WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ АРБИТРАЖ С.В. НИКОЛЮКИН Николюкин Станислав Вячеславович, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин НАНОО Институт бизнеса и политики. Научная ...»

-- [ Страница 3 ] --

Так, по делу от 24 марта 2005 г. N 19/2004 иск был предъявлен нидерландской фирмой (истец) к российской организации (ответчик) в связи с неисполнением обязательства по погашению суммы долга по договору займа, заключенному ответчиком с ирландской фирмой 31 марта 2000 г., права требования по которому были переданы ирландской фирмой истцу по Соглашению об уступке прав требования по этому договору займа. Истец уведомил ответчика письмом от 14 июля 2003 г., направив также 14 августа 2003 г. по запросу ответчика заверенную копию Соглашения от 22 ноября 2002 г.

Требования истца включали в себя: погашение суммы основной задолженности, уплату предусмотренных договором от 31 марта 2000 г. процентов и процентов за просрочку платежа, а также возмещение расходов по уплате арбитражного сбора и издержек, связанных с ведением арбитражного процесса 1;

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006. С. 138 - 156.

б) споры между любыми субъектами, оба из которых находятся за границей РФ.

Так, по делу от 23 мая 2005 г. N 45/2004 иск был предъявлен фирмой с Британских Виргинских островов (истец) к организации Республики Беларусь (ответчик) в связи с непогашением в установленный заключенным сторонами 4 августа 2003 г. беспроцентным договором займа срок суммы задолженности. Требования истца включали в себя:

погашение суммы долга; уплату договорного штрафа за просрочку платежа; возмещение убытков, определенных путем исчисления процентов годовых за пользование чужими денежными средствами исходя из ставки LIBOR, а также расходов по арбитражному сбору 1;

-------------------------------См.: Там же. С. 209 - 216.

в) споры между любым субъектами, находящимися на территории Российской Федерации, т.е. между юридическими лицами и гражданами Российской Федерации, в том числе индивидуальными предпринимателями.

Так, по делу от 14 июня 2005 г. N 88/2004 иск был предъявлен российской организацией со 100-процентным нидерландским капиталом (продавец) к другой российской организации (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту купли-продажи, заключенному сторонами 28 мая 2003 г. Требования истца включали в себя: погашение суммы задолженности; уплату договорного штрафа за просрочку платежа; возмещение расходов истца по уплате арбитражного сбора 1.

-------------------------------Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006. С. 262 - 265.

Проблемы, связанные с компетенцией международного коммерческого арбитража, могут возникнуть в следующих случаях.

Во-первых, когда арбитражное решение действительно, но одна из сторон оспаривает полномочие именно данного арбитражного суда, т.е. возникает спор о том, которому из арбитражей подсудно дело.

Оспаривание компетенции состава арбитража обычно производится ответчиком.

Если ответчик считает, что арбитраж не обладает компетенцией, он может, во-первых, бойкотировать арбитраж и затем добиваться отмены вынесенного решения либо отказа в удовлетворении ходатайства о его признании и исполнении; во-вторых, выдвинуть перед арбитрами доводы об отсутствии у них компетенции в самом начале арбитража, представив соответствующие доказательства; в-третьих, обратиться в суд с требованием о прекращении арбитражного процесса либо о вынесении судом декларативного решения об отсутствии у арбитража компетенции 1.

-------------------------------См.: Брунцева Е.В. Указ. соч. С. 174.

Наиболее распространенным является тот вариант, когда ответчик выдвигает перед арбитрами доводы об отсутствии у них компетенции на начальной стадии арбитража.

Так, по делу от 28 апреля 1999 г. N 215/1993 иск был предъявлен турецкой фирмой к органу исполнительной власти субъекта РФ в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному 1 февраля 1995 г. Со стороны покупателя контракт был подписан хозяйствующим субъектом и органом исполнительной власти субъекта РФ. Истец требовал погашения задолженности за частично неоплаченный товар, а также возмещения упущенной выгоды в связи с просрочкой платежа.

Ответчиком был поставлен вопрос о признании арбитражной оговорки контракта недействительной и непризнании им компетенции МКАС, поскольку иск предъявлен к органу исполнительной власти, не являющемуся коммерческой организацией и не занимающемуся предпринимательской деятельностью, а также не имеющему коммерческих предприятий.

В решении, вынесенном МКАС, было указано следующее:

"1. Пункт 9 контракта сторон от 1 февраля 1995 г. предусматривает рассмотрение споров и разногласий, которые могут возникнуть из контракта или в связи с ним, Арбитражным судом при Торгово-промышленной палате РФ в Москве, который был переименован в МКАС.

С учетом этих положений, рассмотрев заявление ответчика об отсутствии якобы компетенции МКАС в разрешении дела, а также принимая во внимание то обстоятельство, что в своем отзыве от 1 февраля 1999 г. ответчик не только не возражал против компетенции МКАС, но и признал в основном исковые требования, состав арбитража констатировал свою компетенцию.

Не приняты во внимание доводы, приведенные ответчиком против компетенции МКАС в его заявлении, врученном составу арбитража в заседании 28 апреля 1999 г., суть которых в том, что ответчик как региональный орган исполнительной власти сам не является коммерческой организацией, не занимается предпринимательской деятельностью, не имеет коммерческих предприятий и потому вообще не может быть участником данного процесса.

МКАС исходил из следующего. Положения ст. 1 Закона об арбитраже, п. 2 Положения о МКАС не содержат каких-либо исключений из компетенции МКАС в отношении органов исполнительной власти. Подобные органы, вступая в гражданскоправовые, в частности внешнеторговые отношения, являются обычными участниками этих отношений со всеми вытекающими из этого последствиями, в том числе и в части, касающейся рассмотрения споров с их участием. На этом основании МКАС пришел к выводу, что обладает компетенцией в рассмотрении настоящего дела 1.

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. С. 82 - 85.

Во-вторых, когда оспаривается действительность сделки, в связи с которой заключено арбитражное соглашение, т.е. когда встает вопрос о самостоятельности арбитражного соглашения, о том, сохраняет ли оно силу в конкретном случае и вправе ли арбитраж рассматривать вопрос о действительности основной сделки и выносить решение по существу.

Так, по делу от 14 февраля 2006 N 7/2005 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к нидерландской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту, заключенному сторонами 11 октября 2004 г. Истец требовал взыскания с ответчика суммы недоплаты, процентов годовых за пользование чужими денежными средствами, а также возмещения расходов по уплате арбитражного сбора.

Ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать данный спор. Он утверждал, что подписанные сторонами контракт и Общие условия поставок, в которых содержится арбитражная оговорка, не имеют официальной силы и не могут рассматриваться как юридически значимые документы, поскольку контракт является притворной сделкой, заключенной сторонами лишь для соблюдения формальностей в процессе осуществления оплаты за товар, поставляемый третьим лицам. Фактически же ответчик, по заявлению, выполнял роль агента на основании агентского соглашения, заключенного им с совместным советско-американским предприятием.

Обратившись к существу заявленных требований, состав арбитража установил, что в соответствии с заключенным сторонами 11 октября 2004 г. контрактом истец осуществил в полном объеме поставку товаров, указанных в спецификации, являющейся приложением N 1 к контракту. Факт поставки ответчику товаров по контракту подтверждается представленными истцом в заседании арбитража копиями коносаментов в количестве 53 штук.

Состав арбитража также констатировал, что ответчиком с опозданием (24 декабря 2004 г.) была произведена частичная оплата товаров, что подтверждается выпиской и уведомлением соответствующего отделения Сбербанка РФ от 24 декабря 2004 г.

МКАС не признал обоснованными доводы ответчика о невозможности рассмотрения контракта от 11 октября 2004 г. в качестве значимого документа, поскольку данный контракт, по утверждению ответчика, был заключен по просьбе истца лишь для соблюдения формальностей в процессе оплаты за товар, осуществляемой через счета ответчика. Ответчик не представил надлежащих доказательств заключения агентского соглашения между спорящими сторонами, а также доказательств заключения истцом сделок при посредничестве ответчика. Представителем ответчика также подтверждено, что частичная оплата была произведена по контракту от 11 октября 2004 г.

Факт поставки товаров непосредственно ответчику, подтвержденный копиями коносаментов, осуществленная ответчиком частичная оплата по контракту, а также упоминание самим ответчиком в заключительном ответе, поступившем в МКАС 28 ноября 2005 г., о частичном несоответствии поставленной продукции при оспаривании исковых требований - все это позволило составу арбитража считать доказанным факт выполнения истцом своих обязательств по контракту от 11 октября 2004 г. в полном объеме. Основываясь на приведенных выше доказательствах, МКАС пришел к выводу, что ответчиком лишь частично исполнены обязательства по данному контракту.

Состав арбитража принял во внимание заявление истца, представленное в МКАС 16 января 2006 г., об уменьшении исковых требований, в котором истец, частично согласившись с утверждением ответчика, уменьшил сумму основного долга.

С учетом вышеуказанных соображений, руководствуясь ст. 53 Венской конвенции, МКАС пришел к выводу, что требование истца о взыскании с ответчика суммы основного долга подлежит удовлетворению 1.

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 74 - 78.

В-третьих, когда оспаривается действительность арбитражного соглашения.

Так, по делу от 16 декабря 1996 г. N 393/1995 иск был предъявлен российской организацией (истец) к гонконгской фирме (ответчик).

Ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать спор из контракта. По его мнению, из-за неточностей, допущенных в тексте арбитражного соглашения, и расхождений в английском и русском текстах это соглашение должно быть признано ничтожным из-за его неопределенности.

Рассмотрев изложенные аргументы сторон и проведя сравнительный анализ русского и английского текстов арбитражного соглашения, МКАС пришел к следующим выводам:

1) и в русском, и в английском текстах арбитражной оговорки речь идет о постоянно действующем третейском (арбитражном) суде, а не о государственном арбитражном суде, как полагает применительно к русскому тексту ответчик. Этот вывод базировался на традиционной формуле, характерной для арбитражных соглашений, включая ссылку на правила этого суда и указание на невозможность обжалования вынесенного решения.

Более того, если предположить, что ответчик прав, утверждая, что речь должна идти о государственном суде, то тогда русская версия арбитражного соглашения вообще становится беспредметной, поскольку этот государственный арбитражный суд не конкретизирован;

2) определяя далее конкретный третейский суд, о котором стороны договорились, и принимая во внимание известные неточности как в русском, так и в английском текстах, состав арбитража обратил внимание на формулу английской версии: "Foreign Trade Arbitration Commission at Russian Federation". Единственный третейский суд под таким названием был создан в 1932 г. при Всесоюзной ТПП и существовал под этим название вплоть до его переименования в Арбитражный суд при ТПП СССР в 1987 г., продолжал свою деятельность при ТПП РФ и, наконец, переименован в МКАС. С учетом изложенного слова "арбитражный суд" в русском тексте не вступают в противоречие с английским текстом 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут,

1998. С. 132 - 134.

Итак, компетенция международного коммерческого арбитража может быть подвергнута сомнению по самым различным основаниям. Как правило, это связано с указанием на то, что арбитражное соглашение является недействительным (ничтожным или оспоримым), или на отсутствие юрисдикции арбитража по рассмотрению данного спора. Этот вопрос может возникнуть также и на основании толкования международного соглашения, устанавливающего компетенцию арбитража, или в связи с толкованием положения (устава), регулирующего его деятельность. Например, в многолетней практике Внешнеторговой арбитражной комиссии при ТПП СССР (далее - ВТАК) рассматривалось дело по иску швейцарской фирмы "Оскар Майер" к итальянской организации "Коджис", по которому ответчик, возражая против иска, заявил, что ВТАК не обладает компетенцией рассматривать данное дело по существу, поскольку ни одна из сторон не является советской внешнеторговой организацией. Однако такое возражение было признано судом необоснованным по причине того, что согласно ст. 1 Положения о ВТАК, действовавшего в момент рассмотрения спора, ВТАК учреждается для рассмотрения споров, возникших из внешнеторговых сделок, а именно споров между иностранными фирмами и советскими хозяйственными организациями. Таким образом, рассмотрение споров между иностранными фирмами и советскими организациями является лишь частью компетенции ВТАК 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика ВТАК. Ч. IV. М., 1972. С. 85 - 88.

Кроме того, в практике ВТАК часто возникал вопрос о возможности рассмотрения споров между субъектами права одного государства в отношении как советских организаций, так и иностранных фирм. В некоторых случаях ВТАК принимала к производству дела по спорам между советскими организациями в отношении передачи товаров за границей. При этом правоотношения, возникающие в результате данной передачи, рассматривались как внешнеторговые. Таким образом, признавалось, что споры, вытекающие из названных правоотношений, могут быть предметом рассмотрения во ВТАК.

В литературе, посвященной проблемам международного частного права, подобная позиция ВТАК подвергалась критике. Так, по мнению Л.А. Лунца, считать сделку внешнеторговой между двумя государственными организациями одного государства только на том основании, что место передачи товара одной из организаций было назначено за границей, невозможно, поскольку для признания купли-продажи внешнеторговой сделкой существенным является не только признак перемещения товара через границу, но и участие в сделке иностранного контрагента 1.

-------------------------------См.: Лунц Л.А. Внешнеторговая купля-продажа (коллизионные вопросы). М.,

1972. С. 16.

Таким образом, компетенция международного коммерческого арбитража по рассмотрению споров между предпринимателями исходит из воли сторон, выраженной в арбитражном соглашении, и зависит от следующих факторов:

1) от права, применимого к арбитражному соглашению;

2) от права места проведения арбитража;

3) от права страны, в которой может быть заявлено ходатайство о признании и приведении арбитражного решения в исполнение.

В этом состоит основное отличие арбитража от судов общей и специальной юрисдикции, компетенция которых напрямую связана с процессуальным законодательством соответствующего государства.

§ 2. Правовые основы теории "компетенция компетенции" В юридической теории существуют различные точки зрения относительно компетенции международного коммерческого арбитража. Наиболее предпочтительной из них является доктрина "компетенции компетенции", что означает "компетенция по поводу компетенции" 1.

-------------------------------См.: Брунцева Е.В. Указ. соч. С. 177.

Данная доктрина возникла в континентальной системе права и означает, что состав международного коммерческого арбитража, который должен разрешать спор, самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его рассмотрение спор, в том числе и в случаях, когда одна из сторон возражает против арбитражного разбирательства по мотиву недействительности или отсутствия арбитражного соглашения.

Что касается содержательной стороны принципа "компетенция компетенции", то таковая сводится к тому, что третейский суд должен убедиться:

1) в наличии заключенного между сторонами спора третейского соглашения;

2) в юридической действительности третейского соглашения;

3) в том, что третейское соглашение распространяется на данный спор 1.

-------------------------------См.: Мусин В.А. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" // Третейский суд.

2003. N 2 (26). С. 9.

Как отмечает О.Ю. Скворцов, это право и одновременно обязанность третейского суда не опровергается даже в том случае, если одна из сторон возражает против компетенции третейского суда разрешать спор 1.

-------------------------------См.: Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 270.

1. Арбитражная практика МКАС

В практике МКАС было рассмотрено дело от 20 марта 2006 г. N 71/2005, по которому состав арбитража признал свою компетенцию рассматривать спор на основании представленного истцом текста арбитражного соглашения, надлежаще подписанного и скрепленного печатями обеих сторон. При этом отвергнуты возражения ответчика по недействительности арбитражного соглашения.

Иск был предъявлен российской организацией к украинской фирме на основании контракта международной купли-продажи товаров, заключенного сторонами 24 февраля 2004 г., в связи в неполной оплатой поставленного товара. Истец требовал погашения задолженности, уплаты договорного штрафа за просрочку платежа и возмещения расходов по уплате арбитражного сбора.

Ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать данный спор, утверждая, что арбитражная оговорка, содержавшаяся в тексте контракта, не была изменена.

Применимым к отношениям сторон, по его мнению, является право Украины как право страны ответчика.

В отношении компетенции МКАС по данному делу состав арбитража установил, что во изменение содержавшейся в п. 9.3 контракта сторон от 24 февраля 2004 г. арбитражной оговорки (по заявлению истца, по мотивам ее нечеткости) стороны в дополнительном соглашении от 16 марта 2004 г. N 1 к контракту согласовали, что "при невозможности урегулирования споров в договорном порядке они подлежат рассмотрению Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате России, г. Москва, в соответствии с его Регламентом".

Истец, сославшись в исковом заявлении на приведенную арбитражную оговорку, предъявил иск в МКАС при ТПП РФ и, действуя в соответствии с Регламентом МКАС, оплатил арбитражный сбор, избрал арбитра, представил обоснование иска и участвовал в заседании арбитража 22 декабря 2005 г.

Извещенный о предъявленном иске ответчик в письме от 23 августа 2005 г. заявил об отсутствии у МКАС при ТПП РФ компетенции рассматривать данное дело. Утверждая, что дополнительное соглашение N 1 к контракту, на которое сослался истец, внесло изменение лишь в п. 6.2 контракта, а п. 9.3 контракта в соглашении вообще не упоминается, ответчик отрицал факт изменения сторонами арбитражной оговорки (п. 9.3) контракта. По мнению ответчика, с учетом п. 9.1 контракта спор подлежит рассмотрению Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Украины с применением права Украины как права страны ответчика.

Рассмотрев доводы сторон и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, МКАС посчитал необоснованным заявление ответчика об отсутствии у МКАС компетенции на разбирательство настоящего спора. Ответчик неправомерно сослался на первоначальный вариант дополнительного соглашения N 1 к контракту, содержащий неполный текст соглашения. Однако из материалов дела следует, что 16 марта 2004 г.

сторонами спора был подписан другой вариант дополнительного соглашения N 1, в котором, наряду с п. 6.2, изложен также в новой редакции п. 9.3 контракта, содержащий арбитражную оговорку о компетенции МКАС. Это соглашение подписано обеими сторонами и скреплено печатями, притом ответчик заверил своей подписью и скрепил печатью также и внесенную им поправку в текст соглашения. Обо всем этом ответчику должно быть известно. При таком положении МКАС пришел к выводу, что подписанное спорящими сторонами дополнительное соглашение N 1 является доказательством, подтверждающим волеизъявление как истца, так и ответчика на разрешение возникающих между ними споров в МКАС. На основании вышеизложенного и в силу п. 1 ст. 16 Закона об арбитраже МКАС признал свою компетенцию на рассмотрение данного дела 1.

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 104 - 109.

Итак, наличие у арбитража компетенции по разрешению переданного на его рассмотрение спора является предпосылкой арбитражного разбирательства. В связи с этим вопрос о компетенции постоянно находится в центре внимания международного коммерческого арбитража - с момента поступления искового заявления и до вынесения решения, в котором арбитраж обязан обосновать свою компетенцию.

В зарубежной литературе отмечается, что принцип "компетенция-компетенции", несмотря на свое непризнание в ряде стран, как и арбитражное соглашение, имеет как позитивные, так и негативные последствия. Позитивное последствие этого принципа состоит в наделении арбитров правом решать вопрос о собственной компетенции на разрешение спора сторон, как это широко признается в международных конвенциях и национальном законодательстве об арбитраже. В равной степени важно и негативное последствие этого принципа, которое состоит в том, что арбитры рассматриваются не как единственные, а как первые лица, принимающие решение по вопросам о компетенции на рассмотрение спора 1.

-------------------------------См.: Брунцева Е.В. Указ. соч. С. 177.

В качестве примера реализации доктрины "компетенция компетенции" рассмотрим ряд дел из арбитражной практики МКАС.

–  –  –

По делу от 25 декабря 2006 г. N 42/2006 на основании анализа условий контракта и дополнения к нему МКАС вынесено аргументированное постановление об отсутствии у него компетенции по рассмотрению спора, в связи с чем разбирательство по делу было прекращено.

Иск был предъявлен афганской фирмой к Республике Таджикистан в лице ее Президента в связи с неисполнение таджикской организацией, являющейся несамостоятельным подразделением ответчика, контракта о взаимных поставках, заключенного сторонами 22 апреля 1994 г.

Истец утверждал, что компетенция МКАС вытекает из контракта и дополнения к нему, подписанного сторонами 3 марта 1996 г.

Ответчик заявил об отсутствии компетенции МКАС разрешать данный спор, поскольку между сторонами не было заключено письменного соглашения о рассмотрении спора в МКАС.

Согласно п. 4 § 2 Регламента МКАС вопрос о компетенции МКАС по конкретному делу решается составом. В данном положении и выражена концепция "компетенция компетенции", т.е. право арбитража самому решать вопрос о своей собственной компетенции, отраженное в ст. 16 Закона об арбитраже, который подлежит применению к настоящему разбирательству.

В соответствии с п. 1 § 9 Регламента на истце лежит бремя обоснования компетенции МКАС, которое, по мнению состава арбитража, не может сводиться лишь к ссылкам на контрактные положения. Основной довод истца в пользу компетенции МКАС состоит в том, что поскольку в контракте N 5 предусмотрено разрешение споров в международном арбитражном суде, то указание в дополнении к контракту на арбитражный суд г. Москвы должно рассматриваться как уточнение изначальной оговорки в плане уточнения местонахождения такого международного арбитражного суда в г. Москве, каковым и является МКАС.

Состав арбитража, признавая определенную логику умозаключения истца, не посчитал ее достаточно убедительной, так как она не подтверждается текстом дополнения к контракту. Так, п. 6 дополнения гласит: "Седьмую главу "Ответственность" исключить и изложить ее в новой редакции...". Употребленное сторонами слово "исключить", по мнению арбитража, однозначно означает, что вся гл. 7 контракта, включая ее положения о порядке разрешения споров, отменяется и заменяется новым текстом, изложенным в дополнении, в котором регулируются вопросы имущественной ответственности сторон.

Далее в п. 7 дополнения указывается о внесении в текст контракта новой (восьмой) главы "Дополнительные условия", в которой в отношении порядка разрешения споров содержалась следующая формулировка:

"Все споры по настоящему контракту решаются путем переговоров. При недостижении согласия спор решает Арбитражный суд г. Москвы по законодательству и процессуальным нормам Российской Федерации". Таким образом, поскольку ссылка в тексте контракта на международный арбитражный суд после подписания дополнения утратила свою юридическую значимость, формулировка дополнения со ссылкой на Арбитражный суд г. Москвы как орган разрешения споров не может сама по себе рассматриваться как однозначно указывающая на международный коммерческий арбитраж, тем более на МКАС 1.

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 341 - 346.

Комментируя рассмотренное дело, важно отметить, что термин "арбитражный суд" употребляется в российском праве и литературе двояко:

как синоним термина "третейский суд";

как название специализированных государственных судов Российской Федерации.

Как известно, в качестве судов, рассматривающих предпринимательские и иные экономические споры, арбитражные суды РФ имеют свою отличную от других судов систему, основанную на ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации", и процессуальную форму деятельности, определяемую АПК РФ.

Действующий АПК РФ предусматривает возможность заключения письменных пророгационных соглашений с участием иностранных лиц.

Так, согласно п. 1 ст. 249 АПК РФ "в случае, если стороны, хотя бы одна из которых является иностранным лицом, заключили соглашение, в котором определили, что арбитражный суд в Российской Федерации обладает компетенцией по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть спора, связанного с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, арбитражный суд в Российской Федерации будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению данного спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда".

3. Арбитражная практика МКАС

По делу от 14 сентября 1998 г. N 345/1996 иск был предъявлен организацией из Молдовы к венгерской фирме в связи с частичной оплатой товара, поставленного по контракту, заключенному в августе 1993 г. от имени другой молдавской организации (продавцом) с этой венгерской фирмой (покупателем).

Истец, являвшийся грузоотправителем товара, ссылался на то, что его право на предъявление данного иска вытекает из записи в контракте, согласно которой продавец поручил ему осуществить обязанности по подписанию и исполнению данного контракта.

Кроме того, истец ссылался на Протокол, подписанный им и ответчиком, в котором ответчик признал долг и предусмотрено право истца на обращение в арбитражный суд при непогашении задолженности.

Ответчик в отзыве на иск признал поставку ему спорной продукции, но отрицал факт наличия между ним и истцом договорных отношений, отметив, что контракт им был заключен с другой молдавской организацией.

Контракт, в связи с невыполнением условий которого возник спор, был заключен с ответчиком не истцом, а другой молдавской организацией. Имеющаяся в подп. "д" п. 10 контракта запись о поручении продавцом истцу обязанности по подписанию и исполнению контракта не дает оснований считать, что продавцом по данному контракту является истец, в связи с чем п. 9 контракта, содержащий соглашение сторон контракта о рассмотрении дела в Арбитражном суде при Торговой палате в Москве, не распространяется на истца.

Протокол N 1 от 21 декабря 1994 г., в котором ответчик принял на себя обязательство заплатить истцу исковую сумму, также не дает истцу оснований для обращения в МКАС, так как п. 5 этого Протокола предусматривает возможность обращения истца в арбитражный суд без уточнения, что таким судом должен являться МКАС.

Поскольку ответчик в своем отзыве от 20 января 1996 г. не согласился с рассмотрением спора в МКАС, а факт исполнения истцом контракта не является доказательством того, что между сторонами согласован вопрос о передаче спора на рассмотрение МКАС, состав арбитров пришел к выводу, что между сторонами отсутствует письменное соглашение о передаче на разрешение МКАС возникшего у них спора. Учитывая отсутствие согласованной сторонами арбитражной оговорки, предусматривающей компетенцию МКАС для рассмотрения данного спора, производство по делу было прекращено 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999. С. 122, 123.

4. Арбитражная практика МКАС

По делу от 2 сентября 1998 г. N 249/1997 иск был предъявлен российской организацией к организации КНДР (первый ответчик) в связи с частичной оплатой товара, поставленного по контракту, заключенному в январе 1997 г., и государственному органу КНДР, выдавшему гарантию исполнения обязательств по этому контракту (второй ответчик). Требования истца включали в себя: уплату суммы основного долга и неустойки, предусмотренной контрактом, а также возмещение расходов по арбитражному сбору. Компетенцию МКАС рассматривать данный спор истец мотивировал арбитражной оговоркой контракта, отличающейся от соответствующего положения ОУП СССР КНДР, и тем, что он не является государственной внешнеторговой организацией, а представляет собой новый хозяйствующий субъект, каковых не существовало во время принятия ОУП СССР - КНДР.

Компетенция МКАС по рассмотрению настоящего дела основывается на содержащейся в контракте, заключенном истцом с первым ответчиком, арбитражной оговорке: "В случае невозможности урегулирования сложных вопросов путем переговоров все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации". Данная арбитражная оговорка связывает только стороны, заключившие контракт. Таким образом, МКАС компетентен рассматривать требования истца в отношении первого ответчика. Учитывая, что гарантия является самостоятельным обязательством, обеспечивающим другое обязательство, а между истцом и вторым ответчиком не было заключено специального арбитражного соглашения о рассмотрении в МКАС споров, связанных с гарантией, МКАС не компетентен рассматривать требования истца в отношении второго ответчика 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999. С. 141, 142.

Подходы к применению доктрины "компетенция компетенции" закреплены в ряде международных конвенций и регламентах арбитражных учреждений.

Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г.

Согласно п. 3 ст. V арбитражный суд, против которого заявлен отвод о неподсудности, не должен отказываться от разбирательства дела и имеет право сам вынести решение по вопросу о своей компетенции или о наличии или действительности арбитражного соглашения или сделки, составной частью которой это соглашение является, с тем, однако, что указанное решение арбитражного суда может быть впоследствии обжаловано в компетентном суде в соответствии с законом арбитражного суда.

Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государственными и физическими или юридическими лицами других государств 1965 г.

В соответствии со ст. 41 суд вправе самостоятельно решать вопрос о своей компетенции; любое возражение стороны в споре о том, что данный спор не подпадает под юрисдикцию центра или по иным причинам находится вне компетенции суда, должно быть рассмотрено судом, который определяет, рассматривать ли такое возражение в качестве предварительного вопроса или в рамках решения спора по существу.

5. Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ

В соответствии со ст. 21 Регламента арбитражный суд вправе вынести решение в отношении заявлений об отводе его по неподсудности, включая отводы, основанные на отсутствии или недействительности арбитражной оговорки или отдельного арбитражного соглашения.

Принцип "компетенция компетенции" по существу отражает договорную (материально-правовую) природу арбитража, так как третейский суд, анализируя вопрос о собственной юрисдикции в отношении данного спора, закономерно привлекает для целей выяснения суждения категории материального (в противовес процессуальному) права, применимое право, пределы волеизъявления сторон, автономию воли сторон, действительность договора и арбитражного соглашения с точки зрения норм гражданского (или торгового) права - все это должно соответствовать праву государства, физическое или юридическое лицо которого имеет непосредственное отношение к рассматриваемому делу (спору) 1.

-------------------------------См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Т. 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс: Учебник. М.: БЕК, 2001. С. 155.

При рассмотрении проблемы компетенции арбитража и принятии арбитрами решения по вопросам своей компетенции нередко проводится аналогия между арбитром и судьей. Такая аналогия между арбитражем и судом может быть проведена с определенной долей сомнения, поскольку источниками арбитра является не закон, как у суда, а контракт, поэтому только после его тщательного изучения компетенция арбитра может быть подтверждена 1.

-------------------------------См.: Брунцева Е.В. Указ. соч. С. 169.

Чаще всего компетенция арбитража оспаривается на основании недействительности арбитражного соглашения. Известно, что арбитражное соглашение может быть недействительно по следующим причинам:

а) недееспособность сторон, заключивших соглашение об арбитраже;

б) несоответствие соглашения установленной законом форме;

в) выход арбитров за пределы полномочий, определенных соглашением, и др. 1.

-------------------------------См.: Минаков А.И. Арбитражное соглашение и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М., 1985. С. 60.

Как справедливо отмечает М.Г. Розенберг, вопросы компетенции подробно рассматриваются арбитражем лишь в тех случаях, когда это требуется в силу особых обстоятельств, например неточности формулировки арбитражного соглашения, либо когда ответчиком оспаривается действительность арбитражного соглашения и др. 1.

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001 - 2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2004. С. 13.

В арбитражной практике встречаются случаи, когда с учетом всех фактических обстоятельств вывод о компетенции арбитража обосновывается изменениями в наименовании или структуре арбитражного органа.

Например, МКАС всегда обосновывает свое право разрешать споры в силу соглашения сторон об их передаче во Внешнеторговую арбитражную комиссию при ТПП СССР (Арбитражный суд при ТПП СССР или Арбитражный суд при ТПП РФ) следующими нормативными актами:

Законом об арбитраже;

Постановлением Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. "О введении в действие Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" (далее Постановление Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г.);

Положением о Международном коммерческом арбитражном суде при Торговопромышленной палате Российской Федерации (приложение 1 к Закону об арбитраже);

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г. "Об Арбитражном суде при Торгово-промышленной палате", которым Внешнеторговая арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате СССР была переименована в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате СССР (далее - Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г.);

Постановлением Верховного Совета РФ от 20 января 1993 г. "Об арбитражном суде, морской арбитражной комиссии и диспашерах при Торгово-промышленной палате Российской Федерации" о продолжении деятельности при ТПП РФ функции ТПП СССР в части организации арбитража (далее - Постановление Верховного Совета РФ от 20 января 1993 г.).

Действительно, в практике МКАС имеется множество примеров, когда арбитраж принимал к рассмотрению споры из договоров, в которых в качестве органа для разбирательства указывалась Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК) при ТПП СССР или Арбитражный суд при ТПП РФ.

Рассмотрим дело МКАС от 12 марта 1998 г. N 213/1995, по которому иск был предъявлен российской организацией (продавец) к французской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту, заключенному в марте 1992 г.

Ответчик оспаривал требования истца, а именно он утверждал, во-первых, что ряд позиций искового заявления включен в него ошибочно; во-вторых, что по ранее заключенным сторонами контрактам истец должен ему возместить суммы, превышающие исковые требования, в связи с необходимостью выплаты французским таможенным органам антидемпинговых пошлин и штрафов.

Компетенция МКАС по данному делу подтверждается п. 10 Общих условий поставки контракта, которым установлено, что, если стороны не смогут мирно урегулировать возникший между ними спор, такой спор подлежит рассмотрению Внешнеторговой арбитражной комиссией (ВТАК) при ТПП СССР в соответствии с ее Регламентом. В связи с этим арбитраж посчитал необходимым отметить, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г. ВТАК была переименована в Арбитражный суд при ТПП СССР.

Постановлением Верховного Совета РФ от 20 января 1993 г. было установлено, что Арбитражный суд при ТПП РФ продолжает свою деятельность при ТПП РФ.

Постановлением Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. Арбитражный суд при ТПП РФ переименован в Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при ТПП РФ. Таким образом, МКАС является преемником ВТАК при ТПП РФ и правомочен рассматривать данный спор 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999. С. 82 - 84.

Специальному исследованию в каждом конкретном случае подвергается вопрос о компетенции МКАС рассматривать спор в отношениях между сторонами из государств, участвующих в международном соглашении публично-правового характера, устанавливающем обязательную подсудность споров определенным органам. К такого рода международным договорам прежде всего следует отнести Московскую конвенцию 1972 г.

Данная Конвенция была разработана Советом экономической взаимопомощи и подписана в Москве 26 мая 1972 г. Она предусматривает в качестве основного правила разрешение споров между внешнеторговыми и внешнеэкономическими организациями стран - членов СЭВ арбитражными учреждениями при торгово-промышленных палатах в странах ответчиков с исключением подсудности таких споров государственным судам.

Участники внешней торговли вправе также передать свой спор на разрешение арбитражного учреждения в третьей стране - участнице Конвенции либо в специализированные арбитражные суды соответствующих стран.

Московская конвенция 1972 г. внесла в регулирование арбитража ряд существенных новелл. Главное состоит в том, что она установила обязательность арбитражного порядка разрешения соответствующих споров между хозяйственными организациями странучастниц Московской конвенции 1972 г. "с исключением подсудности таких споров государственным судам".

Так, в соответствии с п. 1 ст. I Московской конвенции 1972 г. все споры между хозяйственными организациями, вытекающие из договорных и иных гражданскоправовых отношений, возникающих между ними в процессе экономического и научнотехнического сотрудничества стран - участниц Конвенции, подлежат рассмотрению в арбитражном порядке с исключением подсудности таких споров государственным судам.

Смысл этой обязательности заключается в том, что споры, охватываемые Московской конвенцией 1972 г., не могут - даже по соглашению сторон - разрешаться какими-либо иными юрисдикционными органами, кроме арбитражных судов, круг которых определен в Московской конвенции 1972 г. В рамках же этого круга обязательной для сторон (т.е. не требующей их соглашения) компетенцией обладает только арбитражный суд при торговой палате в стране ответчика.

Таким образом, если даже спор, охватываемый Московской конвенцией 1972 г., относится к числу таких, для рассмотрения которых в стране ответчика существует специализированный арбитраж, хотя бы и при торговой палате, компетенция этого арбитража не может в силу Московской конвенции 1972 г. считаться обязательной для сторон, и он может принять такой спор к рассмотрению лишь по их соглашению. С другой стороны, право сторон договариваться о передаче их споров в специализированный арбитраж не ограничено, по Московской конвенции 1972 г., какими-либо территориальными признаками кроме того, что это должен быть "арбитражный суд" (т.е.

постоянно действующий или институционный арбитраж, а не арбитраж ad hoc), существующий в стране - участнице Московской конвенции 1972 г.: находится ли он в стране ответчика, или в третьей стране, или в стране истца, значения не имеет.

При разрешении многих споров МКАС признавал, что арбитражное соглашение сторон соответствует предписаниям Московской конвенции 1972 г., и разрешал споры по существу.

6. Арбитражная практика

По делу от 5 марта 1998 г. N 8/1997 между болгарской организацией (истец) и российской фирмой (ответчик) в июне 1993 г. был заключен договор, названный сторонами "договором о продаже с рассрочкой платежа". В связи с неоплатой ответчиком части товара, переданного ему истцом в счет указанного договора, истец предъявил иск, включавший в себя следующие требования: оплатить истцу стоимость реализованных ответчиком товаров, а также законный процент, считая с 1 января 1994 г.

Ответчик, не оспаривая факта задолженности, ссылался на неисполнение перед ним обязательств третьими лицами за поставленные им товары.

МКАС констатировал при рассмотрении спора, что как Россия, так и Болгария являлись на дату заключения указанного арбитражного соглашения участниками Московской конвенции 1972 г., согласно п. 1 ст. II которой все споры между хозяйствующими организациями стран - участниц Конвенции, вытекающие из договорных отношений, возникающих в процессе экономического сотрудничества, подлежат рассмотрению в арбитражном суде при Торговой палате в стране ответчика или по договоренности сторон в третьей стране - участнице Конвенции.

Соглашение сторон о рассмотрении споров, вытекающих из договора, в арбитраже третьей страны, как показало рассмотрение материалов дела, не заключалось. На этом основании МКАС определил, что обращение истца в Арбитражный суд, т.е. по месту нахождения ответчика, соответствует положениям Московской конвенции 1972 г. 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999. С. 73 - 75.

7. Арбитражная практика

По делу от 9 апреля 1999 г. N 314/1999 иск был предъявлен румынской организацией к российской из контракта, заключенного сторонами 29 июля 1992 г. и устанавливающего применение к их отношениям ОУП СЭВ 1968/1988 гг. во всем, что не предусмотрено контрактом. Истец требовал оплаты за недогруженное ответчиком количество товара, а также взыскания штрафа за просрочку поставки на основании положений ОУП СЭВ.

Ответчик, признавая факт недопоставки, просил в иске отказать, поскольку истцом пропущен срок исковой давности, предусмотренный ОУП СЭВ 1968/1988 гг., а в отношении штрафа не соблюден установленный в них же порядок предъявления претензий по штрафу.

Компетенция МКАС рассматривать данный спор основывается на п. 1 ст. II Московской конвенции 1972 г., участниками которой являются Румыния и Российская Федерация. Конвенция предусматривает обязательную подсудность споров между хозяйственными организациями стран - ее участниц арбитражным судам при торговой палате в стране ответчика. Кроме того, в контракте (п. 9.1) стороны договорились о применении к нему положений ОУП СЭВ 1968/1988 гг., § 104 которых предусматривает рассмотрение споров между сторонами, с исключением подсудности общим судам, в арбитражном порядке в арбитраже в стране ответчика, установленном для споров, возникающих из внешнеторговых контрактов.

Учитывая, что в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона об арбитраже арбитражное соглашение считается заключенным также путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает, МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор 1.

-------------------------------См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. С. 76 - 78.

Важно отметить приоритет норм Московской конвенции 1972 г., а именно в случае, если при рассмотрении спора будет установлено, что заключенное арбитражное соглашение противоречит требованиям Московской конвенции 1972 г., МКАС по общему правилу руководствуется предписаниями ее норм.

8. Арбитражная практика

Установленная Московской конвенцией 1972 г. компетенция арбитражного суда при торговой палате страны ответчика является обязательной и не может быть изменена соглашением сторон, являющихся хозяйственными организациями стран - участниц этой Конвенции, в пользу арбитража при ТПП в стране истца.

По делу от 5 ноября 1996 г. N 328/1995 российская организация предъявила в МКАС иск к болгарской фирме.

МКАС признал, что в его компетенцию не входит разрешение данного спора.

Аргументировано это было следующим.

Республика Болгария и Российская Федерация являются участницами Московской конвенции 1972 г., а истец и ответчик - хозяйственными организациями, субъектами гражданского права их стран. По своему содержанию отношения между сторонами спора согласно контракту от 10 августа 1994 г. являются отношениями по договору куплипродажи. Таким образом, с учетом субъектного состава спорящих сторон и содержания их отношений к настоящему спору применима Московская конвенция 1972 г.

Установленная Московской конвенцией 1972 г. компетенция арбитражного суда при торговой палате в стране ответчика является обязательной и не может быть изменена соглашением сторон в споре в пользу арбитража при ТПП в стране истца. В силу этого договоренность сторон о рассмотрении спора в МКАС, включенная в контракт, заключенный до возникновения спора, противоречит Московской конвенции, поскольку ответчиком по делу оказалась организация, находящаяся в Болгарии.

Согласно подп. "а" п. 1 ст. V Московской конвенции 1972 г. в приведении в исполнение арбитражного решения по существу спора, если бы оно было вынесено в соответствии с арбитражным соглашением сторон (предусмотренным в контракте от 10 августа 1994 г.), могло бы быть отказано на том основании, что решение вынесено с нарушением правил о компетенции, установленных Московской конвенцией 1972 г. 1.

-------------------------------См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут,

1998. С. 119, 120.

9. Арбитражная практика

По делу от 22 ноября 1996 г. N 365/1995 иск был предъявлен российской организацией к польской фирме об оплате поставленного товара по контракту, заключенному сторонами 12 мая 1994 г.

Компетенцию МКАС рассматривать данный спор истец обосновывал арбитражной оговоркой контракта, предусматривавшей разрешение всех споров в Арбитражном суде при ТПП РФ. Ответчик возражал против компетенции МКАС, ссылаясь на то, что в момент заключения контракта действовала Московская конвенция 1972 г., которой противоречит арбитражная оговорка контракта, и утверждал, что в соответствии с данной Конвенцией этот спор подлежит разрешению в Арбитражном суде при Хозяйственной палате Польши.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Похожие работы:

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 327(73;510)”2001/2008”(043,3) ВИТКОВСКИЙ Святослав Мечиславович ПОЛИТИКА США В ОТНОШЕНИИ КНР В ПЕРИОД ПРЕЗИДЕНТСТВА ДЖ. БУША-МЛАДШЕГО АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.15 – история международных отношений и внешней политики Минск, 20 Работа выполнена в Белорусском государственном университете. Научный руководитель: Шарапо Александр Викторович, доктор исторических наук, профессор,...»

«6/2015 ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Издается с 1945 года ИЮНЬ Минск «СЯБРЫНА»: БЕЛАРУСЬ – РОССИЯ Совместный номер издан при поддержке Постоянного Комитета Союзного государства С ОД Е РЖ А Н И Е Григорий РАПОТА. Уважаемые читатели, дорогие друзья!..................... 3 «Мост дружбы» Евгений КАПУСТИН. Воспоминания о войне и не только. Екатерина ФЕДОТОВА. Марьина осень. Перевод с белорусского Т. Сивец. Илья ЛУДАНОВ. Звериной тропой....»

«Инструктивно-методическое письмо Министерства образования Республики Беларусь «Современные подходы в реализации государственной молодежной политики, организации идеологической и воспитательной работы в учреждениях высшего образования в 2014/2015 учебном году» I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Государственная молодежная политика является составной частью государственной политики в области социально-экономического, культурного и национального развития республики и представляет собой целостную систему мер...»

«ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ АЗЕРБАЙДЖАНА: ДИХОТОМИЯ ТЕКСТА И РЕАЛЬНОСТИ Рахман Бадалов, Ниязи Мехти ВВЕДЕНИЕ Сегодня, как считают многие исследователи, приходится признать, что представление о линейном, векторном развитии демократии в постсоветских странах оказалось несколько преждевременным. Понятие перехода, или транзита, подвергается все большему сомнению, поскольку некоторые из постсоветских стране никуда не «переходят», а просто создают новые образцы консолидированных, но недемократических...»

«Отчет комитета финансов администрации города Братска о результатах деятельности за 2011 год. Согласно Положению о комитете финансов администрации города Братска (далее – комитет финансов), утвержденному решением Думы города Братска от 08.04.2008 № 479/г-Д, комитет финансов является функциональным органом администрации города Братска, уполномоченным составлять проект бюджета города Братска, исполнять бюджет города Братска (далее – бюджет города), управлять муниципальным долгом, обеспечивать...»

«Министерство образования и науки РФ Филиал Частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «БАЛТИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ, ПОЛИТИКИ И ПРАВА» в г. Мурманске УТВЕРЖДЕНО ПРИНЯТО Директор Филиала на заседании кафедры уголовноЧОУ ВПО БИЭПП в г. Мурманске правовых дисциплин ЧОУ ВПО БИЭПП в.г. Мурманске А.С. Коробейников протокол № _2 от «_22_»_сентября 2014 года «_22_»_сентября_ 2014 года Учебно методический комплекс дисциплины УГОЛОВНОЕ ПРАВО Специальность 030501...»

«Литературно-художественный и общественно-политический журнал МИНИСТЕРСТВО ПО СРЕДСТВАМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ОБЩЕСТВЕННЫМ И РЕЛИГИОЗНЫМ Учредители: ОРГАНИЗАЦИЯМ КБР ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ КБР» Главный редактор – ХАСАН ТХАЗЕПЛОВ Редакционная коллегия: Общественный совет: Светлана Алхасова Борис Зумакулов Руслан Ацканов (председатель совета) Муталип Беппаев Нина Емузова Адам Гутов Мурат Карданов Виктор Котляров Алибек Мирзоев Магомет Кучинаев (отв. секр.) Замир Мисроков Владимир...»

«3 ноября 201 Политбюро 2.0 и сирийский гамбит Сокращенная версия Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» продолжает серию докладов «Политбюро 2.0»1. Под Политбюро 2.0 мы понимаем неформальную сетевую структуру принятия решений в российской элите. В этот ближний круг президента РФ Владимира Путина входят чиновники (глава Администрации Президента Сергей Иванов и его первый заместитель Вячеслав Володин, председатель Правительства Дмитрий Медведев, министр обороны Сергей Шойгу, мэр Москвы...»

«КАРИМ ВОСТОК – КОНСОРЦИУМ ПРИКЛАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ Финансируется совместно с Европейским Союзом Реплика на научно-исследовательский отчет «Влияние трудовой миграции на Беларусь: демографическая перспектива» Елисеев Андрей Аналитические и Обобщающие Записки 2012/1 © 2012. Все права защищены. Ни одна из частей данного документа не может быть распространена, цитирована или воспроизведена в какой либо форме без разрешения проекта Карим Восток. КАРИМ-Восток Создание...»

«К заседанию коллегии Минобрнауки России 18 июня 2013 года СПРАВКА О мерах по совершенствованию реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации По официальным данным Росстата, в 2012 году в Российской Федерации насчитывалось 31,6 миллиона молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет, что составляет 22 % от общей численности населения России (для сравнения – в 2011 году – молодых людей этого возраста насчитывалось 32,4 миллиона человек, а в 2009 году 33,7 миллиона человек, что...»

«Сохранить и приумножить Руководство для политиков по устойчивой интенсификации растениеводства в мелких хозяйствах ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Рим, 2011 год Переиздано в 2011, 2012, 2013 rг. Используемые обозначения и представление материала в настоящем информационном продукте не означают выражения какого-либо мнения со стороны Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций относительно правового статуса или уровня развития...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ, НАУКИ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ ГОУ СПО «Забайкальский государственный колледж» Руководство по качеству   РК-СМК-4.2.2 РУКОВОДСТВО ПО КАЧЕСТВУ СИСТЕМА МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА РК-СМК-4.2.2 Версия 2.0 Дата введения: «1» апреля 2012г. Чита 2012 Должность  Фамилия/ Подпись  Дата  Разработал  Специалист по качеству образования  Т.В.Пушкарева    Проверил  Руководитель отдела стандартизации  В.Д.Шумилова    Согласовал  Ответственный за внедрение СК ...»

«ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ РАН THE INSTITUTE OF ORIENTAL STUDIES, RAS ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РАН THE INSTITUTE OF FAR EAST, RAS АССОЦИАЦИЯ ЯПОНОВЕДОВ THE ASSOCIATION OF JAPANESE STUDIES ЯПОНИЯ в поисках новой глобальной роли JAPAN in search of a new global role Москва Наука — Восточная литература УДК 94 (520) ББК 63.3 (5Япо) Я Настоящее издание подготовлено при финансовой поддержке Японского фонда Руководитель и ответственный редактор проекта Д.В. Стрельцов Япония в поисках новой глобальной...»

«Управление по делам молодежи Департамента образования, молодежной политики и спорта Орловской области. Общественный совет поискового движения Орловской области. ОООО Центр Поисковых Отрядов «Самолет» Андреев Николай Анатольевич Некоторые вопросы по подготовке и проведению поисковых работ на местности Орел 201 2 ВВЕДЕНИЕ До сих пор в России не утихает дискуссия по поводу проведения поисковых работ и перезахоронения останков погибших воинов. Стоит ли тревожить останки павших в боях? Надо ли...»

«ИУВР от теории к реальной практике. Опыт Центральной Азии ИНТЕГРИРОВАННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВОДНЫМИ РЕСУРСАМИ: ОТ ТЕОРИИ К РЕАЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ ОПЫТ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Под редакцией: проф. В.А. Духовного, д-ра В.И. Соколова, д-ра Х. Мантритилаке Ташкент-200 ИУВР от теории к реальной практике. Опыт Центральной Азии ББК 26.2 И 7 рецензент: к.с-х.н. Ю.И. Широкова И 73 Интегрированное управление водными ресурсами: от теории к реальной практике. Опыт Центральной Азии. Под ред. проф В.А. Духовного, д-ра. В.И....»

«Научно-экспертный совет при Председателе Cовета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Материалы к заседанию на тему «О ходе выполнения в регионах Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» в части нормативно-правового обеспечения повышения доступности и качества российского образования» Москва • 11 октября 2012 года, в 11 часов, в Интеллектуальном центре Фундаментальной библиотеке...»

«СОДЕРЖАНИЕ I. ВВЕДЕНИЕ 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ 1.1.Миссия, цели, задачи, направления политики в области качества образовательной организации 1.2. Система управления образовательной организацией 6 2. ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 8 2.1. Структура подготовки обучающихся 11 2.1.1 Требования при приеме 12 2.1.2 Анализ выпуска студентов и востребованность выпускников 1 2.2 Содержание подготовки обучающихся. Организация учебного процесса 20 2.2.1 Библиотечный фонд 20 2.3...»

«Федеральное агентство по образованию Федеральное Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования « Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Факультет международных отношений Кафедра международно-политических коммуникаций, связей с общественностью и рекламы ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДОМИНАНТА В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЯХ Сборник научных статей Для магистров очной формы обучения 031900.68 «Международные отношения» 032000.68 «Зарубежное...»

«Российско-грузинский диалог для мира и сотрудничества Письменный обмен репликами. Сборник статей участников IV российско-грузинской встречи молодых политологов Содержание: Татьяна Хрулева. «Что может стать позитивной базой в российско-грузинских отношениях».. Георгий Цомая. «Опасность нестабильности ялтинской системы международных отношений»...стр. Елико Бенделиани. «Вопросы, которые могут быть обсуждены в формате женевских переговоров»..стр. Константин Тасиц, Владимир Иванов....»

«КОМИТЕТ ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ Аналитический доклад № 6 по долгосрочному наблюдению выборов 13.09.201 ИТОГОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ, ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ДИНАМИКА И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РЕЗУЛЬТАТОВ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИДанный доклад № 6 завершает проведенный КГИ мониторинг избирательной кампании по состоявшимся 13 сентября 2015 года региональным и местным выборам и посвящен ее официальным результатам. Приведенные материалы основаны на данных официальных публикаций избирательных комиссий, политических партий,...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.