву» воспринимается как трансцендентно нравственное, как исторический аналог оформления нравственных начал. Государство, подчеркивает Тихомиров Л.А. Государственность и религия. СПб., 1903. С. 3.

Тургенев И.П. Кто может быть добрым гражданином и верным подданным? // Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 3. С. 597, 595.

Санькова С. Либеральный консерватизм как неотъемлемая составляющая государственного национализма // www.conservatism.narod.ru 08.11.2004.

Алексеев Н.Н. Современная политическая наука о государстве и ее ближайшие задачи // Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 530.

Глава 2. Доктринальный генезис категории «государство»

М. Волошин, строится отказом от личных страстей и инстинктов индивидуумов, т. е. самоотречением и самопожертвованием46.

Поддержание соответствующего нравственного уровня представителей власти требует, по мнению российских правоведов XX в., привлечения в политику «умственно и нравственно развитых личностей». Представители российской Фемиды утверждают, что нравственный авторитет власти сопряжен с особым подбором людей, обладающих высокими духовными качествами, моральными приоритетами заботы об общем благе. Они должны быть привлекаемы «не шкурными своими интересами (!), а интересами общего блага», эмоционально заявил в своей речи на заседании I Государственной Думы профессор права Л.И. Петражицкий47.

Таким образом, если современная либеральная доктрина фактически отказалась от идеи общего блага как системообразующей для государства, то в истории русской мысли устойчива традиция возвышения, трансцендентализации понятия общего блага, желание придать ему смысл абсолютного, верховного качества. Существование Российского государства исторически оправдывалось не общественным договором, а именно тем, что государство рассматривалось как единственная инстанция, которая способна и должна стремиться к реализации общего блага, выполняя тем самым свои главные — жизнеустроительные — функции.

«Общее благо» в контексте эволюции государства Проследив конституирующую роль идеи «общего блага»

в формулировании институционального (инструментального) и жизнеустроительного концептов государства, следует обратиться к взаимосвязи идеи «общего блага» с типами государства, выделенными в предыдущих разделах в рамках анализа его исторической мегаэволюции (протоформы государства, правовое государство I и II типов, социальное государство и нравственное государство).

Сытин С.В. Политико-нравственная доктрина российских правоведов (русская философия права второй половины XIX — начала XX века) // Социальногуманитарные знания. 2000. № 5. С. 250.

47 Цит. по: Там же. С. 250.

–  –  –

С античного времени двумя основными трактовками восприятия «общего блага» служили государственническая и индивидуалистическая трактовки. Каждая из них акцентировала внимание на способах достижения индивидом своего благополучия через приоритетность общественных либо индивидуальных интересов соответственно. Исходя из восприятия категории «общего блага» формировались и оформлялись инструментальная и жизнеустроительная идеи государства. Концепция достижения собственного благополучия через благополучие общества нуждается в государстве, формирующем и несущем ответственность за аристотелевское «поле общего», реализующем имманентно свойственную ему жизнеустроительную функцию. В свою очередь, максимизация индивидуалистического начала делает излишними «патерналистские» стремления государства, его роль, по сути, заключается в обеспечении прав и свобод индивида, сводится к «обслуживанию» интересов отдельного человека и общества в качестве некой «суммы» интересов.

Вместе с тем эволюция человеческих интересов и потребностей свидетельствует о внутреннем (природном) стремлении человека к достижению «общего блага» именно в его этическом или даже метафизическом смысле, превосходящем господствующую индивидуалистическую либеральную концепцию. Вышеуказанная эволюция в мегаисторической перспективе отражается в том числе в последовательном развитии государства, предопределяет его типологию. В течение длительного времени с момента зарождения государства в виде протоформ организации архаичных сообществ, последующего формирования правового государства, основанного на конвенциональном основании жизнедеятельности в виде договора или протоправа, эволюционировавшего до признания права в качестве доминирующего регулятора общественных отношений, и установления господства либерального государства человеческое развитие было сконцентрировано на удовлетворении индивидуальных материальных потребностей человека и меньшинства.

Реализация индивидуально-материалистской концепции человеческого общежития обусловила возникновение «первичного»



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |
 

Похожие работы:

«В. Е. Бельченко Ограничение независимости СМИ в современной России: Формы, инструменты, технологии Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Belchenko_RAPN.pdf Пятый Всероссийский конгресс политологов Москва, 20-22 ноября 2009 г. ОГРАНИЧЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ СМИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ФОРМЫ, ИНСТРУМЕНТЫ, ТЕХНОЛОГИИ Всеволод Евгеньевич БЕЛЬЧЕНКО аспирант, кафедра Публичной политики, факультет Прикладной политологии, Государственный университет – Высшая школа экономики, Москва Доклад...»

«МИНИСТЕРСТВО СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ 21» №/ Г. «, г. Краснодар Об утверждении порядка предоставления социальных услуг поставщиками социальных услуг в Краснодарском крае В целях реализации Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Фе­ дерации», повышения эффективности деятельности учреждений социального обслуживания Краснодарского края п р и к а з ы в а ю : 1. Утвердить: 1) Порядок...»

«1'2013 БУХГА Л ТЕРСКИЙ УЧЕТ И НАЛОГИ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УЧРЕЖ ДЕНИЯХ: автономных, бюджетных, казенных 16+ № январь-февраль 2013 СОДЕРЖАНИЕ БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ.................................... 5 Изменения правил бухгалтерского (бюджетного) учета ОТЧЕТНОСТЬ............................................ 22 Особенности формирования показателей годовой бухгалтерской (бюджетной) отчетности НАЛОГИ........»

«THE CASPIAN REGION: Politics, Economics, Culture Policy and Society ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ (НА ПРИМЕРЕ НКО) Мирошниченко Инна Валерьевна, кандидат политических наук, доцент Кубанский государственный университет 350040, Российская Федерация, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149 E-mail: mirinna78@mail.ru Гнедаш Анна Александровна, кандидат политических наук, доцент Кубанский государственный университет 350040, Российская Федерация, г. Краснодар,...»

«УДК 346.22 (574) РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В СТАНОВЛЕНИИ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН) А.М. Рахимова, исполняющий обязанности доцента, кандидат политических наук Государственный университет имени Шакарима города Семей, Казахстан Аннотация. В любом цивилизованном обществе существуют два совершенно противоположных начала жизни: интегративное и дифференцирующее. В их столкновении и взаимодействии определяются мера свободы и порядка прав личности и защита каждого, формируется и...»

«Фонд правовых проблем федерализма и местного самоуправления С.В. Кабышев, А.Д. Ермаков КонСтитуционныЕ цЕли политичЕСКих пАртий СоВрЕмЕнной роССии Москва 2015 уДК 342.8; 342. 84324, ББК 67.400.5 и Рекомендована к публикации секцией по вопросам организации избирательного процесса Общественного научно-методического консультативного совета при ЦИК России Рецензенты: Заславский С.Е., доктор юридических наук, профессор. Садовникова Г.Д., доктор юридических наук, профессор. Кабышев С.В., Ермаков...»

«Бюджетная политика 2006–2008 годов Бюджетная реформа в действии 1. Стратегические цели развития страны 2. Финансовое обеспечение общенациональных приоритетов 5 2.1. Сбалансированность ресурсов и обязательств 5 2.2. Приоритеты бюджетных расходов 2.3. Новые бюджетные возможности 3. Бюджет для граждан 3.1. Доступность и качество бюджетных услуг 8 3.2. Социальная защищенность 3.3. Территориальная справедливость 10 4. Бюджет для экономики 13 4.1. Снижение инфляции 13 4.2. Сокращение налоговой...»

«ИТОГОВЫЙ ДОКЛАД О РЕЗУЛЬТАТАХ ЭКСПЕРТНОЙ РАБОТЫ ПО АКТУАЛЬНЫМ ПРОБЛЕМАМ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ НА ПЕРИОД ДО 2020 Г Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика Предисловие. Новая модель роста — новая социальная политика Раздел I. Новая модель роста Глава 1. Новая модель экономического роста. Обеспечение макроэкономической и социальной стабильности Глава 2. Стратегии улучшения делового климата и повышения инвестиционной привлекательности в целях перехода к...»

«Сепаратизм. Наследие СССР. Российская действительность 21 века. Понятие сепаратизма. Сепаратизм – политика и практика обособления, отделения части территории (сецессии) государства с целью создания нового самостоятельного (суверенного независимого) государства или перехода в состав иного государства или получения статуса очень широкой автономии. С одной стороны он базируется на международном принципе права на самоопределение и часто является проявлением международно-признаваемого...»

«Антикоррупционная политика ОАО «Россети» и ДЗО ОАО «Россети» г. Москва 2014 г. Введение Основополагающим нормативным правовым актом в сфере борьбы с коррупцией является Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее Закон о противодействии коррупции). В соответствии со ст. 13.3 Закона о противодействии коррупции с 1 января 2013 года на ОАО «Россети» и его дочерние и зависимые общества (ДЗО) ОАО «Россети» возложена обязанность по разработке и принятию мер...»

«I. Наименование дисциплины География туризма II. Шифр дисциплины (присваивается Управлением академической политики) III. Цели и задачи дисциплины А. Цель освоения дисциплины – является дать целостное представление о территориальных туристских системах мира, условиях и факторах их формирования, закономерностях и тенденциях развития туризма в странах и регионах мира. Курс нацелен на формирование основных знаний, навыков и умений, необходимых для выполнения должностных обязанностей, установленных...»

«Министерство промышленности, предпринимательства и торговли Пермского края ПРОЕКТ КОНЦЕПЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ ПЕРМСКОГО КРАЯ ДО 2020 ГОДА Пермь Оглавление ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ 1. Оценка текущего состояния промышленности 1.1 Современное состояние промышленности Пермского края 1.2. Ресурсный потенциал промышленности Пермского края 1.3. Проблемы и перспективы развития отраслей промышленности Пермского края Градообразующие предприятия в моногородах. 1.4. 1.5. Основные проблемы промышленного сектора...»

«Республика Казахстан Товарищество с ограниченной ответственностью «Алтай полиметаллы» Экологическая и социальная политика Проект отработки месторождения «Коктасжал»Подготовлено: ТОО «PSI ENGINEERING» ТОО «Алтай полиметаллы»Контактное лицо: Республика Казахстан, г.Караганда Пешкова Екатерина Tel: +7-701-738-08-39 Fax: +7-7212-43-31-91 Email: dizarika1@mail.ru г.Караганда, 2014 год Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Проект отработки...»

«Дайджест космических новостей №337 Московский космический Институт космической клуб политики (01.08.2015-10.08.2015) 10.08.2015 2 Экипаж МКС продегустировал выращенный на орбите салат Работа в открытом космосе началась Новые костюмы на МКС помогут подготовить астронавтов будущего СОГАЗ и Ингосстрах выплатили Роскосмосу 1,9 млрд рублей в связи с гибелью Прогресса 09.08.2015 4 Космический пистолет станет экспонатом музея-заповедника Московский Кремль NASA разрабатывает реактивный беспилотник,...»

«ПравительствоОмской области Министерство промышленной политики, транспорта исвязи Омской области ДОКЛАД О СОСТОЯНИИ И ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ В 2006 ГОДУ Омск УДК 502.7(571.13) ББК 20.1(2Р-4Ом) О О 13 Доклад о состоянии и об охране окружающей среды Омской области в 2006 году / М-во промышл. политики, транспорта и связи Ом. обл. – Омск: ЗАО «Манифест», 2007. – 288 с.: ил. + 3 отд. л. карт. [12 с.]. Редакционно-издательский совет: А. М. Луппов (председатель), А. А. Ценев, В. И....»

«Серия: Старый Свет — новые времена БОЛЬШАЯ ЕВРОПА Идеи, реальность, перспективы Научный руководитель серии «Старый Свет – новые времена» академик РАН Н.П. Шмелёв Редакционная коллегия серии Института Европы РАН: акад. РАН Н.П. Шмелёв (председатель), к.э.н. В.Б. Белов, д.полит.н. Ал.А. Громыко, акад. РАН В.В. Журкин, к.и.н. О.А. Зимарин, д.и.н. М.В. Каргалова, чл.-корр. РАН М.Г. Носов, д.и.н. Ю.И. Рубинский, чл.-корр. РАН В.П. Фёдоров, д.и.н. В.Я. Швейцер, д.и.н. А.А. Язькова Федеральное...»

«СЕРГЕЙ ОТИН Юрий ПОСУДИН СЕРГЕЙ ЧАХОТИННАУЧНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮрий НАУЧНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОСУДИН ЮРИЙ ПОСУДИН СЕРГЕЙ ЧАХОТИН НАУЧНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Под общей редакцией П.С. Чахотина Киев 2015 г. УДК 579-051((47+57)-89)(092) ББК 28.4г(2)Чахотін П63 Посудин Ю.И. Сергей Чахотин. Научная и общественная деятельность. – К.: Артмедіа П63 прінт, 2015. – 126 с.: Іл. ISBN 978-966-97453-1-6 Рассмотрены биографические сведения и основные этапы научной и общественной...»

«А.Ю. КнижниКов, в.в. ТеТельмин, Ю.П. БунинА АнАлиТичесКий доКлАд По ПроБлеме рАционАльного исПользовАния ПоПуТного нефТяного гАзА в россии АнАлитический доклАд по проблеме рАционАльного использовАния попутного нефтяного гАзА в россии Москва, 2015 год Доклад подготовлен при поддержке © Текст 2015. WWF России. Все права защищены.Research Council of Norway Klimaforsk programme, Фото на обложке: проект 235588 — Capacity to govern climate mitigation © Global Gas Flaring Reduction Partnership in...»

«АННАЛЫ СТРУГАЦКОВЕДЕНИЯ Арканар Людены Памяти Владимира ГОПМАНА и Константина РУБЛЁВА Автор идеи: Александр Лукашин, 19 Составитель: Владимир Борисов В оформлении обложки использован рисунок художника Игоря Огурцова Анналы стругацковедения 2014. – Арканар: Людены, 2015. – 181 с. © Бачило А.Г., Борисов В.И., Гопман В.Л., Коровёнкова А.А., Лем С., Лукашин А.П., Неклесса А.И., Рублёв К.А., Ткаченко И.А., Язневич В.И., 2015 АННАЛЫ СТРУГАЦКОВЕДЕНИЯ СОДЕРЖАНИЕ В.Борисов. Предуведомление..........»

«РОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ПОВЫШЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ ОТКРЫТОСТИ БИЗНЕСА ЧЕРЕЗ РАЗВИТИЕ КОРПОРАТИВНОЙ НЕФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ Аналитический обзор корпоративных нефинансовых отчетов 2008–2011 г. Москва, Руководитель проекта: А.Н. Шохин — Президент Российского союза промышленников и предпринимателей. Обзор подготовлен в рамках совместной работы Комитета РСПП по корпоративной социальной ответственности и демографической политике (руководитель – Д.М. Якобашвили, член Бюро...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.