WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |

«Право хозяйственного ведения и право оперативного управления Санкт-Петербург - Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ПРАВА ХОЗЯЙСТВЕННОГО ВЕДЕНИЯ И ПРАВА ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ §1. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Разрешение совмещать указанные формы управления имуществом путем передачи имущества, находящегося на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в управление доверительное привело бы к потере смысла существования унитарного предприятия и учреждения213. Причина этого в части унитарных предприятий в том, что «создание унитарного предприятия - это лишь иной способ, нежели доверительное управление, решения одной задачи: профессионального управления имуществом в интересах собственника», в результате чего «недопустимо соединять в одном юридическом лице столь различные правовые способы»214. Ту же логику следует распространить и на учреждение.

При обосновании невозможности смешения институтов по управлению имуществом собственника будут также верны и ссылки на специальную правоспособность унитарных предприятий и учреждений215. Последняя не позволяет им:

- передавать свое имущество в управление другим лицам, так как подобная передача повлечет невозможность осуществления соответствующих полномочий, основанных на уставе, ими самими.

- выступать в качестве доверительных управляющих, так как имуществом своего учредителя они могут и должны управлять посредством предоставленных им прав хозяйственного ведения ( оперативного управления), а управление имуществом других собственников не сможет вписаться в их уставную деятельность. Последний вывод основан на том, что безвозмездное доверительное управление со стороны унитарного предприятия или учреждения будет аналогично дарению с их стороны, то есть никоим образом не будет способно решать возложенные собственником задачи. Возмездное же доверительное управление принесет только лишь доход от вознаграждения, что для субъектов хозяйственного ведения и оперативного управления также недопустимо: как Гражданское право. Учебник. Под ред. Ю.К. Толстого и А.П. Сергеева. Часть 2. М., 1997. С. 589.

Коммерческое право. Учебник. Под ред. В.Ф. Попондопуло и В.Ф. Яковлевой. Спб., 1997. С. 407.

Гузикова С.В. Доверительное управление: гражданско-правовые отношения и их юридическое содержание.

//Актуальные проблемы гражданского права. Сборник статей под редакцией С.С. Алексеева. М., 2000. С. 300было изложено выше – прибыль для унитарных предприятий и учреждений не может являться самоцелью.

В связи со значительным сходством институтов хозяйственного ведения, оперативного управления и доверительного управления следует показать их самостоятельное значение и отличия, предопределяющие использование каждого из указанных установлений в присущих ему случаях. Хозяйственное ведение и оперативное управление в отличие от управления доверительного – это вещные права, причем вещные права, являющиеся в соответствии с п.1 ст. 48 ГК наряду с правом собственности исключительным способом имущественного обособления юридических лиц. Полномочия владения, пользования и распоряжения для унитарных предприятий и учреждений являются их собственными полномочиями, в то время как доверительный управляющий осуществляет чужие полномочия. Отсюда – основная особенность права хозяйственного ведения и права оперативного управления по сравнению с правом доверительного управления – более стабильный, постоянный, долгосрочный характер управления имуществом на основе данных правовых институтов. Это и не удивительно, ведь « владение субъекта вещного права как полноценное абсолютное право носит бессрочный и стабильный характер, в отличие от владения по договору»216. Данная особенность предопределяется следующим:

1. Для передачи имущества в управление на указанных вещных правах должно быть создано специально предназначенное для этого юридическое лицо – унитарное предприятие или учреждение. Наличие юридического лица, ( которое по общему правилу, создается без указания срока деятельности) свидетельствует о долгосрочности, большей стабильности намерений учредителя по осуществлению предписанной создаваемой организации деятельности. Срок же доверительного управления не может превышать 5 лет (п. 2 ст. 1016 ГК).

2. Особенностью права доверительного управления имуществом как права обязательственного, в отличие от вещных хозяйственного ведения и оперативного управления, является и то, что доверительное управление существует постольку, поскольку существует договор. Хозяйственное ведение и оперативное управление осуществляются, опираясь непосредственно на нормы закона. Это, с одной стороны, исключает случаи неправомерного усмотрения собственника, то есть предотвращает излишнее его вмешательство в деятельность созданной организации. С другой стороны, строго законом определяются и пределы правомочий самого учреждения и унитарного предприятия. Этим гарантируются интересы публичного собственника. Так, собственник знает, что ни при каких обстоятельствах учреждение не сможет распоряжаться имуществом, полученным

Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2001. С. 57.

непосредственно от него (п. 1 ст. 298 ГК), а унитарное предприятие не сможет распорядиться принадлежащим ему недвижимым имуществом без согласия учредителя ( п. 2 ст. 295 ГК).

Нарушение этих правил повлечет ничтожность сделки и известные её последствия ( ст. ст.

166-168 ГК). Нарушение ограничений, установленных договором доверительного управления сможет повлечь лишь возможность для учредителя управления попытаться расторгнуть договор ввиду его существенного нарушения ( ст. 450 ГК), либо потребовать возмещения убытков (ст. 1022 ГК).

3. В качестве близкого к указанному выше преимуществу права хозяйственного ведения и права оперативного управления стоит назвать то, что собственник в любое время вправе изменить ( уточнить) цели использования его имущества. Таких прав нет, по общему правилу, ( если иное не указано в договоре) у учредителя доверительного управления. К такому же выводу при сравнении оперативного управления и траста приходит и И.У.Жанайдаров, указывающий на то, что в отличие от траста право « изменить целевое назначение имущества… в праве оперативного управления у собственника… присутствует постоянно»217. Для этого собственнику достаточно самому изменить устав субъекта соответствующего вещного права. Для изменения же договора доверительного управления, по общему правилу, всегда необходимо согласие обеих его сторон.

4. С отмеченной выше особенностью связана следующая, выступающая для публичного собственника как существенное преимущество права хозяйственного ведения и оперативного управления по сравнению с управлением доверительным. Предмет и цели деятельности субъектов права хозяйственного ведения и оперативного управления неотъемлемая часть их статуса, установленного законом. Любые действия унитарного предприятия или учреждения в нарушение их специальной правоспособности будут ничтожными на основании ст. 49, 168 ГК, на что обращают внимание и высшие судебные инстанции ( п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего №6/8218 ; п.9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.06.96 №8219 ). Нарушение доверительным управляющим Арбитражного Суда РФ от 25.02.98 интересов, ради которых он управляет имуществом, является всего лишь нарушением договора. Последствия этого несравненно менее неблагоприятны для доверительного управляющего, нежели последствия аналогичных нарушений со стороны оперативного управляющего или субъекта права хозяйственного ведения. Нарушения договора со стороны доверительного управляющего не смогут быть компенсированы для собственника Жанайдаров И.У. Осуществление права государственной собственности юридическим лицом. // Автореф.

докт. дисс. Алматы, 1994. С. 18.

Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1996, N 9.

Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1998, N 10.

возвращением в первоначальное положение ( реституцией). Реституция для случаев нарушения доверительным управляющим договора законом не предусмотрена. Так, учредитель доверительного управления не сможет требовать возвращения неправомерно отчужденного управляющим имущества, имущества, переданного по сделкам, не соответствующим интересам выгодоприобретателя. Именно в этом заключается доверительный ( фидуциарный) характер договора доверительного управления. Учредитель доверительного управления должен настолько доверять своему доверительному управляющему, что передает ему имущество с существенным риском невозвращения имущества или использования его не по назначению.

5. Наличие юридического лица, созданного специально для управления посредством права хозяйственного ведения (оперативного управления) определенным имуществом учредителя, влечет также и бльшую имущественную обособленность при осуществлении соответствующей деятельности. Это обеспечивает лучшую защиту интересов учредителя унитарного предприятия на праве хозяйственного ведения, нежели учредителя доверительного управления. Так, собственник имущества унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, по общему правилу, не отвечает по долгам созданной организации ( ст. 56 ГК). По имуществу, переданному в доверительное управление, собственник имущества всегда несет ответственность (п. 3 ст. 1022 ГК), хотя и не в первую очередь.

Тем не менее, при сравнении хозяйственного ведения и оперативного управления с доверительным управлением стоит согласиться с тем, что «и в той, и в другой конструкции преимущества»220.

управления имуществом собственника есть свои Доверительное управление является предпочтительным, когда « для имущества необходим активный коммерческий оборот»221. И не удивительно. Ведь, по общему правилу, цель доверительного управления имуществом – эффективное управление им для принесения максимальной прибыли. Для публичного собственника важно иное – стабильная и гарантированная общественно-полезная деятельность на основе принадлежащего ему имущества. Последнее наилучшим образом может обеспечиваться именно с применением институтов хозяйственного ведения и оперативного управления. Их вещно-правовой, следовательно, в значительной степени стабильный характер, так же как и специальная правоспособность их носителей, создают возможность на долговременных началах организовать управление частью фонда имущества публичного собственника для целей, возложенных на него Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом. Под ред. В.М. Чернова. М., 1999. С. 62.

–  –  –

Беневоленская З.Э. Проблемы правового регулирования доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства. Сборник статей. Великий Новгород, 1999.С. 76-77.

обществом. Известное увлечение со стороны государственных органов доверительным управлением223 в итоге сможет « показать зубы» этого правового института, то есть отрицательные черты, связанные с необходимостью наличия действительно особо доверительных отношений между управляющим и собственником224.

Во всяком случае, сегодня доверительное управление стало, по сути, единственной возможностью для большинства юридических лиц и граждан передавать своё имущество в управление с целью получения выгоды. Право хозяйственного ведения доступно лишь государственным и муниципальным субъектам права. Казенные же предприятия могут создаваться только Российской Федерацией225.

Некоторые выводы параграфа:

(I) Право хозяйственного ведения и право оперативного управления, являющиеся вещноправовым способом управления имуществом собственника, наиболее приемлемы для собственников, не преследующих в качестве исключительной цель извлечения максимальных прибылей.

(II) Гарантией обеспечения интересов публичного собственника (и другого собственника, не преследующего цель извлечения максимальной прибыли) является специальная правоспособность субъектов права хозяйственного ведения и права оперативного управления.

(III) Для унитарных предприятий прибыльность деятельности как критерий отнесения их к разряду организаций коммерческих является не самоцелью, но

a) неотъемлемой экономической характеристикой осуществляемой деятельности,

b) критерием надлежащего выполнения поставленных общественно-полезных задач.

(IV) Сущность субъектов права хозяйственного ведения и права оперативного управления едина. Она основана на необходимости управления имуществом собственника для См., например, Указ Президента РФ «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации» от 09.

12.96 №1660 (Российская газета, N 245, 24.12.96); Постановление Правительства РФ «О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями» от 07.08.97 № 989 (СЗ РФ N 45, 10.11.97), а также ряд распорядительных актов по конкретным объектам.

Сама же возможность возникновения любых доверительных отношений между органом публичной власти как представителем публичного собственника и частным собственником ( доверительным управляющим) нередко вызывает определенную долю смущения в призме отраслей публичного права.

Практика создания казенных предприятий субъектами РФ, на сегодняшний день незаконная, по нашему мнению (так, ряд казённых предприятий был создан в соответствии с постановлением Правительства г. Москвы от 10.09.96: Вестник мэрии Москвы 1996, №22), свидетельствует о целесообразности разрешить учреждать подобные предприятия более широкому кругу лиц, как минимум субъектам федерации. Аналогичной точки зрения придерживается И.В. Ершова ( Проблемы правового режима государственного имущества в хозяйственном обороте. М., 2001. С. 152-153).

достижения определенных им задач. Ввиду этого выбор публичным собственником организационно-правовой формы государственной организации, по общему правилу, должен осуществляться на основе анализа соотношения доходов и расходов от намеченной деятельности создаваемой организации. При самоокупаемости предполагаемой деятельности может идти речь о создании субъекта права хозяйственного ведения.

(V) В рамках современной правовой системы России основными институтами по управлению имуществом собственника путем отделения бремени содержания имущества от получения польз и выгод от его использования являются право хозяйственного ведения, право оперативного управления и доверительное управление. Последнее сконструировано законодателем как универсальный институт для организации управления чужим имуществом, институт, могущий быть использованным любым собственником.

(VI) Право оперативного управления и право хозяйственного ведения имеют серьезные, связанные с собственным вещно-правовым характером и уставной правоспособностью своих субъектов преимущества перед доверительным управлением. Этим предопределяется предпочтительность использования именно указанных вещных прав для целей, не связанных с необходимостью извлечения максимальных прибылей и носящих постоянный характер, таких как исполнение разнообразных государственных функций.

§2. Место хозяйственного ведения и оперативного управления в системе вещных прав Правовая сущность институтов хозяйственного ведения и оперативного управления наилучшим образом находит свое отражение при исследовании места указанных институтов в системе вещных прав. В силу прямого указания закона право хозяйственного ведения и право оперативного управления относятся к вещным правам лиц, не являющихся собственниками ( п.1 ст.216 ГК). В той же норме отражены два главных признака вещных прав, а именно право следования: переход права собственности на имущество не прекращает названных прав ( п.3), - и абсолютная защита этих прав: вещные права « защищаются от их нарушения любым лицом», даже собственником ( п.4). В научной литературе выделяется множество и других признаков вещных прав, но все они носят дискуссионный характер, впрочем, как и сама необходимость существования института вещных прав, границу которых с обязательственными правами определить порой весьма затруднительно.

Тем не менее, законодатель счёл необходимым отразить данный институт в Гражданском кодексе, и его раздел 2 был назван « Право собственности и другие вещные права».

Приведённые выше критерии, к сожалению, «свидетельствуют о шаткости позиции, занятой законодателем при вычленении вещных прав», так как порой эти признаки принадлежат правам, «которые лишь с большой натяжкой относятся к вещным, а то и вовсе не относятся к ним».

226 Так, право следования присуще залогу (ст. 353 ГК), аренде (ст.617ГК). Абсолютный характер защиты в соответствии со ст. 305 ГК присущ также некоторым владельцам по договорам (арендатору, хранителю, комиссионеру и т.д.) Таким образом, круг вещных прав по российскому законодательству в определенной мере размыт. Отмеченное затрудняет решение вопроса о возможности вычленения вещных прав, установленных ГК, но прямо таковыми не названных, как-то: право членов семьи собственника жилья на пользование жилым помещением ( ст.292 ГК), право самостоятельного распоряжения имуществом учреждения ( ст.298 ГК) и т.д. На эту тему открываются серьёзные дискуссии227. Тем не менее, необходимо подчеркнуть большое значение системы вещных прав, какие бы противоречивые тенденции её ни характеризовали.

Стержнем этой системы является право собственности « как основа всего современного гражданского порядка»228. Отношения собственности всегда занимали наиважнейшее место в экономике, существенным образом влияли на политику. Иные вещные права как сущностно связанные с отношениями собственности играют в том или ином обществе роль столпов гражданского оборота. Вещные права с правом собственности во главе поддерживают основу для дальнейшего успешного и прогрессивного развития экономики страны. Таким образом, чем ближе по своей сути вещное право к праву собственности, тем больше его содержательная нагрузка, тем больше его роль.

Социально-экономическаясущность исследуемыхправовых институтов Отличительным признаком права хозяйственного ведения и права оперативного управления является то, что они могут возникнуть на основании односторонних действий субъекта «вышестоящего» вещного права ( вещное право учредителя). Так, по общему правилу, субъект права оперативного управления или права хозяйственного ведения может быть создан и собственником имущества, и другим субъектом права хозяйственного ведения или оперативного управления. Последний в этом случае может быть назван обладателем

Гражданское право. В 3-х томах. Под ред. Ю.К. Толстого и А.П. Сергеева. Т.1. СПб., 1997. С.316.

Там же. §2 гл.16; Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М., 1996, §14 гл.1;

Артеменков С.В. Классификация вещных прав. // Сборник научных трудов, посвященный памяти В.А.

Рясенцева. М.,1995. С. 102; Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2001.

С. 44-52.

Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 188.

вышестоящего, материнского вещного права, так как именно его волей предопределяется факт и условия существования создаваемого им унитарного предприятия или учреждения229.

Для права хозяйственного ведения и права оперативного управления как вещных прав обособления собственного имущества указанные односторонние действия - единственное основание их возникновения: 1. Унитарное предприятие на праве хозяйственного ведения в соответствии с п.1 ст.114 ГК « создаётся по решению уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления», 2. Казённые предприятия создаются «по решению Правительства РФ» (п.1 ст.115 ГК)230, 3. Учреждения создаются по воле собственника ( п.1 ст.120 ГК). В этом проявляется существенная и отличительная особенность права хозяйственного ведения и права оперативного управления как ограниченных вещных прав. Они не столько обременяют собственника имущества, сколько дают ему возможность через управление его имуществом достичь общественно-полезных целей. Свойство данных прав решать задачи, поставленные собственником, проявляется также в свободе собственника ликвидировать субъекта права хозяйственного ведения или права оперативного управления по своему усмотрению (п.6 ст.115, п.1 ст.295 и п.2 ст.61 ГК) и тем восстановить первоначальный объём своих прав на принадлежащее ему имущество, вернуть имущество в казну.

Именно свойство права оперативного управления реализовывать право собственности, а не столько ограничивать его, и послужило для О.С. Иоффе основой для вывода о том, что право оперативного управления не может быть отнесено к числу прав вещных,232 так как последние всегда должны носить характер обременения. Следует согласиться с автором о превалирующем значении положительных для собственника моментов в оперативном управлении ( а сегодня и в хозяйственном ведении) и о Например, дочерние предприятия; учреждения, созданные другими учреждениями или унитарными предприятиями. Отметим, однако, невозможность в рамках нынешнего законодательства создания унитарного предприятия учреждением ( подсобное предприятие). Существование подсобных предприятий было прямо предусмотрено ранее действовавшим законодательством ( постановление ВЦИК и СНК СССР « О подсобных предприятиях при государственных учреждениях» от 10.05.26 (СУ, 1926, №31, ст. 237); см. также: Братусь С.Н.

Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 293). На сегодняшний день их существование невозможно даже при расширительном толковании норм ГК об унитарных предприятиях. В силу п.п.1 и 7 ст. 114 ГК унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, могут быть созданы только уполномоченными государственными органами и органами местного самоуправления, а также другими унитарными предприятиями. Казенное предприятие в соответствии с п.1 ст. 115 ГК может быть создано только Правительством России. Иными словами, исчерпывающим образом определены возможные учредители предприятий. Учреждение среди них не названо.

Необходимо отметить, что как указанные органы, так и Правительство России создают унитарные предприятия и учреждения не от собственного имени, но от имени соответствующих публичных образований, представителями которых они выступают в соответствии со ст. 125 ГК.

231 В результате этого « собственник автоматически… восстанавливает в полном объеме свое господство над вещью, как только последняя освобождается от залогового обременения или иных «посторонних» прав на нее»:

Иоффе О.С. Цивилистическая доктрина промышленного капитализма. // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 94.

Там же. Сноска на страницах 94-95.

второстепенном значении указанного права как обременения вещи. В отличие от большинства других обременений, облеченных в форму вещных прав ( постоянное пользование, пожизненное наследуемое владение и пр.), хозяйственное ведение и оперативное управление могут быть прекращены собственником в любой момент по своему усмотрению через принятие решения о ликвидации их субъектов. Также нельзя забывать о праве собственника в ряде случаев изымать свое имущество у унитарных предприятий и учреждений ( п. 2 ст. 296, п.3 ст. 299 ГК). Но в то же время, было бы неверно вообще исключать наличие характеристик ограничения прав собственника в хозяйственном ведении и оперативном управлении. Они присутствуют. Именно благодаря им сфера деятельности унитарного предприятия и учреждения в достаточной степени защищена от неправомерного вмешательства со стороны собственника. На это ориентируют и высшие судебные инстанции233.

Обеспечение стабильного, долговременного исполнения унитарными предприятиями и учреждениями функций, возложенных собственником, достигается через следующее кардинальное отличие права хозяйственного ведения и права оперативного управления от других вещных прав. Они предоставляют для своих субъектов, как право собственности для собственника, максимально возможный для данного субъекта объём правомочий на конкретный объект права. Возможность быть носителем указанных прав, как и права собственности является в соответствии с п.1 ст. 48 ГК неотъемлемым элементом правосубъектности юридического лица. Следует признать, что фактически (с экономической точки зрения) хозяйственное ведение и оперативное управление - это собственность соответствующих лиц, так как данные институты есть вещные права на собственное имущество организации.

То, что право оперативного управления для государственных предприятий в Советской России являлось по своей сути их правом собственности на имущество утверждал еще В.П.Шкредов234. Некоторые авторы и сегодня обращают внимание на то, что по своей сущности право хозяйственного ведения и право оперативного управления представляют собой разделенную собственность. Так, В.П.Камышанский находит, что при законодательном конструировании указанных двух вещных прав « пучок правомочий разделяется между собственником и титульным владельцем. Мы имеем как бы двух собственников. Один ( официально признанный) является обладателем определенного имущества, другой ( фактический) – обеспечивает его наиболее эффективное использование… в интересах первого и собственных интересах». Однако, стоит отметить, Пункты 39-41 Постановления пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.06.96 №6/8; пункты 6-7, 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.02.98 №8.

Шкредов В.П. Экономика и право. М.,1967. С.103-112.

Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. С. 26-27.

что этот подход имеет, в первую очередь, экономические истоки, является попыткой уяснить фактические отношения без учета специфики российской правовой системы. Законодатель поступил правильно, когда дал указанным правам отличное наименование, исключив термин «собственность». В противном случае, была бы нарушена строгость принципов собственности романо-германской системы права, к которой относится и российское право.

Началась бы путаница. Как уже отмечалось, одним из принципов права стран континентальной Европы является возможность наличия на один объект одного права собственности: « право собственности в его континентальном, в том числе в российском, понимании невозможно «расщепить» - оно либо полностью сохраняется за собственником, либо полностью утрачивается им»236. Возможность же наличия нескольких прав собственности на один объект – характерный признак англо-саксонской системы права.

Таким образом, социально-экономические отношения хозяйственного ведения и оперативного управления – отношения собственности как присвоения, позволяющие субъекту соответствующего права назвать вещь своей: « очевидная суть присвоения заключается в отношении к присвоенному имуществу как к своему собственному»237. Для всех других лиц (кроме собственника и носителей права хозяйственного ведения или права оперативного управления) эта вещь будет чужой238. В большинстве правовых систем присвоение имущества как собственного осуществляет исключительно собственник, в то время как для всех иных лиц - для несобственников - данное имущество конструируется законодателем как чужое. Российское законодательство допускает присвоение имущества и обладателями иных вещных прав, помимо собственности. Именно на это свойство оперативного управления советских государственных юридических239 лиц неоднократно и ранее обращали внимание исследователи. Так, В.С. Якушев указывал на то, что «принципиально важная черта оперативного управления – его вещный характер, который раскрывается в принадлежности имущества предприятию…» При этом, продолжает автор, «оперативное управление поэтому строится по типу отношения собственности, что, в частности, проявляется в сходстве правомочий, составляющих содержание права собственности и права оперативного управления»240. Или иными словами, оперативное У. Матеи, Е.А. Суханов. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 316.

–  –  –

Отметим, что для субъектов права хозяйственного ведения и права оперативного управления в ряде (но не во всех) отношений с собственником имущества соответствующие объекты также могут рассматриваться в качестве чужих. Это происходит в тех случаях, когда собственник реализует в отношении имущества созданного им юридического лица предоставленные ему законом полномочия ( изъятие имущества, определение целей использования имущества, дача согласия на распоряжение имуществом тем или иным образом и пр.) А мы помним, что данное право является предшественником и права хозяйственного ведения.

Якушев В.С. Юридическая личность государственного производственного предприятия по советскому гражданскому праву. // Автореф. докт. дисс. Свердловск, 1973. С. 7.

управление « представляет собой… форму принадлежности… имущества», « отражает состояние присвоенности… имущества»241. Сегодня законодатель закрепил указанные отношения принадлежности вещи как своей и для субъектов права хозяйственного ведения, и для субъектов права оперативного управления242.

Отрицательные моменты классификации вещных прав по критерию объема заключенных в них правомочий Тем не менее, следует обратить внимание на меньший объём правомочий, заключенный в рамках права хозяйственного ведения и права оперативного управления, по сравнению с правомочиями собственника, как и на то, что названные права производны от права собственности: « в отличие от экономических отношений собственности, владение, пользование и распоряжение государственного предприятия не являются независимыми, они определяются обществом в лице государства»243. Это мнение С.М. Корнеева следует уточнить применительно к сегодняшним правовым реалиям. Собственник в своих действиях в отношении своего имущества ограничен исключительно законом и правами и интересами других лиц ( ст. 209 ГК). Субъекты же права хозяйственного ведения и права оперативного управления ограничены также в той или иной степени усмотрением самого собственника. На эту особенность права оперативного управления обращалось внимание и ранее: « власть (воля) собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц в отношении той же вещи, в то время как власть всех других лиц не только опирается на закон, но и зависит от власти собственника, обусловлена ею»244. Поэтому право хозяйственного ведения и право оперативного управления, как впрочем, и другие вещные права, в теории часто называют « ограниченными», « неполными» в отличие от «абсолютного» права собственности: «право оперативного управления является зависимым и производным от права собственности, оно – вещное право второго порядка»245.

Однако, нельзя не отметить неудачность используемых при этом критериев для классификации вещных прав и для установления места в ней таких институтов, как право

Якушев В.С. Правое регулирование внутрихозяйственных отношений. // Антология уральской цивилистики:

1925-1989. М., 2001. С. 419.

Так, п.7 ст.114 ГК говорит о «своём» имуществе госпредприятия. Часть 2 п.3 ст.335 ГК не допускает залога права на « чужую» вещь без согласия её собственника или субъекта права хозяйственного ведения. В ряде случаев идёт речь о « принадлежности» имущества унитарному предприятию или учреждению ( п.1 ст. 56, п.5 ст. 113, ст. 294, п.2 ст. 295, п.1 ст. 576 ГК).

Корнеев С.М. Основные проблемы права государственной социалистической собственности в СССР. // Автореф. докт. дисс. М., 1971. С. 24.

Толстой Ю.К. Социалистическая собственность и оперативное управление. // Проблемы гражданского права.

Л., 1987. С. 63.

Корнеев С.М. Та же работа. С. 33-34; Смотри также Гражданское право. В 3- х томах. Под ред.

Е.А.Суханова. Т.1. М.,1993. С.283; Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве.

СПб, 2001. С. 52-58; Тимонина Ю. В. Категория ограниченных вещных прав в доктрине и законодательстве (общие положения). // Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск второй. М., 2000. С. 44-72; и др.

работы.

хозяйственного ведения и право оперативного управления. Свойство ограниченности, неполноты выделяется исследователями при сравнении права хозяйственного ведения, права оперативного управления и права собственности по объему включенных в него правомочий

– обеспеченных законом возможностей субъекта права. Признавая возможность использования и данного критерия, тем не менее, необходимо обратить внимание на наличие критериев, позволяющих вычленить сущностные свойства соответствующих вещных прав, а не их внешние проявления.

Именно при рассмотрении сущности права хозяйственного ведения и права оперативного управления выявляется то, что критерий объема, количества правомочий в том или ином вещном праве по сравнению с правом собственности, критерий наличия или отсутствия характера ограничения права собственности, производного характера от собственности246 не всегда наиболее удачны. В результате использования названных критериев, нередко исследователи вовсе не отмечают, что субъект права хозяйственного ведения или права оперативного управления также как и собственник владеет своим имуществом в качестве собственного имущества. Таким образом, право хозяйственного ведения и право оперативного управления становятся поставленными в один ряд с сервитутами, правом пожизненного наследуемого владения, правом постоянного (бессрочного) пользования и т.д. Это недопустимо, ибо скрывает основную особенность указанных вещных прав – способность быть вещно-правовым механизмом имущественного обособления субъекта права, когда последний приобретает возможность владеть как собственным любым имуществом, если оно не изъято из оборота или в обороте не ограничено в соответствии со ст. 129 ГК.

Поэтому отнюдь не лучшими представляются такие критерии, как « степень удаленности объема правомочий субъекта ограниченного вещного права от абсолютного объема правомочий собственника».247 При поиске данной степени, несомненно, будет проявляться достаточно субъективный подход каждого исследователя. Констатации того, что правомочия владения, пользования и распоряжения « субъектов правоотношений собственности и оперативного управления не совпадают»248, что « по объему правомочия собственника несравненно шире правомочий оперативного управителя»,249 мало что вносят См. главу 20 « Ограниченные вещные права» в учебнике: «Гражданское право» под ред. Суханова Е.А. Том

1. М., 1998. С. 590-609; Л.В. Щенникова. Вещные права в гражданском праве России. М., 1996. С. 18-19;

Гражданское право. Под ред. Калпина А.Г. и Масляева А.И. Часть первая. М., 1997. С.248-249; Чередникова М.В. О вещных правах по Гражданскому кодексу Российской Федерации. // Актуальные проблемы гражданского права. Сборник статей под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 123-125.

Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2001. С. 53.

Сепп Х.В. Проблемы приобретения права собственности и права оперативного управления. // Автореф. канд.

дисс. Вильнюс, 1974. С. 10.

Корнеев С.М. Основные проблемы права государственной социалистической собственности в СССР. // Автореф. докт. дисс. М., 1971. С. 33.

нового, не до конца раскрывают сущностную связь и отличия собственности от двух других аналогичных вещных прав. Чтобы показать второстепенное значение объема правомочий, включаемого в то или иное вещное право, и выяснить сущность данного права, можно прибегнуть к исследованию исторического изменения объема правомочий в рамках одного и того же вещного права. Возьмем в качестве примера вещное право на собственное имущество государственных предприятий в СССР и России ( право оперативного управления, право (полного) хозяйственного ведения).

Так, к середине 1930- х годов права государственных предприятий на вверенное им имущество оказались в достаточной мере широки. Как уже отмечалось, постановлениями СНК 1935-36- х годов о порядке передачи государственных предприятий, зданий и сооружений указанные широкие правомочия оказались существенно урезанными250. При этом, однако, суть правосубъектности государственных предприятий ни в коей мере не оказалась измененной. Совет Народных Комиссаров лишь поставил под серьезный административный контроль случаи распоряжения государственным имуществом, сузил объем возможных прав предприятий.

Проявлением противоположного порядка явилась «хозяйственная реформа, провозглашенная в 1965 г.», в результате которой законодатель в нормативных актах воплотил осознанную в тот период «необходимость изменения правового положения государственных предприятий, расширения их самостоятельности, укрепления хозрасчета»251. Политическая воля, выраженная в докладе А.Н. Косыгина,252 расширить права государственных предприятий коснулась « всех основных сторон деятельности предприятия»253. Но снова суть прав государственных предприятий осталась прежней. Это ярко проявляется в регламентации права оперативного управления в ст. 21 Основ гражданского законодательства 1961 года и ст. 94 ГК РСФСР 1964 года. Существенно изменился ( в сторону значительного увеличения) лишь объем правомочий субъекта указанного права. Резкое изменение заключающегося в оперативном управлении российских государственных предприятий объема возможностей впоследствии было вызвано Законом СССР от 30.06.87 « О государственном предприятия (объединении)»254. Данный акт не ввел никакое новое право для государственных предприятий, не объявил их собственниками, но настолько расширил их права, что им до объема правомочий в праве собственности На эту метаморфозу не без удовлетворения обращает внимание Липицкер М.: О передаче государственных предприятий, зданий и сооружений. // Бюллетень Госарбитража при СНК СССР, сентябрь 1935, №18. С. 10-13.

Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Часть 1. //Избранные труды по гражданскому праву.

М., 2000. С.186.

Косыгин А.Н. Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулировании промышленного производства. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 27.09.65.

//Отдельное издание. М., 1965.

Годес А.Б., Иоффе О.С., Толстой Ю.К., Шах М.Г. Правовое положение социалистического государственного производственного предприятия. Методическое пособие. Л., 1966. С. 22.

Ведомости Верховного Совета СССР, 1987 г., N 26, ст. 385.

оставалось уже не далеко. Только через три года (в связи с Законом СССР «О собственности в СССР») такой значительный объем прав государственных предприятий было решено называть новым термином – право полного хозяйственного ведения. Возможности, заключенные в нем, практически ничем не отличались от аналогичных прав собственников имущества. Государственные предприятия стали «как бы собственниками»255.

Приведенный исторический обзор четко доказывает, что вычленение групп вещных прав по объему правомочий – не всегда успешно. Далее можно также упомянуть, что изменялся и объем возможностей, обеспечиваемых через институт оперативного управления учреждения. Права учреждения в период действия Основ гражданского законодательства 1991 г. ( ст. 48) и нынешнего ГК различны. ГК 1994 г. их расширил, ограничив тем самым собственника. Наоборот, право полного хозяйственного ведения с введением в действие ГК лишилось указания на свою полноту. Уменьшение правомочий унитарных предприятий в связи с этим ничуть не сказалось на самой сути этого права. Как до 8 декабря 1994 года256, так и после государственные и муниципальные унитарные предприятия именно благодаря наличию этого права (вне зависимости от объема правомочий в нем) выступали как субъекты права, которые именно при помощи данной правовой конструкции обособляли собственное имущество.

Проверим правильность использования критерия объема правомочий на вещных правах сегодняшнего дня. Так ли далеки хозяйственное ведение и оперативное управление от права собственности, если сравнивать их через призму обеспеченных законом возможностей, закрепленных этими институтами? Представляется, что иногда унитарные предприятия и учреждения будут иметь в рамках своих вещных прав возможностей больше, чем некоторые собственники. Достаточно привести следующий пример. Наиболее частым упреком в пользу «ущербности» права хозяйственного ведения, в обоснование его ограниченности по сравнению с собственностью называют п.

2 ст. 295 ГК, обязывающий унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, согласовывать с собственником все сделки с недвижимостью. В то же время, нередко в силу предписаний закона согласие на распоряжение тем или иным имуществом должен получать и собственник. П. 3 ст. 57 ГК и соответствующая ему ст. 17 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»,257 требуют согласования с уполномоченными органами решений о создании и реорганизации ряда юридических лиц ( учитывая тот факт, что как создание, так и реорганизация юридического лица для его учредителя могут являться Хохлов С.А. Право собственности и другие вещные права. // Гражданский кодекс России. Проблемы.

Теория. Практика. Сборник памяти Хохлова С.А. М., 1998. С. 404.

Дата введения в действие главы 4 ГК.

Ведомости Съезда НД РФ и ВС РФ N 16, 18.04.91, ст. 499.

формой распоряжения принадлежащим ему на праве собственности имуществом). Нельзя не найти определенного сходства между ограничением правомочий субъекта права хозяйственного ведения в п. 2 ст. 295 ГК и известными ограничениями дееспособности несовершеннолетних и иных лиц (п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 30 ГК). Ведь, как известно, все граждане с момента рождения могут выступать в качестве собственников имущества (п. 2 ст. 17, ст. 18 ГК). Тем не менее, для ряда собственников возможность самостоятельного совершения сделок с принадлежащим им имуществом указанными нормами ограничена необходимостью получения согласия третьих лиц258. Примеры можно было бы продолжать и далее259. Тем не менее, приведенные нормы права не вызывают ( и не должны вызывать) необходимости конструирования особых вещных прав для обозначения ограниченных правомочий подобных лиц.

На основании изложенного следует прийти к выводу, что объем правомочий, закрепленный тем или иным правом, не так важен при выявлении его сущности260. Так, правомерно обращают внимание некоторые исследователи на различный объем правомочий казенного предприятия и учреждения, несмотря на тот факт, что они являются субъектами одного и того же «ограниченного» вещного права. Однако, может быть предметом дискуссии вывод о том, что «было бы неправильным считать, что Гражданский кодекс создал единую категорию " права оперативного управления". По тексту ГК с совершенной очевидностью прослеживаются две разные категории… Одна – это оперативное управление имуществом учреждения,… другая - оперативное управление имуществом казенного предприятия»261.

Различие объемов правомочий тех или иных субъектов права ( в том числе права Определенным упреком к данному примеру могло бы быть указание на то, что нормы статей 26 и 30 ГК основаны на особенностях правосубъектности соответствующих лиц, а не на объеме их вещных прав. Но, с другой стороны, ГК вовсе не исключает возможности рассматривать правила о необходимости получения унитарными предприятиями согласия на распоряжение их имуществом ( п. 2 ст. 295, п. 1 ст. 297) как определенные ограничения их праводееспособности. Впрочем, следует признать, что данный вопрос нуждается в отдельном исследовании.

П. 3 ст. 73 ГК, требующий от участника полного товарищества согласования со всеми другими участниками ряда сделок, заключаемых от собственного имени и в своих интересах; п. 4 ст. 292 ГК, требующий от собственника жилого помещения согласия органа опеки и попечительства на отчуждение указанного объекта недвижимости в случае, если в последнем проживают несовершеннолетние; ст.ст. 78-84 ФЗ «Об акционерных обществах», устанавливающие особый ( усложненный) порядок распоряжения собственностью акционерного общества и пр.

На второстепенное значение фактора объема правомочий (хоть несколько и на ином примере: соотношение предприятия и объединения предприятий в СССР) в вопросе разграничения сущности тех или иных правовых реалий обращает внимание и В.С. Якушев: Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике.

// Антология уральской цивилистики: 1925-1989. М., 2001. С. 403. В.Ф. Яковлев при анализе содержания правоспособности различных субъектов также обращает внимание на второстепенное значение (не)совпадения « конкретного содержания правоспособности» ( то есть объема правомочий субъекта) и на первостепенное значение именно свойства правоспособности создавать « субъектам права одинаковую возможность участия в гражданских правоотношениях… в качестве носителей гражданских прав и обязанностей…» ( К проблеме гражданско-правового метода регулирования общественных отношений.// Антология уральской цивилистики: 1925-1989. М., 2001. С.371).

Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе. // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти Хохлова С.А. М., 1998. С. 248.

оперативного управления) вовсе не обязательно должно влечь вывод о «разных категориях».

Так же неверно было бы утверждать, что « не существует единой категории права собственности» и что есть категория права собственности несовершеннолетних, и отдельная категория того же вещного права для лиц совершеннолетних. Речь, по всей видимости, должна идти об одном и том же вещном праве ( будь то право собственности, право хозяйственного ведения и пр.), но с разным объемом правомочий, закрепляемых им применительно к тем или иным ситуациям гражданского оборота262.

Таким образом, вряд ли можно говорить о « некорректности конструкции института права оперативного управления» и ее « многочисленных отрицательных практических последствиях»263. Приводимое в обоснование этого указание на п. 1 ст. 298 ГК, запрещающий учреждению распоряжаться имуществом, полученным от собственника, основано именно на подходе к данному институту с меркой объема правомочий, введенного в него законодателем на сегодняшний день. В результате, не в достаточной мере проводится разграничение сущности вещного права ( то есть собственно правовой конструкцией права, определяемой его предназначением) и объема правомочий, закрепленного данным правом.

Возвращаясь к описанной выше ситуации, связанной с процессом исторического изменения ( порой весьма существенного) объема правомочий, закладывавшихся законодателем в разное время в право хозяйственного ведения и право оперативного управления, следует переадресовать упреки В.А. Дозорцева от конструкции рассматриваемого института к воле законодателя « наполнить» его большим или меньшим объемом прав. Ведь, действительно, вопрос, разрешать ли учреждениям распоряжаться имуществом, а если разрешать, то с какими ограничениями, - это вопрос не столько предназначения ( следовательно, конструкции) вещного права, сколько, в большей степени, вопрос законодательного усмотрения, целесообразности, в конце концов. Поэтому следует согласиться с Ю.К. Толстым в том, что « дело, таким образом, не в праве оперативного управления как таковом,… а в том, какое содержание в это право вкладывается».

Уменьшение же объема дозволенных полномочий « может произойти и при ином терминологическом обозначении права, на котором имущество закрепляется за государственными юридическими лицами, в том числе и при наименовании его правом собственности»264. В обоснование того, что и право собственности может оказаться Впрочем, нельзя не признать, что отсутствуют формальные препятствия для того, чтобы рассматривать различие объемов правомочий в том же праве оперативного управления в зависимости от его носителей как особый подвид соответствующего вещного права. Лишь отметим, в связи с этим, что практическая ценность этого вывода вызывает сомнения.

Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе. // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти Хохлова С.А. М., 1998. С. 245.

Толстой Ю.К. Социалистическая собственность и оперативное управление. // Проблемы гражданского права.

Л., 1987. С. 69.

наполненным законодателем ничтожно малым количеством полномочий, достаточно лишь напомнить о весьма существенных ограничениях в период Советской России права личной собственности граждан как по объектам ( ст. 105-108, 112 ГК РСФСР 1964 г.), так и по способам осуществления (ч.6 ст. 93, 111 ГК РСФСР).

Обоснованиекатегории вещных прав обособлениясобственногоимущества Ввиду изложенного следует сосредоточить свое внимание на действительной особенности права хозяйственного ведения и права оперативного управления, особенности, которая выделяет их вместе с правом собственности из всей плеяды иных вещных прав. Речь идет о свойстве выступать вещно-правовым механизмом обособления имущества в качестве собственного. Оно заключается в следующем.

Если кто-либо не может владеть имуществом ни на праве собственности, ни на праве хозяйственного ведения, ни на праве оперативного управления, значит, этот некто не может быть признан субъектом права265. Такой вывод основан на анализе статьи 18 и п.1 ст. 48 ГК.

Из указанных норм следует, что именно и только право собственности, право хозяйственного ведения или право оперативного управления являются в рамках российской правовой системы единственно возможными способами обособления собственного имущества субъектов права. Ни сама по себе возможность быть субъектом права постоянного ( бессрочного) пользования, ни субъектом права пожизненного наследуемого владения, ни возможность выступать арендатором или доверительным управляющим и пр.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |

Похожие работы:

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Паспорт организации 2. Задачи, направления деятельности, общая характеристика деятельности музея в 2014 году 2.1. Нормативное обеспечение организации предоставления музейных услуг 9 2.2. Основные показатели деятельности 3. Ресурсы 3.1. Менеджмент. Кадровый ресурсы 3.1.1. Управление музеем 3.1.2. Внедрение систем управления (менеджмента качества и т.п.).37 3.1.3. Кадровая политика, социальная политика 3.1.4. Система повышения квалификации 3.2. Музейный фонд 3.2.1. Характеристика...»

«Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития Трудовая миграция и трудоемкие отрасли в Кыргызстане и Таджикистане: возможности для человеческого развития в Центральной Азии Авторы: Карабчук Т.С., к.с.н. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва) Костенко В.В. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург) Зеликова Ю.А., к.с.н. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург) Бейшеналы Н.Э., д.э.н. (ЦАСР, Бишкек) Рябчикова А.П. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва) Закотянский Д.В. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва) Сальникова Д.В. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва)...»

«ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ По благословению Высокопреосвященного КИРИЛЛА, митрополита Екатеринбургского и Верхотурского ЕКАтЕРИнбуРгсКАя ДухоВнАя сЕмИнАРИя ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ Выпуск 1(7) / Екатеринбург УДК 27-1(051) ББК 86. В одобрено синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви. свидетельство № 200 от 8 февраля 2012 г. РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ Главный редактор: протоиерей николай малета, первый проректор Научный редактор: канд. богосл.,...»

«Руководство по формированию национальной политики в сфере занятости Международная организация труда © Международная организация труда, 201 Первое издание 201 Публикации Международного бюро труда охраняются авторским правом в  соответствии с  Протоколом 2 Всемирной конвенции об авторском праве. Тем не менее, воспроизведение кратких выдержек из них не требует получения специального разрешения при условии указания источника. Для получения прав на воспроизведение или перевод следует обращаться по...»

«Глава 5 Россия в середине 1950-х– середине 1960-х годов i[1] После непродолжительной борьбы за власть, выразившейся в Политическая аресте и расстреле Л.П. Берии и отстранении на вторые роли система Г.М. Маленкова, «официального преемника» Сталина, начинается возвышение Н.С. Хрущева. С именем Н.С. Хрущева связан период, вошедший в историю нашей страны под названием «оттепели». В 1954 году быта созданы центральные и местные комиссии по пересмотру дел лиц, осужденных по политическим обвинениям....»

«РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ WORKING PAPERS МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ CARNEGIE MOSCOW CENTER АЛЕКСЕЙ АРБАТОВ, ВЛАДИМИР ДВОРКИН НОВАЯ ВОЕННАЯ РЕФОРМА РОССИИ РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ № 2 • 201 Алексей Арбатов, Владимир Дворкин НОВАЯ ВОЕННАЯ РЕФОРМА РОССИИ МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ CARNEGIE MOSCOW CENTER Серия «Рабочие материалы» основана в 1999 г. Полная или частичная перепечатка данной публикации возможна только с письменного согласия Московского Центра Карнеги. При цитировании ссылка на издание обязательна....»

«ПРОБЛЕМА КИПРА В ОТНОШЕНИЯХ ТУРЦИИ И ЕВРОСОЮЗА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ Михеева Наталия Михайловна канд. полит. наук, доцент, доцент кафедры региональной политики и политической географии Института наук о Земле Санкт-Петербургского государственного университета, Россия, г. Санкт-Петербург E-mail: nm@askit.ru THE CYPRUS PROBLEM IN THE RELATIONS OF THE TURKEY AND THE EU: HISTORY AND MODERNITY Mikheeva Natalia Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Institute of Earth...»

«РОЛЬ ПРОВИЗОРА В РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ АНТИБИОТИКОВ И ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ РАЗВИТИЯ УСТОЙЧИВОСТИ К ПРОТИВОМИКРОБНЫМ ПРЕПАРАТАМ: ОБЗОР РОЛЬ ПРОВИЗОРА В РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ АНТИБИОТИКОВ И ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ РАЗВИТИЯ УСТОЙЧИВОСТИ К ПРОТИВОМИКРОБНЫМ ПРЕПАРАТАМ: ОБЗОР ЕВРОПЕЙСКОГО ОПЫТА КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ Согласно изложенным в Надлежащей аптечной практике (НАП) руководящим принципам МФФ/ВОЗ по реализации НАП: стандарты качества услуг фармации, «основной задачей...»

«Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Управление периодической печати, книгоиздания и полиграфии Российский рынок периодической печати Состояние, тенденции и перспективы развития ОТРАСЛЕВОЙ ДОКЛАД МОСКВА УДК 339.13: [050+070] (470) ББК 65.422.5+76.02 Авторский знак – Р76 Доклад подготовлен Управлением периодической печати, книгоиздания и полиграфии Роспечати Под общей редакцией В. В. Григорьева Авторы доклада выражают искреннюю признательность за предоставленную информацию и...»

«Наблюдая за Поднебесной (мониторинг китайских СМИ за 27 июля – 10 августа 2015 г.) Институт исследований развивающихся рынков Московская школа управления СКОЛКОВО china@skolkovo.ru Москва, 201 Содержание EXECUTIVE SUMMARY КИТАЙ И РОССИЯ Политическое взаимодействие Деловое сотрудничество Китайские инвестиции в России ГЛОБАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ КОРПОРАТИВНЫЙ ЛАНДШАФТ АНТИКОРРУПЦИОННАЯ КАМПАНИЯ КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ EXECUTIVE SUMMARY 3-5 сентября на площадке кампуса...»

«Полис. Политические исследования. 2015. № 4. C. 157-169 DOI: 10.17976/jpps/2015.04.13 Научная жизнь РОССИЯ И ЕВРОПА: ДИАЛОГ О ЦЕННОСТЯХ В ПРОСТРАНСТВЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ С.В. Чугров ЧУГРОВ Сергей Владиславович, доктор социологических наук, профессор МГИМО (У) МИД РФ, главный редактор журнала “Полис. Политические исследования”. Для связи с автором: new-polis@politstudies.ru Статья поступила в редакцию: 29.04.2014. Принята к печати: 02.06.2015 Аннотация. В апреле состоялся Третий форум “Бердяевские...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ ЮБИПЕЙНЫЙ СБОРНИК. п о с в я щ е н н ы й 175-летию ленинградской духовной академии ISSN 0320—0213 МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ СБОРНИК, ПОСВЯЩЕННЫЙ 175-летию ЛЕНИНГРАДСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ МОСКВА · 1986 СОДЕРЖАНИЕ Митрополит Антоний. К 175-летию Ленинградской Духовной Академии (1809—1984) Архиепископ Кирилл. Богословское образование в Петер­ бурге—Петрограде—Ленинграде: традиция и поиск.. Архимандрит Августин (Никитин). Вопросы...»

«Владимир Иванович Якунин Политология транспорта. Политическое измерение транспортного развития Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2140005 Политология транспорта. Политическое измерение транспортного развития / В.И. Якунин: Экономика; Москва; ISBN 978-5-282-02721-1 Аннотация В работе предложен междисциплинарный подход к анализу и формированию государственной политики транспортного развития на основе синтеза с общей внешней и внутренней политикой...»

«Анализ деятельности Муниципального учреждения Централизованная библиотечная система муниципального района г.Нея и Нейский район Костромской области за 2013 год. Коротко о главном.МУ ЦБС муниципального района г.Нея и Нейский район Костромской области объединяет 13 библиотек: Центральная, Детская, 11 сельских и 2 клуба-библиотеки. В ЦБС работает 20 библиотечных работников. Из них 6 человек имеют высшее, в том числе 1– библиотечное. 9 специалистов имеют среднее специальное библиотечное. Фонд ЦБС...»

«Картографирование данных рейтингов «Политического Атласа Современности» Горбань А.Н. 1,4, Зиновьев А.Ю.1,2,*, Колодяжный А.И.3,** Институт Вычислительного Моделирования СО РАН, Красноярск Институт Кюри, Франция Группа Новые коммуникационные системы, Екатеринбург Университет Лейстера, Англия E-mail: ag153@le.ac.uk, Web: http://www.math.le.ac.uk/people/ag153/homepage/ * E-mail: Andrei.Zinovyev@curie.fr, Web: http://www.ihes.fr/~zinovyev ** E-mail: nks1@inbox.ru, Web: http://nks-company.ru Резюме...»

««СИЛОВАЯ ПОЛИТИКА» В КАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ: ДИХОТОМИЯ СДЕРЖИВАНИЯ И ПРИНУЖДЕНИЯ Сергей Минасян* Введение Угроза использования силы зачастую эффективнее ее реализации. В то же время недостаточно просчитанное или самонадеянное упование на собственный силовой потенциал может привести к катастрофическим последствиям для инициатора использования угроз в политических отношениях. Современная политическая наука, в особенности теория международных отношений и исследования в сфере безопасности (security...»

«КОМИТЕТ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ПО ДЕЛАМ АРХИВОВ Стратегия развития архивного дела в Ставропольском крае до 2020 года (новая редакция) Ставрополь, 2013 1. Введение Стратегия развития архивного дела в Ставропольском крае до 2020 года (далее – Стратегия) определяет актуализированные с учетом достигнутых результатов пути и способы устойчивого развития архивного дела в Ставропольском крае на долгосрочный период в целях эффективного и качественного удовлетворения потребностей общества и государства в...»

«К а ф ед ра Социологии Меж ду нар одны х Отно ш е ни й Со ц иологического факу льтета М ГУ им М.В. Ломоносова Геополитика И н ф ор м а ц и о нно а на л и т и ч е с к о е и здани е Тема выпуска: Арабские бунты В ы п у с к VI Москва 2011 г. Геополитика. Информационно-аналитическое издание. Выпуск VI, 2011. 120 стр. Печатается по решению кафедры Социологии Международных Отношений Социологического факультета МГУ им М.В. Ломоносова. Главный редактор: Савин Л.В. Научно-редакционный совет: Агеев А.И.,...»

«Глава К ПРОГНОЗИРОВАНИЮ ДИНАМИКИ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ В СТРАНАХ МИР-СИСТЕМНОЙ ПЕРИФЕРИИ: БЛИЖНИЙ ВОСТОК VERSUS ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА А. В. Коротаев, А. С. Ходунов Введение Как мы могли видеть ранее в разделах, содержащих структурнодемографический анализ Египетской революции и «Арабской весны», определенную роль в генезисе волны социально-политической дестабилизации на Ближнем Востоке сыграла вторая волна агфляции, стремительного роста цен на продовольствие (см. также: Коротаев,...»

«Проект СТРАТЕГИЯ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ НА 2016-2020 ГГ.ВВЕДЕНИЕ ПРИНЦИПЫ, ВИДЕНИЕ И ЦЕЛИ Основные принципы и ценности Видение Стратегические цели и задачи АНАЛИЗ И ОЦЕНКА ТЕКУЩЕГО СОСТОЯНИЯ МОЛОДЕЖНОЙ СФЕРЫ ПРОБЛЕМЫ И ВЫБОР МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ ОСНОВНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ, ЗАДАЧИ И КЛЮЧЕВЫЕ МЕРЫ ОЦЕНКА РИСКОВ ОЦЕНКА РЕСУРСОВ УПРАВЛЕНИЕ РЕАЛИЗАЦИЕЙ СТРАТЕГИИ МОНИТОРИНГ И ОЦЕНКА РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ Приложение 1. План реализации Стратегии Приложение 2. Матрица индикаторов мониторинга и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.