WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 22 |

«В.М. Кабузан Украинцы в м и ре Динамика численности и расселения 20-е годы XVIII века-1989 год Формирование этнических и политическихграниц украинского этноса МОСКВА НАУКА 2006 УДК ...»

-- [ Страница 19 ] --

54 Климко А.И., Шевченко А.А. Динамика этнического состава населения Киева ІІ Этнические группы в городах Европейской части СССР (форми­ рование, расселение, культура). М., 1987. С. 74.

55 Чижикова Л.Н. Русско-украинское пограничье: история и судьбы тради­ ционно-бытовой культуры (ХІХ-ХХ вв.). М., 1988. С. 50, 51.

56 Там же. С. 53, 54.

57 Тархов С.А. Население Украины... С. 4-8.

Глава седьмая

ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

СРЕДИ УКРАИНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВХІІІ-ХХвв.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Отсутствие своей государственности и вхождение украинских этнических территорий в состав различных политических госу­ дарственных образований способствовали интенсификации этни­ ческих (в основном ассимиляционных) процессов, приведших, в конечном счете, к сокращению удельного веса украинского насе­ ления на Украине, в СССР и во всем Мире и к уменьшению пло­ щади украинской этнической территории в ряде регионов.

Этнические процессы в разные хронологические периоды и в различных регионах, где проживало украинское население, про­ текали далеко не единообразно и приводили к неодинаковым ре­ зультатам.

Следует особо рассмотреть анализ этнических процессов сре­ ди украинского населения:

а) на территориях абсолютного преобладания украинцев, ко­ торые с момента формирования украинского этноса (с XIVXV вв.) могут считаться украинской этнической территорией (Правобережная Украина, восточная часть Галиции, территория Гетманщины, без северной части Черниговщины);

б) на западных окраинах украинской этнической территории, издавна подвергшихся влиянию соседей, где этнические процессы, по крайней мере, с ХШ в., протекали наиболее интенсивно (Закарпатье, Буковина, западные части Галиции, Брестская земля);

в) в восточной части украинского этнического массива, засе­ ление которого украинцами и представителями иных этносов особенно активизировалось с середины ХП в. и вступило в свою завершающую фазу уже в XX в. (Слободская Украина, Северный Кавказ, Новороссия и т.д.);

г) в странах Нового Света, где украинский этнос всегда оста­ вался в меньшинстве, а также в регионах бывшего СССР, где чис­ ленность и удельный вес украинцев оставался невысоким.

Исследовать подробно и на высоком научном уровне назван­ ную проблему исключительно трудно. Да мы и не ставим это сво­ ей задачей. Однако нам хотелось хотя бы примерно определить как неблагоприятные для украинского этноса этнические процес­ сы повлияли на изменения численности и удельного веса украин­ цев во всем мире и основных регионах их проживания и как, в ко­ нечном счете, это повлияло на изменения в ареалах украинской этнической территории. Основное внимание, однако, надо уде­ лить этническим процессам на территории исконного прожива­ ния украинцев, которая позже была целиком или частично утра­ чена, т.е. Западноукраинский регион.

В центральной части украинского этнического массива (Пра­ вобережная Украина, бывшая Гетманщина) изменений в украин­ ской этнической территории не было, да и этнические процессы протекали сравнительно замедленно, не угрожая существованию самого этноса. Что же касается заселяемых и заселенных украин­ ским этносом земель, то эту особую проблему мы пока вынужде­ ны затронуть лишь в общем виде, ввиду ее особой сложности во всех отношениях.

На территории Украины в рассматриваемый период разме­ щалось значительное украинское, русское, польское, еврейское и немецкое население. Доля других этносов (молдаване, греки, ар­ мяне, сербы, болгары, гагаузы) была невелика. Масштабные ме­ жэтнические контакты, оказавшие большое воздействие на укра­ инский этнос, протекали в ХШ-ХХ вв. почти исключительно между украинцами, русскими и поляками. Лишь в XX в. к ним присоединились евреи и немцы, которые до этого жили изолиро­ ванно, мало контактируя с соседями.

Украинско-польские этнические контакты имели гораздо бо­ лее длинную историю, чем украинско-русские, так как по сущест­ ву вся первоначально сложившаяся украинская этническая терри­ тория долгое время входила в состав Речи Посполитой, где поли­ тически господствовали поляки, а в качестве государственного использовался польский язык.

Украинско-русские этнические контакты получили широкое распространение гораздо позже, с XVII в., особенно после русскоукраинской унии 1654 г. и до конца ХПІ в. они получают широ­ кое распространение на сравнительно ограниченной территории совместного освоения (Новороссия, Слободская Украина, юг Зе­ мледельческого центра). Украинцы и русские вступали в тесные контакты в ходе хозяйственного освоения новых, пустых до это­ го земель, вошедших в состав России в основном после русскотурецких войн ХІП - начала XIX в.

Это обстоятельство имело немаловажное значение. Поляки, как правило, распространяли свое влияние внутри коренной укра­ инской этнической территории. Русские же до 60-х годов ХІП в.

тесно контактировали с украинцами на землях, не являющихся ко­ ренными для украинцев, где последние постепенно становились доминирующим этносом. На коренных украинских землях русские фактически так и не добились больших успехов в деле распростра­ нения русского языка и культуры вплоть до середины XX в.

Остановимся на рассмотрении межэтнических контактов украинского этноса на коренных украинских территориях, по­ граничных с другими этносами или, иначе говоря, я* западных рубежах.

УКРАИНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ГАЛИЦИИ В КОНЦЕ XVIII - 30-е ГОДЫ XX в.

Для исследования особенностей этнических, в частности асси­ миляционных процессов, происходивших среди украинцев Гали­ ции, следует обратить внимание на социальную структуру и поли­ тическое положение формирующейся в этом регионе части укра­ инской нации.

Как известно, в случаях, когда этническая территория народа оказывается разделенной политическими границами, формирова­ ние нации сильно затрудняется, а полное завершение этого про­ цесса отодвигается до полного объединения этноса в рамках еди­ ного государства1 Отделившаяся часть этноса может в ряде слу­.

чаев образовать новую нацию (как, например, австрийцы, маке­ донцы и др.).

Накануне и в начале формирования нации, не имеющей соб­ ственной политической надстройки, большое влияние на его ха­ рактер оказывают наличие или отсутствие «своего» феодаль­ ного господствующего класса, а также государственно-полити­ ческой традиции. Позднее все большее значение приобретают масштаб и темп образования классов буржуазного общества у этой нации2.

Смешанный характер расселения украинцев и поляков в Во­ сточной Галиции был вызван длительной польской колонизаци­ ей этой коренной украинской этнической территории. Как от­ мечает современный украинский исследователь С.А. Макарчук, польское население появляется там уже в ХПІ в., а «основная масса поляков прибыла в обозе польских захватчиков ГалицкоВолынского княжества в XIV в.» Вторая миграционная волна приходилась на «вторую половину XVI в., когда с усилением феодального гнета польские феодалы в больших масштабах за­ хватывали общинные земли и обсаживали их выходцами из вос­ точных польских воеводств». В ХІІ-ХІП вв. продолжался при­ ток поляков из центральных регионов Польши. «Колонии поля­ ков продолжали возникать в ряде мест Восточной Галиции вплоть до конца XIX в.»3 Однако в период вхождения этого ре­ гиона в состав Австрийской монархии приток польских мигран­ тов был невелик и ограничивался перемещениями части поль­ ского населения из Западной польской части Галиции в ее вос­ точную украинскую часть. В. те годы в Восточной Галиции этни­ ческий состав населения изменялся почти исключительно в ходе активных, но постепенных этнических (ассимиляционных) про­ цессов. Последней ощутимой волной польской колонизации ВосточнойТалиции был приток сюда в 20-30-е годы XX в. значи­ тельных групп поляков из центральных регионов Польши (в ви­ де создания там гражданских и военных осад и переселения поль­ ского населения в города)4.

Основная масса поляков проживала в Галиции в одних селе­ ниях с украинцами (а в городах и местечках - также и с евреями и немцами). Отдельные поселения поляков были редким явлением.

Относительно высокий процент поляков приходился на города.

В крупных городах они составляли до 40% населения5.

В XVIII - начале XX в. в Восточной Галиции продолжался процесс полонизации остатков украинского дворянства, большей части мещанства, а также интеллигенции6. Сохранявшееся еще в первой половине XIX в. мелкое украинское дворянство по своему положению мало чем отличалось от крестьян и состояло из по­ томков обедневших феодалов, свободных поселенцев и жителей шляхетных деревень Прикарпатья. В целом экономически слабое украинское дворянство, оттесненное польской или ополяченной польской шляхтой на задний план, не было способно на самосто­ ятельные политические действия7.

Полонизация крупного украинского дворянства в основном завершилась уже в Х-ХІ вв. Польский шляхетский элемент постоянно пополнялся родовитыми фамилиями (княжескими, бо­ ярскими, просто помещичьими) из числа украинского дворянства.

С 1590 по 1620 г. все более известные великопанские украинские роды или вымерли, или были уже полонизированными8.

Господствующий класс в Восточной Галиции был польским или полонизированным, а угнетенную массу составляли главным образом украинские крестьяне. В их представлении понятие «лях» (поляк) и «пан» (барин) были равнозначными. Тот факт, что социальный гнет в этом регионе переплетался с националь­ ным и религиозным (со стороны поляков-католиков по отноше­ нию к украинцам-унитам), делал украинское крестьянство вос­ приимчивым к национальной пропаганде, развернутой лучшими представителями украинской интеллигенции9.

Интересно в этом плане отметить, что польское крестьянство Западной Галиции видело в национальном движении долгое вре­ мя лишь «господское дело»-л в первой - второй трети XIX в. в своем большинстве считало поляками» лишь панов1. В этом про­ являлся разрыв между уровнем развития национального самосоз­ нания у имущих классов и у низших слоев польского общества, особенно у крестьянства. Польский крестьянин Западной Гали­ ции - крепостной, неграмотный, целиком отданный во власть своего помещика - четко представлял себе свою противополож­ ность шляхетскому сословию, хотя язык и религия соединяли его с паном1.

По сравнению с поляками Западной Галиции этническое са­ мосознание украинской общности Восточной Галиции (периода позднего феодализма и его разложения) не было так резко выра­ жено вследствие отсутствия в последнем классе «своих» (свет­ ских) феодалов. Это можно рассматривать как момент, препятст­ вующий в определенной мере полонизации украинского населе­ ния региона.

Нельзя, однако, не учитывать, что в Центральной и Юго-Вос­ точной Европе формирование национальной буржуазии и интел­ лигенции, необходимое для консолидации нации и становления идеологии национального движения, происходило не только «снизу», но и «сверху» - путем социальной дифференциации дво­ рянства и обуржуазившейся части его. В таком случае дворянская политическая и культурная традиция использовались молодой буржуазией для национальных целей12. Такой путь развития был характерен для народов, обладавших «своим» классом феодалов, в частности для поляков Западной Галиции.

В отличие от них у украинцев Восточной Галиции источником формирования национальной буржуазии и интеллигенции явля­ лись в основном зажиточные слои, выделявшиеся из народа. Эт­ носоциальные процессы здесь были связаны в период позднего феодализма с расширением мелкотоварного производства и ры­ ночных связей, с втягиванием мелкого производителя в эти связи посредством скупщиков, оптовиков и т.д. Капиталистическая эво­ люция социальной структуры украинской этнической общности Восточной Галиции шла очень медленно. Содержание этого про­ цесса заключалось, с одной стороны, в выделении сельской бур­ жуазии и слоя наемных рабочих (так называемое раскрестьянива­ ние крестьянства). С другой стороны, происходила постепенная эволюция основной части крестьянства1. 3 Результаты дифференциации украинского крестьянства За­ падноукраинского региона стали заметными лишь в третьей четверти XIX в., когда появилась мелкая и средняя украинская буржуазия. Основную ее часть составляла сельская буржуазия, но имелась уже и городская. Последняя состояла «преимущест­ венно из мелких торговцев, предпринимателей и финансистов.

В 1859 г. в Восточной Галиции насчитывалось около 90 тыс. ук­ раинских мелких производителей -ремесленников, или 22% их общего числа»14. Ярким примером активности украинской бур­ жуазии в конце XIX - начала XX в. стали появление и рост ук­ раинских финансово-кредитных товариществ и организаций.

По состоянию на 1900 г. во Львове насчитывалось 39 украин­ ских финансово-кредитных и хозяйственных акционерных об­ ществ. В 1905 г. таких обществ стало 100, в 1906 г. их число уве­ личилось еще на 31,5.

И все же в период аннексии Восточной Галиции Польшей со­ циальная структура украинской общности оставалась наименее развитой по сравнению с еврейской и особенно польской. Однако даже в 20-30-е годы XX в. для украинцев Галиции были характер­ ны самые высокие темпы социального развития. При среднем ро­ сте за период между переписями 1921 и 1931 гг. занятого в про­ мышленности населения Галиции (без Краковского воеводства) на 61,2%, количество греко-католиков (украинцев) там увеличи­ лось на 87,4%, а по категории промышленных рабочих - даже на 103,5% при среднем увеличении на 75,7%1.6 В Восточной Галиции соотношение социальных структур за­ нимающей привилегированное положение польской и угнетае­ мой ею украинской общности было не на пользу последней.

В этих условиях некоторая часть украинской интеллигенции ока­ залась подверженной полонизации. Поляки привлекали к себе представителей украинской интеллигенции, так как переход ук­ раинских интеллигентов в польскую среду означал для них упро­ чение социального статуса.

В условиях, когда украинскому крестьянству не хватало поли­ тического сознания, когда речь шла о борьбе за политическую свободу, в частности за свободу национальную, огромное значе­ ние имела выработка демократической украинской интеллиген­ цией национальных идей.

Современный польский исследователь Р. Чепулис-Расгенис выделяет две основные функции, которые выполняет интелли­ генция как социологическая категория в европейских условиях:

социальную и национальную. «Эта вторая функция развилась особенно ярко и приобрела большое значение в истории таких наций, которые в докапиталистический период еще не создали свои собственные политические и культурные учреждения, либо таких, которые, утратив государственную самостоятельность, вынуждены были совершать чрезвычайные усилия, чтобы сохра­ нить и культивировать свое уже развившееся ранее национальное ; самосознание под владычеством чужих государственных организмов»1, - писал этот исследователь.

і 12. В.М. Кабузан 353 Украинская интеллигенция в Восточной Галиции, как и во всем Западноукраинском регионе, сформировалась сравнительно поздно. Она имела «плебейское» происхождение и состояла в ос­ новном из священников, а также из учителей, писателей и т.д. Так как украинцы здесь не имели образованной политической элиты и традиций, их национальная самобытность сохранилась прежде всего в народной массе, для формирующейся интеллигенции чрезвычайно важно было сберечь и укрепить связи с народом, осознать необходимость идентификации с культурой (включая язык) своего этноса. Именно в этом контексте и следует рассма­ тривать так называемые споры о литературном языке, а факти­ чески - о путях развития всего украинского народа в целом и За­ падной Украины, в частности.

Как известно, представители духовной (которая преобладала до конца 40-х годов XIX в.) и светской интеллигенции Восточной Галиции выступили с идеей украинского национального возрож­ дения уже в начале XIX в. после наполеоновских войн. В 30-е го­ ды XIX в. обозначился новый сдвиг в украинском национальном пробуждении (деятельность украинских просветителей М. Шашкевича, И. Вагилевича и Я. Головацкого, основавших «Руську Тройцю» и выпустивших в 1836 г. в Пеште сборник народных пе­ сен - знаменитую «Русалку Днестровскую»)1. 8 Споры о литературномязыке развернулись в Восточной Га­ лиции еще в начале ХІХ в. днако здесь долгое время сохраня­ лось влияние консервативной церковной иерархии.

Она стреми­ лась сохранить в употреблении церковнославянский язык или так называемое «язычие» - русско-украинско-церковнославянскую смесь в качестве литературного языка. Эти попытки оказались не выполнимыми1. В 1850-е годы среди украинской интеллигенции возникло «москвофильское» течение,: выражавшее интересы буржуазно-консервативных и клерикально-землевладельческих кругов. Представители этого течения объявили себя сторонника­ ми России и отказывали украинскому народу в праве на свою культуру и в том числе на язык. Этим они разрывали свою связь с народными массами. В 1860-е годы в противовес «москофильскому» («старорусскому») течению формируется «украинофиль­ ское» («народовское») направление австрославистской ориента­ ции. Оно отстаивало интересы украинской буржуазии и частично униатского духовенства и объединяло деятелей либерально-бур­ жуазной и частично клерикально-консервативной направленно­ сти. В конце 1860-х - начале 1870-х годов среди прогрессивной молодежи, примыкавшей к «народовцам» (они вступили на путь соглашательства с польским дворянством), образуется демокра­ тическое крыло20.

«Народовцы» проявляли большую активность в сфере куль­ туры, отстаивали принцип национальной общности украинцев в восточных и западных землях, выступали в защиту украинского языка, способствовали распространению украинского националь­ ного самосознания.

Ведущая роль в развитии украинской культуры в Восточной Галиции принадлежала писателям и ученым,м боровшимся как против нигилистических тенденций «москвофилов», так и нацио­ нализма «народовцев» (И. Франко и др.). Нельзя не отметить, что в 60-70 годах XIX в. прогрессивные деятели украинского нацио­ нального движения в Восточной Галиции неоднократно подчер­ кивали, что украинцы Галиции, Буковины и Закарпатья предста­ вляли собой части одного этноса. Однако они оказались не в со­ стоянии подняться до требований политического объединения всех украинских этнических территорий Австрийской империи21.

Констатация передовой украинской интеллигенцией Восточ­ ной Галиции необходимости единства украинцев Западноукраин­ ского региона (Австрийской монархии) и России, так же как и вы­ ступления в защиту развития национальной культуры украинцев, убедительно свидетельствуют о том, что у них уже сформирова­ лось самосознание единой этнической общности. Украинское на­ селение Западноукраинского региона называло себя «русинами».

Оно известно также как «руснаки» и «рутены». Последний термин (латинизированный вариант слова «русины») - официальный, ис­ пользуемый австрийскими властями при обозначении лиц украин­ ской национальности. В дореволюционной отечественной литера­ туре по отношению к украинцам широко применялся этноним «русские», включающий тогда в себя восточных славян: русских, украинцев и белорусов. Закарпатские украинцы-именовались так­ же «угро-русинами», «карпаторуссами» или «карпатороссами»22.

В Галиции и Закарпатье, где украинцы отличались в конфес­ сиональном отношении от соседних народов, понятие «русин»

обозначало не только этническую, но и конфессиональную при­ надлежность: к православию, а после принятия унии г - к греко-католицизму. Это название - производное от слова «Русь» и «рус­ ский» - сохранилось в регионе с тех времен, когда все восточнославянское население именовало себя русскими. Самоназвание «русин» широко употреблялось там'вплоть до воссоединения с Украиной в 1939-1945 гг. Затем, по мере стирания у местного на­ селения следов былой обособленности от основного украинского этнического массива, это население стало считать себя только украинским.

Остановимся на характере процесса полонизации украинско­ го населения Восточной (и всей) Галиции. Общее направление эт­ 12* 355 нического развития украинской этнической общности - ускоре­ ние темпов ассимиляции украинцев - особенно сильно затронуло Западноукраинский регион. На процесс полонизации украинцев активно воздействовали как социально-экономические факторы, так и изменения в политической обстановке в Галиции.

До второй половины 60-х годов XIX в. австрийское прави­ тельство с теми или иными отступлениями придерживалось так называемой «германизационной системы», стремясь к внедре­ нию в Галиции (да и во всей монархии) немецкого языка как сре­ ди украинского, так и польского населения, ущемляя националь­ ные права обоих народов23. При этом оно оказывало определен­ ную поддержку украинцам как «противовесу против революци­ онного польского дворянства»24. Учитывая слабость позиций украинцев в культурной и экономической жизни края, австрий­ ские власти помогали высшему униатскому духовенству полу­ чить в Вене специальное образование, они открыли в Галиции много украинских школ.

В 1835 г. в Галиции и на Буковине насчитывалось 928 украин­ ских школ (54% всех школ). В 1867 г. их число в Галиции возрос­ ло до 2183 (23,1% всех школ), а на Буковине - до 241 (21,2%).

В 1911 г. в Галиции действовали уже 2514 чисто украинских школ и 1042 - смешанных, а на Буковине - соответственно 216 и 2325.

Таким образом, общее число школ в Галиции непрерывно возрастало, а с 70-х годов XIX в. образование стало здесь обяза­ тельным и бесплатным. Но если в первой половине XIX в., в пе­ риод непосредственного австрийского владычества, число укра­ инских школ примерно соответствовало доле украинцев в населе­ нии региона (около 50%), то с 60-х годов, когда «все управление краем... захватили поляки»26, этого соответствия уже не было, так как, составляя 42% населения, поляки имели здесь почти 66% всех школ.

Во второй половине XIX в. по мере становления украинской интеллигенции в Галиции борьба украинцев здесь за националь­ ное возрождение становится более активной. Усиление культур­ ных связей с Приднепровской Украиной, где находился центр формирования украинской нации, создавало благоприятные ус­ ловия для роста этнического самосознания украинского населе­ ния Восточной Галиции.

Однако все это так и не смогло свести на нет процесс полони­ зации украинцев, хотя в условиях Австрийской империи он и про­ текал замедленно. Даже сравнительно слабого н непоследова­ тельного усилия австрийских властей, направленного на ослабле­ ние польского влияния в регионе, оказалось достаточно, чтобы удельный вес украинцев в населении Галиции оставался стабиль­ ным в конце ХШ - середине XIX в. и понижался слабо вплоть до начала XX в. Этот процесс был обусловлен всей системой сло­ жившихся в регионе социально-экономических, политических, культурных и конфессиональных отношений.

В 20-30-е годы XX в. правительство Польши организовало широкое наступление на национальные права украинского насе­ ления (в административном управлении, школьном деле и т.д.).

Против украинцев осуществлялись и открытые террористические акции, так называемые «пасификации», причем польское прави­ тельство почти не скрывало от внутреннего и международного об­ щественного мнения их характера27. Как отмечал украинский ис­ следователь С.А. Макарчук, «практически весь польский господ­ ствующий лагерь взял на свое вооружение реакционные идеи ис­ торического и культурного превосходства польской нации над другими народами...всерьез ставил перед собой задачу историче­ ской перспективы полностью поглотить и ассимилировать укра­ инское, белорусское, литовское население, в большинстве изгнать и частично ассимилировать еврейское и чешское население»28.

В целом полонизация украинского населения Галиции в изу­ чаемый период и особенно с начала XX в. имела, бесспорно, на­ сильственный характер. Это, однако, не исключает случаев есте­ ственной ассимиляции украинцев поляками (преимущественно путем заключения смешанных браков и т.д.). Как будет показано ниже на конкретных данных, в первой половине XIX в. украин­ ский этнос в условиях австрийского владычества оказался в со­ стоянии сравнительно успешно противостоять польскому ассими­ ляционному влиянию. С 1860-х годов темпы ассимиляции в усло­ виях перехода фактической власти в регионе к полякам ускоря­ ются.

Однако сравнительно либеральные законы Австрийской монархии (особенно предоставление «рутенскому языку» статуса государственного наряду с польским и немецким) и рост нацио­ нального украинского самосознания все же препятствовали это­ му. И, наконец, в первой трети XX в. и особенно в 20-30-е годы, когда всю власть в регионе получили поляки и ассимиляционная политика правящего режима была возведена в разряд государст­ венной, ассимиляция украинцев поляками значительно ускори­ лась. Над украинским этносом нависла реальная угроза денацио­ нализации.

Об этом наглядно свидетельствуют результаты австрийской и польской этнической статистики XIX - 30-х годов XX в. Как уже отмечалось выше, долгое время статистика не учитывала нацио­ нальную принадлежность жителей Галиции на основании опреде­ ления их этнического самосознания. Для установления численно­ сти украинцев с 50-х годов XIX в. использовались применяемые тогда статистикой показатели языка и вероисповедания (греко­ католической), а для первой половины XIX в. - этнического про­ исхождения и конфессии.

До 40-х годов XIX в. для этих целей приходится пользоваться материалами церковной статистики, относя всех униатов к укра­ инцам по этнической принадлежности. По расчетам украинского исследователя В.П. Огоновского, в 70-е годы ХІП в. украинцыуниаты составляли примерно 50%, католики-поляки - 44% и иуда­ исты-евреи - 6% жителей Галиции29.

В начале XIX в. (1809-1811), по данным топографических описаний Галиции, греко-католическое население достигало 47% жителей. Австрийская статистика также предпринимала попытку учесть численность украинцев Галиции по этническому происхо­ ждению. В начале XIX в. по ее данным украинцы составляли во всей Галиции 52% (в 1800 г. -51%, в том числе в Восточной Гали­ ции - почти 79%) (см. Прил., табл. 57).

Австрийская статистика, определяя этническое происхожде­ ние жителей империи, включала в состав украинцев лиц, находив­ шихся в этнически переходном состоянии и сохранивших либо ук­ раинский язык, либо униатское вероисповедание или же сменив­ ших оба этнических признака в недалеком прошлом. Последний раз этническое происхождение было зафиксировано в 1851 г. За более позднее время мы, используя результаты переписей, опре­ делили численность украинцев по этнической принадлежности, относя к их числу лиц с украинским языком и греко-католической конфессией.

Для первой половины XIX в. мы располагаем данными о чис­ ленности украинцев по этническому происхождению и греко-ка­ толиках. Их сопоставление показывает, что тогда происходил процесс ассимиляции (в основном полонизации) украинцев в реги­ оне. Так, в 1846 г. разность между числом украинцев по происхо­ ждению и униатов в Галиции достигла почти 232 тыс. человек в пользу первых. Это и есть то примерное число лиц украинского происхождения, перешедших в католицизм, но, видимо, еще со­ хранивших свой украинский язык. И действительно, по данным церковной статистики, в 1801-1850 гг. более 210 тыс. греко-католиков (дворян, чиновников, мещан, отчасти и крестьян) перешли в католичество30.

Таким образом, до середины XIX в. процесс ассимиляции ук­ раинского населения протекал сравнительно вяло. Удельный вес греко-католиков в те годы даже повысился (с 46,3 до 46,8%), а до­ ля украинцев по этнической принадлежности снизилась с 51 до 50,1%. Правда, в украинской восточной части Галиции ассимиля­ ционные процессы протекали интенсивнее (доля украинцев по эт­ ническому происхождению снизилась с 78,6% в 1800 г. до 78,4% в 1846 г. и 72% в 1851 г.). Интенсивность ассимиляционных процес­ сов усиливается с середины XIX в.

Такая этнодемографическая ситуация в регионе объяснялась наличием здесь хотя и немногочисленной, но влиятельной авст­ рийской католической общины и политикой австрийских властей, направленной тогда на ослабление польского влияния. В этих ус­ ловиях переход в католичество еще не означал утраты своего эт­ нического самосознания и во всяком случае замедлял полониза­ цию, так как она не являлась тогда достаточно престижной.

Про­ движение по службе не было обязательно связано с полонизаци­ ей. Напротив, последняя препятствовала этому. Австрийские вла­ сти открыли в Галиции много начальных украинских школ, со­ действовали получению украинцами образования, охотно привле­ кали «тирольцев востока» к военной и штатской службе. И хотя никак не стоит переоценивать значения этого фактора, но и сбра­ сывать его со счетов тоже нельзя. И, наконец, практические ин­ тересы и элементарная научная добросовестность австрийских статистиков (таких авторитетов, как К. Черниг, И. Хайн и др.) толкали власти к получению наиболее достоверных статистиче­ ских данных об этническом составе населения Галиции и, во вся­ ком случае, исключали сознательное искажение фактов.

Во второй половине XIX в. ситуация постепенно меняется.

К власти в Галиции пришли поляки, которым ослабленная Авст­ рийская монархия была вынуждена фактически ее передать. Ос­ лабела не только центральная власть, но и немецкая община в ре­ гионе. В Галиции остается только относительно небольшое чис­ ло колонистов и чиновников. Общее же число немцев здесь рез­ ко снижается в связи с отъездом многих из них в немецкоязычные провинции (в 1857 г. в регионе было учтено 114 тыс. немцев, в 1861 г. - 126 тыс., в 1910 г. - 70 тыс., в 1931 г. - 40 тыс.). Все это способствовало также и снижению удельного веса украинцев в регионе. Если в 1857 г. они составляли 45% всех жителей Галиции (в Восточной части - 67%), то в 1910 г. - только 40% (в Восточ­ ной части - 58,6%). И есть все основания считать, что в Галиции во второй половине XIX - начале XX в. действительно протекал интенсивный процесс полонизации. Переписи населения тогда производились под контролем центра и по его инструкциям. А он соблюдал достаточную объективность и не допускал фактов пря­ мого подлога.

Таблица 58 (Прил.) наглядно демонстрирует, как происходил в Галиции процесс полонизации украинского этноса. До нача­ ла XX в. перемена украинцами вероисповедания осуществлялась интенсивнее, чем смена украинского языка на польский. Еще в 1890 г. численность украинскоязычного населения в регионе пре­ вышала число греко-униатов (во всей Галиции украинцев по язы­ ку было 42,8%, а греко-католиков - 42,2%, в Восточной части соответственно 64,4 и 62,8%). Однако с 1900 г. со все возрастаю­ щим разрывом доля греко-католиков начинает опережать удель­ ный вес украинскоязычных жителей (в 1900 г. в Галиции было 42% украинскоязычного населения и 42,4% - греко-католиков, а в Восточной Галиции - соответственно 62,3 и 62,7%). А в целом с 1857 по 1931 г. языковая ассимиляция украинцев осуществлялась быстрее, чем смена ими вероисповедания. С 1857 по 1931 г. удель­ ный вес украинцев по языку в Галиции снизился с 45 до 33,9% (в Восточной - 66,6 до 50,7%), а по конфессии - с 44,8 до 39,2% (в Восточной - с 66,4 до 58,5%).

Рост городов, развитие экономики, огромное превышение числа польских школ над украинскими, возможности продвигать­ ся по служебной лестнице и даже методы проведения переписей (регистрация населения не по родному, а так называемому разго­ ворному языку) неизбежно приводили к падению в регионе доли украинскоязычного населения, при значительно большей устой­ чивости конфессионального определителя.

Более быстрый переход украинского населения на польский разговорный язык первоначально (см. Прил., табл. 58) наметился в округах со смешанным украинско-польским населением. Так, в 1900 г. доля греков-католиков оказалась гораздо более высокой в Львовском округе (греко-католиков - 37,5%, а украинскоязыч­ ных жителей - 31,8%)31, в Перемышльском округе (соответствен­ но 54,7 и 51,4%), в Жолкевском (66,1 и 65,2%), Санокском (52,7 и 52,5%) и Чертковском (66,5 и 64,9%). В удаленных от польской этнической границы округах даже на рубеже XX в. сохраняется численное превосходство лиц с украинским языком над грекоуниатами (в Станиславском, Коломыйском, Бережанском, Стрийском и т.д.), однако оно было небольшим.

Хотя в целом Восточной Галиции был присущ смешанный ха­ рактер расселения народов и поляки составляли значительный процент жителей большинства округов (см. следующую главу на­ стоящей книги), многие внутренние, удаленные от крупных горо­ дов местности, были заселены преимущественно украинцами (Коломыйский, Стрийский, Самборский). Здесь полонизация не пустила еще глубоких корней. Контакты с поляками в XIX в. не были для украинцев частыми и не приобрели характера жизнен­ ной необходимости. Поэтому украинское население таких рай­ онов не знало польского языка даже в минимальной степени и не объявляло его своим разговорным, регистрируемым австрий­ скими переписями.

В западных округах, напротив, сложилась такая ситуация, при которой овладение польским языком (хотя бы в той мере, чтобы иметь возможность как-нибудь объясняться с поляками) стало для украинцев необходимо. Овладение им в минимальной сте­ пени не вело к быстрой и тем более обязательной утрате украин­ ского языка, но украинско-польские билингвы в статистических материалах почти всегда оказывались в числе польских по языку жителей Галиции. И в западных округах Восточной Галиции чис­ ло лиц с украинским языком уступало числу греко-католиков.

В описаниях Галиции конца XIX - начала XX в. отмечалось:

«В таких местностях, где русинские и польские крестьяне живут подолгу вместе, господствует ужасная смесь обоих языков... Ру­ синские крестьяне, живущие недалеко от городов, почти всегда знают польский язык... Русин, знающий польский язык, никогда, впрочем, не покидает своего родного языка, и в домашнем обихо­ де употребляет его исключительно»32.

Профессор Петербургского университета А. Петров уделил особое внимание анализу того, как такой билингвизм регистриро­ вался статистикой. Он отмечал: «...в селах и городах с населени­ ем, говорящим и по-русски (то есть по-украински), и по-польски...

и в смешанных местностях... в подрубрику “польский язык” попа­ дают те, кто, хотя бы и плохо, говорит ПО-ПОЛЬСКИ»33.

Следует подчеркнуть, что во многих случаях украинцы, вслед­ ствие политики, проводимой властями в Галиции, вынуждены бы­ ли объявлять во время переписей своим разговорным языком не украинский, а польский, нередко хуже им известный. Националь­ ная дискриминация украинцев, которая была определяющей чер­ той этой политики, особенно с конца XIX в., имела место и в хо­ де проведения переписей населения. Хотя официальными языка­ ми Галиции были провозглашены польский, украинский и немец­ кий, польский постепенно сделался языком администрации и да­ же униатской церкви. Надзор над начальными школами был пе­ редан в руки католического духовенства еще в 1805 г. Даже в Львовской униатской семинарии в обиходе, а на последнем курсе и в преподавании употреблялся только польский язык. Феодаль­ ная верхушка униатского духовенства, стремясь уподобиться шляхте, помогала постепенно устранять украинский язык из школ и даже перевела церковное делопроизводство и проповеди на польский язык34. До начала 60-х годов XIX в. австрийские вла­ сти в какой-то мере противодействовали этому процессу, стре­ мясь не допустить полного превосходства поляков над украинца­ ми. Однако с 60-х годов ситуация в корне меняется.

Бесспорно, однако, и то, что с конца XIX в. - и особенно в 20-30-е годы XX в. - необходимость в знании польского языка объективно возрастает даже у практически гомогенного украин­ ского населения внутренней и восточной частей Восточной Гали­ ции, не говоря уже о смешанных украинско-польских округах.

Территория Восточной Галиции все больше втягивалась в систе­ му экономических связей в масштабе Галиции, а с 20-х годов XX в. - буржуазной Польши. Польский язык как наиболее пре­ стижный при сложившихся государственно-правовых условиях выполнял коммуникативную функцию, обеспечивая личности, которая им владела, большие жизненные возможности.

Однако официальная статистика стремилась преувеличить и без того высокие темпы действительно происходившего процесса языковой ассимиляции (полонизации) украинцев. Особенно силь­ ной фальсификации данные об этническом составе населения под­ вергались в период, когда Галиция входила в состав Польши, так как здесь перестала действовать стремящаяся к большей достовер­ ности австрийская система учета этнического состава населения.

В 1921 г. в программе первой польской переписи ставился во­ прос о национальности или «народной принадлежности» жите­ лей, а также выявлялось их вероисповедание. Используя реаль­ ный факт - то, что часть жителей Полесского воеводства с недо­ статочно развитым этническим самосознанием (так называемые «тутейшие») в ряде случаев не смогли дать определенный ответ на вопрос об их этнической принадлежности, польская админист­ рация решила исключить этот показатель из программы второй переписи, состоявшейся в 1931 г.3 Она регистрировала родной язык и конфессию жителей. Родной язык понимался как язык, наиболее близкий опрашиваемому, тот язык, на котором он дума­ ет и разговаривает дома36. Многие украинцы из этнически сме­ шанных поветов Восточной Галиции, владевшие в какой-то мере польским языком и даже некоторое число украинцев из тех пове­ тов Станиславского и Тарнопольского воеводств, где польское население было немногочисленным и состояло преимущественно из старых и новых польских колонистов-осадников, объявили своим «родным языком» польский. Это выглядело вполне обос­ нованным в условиях, когда польская администрация осуществля­ ла политику дискриминации и ассимиляции украинцев, ограничи­ вала, а, нередко, и запрещала использование украинского языка.

«Минимальные и весьма ограниченные языковые права, какие предоставляло меньшинствам законодательство Польши, систе­ матически урезывались в ходе практической деятельности адми­ нистрации, что позволяет определить политику, проводимую в этой области польскими властями, как дискриминационную, а по целям - как унификационно-полонизаторскую»37, - подчеркивает современный польский историк Т. Самборский.

Тот факт, что в Восточной Галиции, смена языка украинцами с конца XIX в. происходила быстрее, чем перемена вероисповеда­ ния, привел к изменению там количественного соотношения украинскоязычного и греко-католического населения в пользу пос­ леднего. Еще в 1390 г. численность лиц с украинским языком пре­ вышала число греко-униатов, а в 1900 г., напротив, число первых уже уступало числу вторых, хотя и не сильно (см. Прил., табл. 57-58).

Удельный вес украинскоязычного населения во всей Галиции с 1843 до 1931 г., снизился с 46 до 33,9%, а греко-католиков - с 43 до 39,2%, т.е. в четыре раза. С 1890 по 1931 г. доля украинскоязычных жителей упала с 42 до 33,9%, а греко-униатов - с 42,2 до 39,2%, или почти в три раза. Стремительное падение доли украин­ скоязычного населения в XX в. привело к необратимым в услови­ ях мирного времени результатам. В Тарнопольском округе удель­ ный вес лиц с украинским разговорным языком с 1921 по 1931 г.

снизился с 54,9 до 33,6%, в Золочевском - с 62,9 до 45,7%, в Львов­ ском - с 31,8 до 28,6%, в Перемышльском - с 51,4 до 35,8%, в Са­ нокском - с 52,5 до 50,6%. Численность греко-католиков с поль­ ским языком была особенно значительной в западных округах Восточной Галиции и в восточных округах Западной Галиции.

В 1910 г. таких лиц в регионе было 235,3 тыс., в 1921 г. тыс., в 1931 г. - 487 тыс. человек. Католиков же, сохранив­ ших украинский язык, оказалось несравненно меньше: в 1910 г. тыс., в 1921 г. - 16,2 тыс. и в 1931 г. - 25,5 тыс. человек38.

Как уже отмечалось, переход греко-униатов в католичество осуществлялся на протяжении всего XIX в., происходил он и ра­ нее, с момента принятия унии. «Католический прозелитизм среди униатов - явление постоянное, преимущественно в городах... в среде лиц, экономически зависимых от польско-католического элемента. В последние годы (в начале XX в.) в одном Львове еже­ годно переходит из унии в католичество свыше 2,5 тыс. душ.

К этому - в целях, конечно, больше полонизаторских, чем кон­ фессиональных - направлена вся галицкая административная ма­ шина, находящаяся в руках поляков»39, - так отмечена в работе «Галичина, Буковина, Угорская Русь...» ситуация, сложившаяся в Галиции к началу XX в.

В XIX в. переход в католицизм для украинского населения внутренних районов Восточной Галиции в большинстве случаев еще не означал желания таким образом повысить свой социаль­ ный статус, приобрести равные с поляками права в общественно­ экономической жизни. Благодаря активной прозелитической де­ ятельности католических священников, там в конце XVIIIXIX вв. в католичество перешло немало украинских крестьян, не поменявших в ближайшее время украинский язык на польский.

Этому способствовало в известной мере и наличие в Галиции до 60-х годов XIX в. немногочисленной, но весьма влиятельной авст­ ро-немецкой католической общины, которая также сохраняла свое национальное лицо. Такие украинцы составили категорию так называемых «латинников» (лица украинского происхожде­ ния, говорящие по-украински, но исповедующие католицизм).

Во внутренних частях Восточной Галиции до конца XIX в. эт­ нически переходное состояние латинников было довольно устой­ чивым, они как бы законсервировались в связи с отсутствием ост­ рой необходимости в перемене языка. Бесспорно, что это были лица украинского происхождения, поскольку поляк-католик ни­ когда бы не стал переходить на украинский язык, рассматривая его как низший в сравнении с польским. Несомненно и то, что латинники не владели в достаточной степени польским языком, иначе они в статистических материалах попали бы в число польскоязычных жителей. С точки зрения трансформации этническо­ го самосознания, украинцы, сменившие язык, но сохранившие униатское вероисповедание, как нам кажется, были гораздо бли­ же к украинцам, чем латинники (особенно в первой половине XIX в.). Это объяснялось частичной подменой их этнического са­ мосознания конфессиональным.

А. Петров указывал по этому поводу, что во время переписей населения «требования сведений именно об разговорном языке весьма на руку полонизму... Часто спрашивают (именно малоили неграмотные) не о языке, а прямо: “Кто ты такой?” Крестья­ нин русский по народности, но католик по вере (а таких немало) обязательно назовет себя поляком (в смысле вероисповедном, “польская” вера есть католичество»40.

На западе Восточной Галиции и в юго-восточных округах За­ падной Галиции переход в католицизм униатов-украинцев уже в XIX в. чаще сопровождался параллельной или более поздней пе­ ременой языка. Характерно, что подобное явление имело место в городах и местечках в XIX в. во всей Галиции. Как уже отмеча­ лось выше, только в первой половине XIX в. около 211 тыс. уни­ атов перешли в католицизм. Бесспорно, что постепенно они ме­ няли не только конфессию, но и язык. Обычно в таких случаях перемена вероисповедания происходила в значительной степени из конъюнктурных соображений (занятие лучших администра­ тивных постов и т.д.), поэтому за ней следовала (иногда с опозда­ нием) и смена языка. Другими словами, такие лица или их потом­ ки подвергались полной ассимиляции.

С начала XX в. такая ситуация наблюдается по всей Галиции.

Нередко смена вероисповедания украинцами и теперь осуществ­ лялась под влиянием соответствующей пропаганды. Однако, в от­ личие от XIX в., за ней значительно быстрее происходила смена языка. В целом мы причисляем латинников к украинцам, так как их разговорным языком оставался именно украинский. Однако не можем не признать, что эта категория населения подвергалась быстрой ассимиляции. Просто здесь между принятием решения и его полным осуществлением необходимо было какое-то время.

Длительное господство в Восточной Галиции польско-като­ лической аристократии и бюрократии, переплетение социально­ го, национального и религиозного угнетения привели к тому, что греко-католическое вероисповедание стало здесь для украинцев неким национальным символом, средством сохранения ими сво­ его этнического лица.

После принятия Брестской унии, несмотря на ее насильственное первоначальное внедрение, в качестве тра­ диционного украинского исповедания в Галиции утвердился греко-католицизм. «Как бы принудительно в свое время не навязы­ валась уния, теперь после 200 с лишком лет ее существования, она является уже для современного галицийского населения ве­ рою отцов и дедов, пустила глубокие корни в народную жизнь», отмечалось в статье «Галичина, Буковина, Угорская жизнь...»

сотрудниками журнала «Украинская жизнь» в 1915 г.4 1 Для украинского населения Галиции, как и всего Западно­ украинского региона, была в определенной мере характерна кон­ фессиональная окраска этнического самосознания и подмена эт­ нонима конфессионизмом. И.П. Филевич указывал, что в период накануне перехода Галиции под власть Австрии «русскими... при­ знавался в Галичине собственно лишь народ, то есть простонаро­ дне и бедное сельское духовенство, да немногочисленное мещан­ ство... Этой темной, приниженной и совершенно бесправной мас­ се было, конечно, не до вопроса о народности. Она сама называ­ ла себя “холопами”, а действительное обозначение народности применялось лишь к вероисповеданию»42.

Тот факт, что у украинско-униатского населения Галиции конфессиональное самосознание отчасти подменяло этническое, не свидетельствует, конечно, о полном отсутствии у него предста­ вления о своей национальной принадлежности как таковой.

Именно благодаря наличию этнического самосознания, пусть и в недостаточно развитой форме, латинники не могли в полной ме­ ре идентифицировать себя с поляками в этническом отношении.

Отличая известную сопряженность этнического и конфессио­ нального самосознания у украинцев Галиции, мы не склонны рас­ сматривать украинскую общность Галиции как этноконфессиональную. Вероисповедание не выступало тут этнообразующим фактором, его дифференцирующая роль не была достаточной для того, чтобы конфессиональные границы обрели этнический характер. За рамками украинско-польского национально-кон­ фессионального антагонизма конфессиональный фактор как признак украинской общности Галиции не имел решающего зна­ чения. Его дифференцирующая роль не могла быть столь значи­ тельной, чтобы породить существенные различия между униат­ ским населением этого региона и украинцами - православными России и Буковины. Не разбиравшиеся в особенностях догмати­ ки, украинцы Галиции продолжали считать себя частью единого православного восточнославянского мира и стремились к воссо­ единению с украинцами России. Нечто подобное повторилось и в конце 80-х - начале 90-х годов XX в., когда насильственно обра­ щенные в православие в 1946 г. греко-униаты, хотя и восстанови­ ли здесь греко-католическую церковь, но все же не стали ее про­ тивопоставлять православной. Они лишь пытались сделать пос­ леднюю автокефальной. Различные конфессии у одного и того же этноса отнюдь не препятствуют его единству в обычных, мир­ ных демократических условиях. Это можно продемонстрировать на примере Германии, где в разных ее частях доминирует и като­ лическая, и протестантская вера. Важно лишь, чтобы это явление было распространено в пределах одного государства и на него не влияли зарубежные факторы.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 22 |

Похожие работы:

«Ministry of Foreign Aairs Republic of Poland 25 лет местного самоуправления в Польше ответственность децентрализованной власти на примере города Люблина 25 лет местного самоуправления в Польше ответственность децентрализованной власти на примере города Люблина Проект „Центр восточных компетенций популяризация 25-летия самоуправленческой Польши и публичные дебаты с участием представителей городов из стран Восточного Партнерства” софинансированный Министерством иностранных дел Республики Польша в...»

«Направление подготовки : 080504.62 Государственное и муниципальное управление (бакалавариат, 1 курс, 2 семестр; очное обучение) Дисциплина: «Демография» Количество часов: 54 час. (в т.ч. 26 час.лекций, 28 час. семинарских занятий; форма контроля: экзамен (9-й семестр)).Темы: Тема 1. Предмет и методы демографии Тема 2. Источники данных о населении Тема 3. Численность и структуры населения Тема 4. Количественные измерители демографических процессов Тема 5. Теория демографического перехода Тема 6....»

«АННОТАЦИЯ Департамент внутренней политики структурное подразделение Правительства области, созданное постановлением Губернатора области от 16 марта 2012 года № 113 «О Департаменте внутренней политики Правительства области». К осуществлению своей деятельности Департамент внутренней политики приступил 1 июня 2012 года. Департамент внутренней политики Правительства области является органом исполнительной государственной власти области, осуществляющим полномочия (функции) по реализации полномочий...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК РОССИЯ И МНОГОСТОРОННЕЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В БОРЬБЕ С НОВЫМИ УГРОЗАМИ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (военно-политические аспекты) Под редакцией А.Г. Арбатова МОСКВА ИМЭМО РАН УДК 341.67(470) ББК 66.4(2Рос) Росс 76 Серия Библиотека Института мировой экономики и международных отношений основана в 2009 г. Работа подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 11-03-00518 Под редакцией академика РАН А.Г. Арбатова Авторский...»

«Н. В. Генералова1 канд. экон. наук, доцент кафедры статистики, учета и аудита Санкт-Петербургского государственного университета ПРЕОБЛАДАНИЕ СУЩНОСТИ НАД ФОРМОЙ Терминология Вынесенный в заголовок статьи учетный принцип определен по-разному в русском языке. В России и Белоруссии это «приоритет содержания перед формой» (ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации», п. 6; Положения по бухгалтерскому учету «Учетная политика организации», п. 9); на Украине — «превалирование содержания над формой» (П...»

«ИТОГОВЫЙ ДОКЛАД О РЕЗУЛЬТАТАХ ЭКСПЕРТНОЙ РАБОТЫ ПО АКТУАЛЬНЫМ ПРОБЛЕМАМ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ НА ПЕРИОД ДО 2020 Г Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика Предисловие. Новая модель роста — новая социальная политика Раздел I. Новая модель роста Глава 1. Новая модель экономического роста. Обеспечение макроэкономической и социальной стабильности Глава 2. Стратегии улучшения делового климата и повышения инвестиционной привлекательности в целях перехода к...»

«Содержание 1. Цель и задачи дисциплины Цель дисциплины – способствовать развитию политологического подхода в осмыслении международных отношений, раскрыть содержание ключевых понятий и концептуальных подходов, на которых базируются знания о геополитике. Данный курс является важной дисциплиной в цикле общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин, призванной сформировать общий объем знаний студентов о геополитике.Задачи дисциплины: рассмотреть содержание основных тенденций российской...»

«ОРИГИНАЛНИ НАУЧНИ РАД УДК: 316.356.4-053.6(470) 316.644-053.6:172(470) ИД: 199678476 ПРОФ. Д-Р ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ ЮРЧЕНКО КУБАНСКИИ ГОСУДАРСТВЕННИ УНИВЕРСИТЕТ, КАФЕДРА ПОЛИТОЛОГИИ И ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ, КРАСНОДАР, РОССИЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ КАЧЕСТВ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ AННОТАЦИЯ. Трансформации постсоциалистических обществ поставили вопрос об осознании идентичности, интеграции и дезинтеграции, сплочённости и системы ценностей. Особенно актуальными...»

«Опубликовано: Регулирование и координация государственной региональной, институциональной и инновационной политики в Республике Беларусь / Е.Б. Дорина [и др.]; под ред. Е.Б. Дориной, В.С. Фатеева. – Минск: Изд-во «Четыре четверти», 2011. В.С. Фатеев – автор разделов 1, 2, 7, заключения; соавтор раздела 10. 1 Региональное развитие в Республике Беларусь и объективная необходимость совершенствования его государственного регулирования Различия между регионами и городами по ряду...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 327 (476) Свиридов Артем Васильевич ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: ИНФОРМАЦИОННОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЯ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук по специальности 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Минск 2015 Работа выполнена в Государственном учреждении образования «Республиканский институт высшей школы»...»

«Отчёт об исполнении в 2014 году в Брянской области Плана мероприятий по реализации в 2013 2015 годах Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года В 2014 году исполнительными органами Брянской области, во исполнение Плана мероприятий по реализации в 2013 2015 годах Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, проведена следующая работа: п.6. Привлечение к работе в общественных советах, иных...»

«Протокол № 2 очередного заседания комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Ставропольского края Дата проведения: 04 июня 2015 г., 15.00 Место проведения: г. Ставрополь, пл. Ленина, д. 1; зал заседаний № 5 здания Правительства Ставропольского края Председательствовал: Кувалдина Ирина Владимировна – заместитель председателя Правительства Ставропольского края, председатель комиссии; Ответственный Береговая Елена Николаевна – консультант секретарь: министерства...»

«РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РИСИ РОССИЙСКОПОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ЗЕР КАЛЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ Российский институт стратегических исследований РОССИЙСКОПОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ЗЕРКАЛЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ Избранные статьи польских экспертов Москва УДК 327(470+438)(082) ББК 66.4(2Рос+4Пол)я43 Р В оформлении обложки использована иллюстрация Ярослава Бламинского. Российско-польские отношения в зеркале геополитических концепций : Р 76 Избранные статьи польских...»

«Многообразие и диверсификация высшего образования: тенденции, вызовы и варианты политики Ульрих Тайхлер Ульрих Тайхлер зовательной системы, настоятельно Статья поступила профессор Международного ценнуждается в  выработке целенаправв редакцию тра исследований в области высшего ленной политики в  области высшего в августе 2014 г. образования Университета Касселя образования. Ее составными частями (Германия). Адрес: Universitt Kassel, должны стать не  только конкуренция Mnchebergstrae, 19, 34109,...»

«ЕВРОПЕЙСКА КОМИСИЯ Брюксел, 26.11.2015 г. COM(2015) 700 final ПРОЕКТ НА СЪВМЕСТЕН ДОКЛАД ЗА ЗАЕТОСТТА НА КОМИСИЯТА И НА СЪВЕТА придружаващ съобщението на Комисията относно годишния обзор на растежа за 2016 г. BG BG ПРОЕКТ НА СЪВМЕСТЕН ДОКЛАД ЗА ЗАЕТОСТТА НА КОМИСИЯТА И НА СЪВЕТА придружаващ съобщението на Комисията относно годишния обзор на растежа за 2016 г. Проектът на съвместния доклад за заетостта (СДЗ), предвиден в член 148 от ДФЕС, е част от пакета за годишния обзор на растежа (ГОР), с...»

«ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ПЛАТЫ И СТАВОК ПЛАТЫ ЗА ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ПРИСОЕДИНЕНИЕ К ЭЛЕКТРИЧЕСКИМ СЕТЯМ НА ТЕРРИТОРИИ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ НА 2015 ГОД И О ТАРИФАХ НА ТЕПЛОВУЮ ЭНЕРГИЮ (МОЩНОСТЬ) НА 2015 ГОД Протокол заседания Правления комитета по ценовой и тарифной политике области от 30 декабря 2014 года № 70 Присутствовали: Председатель Правления: Солтаганова М.Н. Секретарь Правления: Степанова С.С. Члены Правления: Веселова Е.Г., Крутякова Н.А., Купреев А.Н., Пашкова Г.Н., Петрова О.В., Скорокиржа Е.В.,...»

«_ epphnph`k|m{e hqqkednb`mh“ 0ekh, pegrk|`{ h oepqoejhb{ _ VI региональная школа-семинар молодых ученых, аспирантов и студентов ПРАВИТЕЛЬСТВО ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ Управление по вопросам демографии и молодежной политики правительства ЕАО Учреждение Российской академии наук ИНСТИТУТ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ Дальневосточного отделения РАН Министерство образования и науки РФ ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ЕАО...»

«МИНИСТЕРСТВО СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ 21» №/ Г. «, г. Краснодар Об утверждении порядка предоставления социальных услуг поставщиками социальных услуг в Краснодарском крае В целях реализации Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Фе­ дерации», повышения эффективности деятельности учреждений социального обслуживания Краснодарского края п р и к а з ы в а ю : 1. Утвердить: 1) Порядок...»

«СОДЕРЖАНИЕ IV ФОРУМ «АРКТИКА: НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ.5 ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ..8 1. Государственная политика по развитию Арктической зоны РФ.8 2. Хозяйственная деятельность в Арктике..12 3. Развитие транспортной системы..16 4. Развитие кадрового потенциала..21 5. Обеспечение экологической безопасности..32 6. Развитие науки и технологий..44 7. Создание информационно-телекоммуникационной инфраструктуры.51 8. Энергетический комплекс..53 9. Сохранение культурного и духовного наследия..53 10....»

«ONG „Drumul Speranei” ВИЧ/СПИД в Республике Молдова Кишинев – 2006 Оглавление Введение 3 ВИЧ-инфекция/СПИД в Восточной Европе и Центральной 1. Азии (территория бывшего Советского Союза), ситуация в 5 мире Общие сведения о Молдове 2. 7 ВИЧ-инфекция/СПИД в Молдове 3. 11 Законодательство РМ по проблемам ВИЧ-инфекции/СПИДа 4. 18 Международные и неправительственные организации, 5. включенные в борьбу с ВИЧ-инфекцией/СПИДом 22 Введение Эпидемия СПИДа представляет собой особый вид кризиса; это...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.