WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«Туровская Александра Александровна Роль армии в политическом развитии Турецкой Республики и Исламской Республики Пакистан после Второй мировой войны. Сравнительный анализ. Специальность ...»

-- [ Страница 8 ] --

Римская армия представляла очень хорошо структурно разработанный инструмент поддержания основ и могущества Империи. Может быть, поэтому дипломат и философ Никколо Макиавелли избрал именно Древний Рим для иллюстрации и подтверждения своих идей. В его сочинении «Государь» значительная роль отводится именно вооруженным силам, стоящим на страже государства. Особо значимой для мыслителя представляется проблема обороны страны от внешних врагов, против которых он предлагает два оружия: удачные политические союзы и сильную армию.

Во времена профессиональной деятельности Макиавелли армии в европейских государствах в основном были наемными, они состояли «из искателей приключений, а то и просто из разноязычного сброда со всех концов Европы, которому не нашлось места в родных краях. Если не ошибаюсь, более или менее однородную по национальному признаку армию имела лишь Швейцария, что, наверное, и помогло этой небольшой стране выстоять в войнах с более могучими державами».336 По мнению Макиавелли, наемная армия не может служить основой государства, она часто оказывается не в состоянии отстоять его интересы, как на поле брани, так и в мирное время, не может служить гарантом существующего в стране правящего режима в виду своей инородности. Макиавелли писал, что «наемные и союзнические войска бесполезны и опасны… наемники честолюбивы, распущенны, склонны к раздорам, задиристы с друзьями и трусливы с врагом… в мирное время они разорят тебя не хуже, Описывая свое «Идеальное государство», Платон делит всех его граждан на три класса: простых людей, воинов и стражей. Мы видим, что армии отводится определенная роль в обществе, основываясь на его мыслях, можно судить об его отношении к армии: «воспитание должно любой ценой заставить молодежь желать умереть в сражении» - Платон. Собрание сочинений в 3-х тт. Пер. с др. греч. Т. 3, Кн.

1/Платон; Ин-т философии АН СССР; ред. В.Ф. Асмус. - М.: Мысль, 1971. – С. 180 Платон. Диалоги/Платон; - М.: Мысль, 1986. – С. 199

Никколо Макиавелли. Жизнеописание, мировоззрение, цитаты. СПб.: Вектор, 2006. – С. 80. 336

чем в военное – неприятель. Объясняется это тем, что не страсть и не какое-либо другое побуждение удерживают их в бою, а только скудное жалование, чего, конечно не достаточно для того, чтобы им захотелось пожертвовать за тебя жизнью».337 Вред, наносимый наемной армией, ее неспособность исполнять свои прямые обязанности достаточно хорошо иллюстрирует разложение армии Древнего Рима, где начало найма иностранцев в армию стало началом конца всей империи.

Никколо Макиавелли понимал значимость именно двойной функции армии.

Озабоченность этим вопросом вытекала из фактов наличия перманентных политических междоусобиц в родной ему Флоренции. Именно поэтому он ратовал и лично занимался вопросом о создании национальных полицейских отрядов с целью поддержания хотя бы видимости стабильности в городе-государстве.

Основу успехов создания доблестной армии, в рядах которых стоят бойцы, готовые пожертвовать всем ради целей и идей своего государства, Макиавелли видит в религии и успешном применении ее постулатов на военно-политической почве: «Кто хорошо изучит римскую историю, увидит, насколько религия помогала командовать войсками, воодушевлять Плебс, сдерживать людей добродетельных и посрамлять порочных. Так что, если бы зашел спор о том, какому государю Рим обязан больше - Ромулу или же Нуме, то, как мне кажется, предпочтение следовало бы отдать Нуме, ибо там, где существует религия, легко создать армию, там же, где имеется армия, но нет сложно».338 религии, насадить последнюю чрезвычайно Возможно, данное утверждение Никколо Макиавелли является первым письменным подтверждением тому, что религия, как основа идеологии государства, часто привлекалась для подкрепления правильности политических решений, использовалась как средство для поднятия боевого духа солдат. Она же является праосновой военно-политической пропаганды, доктрины армии, которая должна существовать в любом государстве, у которого присутствует мощная военная составляющая.

Макиавелли рассматривает вопрос о целесообразности и необходимости военной диктатуры, о вмешательстве армии в политику в том числе. Он пишет, что «хотя один человек способен создать определенный строй, строй этот окажется недолговечным, если будет опираться на плечи одного-единственного человека. Гораздо лучше, если он будет опираться на заботу многих граждан, и если многим гражданам будет вверено

–  –  –

Макиавелли Никколо. Государь; Рассуждения о первой декаде Тита Ливия; О военном искусстве. М.: «Попурри», 2009. – С. 159.

его поддержание». С точки зрения автора, военная диктатура «нового государя»

оправдана и целесообразна тогда, когда на смену ей тут же приходит народное правление.339 Применение данного способа регулирования армии политико-гражданских отношений мы видим на примере современной Турецкой Республики, где дважды, в 1961 и 1980 гг. военные совершали перевороты, и после восстановления равновесия политических сил уходили с политической арены, предоставляя гражданским специалистам и политикам управление страной.

Рассуждения о месте и роли армии в гражданском обществе также принадлежат перу известного английского государственного деятеля и философа XVII в. Томаса Гоббса. Известно, что он определил философию «с одной стороны, как познание следствий или явлений из их причин, с другой стороны, познание причин из наблюдаемых следствий посредством правильных умозаключений». 340 Используя данный ключ к пониманию философии Т. Гоббса, можно делать выводы о его взглядах на армию и на ее участие во внешне- и внутриполитической жизни страны. Так, например, Т. Гоббс пишет, что «наличия согласия, или существования общества, лишенного какой-либо власти, которая управляла бы отдельными людьми, используя их страх перед наказанием, недостаточно, чтобы обеспечить безопасность, необходимую для осуществления естественной справедливости» 341. В данном случае причиной является отсутствие мощной армии, а следствием этого – недостаточность безопасности общества. Поэтому и можно сделать вывод о том, что для осуществления справедливости в обществе и для безопасности его существования необходима мощная вооруженная сила, которая была бы не только гарантом вышеперечисленных категорий, но и являлась бы достаточно сильным интегрирующим звеном.

Т. Гоббс также говорит о том, что армия – основа любого государства и состояние войны между государствами для них абсолютно естественно: «Но что же такое государства, как не военные лагери, защищающиеся друг от друга с помощью солдат и оружия. И такое состояние следует считать естественным, т.е. состоянием войны».

Т. Гоббс полагает, что «блага граждан, относящиеся лишь к этой жизни, могут быть отнесены к следующим четырем видам: защите от внешних врагов; сохранении Макиавелли Никколо. Жизнеописание, мировоззрение, цитаты. СПб.: Вектор, 2006. – С. 86 339 Гоббс Томас. Избранные произведения. В 2-х тт. (Пер. с латин. и англ.). Вступит. статья В.В. Соколова с. 5 – 41. Т. 1. М.: «Мысль», 340

–  –  –

внутреннего режима; обогащению, поскольку оно совместимо с общественной безопасностью; наслаждению свободой, не приносящий вреда. Верховные властители не могут сделать для граждан ничего большего, как достигнуть того, чтобы они, не опасаясь гражданской войны, ни войны с внешними врагами, могли пользоваться богатствами, добываемыми трудом».343 Эту социально-политическую благодать может обеспечить только сильная армия и прагматичная политика власть держащей верхушки.

Выдающийся вклад в военную науку и военно-политическую мысль внес великий ученый, военный и политик Карл Филипп Готфрид фон Клаузевиц. Огромное воздействие на его взгляды оказали труды Канта, Шеллинга и Гегеля – создателей классической немецкой философии, у которых он усвоил методологию мышления, системный анализ и историзм. Одним из самых знаменитых тезисов К. Клаузевица является следующий: «война есть не что иное, как продолжение государственной политики иными средствами».344 Также К. Клаузевиц говорит, что «нельзя понять войны, не поняв эпохи».345 Отсюда можно сделать вывод, что и основной тезис мыслителя относится лишь к какой-то конкретной эпохе, но не к войне вообще.

Сегодня можно говорить о всеобъемлющем разрушающем характере войны, что мировая война с ее арсеналами ядерного, бактериологического, химического оружия угрожает человечеству уничтожением. Однако не будем забывать, что создание и разработка всех видов оружия происходит не только в военное, но и в мирное время.

Таким образом, руководство государства переводит решение политических конфликтов в военную сферу, что и является доказательством мысли К. Клаузевица: в любом случае война никогда не возникает на пустом месте, зерно военных конфликтов зарождается на почве внешне- или внутриполитических разногласий. Военный конфликт вступает в активную фазу лишь тогда, когда у противоборствующих сторон не остается других аргументов помимо силы.

В современной западной политологии наиболее тщательно разработаны основы военно-гражданских отношений. Главным постулатом является вывод, что «военные структуры в демократических странах служат своей стране, а не руководят ею»346. Его смысл заключается в том, что военачальники консультируют избранных руководителей

–  –  –

Официальный сайт правительства США. Отношения между гражданскими и военными структурами http://www.america.gov/st/democracy-russian/2008/August/20081114163654eaifas0.6393396.html и выполняют их решения, и только те, кто избран народом, имеют полномочия на решение судьбы страны. Таким образом, идея гражданского контроля и управления военными структурами является основополагающей в демократических государствах. Военные защищают общество, а не определяют его характер.

Сэмюэл П. Хантингтон в одной из своих работ охарактеризовал систему военногражданских отношений как «объективный гражданский контроль». Этот тип отношений предполагает:

высокий уровень военного профессионализма и осознание военными ограниченного характера их компетенции; - фактическое подчинение военных гражданскому политическому руководству, которое принимает основные решения в области внутренней и внешней политики; - признание политическим руководством за военными определенной сферы профессиональной компетенции и автономии; - в результате – минимальное вмешательство военных в политику.

Описывая военно-гражданские отношения, необходимо обратиться к выводам, к которым пришел словенский ученый, «самый авторитетный специалист в области военно-гражданских отношений», по версии «Journal of Democracy» Антон Беблер. Он выделил ряд аспектов, которые позволяют говорить о тенденции к переходу от контролирующей и направляющей роли военных в общественно-политической жизни страны к отношениям, установившимся в демократических обществах. Это:

1) прозрачность оборонной политики и повышение контроля со стороны парламента и общественного мнения; 2) увеличение количества гражданских сотрудников военных ведомств; 3) изменение характера и состава вооруженных сил; 4) усиление роли коллегиального руководства вооруженных сил; 5) относительная политическая нейтрализация вооруженных сил; 6) идеологический плюрализм; 7) отмена дискриминации верующих; 8) прекращение уголовного преследования за уклонение от службы в армии по моральным или религиозным убеждениям348.

Таким образом, можно выделить следующие характеристики деятельности армии в демократических странах:

армия аполитична и является орудием в руках правительства, инструментом и средством продолжения политики;

консультативная роль армии при решении проблем и вопросов, связанных с Хантингтон С.П. Солдат и государство. Теория и политика военно-гражданских отношений» // 347 http://www.mfit.ru/defensive/vestnik/vestnik5.html Journal of Democracy (Boulder, Colorado). Оctober 1995, vol. 6, № 4. P. 5.

осуществлением политики безопасности, формулированием национальных интересов.

Методологически разработанной является и концепция происхождения и положения армии в обществе, принадлежащая марксистскому учению. Армия, по мнению его идеологов, является историческим явлением. Ее возникновение обусловлено развитием человеческого общества и появлением частной собственности. С выделением родовой знати появляется зародыш армии – организации людей в виде постоянных вооруженных отрядов, которые стали служить верхушке общества, защищая ее интересы. Армия в качестве социального института оформляется лишь при возникновении особого аппарата принуждения, а именно государства.

С тех пор основными для армии являются две функции: внутренняя (поддержка и охрана власть держащего режима) и внешняя (защита территории своей страны от внешнего нападения). Она как государственный институт имеет ряд принципиальных отличий от других инструментов политической власти. Армия имеет достаточно устойчивый, консервативный характер и в то же время представляет собой наиболее приемлемую форму жизнедеятельности военнослужащих. В силу этих обстоятельств даже в условиях достаточно динамичного политического процесса в обществе она может долго сохранять свою целостность и четкость действий. Именно этим часто обуславливается особая роль армии в политической жизни общества, ее активное использование в интересах как реставрации или пролонгации существования отживших политических систем, так и уничтожения старых и утверждения новых форм организации политической жизни в обществе. Еще один признак армии заключается в ее назначении: она существует для ведения военных действий. Она представляет организацию вооруженных людей и выполняет свои функции присущими ей вооруженными средствами.

Одной из общих закономерностей развития армии является обусловленность ее деятельности социально-политическим строем общества. Политическая система общества находит свое отражения и во внутренней организационной структуре армии, обуславливает характер функционирования ее отдельных элементов. Также общей закономерностью развития армии является и зависимость ее боевой мощи от экономических условий общества.

Исследование философско-политических работ отечественных ученых было бы неполным без упоминания такого важного направления их работы, как анализ армий восточных государств.

Как пишет авторитетный российский востоковед Г.И. Мирский, «армия — символ государственного суверенитета, национальной государственности. Практически многие национальные государства Азии, Африки и Латинской Америки вовсе не нуждаются в армии как орудии обороны от внешнего врага, но, тем не менее, все они хотят иметь армию, вопрос об отказе от нее даже не ставится. В ряде маленьких африканских государств крошечная армия занимает непропорционально большое место в жизни страны».349 Обуславливается данная особенность армий стран «третьего мира» во многом тем, что «народ, который в течение десятилетий или даже столетий был лишен государственности, в том числе своей армии, смотрит на национальную армию как на символ независимости, живое олицетворение суверенитета, как на подтверждение окончательного разрыва с позорным прошлым, когда в его доме хозяйничали иностранцы». 350 Более того, у армии, как у организованной структуры есть много преимуществ перед гражданскими институтами, проявление которых на почве неразвитости политического процесса и слабости конституционных механизмов привели к появлению у армии определенного авторитета в обществе и сделали ее доминирующей силой в политике. Это как и опасность вооруженной интервенции, так и опасность региональных конфликтов из-за нерешенности территориальных споров, после распада колониальной системы. Более того, «армия — главный общенациональный институт в государстве, где нация еще проходит этап становления, где слабы общенациональные связи, где семейные, родовые, племенные, региональные связи определяют сознание людей в большей степени, чем чувство принадлежности к одной общности». 351 Также армия — наиболее современный институт общества, который по логике своего существования должен быть передовым в отношении инкорпорированности и внедрения передовых технологий. Армия, будучи общегосударственным институтом, призвана служить всему обществу, вне зависимости от узких родоплеменных, клановых и клиентельных интересов. К тому же, армия представляет четко структурированный организм, которому свойственна нерушимая иерархия внутреннего устройства. Все вышеперечисленные факторы привели к повышению степени доверия населения армии.

По мнению известного российского специалиста В.А. Федорова, «выступление военных кругов почти всегда приурочивались к моменту, когда противоборство в обществе Мирский Г.И. Армия и политика в странах Азии и Африки/Г.И.Мирский - М.: Наука, 1970. – C. 6.

–  –  –

достигало критической точки, вызывая анархию, насилие, вооруженные столкновения и т.д.»352 Однако армия шла на подобный шаг под лозунгом восстановления порядка, стабильности, справедливости. Военные полагали, что эволюция политической системы в сторону ее представительства могла произойти лишь после достижения достаточно высоко уровня экономического развития. Западные ученые отмечали, что военные круги в восточных странах предпочитали «держать крышку котла закрытой» и обеспечивать модернизацию своими силами, пока гражданское правительство не будет готово перенять бразды правления. Однако, военные, являясь достаточно консервативным слоем общества, в основной своей массе были твердо уверены в том, что демократические институты должны были создаваться не строго по западной модели, а в соответствии с национальными традиционными формами правления.

Выход армии на политическую арену предусматривался необходимостью централизации и укрепления государственной власти с целью проведения социальноэкономических реформ. Во многих восточных государствах (например, в Турции, Пакистане, Индонезии, Таиланде) в кризисные моменты власть находилась в руках военных кругов. Функции армии были расширены, круг деятельности охватывал почти все сферы деятельности государства. В результате существовали различные формы военных режимов: от «чисто военной» до «контролируемой демократии». С известной долей справедливости необходимо признать, что опора на армию давала позитивные результаты в ряде случаев.

Характерным «вмешательством» военных сил в политику считаются военные перевороты, которых может быть два типа:

– выступление части армии для свержения правительства, устранение неугодных лиц в высшем военном командовании.

– выступление против старого режима во главе с военным командованием.

Возможность осуществления военных переворотов исходит из постулата того, что «армия – спаситель нации, гарант политической стабильности… Политизированная армия в состоянии выполнить широкий круг социально-политических функций». 353 Часто подобная способность армии закреплена в законодательстве многих национальных государств.

Например, в Индонезии данная функция армии закреплена в законе «об обороне и безопасности страны». Многим армиям на Востоке вменялось в обязанность выступать в Федоров В.А. Армия и модернизация в странах Востока / В.А. Федоров - М.: ИВ РАН, 1999. – C. 12

–  –  –

качестве гаранта и защитника не только единства и суверенитета государства, но и основ политического строя (в Таиланде – монархии, в Индонезии – принципов «Панча сила»).

Нельзя забывать о том, что в условиях слабости гражданского правительства и его неспособности обеспечить порядок функционирования политического процесса и социально-экономического развития, армия, как гарант стабильности и порядка, просто обязана взять ситуацию под контроль в целях недопущения беспорядков и анархии.

Отечественный исследователь Г.И. Мирский пишет, что «почва для военных переворотов созревает не в армии, а в обществе».

На Востоке существуют различные типы положения армии:

1. Армия – контрольный, надгосударственный орган, который регламентирует, координирует деятельность общества, религиозных организаций, средств массовой информации, политической системы. Армия бывает вписана в структуру политической власти и определяет направления социально-экономической развития государства.

2. Часто армия делит власть с гражданской бюрократией и представителями крупного бизнеса (Южная Корея до середины 1980-х годов).

3. Армия может признавать первенство и главенство гражданской власти и не принимать участие в политической жизни страны, но в кризисных ситуациях способна взять политический процесс под свой контроль. Так, в Турции армия использовала данную возможность трижды (в 1960, 1971 и 1980 годах) с целью обеспечить функционирование политической системы в соответствии с принципами Ататюрка.

4. Еще один тип гражданско-военных отношений можно проиллюстрировать на примере Пакистана. Армия, используя национальную или религиозную аргументацию, устанавливает военные режимы для перестройки системы власти в соответствии с новыми идейно-политическими установками. Так вел себя военный режим при генерале Зия уль-Хаке в 1970-1980-х гг.

5. Народные армии (Китай, Вьетнам), где гражданское население признает армию своей.

Также необходимо упомянуть такой немаловажный критерий, определяющий роль армии в Восточных странах как «политическая культура». Как отмечает в своей книге «Политическая психология» Шестопал Е.Б., «один из государственных Мирский Г.И. Армия и политика в странах Азии и Африки/Г.И.Мирский - М.: Наука, 1970. - C. 299.

354 институтов имеет особое значение в формировании политической культуры, это — армия. В разных странах и на разных исторических ступенях становления нации, этот фактор играет важную роль в формировании политической культуры. Известно, что в периоды кризисов, политической неустойчивости и, конечно же, войн армия становится средоточением порядка и опорой режима. Но есть политические культуры, в которых армия берет на себя и более широкие полномочия в политической жизни.

Скажем, в ряде стран Латинской Америки перевороты и установление новых режимов нередко инициируются военными».355 Поэтому с определенной долей уверенности есть основания говорить, что роль, отведенная армии в восточных обществах, определена политической культурой данных стран и опирается на их многовековые традиции. Так, например, в Южной Корее устойчивое влияние конфуцианства, которое в течение веков занимало доминирующее положение в духовной жизни, способствовало нахождению у власти почти четверть века военных кругов, которые успешно проводили экономическую модернизацию.

Таким образом, с определенной долей уверенности можно утверждать, что участие армии в общественно-политической жизни Востока было бы не совсем корректным называть «вмешательством», ибо данная роль вооруженных сил в политической структуре восточных государств не только часто бывает прописана в законодательстве каждой страны, но и соотносится с политической культурой, традициями каждого восточного общества. Отсюда и такая существенная разница между гражданско-военными отношениями в странах Запада и Востока.

§2. Турция и Пакистан. Сравнительный анализ Приступая к анализу роли армии в Турции и Пакистане, стоит рассмотреть в первую очередь историческую традицию. Не будет ошибкой утверждение о том, что исторически координирующая роль арми в обоих государствах явлется традиционной. В Турции военно-ленная система являлась основой могущества государства, янычары, как самая сильная пехота в мире имела возможность влиять на внутреннюю политику султана.

После Первой мировой войны встал вопрос о физическом существовании Турции, военные во главе с Мустафой Кемалем смогли отстоять образование нового государства в естественных границах и сформировать современную Турецкую Республику. На современной территории Пакистана практически на протяжении 2 тысячь лет Шестопал Е.Б. Политическая психология. Учебник/Е.Б. Шестопал - М.: Инфра-М, 2002 происходили военные столкновения. Образование независимого Пакистана, разделенного на две части враждебной Индией, предопределил необходимость существования мощной пакистанской армии, способной отвечать на угрозы извне и являться гарантом внутренней ствбиотности.

Историческая традиция и уважение к армии среди населения делают армию вооруженные силы в обоих государтсв привлекательными в качестве выбора своей профессии.

В Пакистане федеральные школы дают лишь номинальное образование, которое не позволяет продолжить обучение высших учебных заведениях, обучение в так называемых Грамматических школах (Grammar School) или Кадетских колледжах (Cadet College) является достаточно дорогостоящим. Учитывая то, что набор в военные учебные заведения проходит на конкурентной основе, не у каждого желающего есть возможность получить военное образование, что хорошо иллюстрируется социальной картой состава пакистанской армии: так, представители имущих классов, имеющих возможность получить высшее военное образование как в Пакистане, так и за рубежом, их чаще можно встретить на командных должностях в ВВС и ВМС. Средний класс, как правило, не может продвинуться далее военных училищ и национальных академий, пик карьеры такого рекрута – чин бригадного генерала. Призываемые в армию офицеры запаса из низших слоев населения занимают в основном занимают технические, переводческие, медицинские должности. 356 Тем не менее армия в Пакистане – это в полном смысле слова социальный лифт 357, например, обучение офицеров приравнивается к степени бакалавра, служба в армии дает возможность получить профессию для гражданской жизни.

Особая проблема – это отбор военно-служащих для охраны ядерных объектов, в основном, для этих целей отбираются офицеры из Пенджаба 359, которые менее подвержены идеям исламского радикализма, в рамках программы «надежности персонала» каждый сотрудник проверяется на симпатии исламским экстремистам, применяется принцип постоянной ротации кадров и т.н. «правило двух человек», при котором решения, касаемые ядерного оружия не могут приниматься менее, чем двумя Социальный и национальный состав вооруженных сил Пакистана. Зарубежное военное обозрение №1 1990.

В этом отношении примечательна фигура начальника штаба сухопутных войск Ашрафа Каяни, сына рядового военного пакистанской армии, которому удалось сделать головокружительную карьеру.

Москаленко В.Н. Политическая роль пакистанской армии// В.Н. Москаленко, Армия и власть на Ближнем Востоке: от авторитаризма к 358 демократии. Сборник статей под ред. Ахмедова В.М., ИИИиБВ, М.: 2002 г., - С. 324.

Традиционно на офицерские должности в пакистанской армии рекрутируются пенджабцы (80%), рядовые – в основном пуштуны, синдхи и белуджи (около 48%). См. Калишевский М. Пакистан: Предчувствие военного переворота. Новости Содружества независимых государств. http://www.cisnews.org/expert-opinion/4934-pakistan-predchuvstvie-voennogo-perevorota.html (дата обращения: 29.03.2012) людьми, все эти меры снижают возможность осуществления заговоров.

В Турции же военные придают значение идеологической обработке еще на стадии рекрутинга. Так, в турецкой армии существуют «карцерные» группы: 361 рекруты из небольших анатолийских городов, проходя профессиональную подготовку, находятся в замкнутой среде, не испытывая влияния общественного мнения, этнических и политических доминант. При этом данные группы глубоко интегрированы в турецкое общество и считают себя настоящими его представителями. 362 Здесь невольно направшивается аналогия с принципом комплектования янычарского корпуса «девширме». В основном же турецкая армия комплектуется из выпускников военных ВУЗов, которые проходят очень жесткий отбор и только после этого вступают на путь мнгоступенчатого военного образования, которое включает в себя и обязательное обучения за рубежом, в частности в школах НАТО, для военных, составляющих высший командный состав.

Исследование систем военного оборазования ставит перед исследователем вопрос о балансе затрат государства на образование и на вооружение. Здесь скрыто еще одно отличие между Турцией и Пакистаном. В докладе Международного института по изучению проблем мира в Стокгольме 364опубликована информация о том, с 1198 по 2004 г.

, военные расходы превышали расходы государства на сожержание Министерства образования, Совет по высшему образованию и государственные ВУЗы. После того, как к власти пришла ПСР диспропорция была сокращена а позже чаща весов перевесила в сторону образования.365По состоянию на 2013 г. в сравнении с 2002 г. ассигнования на образования увеличились с 9.4% да 17% от общих бюджетных расходов 366, а на военные нужды сократилось с 11.5% до 9.9% с 2006 по 2012 г.367 В Пакистане по данным на 2012 г.

правительство тратит на военные нужды в 7 раз больше, чем на нужды образования. Так Хохлов И. Ядерный арсенал Пакистана в свете распространения исламского радикализма в Южной Азии: Аль-Каида, Талибан, 360 Афганистан, Пуштунистан// Журнал Мировая экономика и международные отношения, сентябрь 2011 г.

Данный термин впервые был применен американским социологом Эрвином Гоффманом. См. Goffman E. Asylums: Essays on the Social 361 Situation of Mental Patients and Other Inmates. Harmondsworth, 1961. - P. 283 Шлыков П.В. Военная Элита в политической системе Турецкой Республики//Элиты стран Востока под ред. Другова А.Ю., Малетина Н.П., О.В.Новаковой, М.: Ключ-С, 2011 г., - С. 37-38 Первая ступень – военные лицеи (срок обучения 5 лет); вторая ступень – высшие военные училища по родам войск (срок обучения 4 363 года), третья ступень – высшая военная школа, в состав которой входят три академии по родам войск и академия национальной безопасности (срок обучения 2 года); четвертая ступень – Академия вооруженных сил (срок обучения 5 месяцев). До получения генеральского звания офицер должен прослужить не мене 25 лет и пройти обучение в Оборонном колледже НАТО. Там же, С. – 41.

Stockholm International Peace Research Institute

http://demilitarize.org/general/security-researchers-watchdog-groups-call-military-spending-transparency-turkey/ - Security researchers, watchdog groups call for military spending transparency in Turkey – сайт Global Day of Action on Military Spending (дата обращения 16.05.2014) Education: The Key to Turkey’s Prosperity. The Globalist. - http://www.theglobalist.com/education-as-the-key-to-turkeys-prosperity/ - дата обращения 16.05.2014.

Статистическое агентсво Index Mundi http://www.indexmundi.com/facts/turkey/military-expenditure#MS.MIL.XPND.ZS - дата обращения 16.05.2014.

по данным Всемирного банка на 2012 г. этот показатель для Пакистана составил 16.7% от всех расходов боджета, когда на образование было направлено 9.9%.

Таким образом, становится очевидным, что в Турции образованию уделяется больше внимания со стороны государства, принимая во внимание тот факт, что как в Турции, так и в Пакистане военное образование является пристижным, в Турции получить его имеет большее колиечство молодых людей. Интересной является цифра из таблицы 2. В Турции при населении 78 млн. на действительной военной службе состоит равное количество человек, что и в 178 миллионном Пакистане, при том что в Пакистане годных к военной службе в два раза больше, чем в Турции. По мнению автора, этот факт таже объяснятеся политикой государства в области образования. Анализ приведенных данных, четко показывает большую диспропорцию между гражданским и военным населением в исследуемых странах: если в Турции каждый 128-й является военным, то в Пакистане только каждый 303-й.

–  –  –

Всемирный Банк 368 http://data.worldbank.org/indicator/MS.MIL.XPND.ZS?page=3&order=wbapi_data_value_2009%20wbapi_data_value%20wbapi_data_valuefirst&sort=asc - дата обращения 16.05.2014.

–  –  –

Источник: Аналитический русурс Global Fire Power (сведения о вооружениях всех стран мира по информации из источников библиотеки Конгресса США, данные на 2011 г.) http://www.globalfirepower.com/ (дата обращения 16.03.2012).

Еще одно отличие между Турцией и Пакистаном заключается в том, что Турция построена на принципах демократического общества. В Пакистане же также была предпринята попытка создания подобной системы, но она не удалась. Глубокие исторические причины, специфика социально-экономического развития, геополитические реалии, вызовы, с которыми столкнулась страна в процессе становления своей независимости, не позволили Пакистану стране стать демократическим государством.

Для успешного осуществления армией возложенных на нее функций необходимо было обеспечить ее монолитность и устойчивость к разного рода дезинтеграционным течениям.

Борьбе с инакомыслием и строительству монолитной внутренней устойчивости армии были посвящены первые годы правления «отца» турецкой нации Мустафы Кемаля Ататюрка, который стремился обеспечить ее сплоченность и дистанцирование от политики и религии. Ататюрк поставил армию вне системы политических отношений, оставляя одновременно за армией последнее слово при стагнации политического гражданского диалога. В Пакистане пестрота мнений, концепций и течений, вступивших в противоборство при гражданско-конституционном строительстве, мультиэтничность населения, различные интересы групп, которые представляли разные социальноэкономические, религиозные и политические направления, неминуемо обусловили необходимость существования и выхода на политическую арену некого арбитра, способного взять ситуацию под контроль. Этим арбитром явилась армия, которая обладает «превосходством в организации, высоким символическим смыслом и монополией на вооружение» 369. Однако армия в Пакистане оказалась более подвержена различного рода влиянию. Речь идет о религиозном экстремизме.

Тезис о «превосходстве армии в организации» не должен вызывать иллюзий относительно ее неподверженности экзогенной пропаганде, воздействию со стороны общественного мнения и направления развития политического процесса, ее абсолютной обособленности от политических и национальных реалий. Ни один военный переворот в Турции не обошелся без внутренних брожений в рядах армии, как в офицерском корпусе,

369 Finer S.E. The man on Horseback. The Role of the Military in Politics.

так и среди рядовых служащих. В Пакистане в 1984 г. был раскрыт заговор офицеров среднего звена, недовольных политикой генерала уль-Хака. Еще раньше в 1973 г. был раскрыт аналогичный заговор против З.А.Бхутто. В 1995 г. раскрыт заговор, составители которого намеревались установить исламское правление в государстве. Однако благодаря слаженной политике, четкой дисциплине и координации действий командного состава контрпереворотов не последовало. При этом гетерогенность внутреннего состава в Турции (политические параметры: несогласие младшего офицерства и рядового состава с выбранными методами генералитета) и в Пакистане (этнические противоречия) не стала причиной ее глубокой и системной дезинтеграции.

Следует обратить внимание и на проблему взаимозависимости военных и крупного промышленного капитала. В Турции она достаточно крепка, что дает армии относительную независимость от внутриполитической линии правящей партии, хотя, и ставит ее еще в большее подчинение перед внутриэкономической конъюнктуры. В соответствии с Законом № 205 в Турции 1 марта 1961 г. было создано Общество армейской взаимопомощи (ОЯК) в целях большего сплочения в рядах армии, обеспечения дополнительной социальной безопасности военнослужащих перед экономическими, социальными и физическими рисками. С течением времени оно превратилось в крупнейшую в Турции негосударственную акционерную компанию. В Пакистане же подобные акты не регистрировались. Однако военные входили в комиссию по строительству Исламабада в 1960 г., в руководство крупных промышленных корпораций, существовала практика назначения представителей крупной буржуазии на определенные должности в администрации президента (представители крупной буржуазии получали ответственные посты в администрации Аюб Хана). Это стало залогом переплетения взаимных интересов армии и крупного промышленного капитала и их тесного сотрудничества.

Анализ нормативно-правовых актов, регулирующих роль армии в обоих государствах, позволяет оценить еще один сегмент роли армии в государстве: ее правовое положение.

Так, в Турции конституция 1982 г., закон № 2839 о «выборах народных представителей»

от 10 июля 1983 г., закон «о политических партиях» №18027 от 2 апреля 1983 г. четко оговаривают тот факт, что военные не имеют права принимать участия в выборах (ни избирать, ни быть избранными), не могут состоять в политических партиях. Более того, роль Вооруженных сил Турции не закреплена конституционно. Функции армии описаны в Законе об «Организации внутренней службе ВСТ» от 06.09.1961370. В ст. 35 говорится, что ВСТ обязаны «защищать и сохранять родину и Турецкую республику», которая является «демократическим, секулярным и социальным государством», а ст. 45 гласит, что «функцией ВСТ является защита родины и республики вооруженными методами против внешних и внутренних угроз».

В то же время, в ст. 245 действующей конституции Пакистана четко обозначены права и обязанности пакистанских вооруженных сил: «1) Вооруженные силы, под руководством центрального правительства, обязаны защищать Пакистан от внешней агрессии или угрозы войны, а также, в соответствии с законом, действовать с целью оказания помощи гражданским силам в тех случаях, когда их к этому призывают. 2) Законность любых указаний, которые были даны центральным правительством в соответствии с п. 1, не может быть оспорена в одном из судов. 3) Высокий суд не имеет права осуществлять правосудие по ст. 199 относительно любой области, в которой вооруженные силы Пакистана в данный момент действуют с целью оказания помощи гражданским силам. 4) Любой судебный процесс относительно упомянутой в п. 3 области, начавшийся в день, когда вооруженные силы начали действия по оказанию помощи гражданским силам, или на следующий день, и приостановленный любым Высоким судом, должен оставаться приостановленным в течение всего периода выполнения вооруженными силами указанных действий»371.

Данная статья закрепляет главенствующее положение вооруженных сил над высшими органами судебной власти. В Турции же существует примат судебной системы над военными. Однако в составе судебной системы существуют военные суды (Высший военный кассационный суд и Высший военный административный суд), под юрисдикцию которых попадают дела, затрагивающие военных, вне зависимости от того, каким лицом или структурой (военной или гражданской) инициированы процессы. Систему замыкает Конституционный суд, членов которого ранее назначал Президент республики (из 11 президентов Турецкой Республики не военными были лишь четверо). Именно подобным законодательным образом было закреплено влияние армии на судебную систему, и через последнюю на политический процесс в целом.

Когда армии в обоих государствах «уходили в казармы», они продолжали База законов, сайт Правительства Турецкой Республики http://mevzuat.basbakanlik.gov.tr/Metin.Aspx?MevzuatKod=7.5.5905&sourceXmlSearch=&MevzuatIliski=0 (дата обращения: 26.10.2011) Конституция Пакистана http://www.pakistani.org/pakistan/constitution/part12.ch2.html;

осуществлять контроль надо политическим развитием государства посредством созданного административного аппарата (речь идет о наличиии таких органов как Советы национальной безопасности; в Пакистане также в 1997 г. президентом Фаруком Легхари с опорой на поддержку армии был создан Совет обороны и национальной безопасности, который функционировал во время отсутствия распущенного парламента, в который помимо гражданских специалистов входили и военные). В Турции контроль военными осуществлялся через СНБ (Совет, в том виде, в котором он был создан после военного переворота 1960 г., являлся для военных площадкой донесения своей точки зрения до гражданского руководства страны, широкие полномочия его членов открывали армии дверь в политику страны) и судебную систему (о чем подробно речь шла выше), тогда как в Пакистане судебная система, обычно идя в фарватере политики военных, проявляла относительную независимость от их мнения и политической линии 372.

Анализируя избирательные права граждан Пакистана (в частности Избирательный акт от 1974 г.), следует обратить внимание на тот факт, что избирательными правами обладают граждане, если они «(a) являются гражданами Пакистана; б) старше 21 года..., в) не объявлены судом недееспособными; г) являются резидентами избирательного округа».

В Законе «О политических партиях» последним запрещено «а) вести пропаганду против принципов, установленных конституцией или; б) подрывать устои суверенитета и целостности Пакистана, общественный порядок или мораль, потворствовать терроризму или; в) лоббировать сектантскую, региональную или провинциальную ненависть или враждебность или; г) носить имя военной группы или ее подразделения или назначать должности своих лидеров или адептов, которые имеют коннотацию с лидерами вооруженных групп или; д) проводить военные учения для своих членов или других групп граждан; е) действовать, быть организованными, созванными на основании зарубежной финансовой помощи373. Таким образом, в Пакистане военные законодательно не отстранены от участия в политической жизни страны, а право вмешиваться во внутреннюю политику государство закреплено конституционно.

Что касается процесса конституционного строительства, то он, как и практика Имеется в виду, что после прихода к власти Мушаррафа Верховный суд четко определил необходимый срок передачи власти гражданскому правительству (12 октября 1999 г.). В феврале 2002 г. судебная власть отменила постановление правительства о создании спецтрибуналов с участием военных для разбирательства дел, связанных с терроризмом. (См. Москаленко В.Н. Политическая роль пакистанской армии// В.Н. Москаленко, Армия и власть на Ближнем Востоке: от авторитаризма к демократии. Сборник статей под ред.

Ахмедова В.М., ИИИиБВ, М.: 2002 г., - С. 349), еще раньше в 1988 г., когда генерал уль-Хак объявил о проведение выборов на непартийной основе на основании петиции Б.Бхутто Верховный суд постановил, что партии могут быть допущены к участию. Еще один случай произошел, когда Н. Шариф начал кампанию по отмене 8-ой поправки конституции. Г.И. Хан распустил кабинет и Национальное собрание, однако Верховный суд не признал легитимности данного шага и восстановил деятельность последних.

Центральная избирательная комиссия Пакистана http://www.ecp.gov.pk/ER/ElectoralRolls.aspx - (дата обращения: 29.09.2011) передачи власти военными гражданскому правительству, отличается. Так, в Турции все конституции вырабатывались коллегиально администрацией военного режима (имеются в виду последние конституции 1961 г. и 1982 гг.). В Пакистане конституции постоянно отменялись и вырабатывались новые, а в том случае, если отмена конституции считалась преступлением (конституция 1973 г.), ее действие приостанавливалось, а далее она изменялась под конкретного человека, а именно главу военного режима.

После осуществления военных переворотов военные в Турции не оставались у власти дольше, чем это было необходимо для нормализации ситуации. Все главы военных переворотов становились президентами республики, но уже в составе гражданского власти. В Пакистане же инициаторы военных переворотов не преодолевали соблазна личной власти и становились военными диктаторами, часто не покидая действительную службу в армии (Зия уль-Хак, А.М. Яхья Хан, Первез Мушарраф) и параллельно занимая гражданский пост президента. Это связано с тем, что история доказала, что увольнение администратора с военной службы неминуемо ведет к утере им влияния и рычагов контроля над ситуацией (Аюб Хан).

Образование Пакистана - государства, созданного мусульманами для мусульман, существование исторического противника в лице Индии обусловили неминуемую исламизацию армии. Наиболее вестернизированный институт страны на первоначальном этапе был вынужден брать в свои руки ответственность за будущее страны, следуя исторической логике развития государства.

При этом единственной идеологией, которая могла сплотить пакистанцев, была религия. Слова пакистанского профессора Вахиз-узЗаман: «Если арабы, турки, иранцы откажутся от ислама, арабы все равно останутся арабами, турки — турками, иранцы — иранцами. Но что останется от нас, если мы откажемся от ислама?»374 четко указывают причины, вынудившие власти использовать именно религиозную доминанту при самоидентификации. Исламизация пакистанской армии стала естественным процессом, начавшимся «снизу», а его успехи были лишь закреплены и легитимизированы мероприятиями по исламизации армии во времена Зия уль-Хака. В то же время в Турции воспитание армии, пропитка ее слоев «лаицистской»

идеологической составляющей шло «сверху».

В обоих государствах армии и охраняют национальные границы, и обеспечивают свое высокое положение в обществе, и являются защитниками определенной идеологии.

Цит. по: [Рихтер 1979: 550].

375 Stephen P. Cohen. The Pakistan Army. Berkley. University of California Press, 1984. P. 55-75 Однако следует отметить разные подходы армий по последнему пункту. Ислам является важнейшим фактором для обоих государств, влияющим на гражданско-военные отношения. Определение отношения к религии на стадии создания государства легло в основу как пакистанской, так и турецкой политической догматики. При этом турецкая армия защищает лаицизм и все ее усилия направлены на недопущение исламизации государства. Такое право армии было даровано еще Ататюрком (что видно из его речей, приведенных в главе 1), и она не столько стремилась к власти, сколько к сохранению именно той Турции, которую создал отец турецкой нации.

В Пакистане же мультиэтничность диктует свои правила игры, ислам – единственная идея, на основании которой можно сплотить государство и общество. С годами политический ислам становился только крепче в Пакистане, во многом благодаря политике Зия-уль-Хака, который начал исламизацию общества и армии «сверху»

(поддержав аналогичный процесс, начавшийся ранее «снизу»). Политический ислам позже перерос в мощную политическую силу, считаться с которой приходилось уже и гражданским политикам.

Гражданское правительство в обоих государствах, исходя из понимания культурноисторического наследия своих стран и социально-политического контекста, не могло не постараться использовать исламский козырь в политической игре. Так, в Турции впервые заигрывать с исламом начал бывший премьер-министр Аднан Мендерес, приговоренный к казни через повешенье администрацией военного правительства (нынешний премьерминистр Турции Реджеп Эрдоган называет его «борцом за свободу, геройски погибшим за демократию»376). Об этом говорят его встречи с шейхом накшибенди Исмаилом Эфенди, участие в торжественных открытиях мечетей по всей стране. В истории Пакистана также можно увидеть ряд подобных примеров. Так, Беназир Бхутто, являвшаяся ярым борцом против реакционного ислама, в 1990-х пошла на сближение с партией Джамаат-е улама-и ислам и предложила руководителю партии Фазлуру Рахману пост председателя комитета Национального собрания по международным делам. Зульфикар Али Бхутто под давлением Джамаат-е Ислами Пакистан не препятствовал антиахмадийскому движению (именно при нем билль о признании ахмадийцев немусульманским меньшинством прошел через Национальное собрание в 1974 г). Еще одним примером договоренностей между гражданским правительством и исламистами стало избрание во время второго правления Беназир Бхутто представителей исламистской партии Сипах-и-сахаба Пакистан на

Sabah 27.05.2011

министерские посты в Пенджабе. Все эти действия гражданских правительств только укрепляли положение политического ислама, который, использовав слабость политиков, завоевывал все большую популярность в народе.

Политический ислам явил собой мощную, неподконтрольную гражданскому политическому процессу силу. В Турции со всей остротой данный вопрос начал проявляться в 2002 г., когда на выборах в ВНСТ победила происламская ПСР, которая уже 9 лет находится у власти. Противостояние политических акторов «армия-лаицизм» и «происламское правительство-ислам» перешло в поле законодательного строительства.

Референдум по 26 поправкам к конституции, который состоялся 12 сентября 2010 г.

закончился триумфом исламистов. В проект поправок к конституции были вынесены вопросы, направленные на изменение баланса сил во внутренней политике Турции путем усиления исполнительной и законодательной властей за счет судебной (правительство и парламент становятся подконтрольны ПСР); на расширение состава членов конституционного суда, чьи кандидатуры будут утверждаться президентом; на снижение роли армии во внутриполитическом процессе (отныне в ее отношении будет установлена юрисдикция гражданских судов при совершении преступлений против конституционного строя и безопасности).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

Похожие работы:

«ЕВРОПЕЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.С. Фатеев РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: теория и практика Минск ЕГУ УДК 332. ББК 65.04 Ф 27 Рекомендовано к изданию редакционно-издательской комиссией Национальной академии наук Беларуси под грифом «Национальная академия наук Беларуси» (протокол № 7 от 20.02.2002 г.) Научный редактор: П.Г. Никитенко, академик НАН Беларуси Рецензенты: Козловская Л.В., доктор экономических наук, профессор; Абрамов И.М. доктор экономических наук Фатеев В.С. Ф 27 Региональная...»

«Содержание этого письма неправильно отображается? Щелкните сюда вторник, 8 сентября 2015 номер 682 Вестник в формате PDF Фонд в и Мобильное приложение Фонда доступно в Appstore и Google Play Политика предоставления убежища в Европе: как ответить на Средиземноморский вызов? Автор : Vincent Cochetel Фонд опубликовал протокол заседания, проходившего 8 июля и организованного Центром анализа, прогнозирования и стратегии (CAPS) французского Министерства иностранных дел и Центром международных наук и...»

«Дайджест космических новостей №337 Московский космический Институт космической клуб политики (01.08.2015-10.08.2015) 10.08.2015 2 Экипаж МКС продегустировал выращенный на орбите салат Работа в открытом космосе началась Новые костюмы на МКС помогут подготовить астронавтов будущего СОГАЗ и Ингосстрах выплатили Роскосмосу 1,9 млрд рублей в связи с гибелью Прогресса 09.08.2015 4 Космический пистолет станет экспонатом музея-заповедника Московский Кремль NASA разрабатывает реактивный беспилотник,...»

«Доклад о деятельности и развитии социально ориентированных некоммерческих организаций Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 8 Плана мероприятий по реализации Федерального закона от 5 апреля 2010 г. № 40ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций», утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 января 2011 г. № 87-р, а также абзацем 3 пункта 2...»

«Протокол № 3 очередного заседания комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Ставропольского края Дата проведения: 23 июля 2015 г., 11.00 Место проведения: г. Ставрополь, ул. Ломоносова, д. 3; актовый зал министерства образования и молодежной политики Ставропольского края Председательствовал: Кувалдина Ирина Владимировна – заместитель председателя Правительства Ставропольского края, председатель комиссии; Ответственный Береговая Елена Николаевна – консультант...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук АГРАРНАЯ ЕВРОПА В XXI ВЕКЕ под общей редакцией академика РАН Э.Н. Крылатых Летний сад Москва 2015 Научный руководитель серии «Старый Свет новые времена» академик РАН Н.П. Шмелев Редакционная коллегия серии Института Европы РАН: акад. РАН Н.П. Шмелев (председатель) к.э.н. В.Б. Белов, д.полит.н. Ал.А. Громыко акад. РАН В.В. Журкин, д.и.н. В.В. Каргалова чл.-корр. РАН М.Г. Носов, д.и.н. Ю.И. Рубинский...»

«Россия и мир: изменения в политике международного налогообложения Владимир Гидирим Партнер, Группа международного налогообложения Вопросы для обсуждения Глобальные мировые тренды и тенденции в международной налоговой политике Россия: последние тенденции в области антиоффшорного регулирования Международный обмен налоговой информацией 1. Глобальные тренды в мировой налоговой политике Высшие государственные чиновники Запада о налогах Речь премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона на...»

«специальностям среднего профессионального образования, утвержденным директором Департамента государственной политики в сфере подготовки рабочих кадров и ДПО Министерства образования и науки Российской Федерации от _2015 года.1.3. Основными задачами Всероссийской олимпиады являются: проверка способности студентов к самостоятельной профессиональной деятельности, совершенствование умений эффективного решения профессиональных задач, развитие профессионального мышления, способности к проектированию...»

«ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОРПОРАЦИЯ ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ «РОСАТОМ» ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ АВТОМАТИКИ им. Н.Л. ДУХОВА ОТЧЕТ ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ за 2011 год ОТЧЕТ ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Оглавление 1. Общая характеристика ФГУП «ВНИИА»..................................................3 2. Экологическая политика ФГУП «ВНИИА»...................................................»

«Белоногов Юрий Геннадьевич, Поздеева Анна Николаевна ОБЩЕСТВЕННО-КОНСУЛЬТАТИВНЫЙ СОВЕТ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УФАС КАК ИНСТИТУТМЕДИАТОР В статье исследуются имеющиеся в политологической науке теоретические подходы для определения функциональной значимости общественно-консультативного совета (ОКС) при территориальном органе Федеральной антимонопольной службы (ФАС) для интересов власти и бизнеса. Рассматриваются аргументы за и против ОКС как института медиации и сбора сведений, продвижения интересов...»

«ДЕПАРТАМЕНТ ВНУТРЕННЕЙ И КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ УПРАВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ОАУ «ИНСТИТУТ РЕГИОНАЛЬНОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ» Лучшие выпускники вузов Белгородской области 2015 СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЩЕНИЕ К РАБОТОДАТЕЛЯМ ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ • Архитектурно-строительное направление • Информационные технологии • Материаловедение • Технологическое оборудование и машиностроение • Транспортно-технологическое направление • Технология продуктов общественного питания • Энергетика...»

«Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Управление периодической печати, книгоиздания и полиграфии Российский рынок периодической печати Состояние, тенденции и перспективы развития ДОКЛАД УДК 050/0 ББК 76.0 Р-763 Доклад подготовлен Управлением периодической печати, книгоиздания и полиграфии Под общей редакцией В. В. Григорьева Авторы доклада выражают искреннюю признательность за предоставленную информацию и помощь в его подготовке и рецензировании: Ассоциации коммуникационных...»

«ШЕВЦОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА МОЛОДЕЖНАЯ МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: СПЕЦИФИКА НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии...»

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВЫПУСК СЕДЬМОЙ апрель, 200 ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА НА СЕВЕРЕ СЕВЕРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ: ПЕРВЫЕ ИТОГИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОЛЯРНОГО ГОДА IV Cеверный социально экологический конгресс, Неделя арктической науки 27—28 марта 2008 года в Сыктывкаре состоялся IV Северный социаль но экологический конгресс. Открыл пленарное...»

«THE CASPIAN REGION: Politics, Economics, Culture Policy and Society ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ (НА ПРИМЕРЕ НКО) Мирошниченко Инна Валерьевна, кандидат политических наук, доцент Кубанский государственный университет 350040, Российская Федерация, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149 E-mail: mirinna78@mail.ru Гнедаш Анна Александровна, кандидат политических наук, доцент Кубанский государственный университет 350040, Российская Федерация, г. Краснодар,...»

««УТВЕРЖДЕНО» Решением Совета директоров ОАО «НБК-Банк» от «28» мая 2015 года, Протокол №36/15 «ОДОБРЕНО» Решением Правления ОАО «НБК-Банк» от «14» мая 2015 года, Протокол №23 Председатель Правления ОАО «НБК-Банк» Гридин В.Ю.АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ОАО «НБК-БАНК» Москва Антикоррупционная политика ОАО «НБК-Банк» Оглавление 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 2. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ 3. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ 4. ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ 5. КОРРУПЦИОННЫЕ ДЕЙСТВИЯ 6. КЛЮЧЕВЫЕ ПРИНЦИПЫ ПОЛИТИКИ Миссия органов управления Банка...»

«Протокол № 2 очередного заседания комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Ставропольского края Дата проведения: 04 июня 2015 г., 15.00 Место проведения: г. Ставрополь, пл. Ленина, д. 1; зал заседаний № 5 здания Правительства Ставропольского края Председательствовал: Кувалдина Ирина Владимировна – заместитель председателя Правительства Ставропольского края, председатель комиссии; Ответственный Береговая Елена Николаевна – консультант секретарь: министерства...»

«Доклад Новосибирской области «О результатах реализации Национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» за 2013 год Часть I. Переход на новые образовательные стандарты 1. Информация о выполнении плана первоочередных действий по реализации национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» в 2013 году (в соответствии с приложением 2). В качестве одной из приоритетных задач министерства образования, науки и инновационной политики Новосибирской области с 2011 года является...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ ISSN 0320—0 МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ СБОРНИК ТРИДЦАТЫЙ ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ МОСКВА · 19 СОСТАВ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ СБОРНИКА «БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ» Председатель редколлегии — председатель Издательского отдела МП, митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, профессор Московской Духовной Академии, доктор богослсвия Члены редколлегии Архиепископ Вологодский и Великоустюжский Михаил, профессор Ленинградской Духов­ ной Академии Архиепископ Дмитровский...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ ЮБИПЕЙНЫЙ СБОРНИК. п о с в я щ е н н ы й 175-летию ленинградской духовной академии ISSN 0320—0213 МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ СБОРНИК, ПОСВЯЩЕННЫЙ 175-летию ЛЕНИНГРАДСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ МОСКВА · 1986 СОДЕРЖАНИЕ Митрополит Антоний. К 175-летию Ленинградской Духовной Академии (1809—1984) Архиепископ Кирилл. Богословское образование в Петер­ бурге—Петрограде—Ленинграде: традиция и поиск.. Архимандрит Августин (Никитин). Вопросы...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.