WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Изучение слова и предложения как основных единиц языка является важнейшей задачей лингвистики. Большую роль в его изучении играет теория валентности, которая уже несколько десятилетий ...»

-- [ Страница 1 ] --

ВВЕДЕНИЕ

Изучение слова и предложения как основных единиц языка является важнейшей

задачей лингвистики. Большую роль в его изучении играет теория валентности, которая

уже несколько десятилетий остается одним из важных направлений лингвистики. Почти

за полстолетия теория валентности прошла утомительный путь и превратилась в одно

из важнейших направлений современного синтаксиса. Несмотря на довольно длинную

традицию, теория валентности остается актуальной и в наше время.



Причина заключается в интересе лингвистов к изучению предложения с точки зрения семантической, и, таким образом, к описанию его структуры и попытке классифицировать его отдельные части (актанты, сирконстанты). Важнейший вклад теории валентности состоит в изучении плана содержания и плана выражения, исследовании их взаимоотношений, в изучении сочетаемости слов и структуры предложения. Несмотря на то, что в последнее время говорят о валентности и других частей речи (имен существительных, имен прилагательных и т. п.), понятие валентности первоначально сочеталось с глагольной лексикой и до сих пор оно и преимущественно подразумевается по отношению именно к глаголам.

Предметом исследования настоящей диссертационной работы является валентность глаголов в русском, чешском и немецком языках. Так как исследование валентности всех глаголов – хоть и только одного языка – является обширным заданием, мы решили ограничиться исследованием валентности глаголов одной семантической группы, в частности, глаголов, обозначающих помещение.

С появлением и развитием теории валентности и семантического синтаксиса в центре внимания лингвистов оказывается предикат (глагол), которому отводится роль структурного центра предложения. С того времени глагол выходит на передний план и рассматривается как структурный центр предложения, который открывает при себе другие «пустые места», нуждающиеся в своем заполнении. Набор и число таких «пустых мест» зависит от типа ситуации, обозначаемой глаголом, и можно предположить, что число «пустых мест» зависит от семантического типа предиката (глагола).

Теоретической базой нашего исследования послужили работы преимущественно русских, чешских и других лингвистов в области:

функциональной грамматики (Т. В. Булыгина, В. Г. Гак, А. А. Зализняк, Е. В. Падучева, А. Д. Шмелев и др.);

коммуникативной грамматики (М. В. Всеволодова, Г. А. Золотова и др.);

теории валентности (Л. Теньер, У. Чейф, Ч. Филлмор, С. Д. Кацнельсон, Ю. Д. Апресян, В. Г. Гак, А. М. Мухин, P. Adamec, P. Sgall, J. Panevov, Z. abokrtsk, M. Lopatkov, K. Pala, V. gel, M. D. Stepanowa, G. Helbig, W. Schenkel, H. Heringer и др.);

семантики и семантического синтаксиса (В. В. Богданов, Ю. Д. Апресян, Д. Н. Шмелев, Л. М. Васильев, Н. Н. Арват, Э. В. Кузнецова, Л. Г. Бабенко, В. Г. Гак, Т. П. Ломтев, Г. Г. Сильницкий, P. Karlk, M. Grepl, Zd. Hlavsa, Fr. Dane, J. Koensk и др.);

семантической классификации глаголов (Р. С. Ганжа, С. Д. Кацнельсон, Ю. Д. Апресян, Г. Г. Сильницкий, Р. М. Гайсина, О. Н. Селиверстова, Т. А. Кильдебекова, Г. И. Володина, Н. Ю. Шведова, В. П. Москвин, Л. М. Васильев, Э. В. Кузнецова, Л. Г. Бабенко и др.).

Необходимо отметить, что в исследовании валентности глагола было в течение полстолетия достигнуто уже многих результатов и были составлены словари сочетаемости (валентности) также языков, оказывающихся в центре нашего внимания.

Из значительных работ, опубликованных в последнее время, следует упомянуть работы М. Н. Лебедевой (2003), П. Н. Денисова и В. В. Морковкина (1983), лексикографические работы Л. Г. Бабенко и научной группы «Русский глагол», работы чешских лингвистов Н. Свозиловой, Р. Проузовой и А. Ирсовой (1997), работы авторов электронного словаря валентности чешских глаголов VALLEX 2. 5. М. Лопатковой, З. Жабокртского и В. Бенешовой. Ключевыми работами, посвященными валентности немецких глаголов, являются словарь VALBU – Valenzwrterbuch deutscher Verben Х. Шумахера (2005) и Wrterbuch zur Valenz und Distribution deutscher Verben (1982) Г. Хельбига и В. Шенкел.

Несмотря на полученные результаты в области исследования валентностных свойств глаголов, сравнительное исследование валентности до сих пор не привлекало особого внимания, и в большинстве случаев лингвисты исследовали валентностные свойства глаголов только одного языка. В сопоставительном плане внимание исследователей сосредоточивалось преимущественно на различиях в плане выражения, т.



е. на различиях в формальном выражении глагольных распространителей. Следовательно, цель сравнительных работ заключалась в составлении списков глаголов, вызывающих затруднения у учащихся при обучении русскому (или другому) языку и нуждающихся в наполнении своего смысла в дополнении в родительном (дательном, винительном, предложном, творительном) падеже, причем семантика глаголов в большинстве случаев не учитывалась. Исключением можно назвать классификацию С. Жажи, представляющую собой попытку найти взаимоотношение семантики глагола и формального выражения дополнения (ср. aa 1999: 89–94).

Несмотря на то, что можно найти и попытки сопоставить валентностные свойства глаголов нескольких (обычно двух) языков, такие попытки можно назвать скорее редким исключением. Одним из таких редких исключений, в котором проводится сопоставление валентности глаголов даже четырех языков, можно считать работу белорусских лингвистов Е. Н. Руденко, Н. В. Ивашиной и Н. В. Яумен Семантико-синтаксическое сопоставление славянских языков на материале белорусского, польского, русского и чешского языков (2004).

Таким образом, специальное изучение валентности глаголов в русско-чешсконемецком сопоставительном плане с учетом семантических свойств глаголов до сих пор не проводилось, чем и определяется научная новизна настоящего диссертационного исследования.

Цель настоящего диссертационного исследования заключается в изучении и описании валентности глаголов, обозначающих помещение, в сопоставительном русскочешско-немецком плане и в выявлении сходств и различий при выражении данной типовой ситуации на поверхностном уровне в разных языках. Мы исходим из предположения, что типовые ситуации в исследуемых нами языках идентичны и их можно считать лингвистическими универсалиями, которые формируются определенными денотативными ролями, причем эти денотативные роли выражаются на поверхностном уровне разными языковыми средствами. Однако на глубинном уровне можно предположить совпадение.

При исследовании валентности глаголов мы решили опираться на семантические свойства глагола и выявить, как значение глагола влияет (влияет ли оно вообще) на набор актантов и других дополнений глагола в предложении и их формальное выражение на поверхностном уровне. Исходя при исследовании валентности глаголов из семантических свойств этих глаголов, мы хотим подтвердить или опровергнуть гипотезу о неразрывном взаимоотношении формы и значения, мысль о том, что синтаксическая структура предложения на поверхностном уровне в значительной степени является отражением свойств лексических единиц на глубинном уровне. Эта мысль не раз высказывалась в научной литературе (В. Матезиус, Е. Курилович, А. А. Холодович, Ю. Д. Апресян, Л. И. Богданова и др.).

Кроме того, цель диссертационной работы заключается и в составлении словаря валентности глаголов помещения, соединяющем семантический и формальный подходы.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач, определяемых в соответствии с этапами анализа:

ознакомиться с научными работами русских, чешских и немецких лингвистов, посвященными теории валентности и семантическому синтаксису;

разработать теоретическую базу и определить методику исследования, уточнить понятийно-терминологический аппарат;

ознакомиться с существующими семантическими классификациями русских глаголов, так как именно русские глаголы послужат отправной точкой нашего исследования;

на основании уже существующих семантических классификаций русских глаголов предложить собственную семантическую классификацию выбранной для исследования семантической группы русских глаголов, составленную с учетом частотности употребления глаголов в языке, их стилистической принадлежности и служащую отправной точкой для исследования;

извлечь из Национального корпуса русского языка предложения, в которых встречаются данные русские глаголы;

определить эвиваленты русских лексико-семантических вариантов в чешском и немецком языках;

извлечь из электронного Чешского национального корпуса и при помощи электронной системы COSMAS (Corpus Search, Management and Analysis System) предложения, отображающие данную ситуацию в чешском и немецком языках;

провести анализ употребления глаголов во всех предложениях, выявить актанты, облигаторные и свободные дополнения, способ их выражения на поверхностном уровне и затем определить актантную структуру глагола;

сравнить валентностные свойства глагола одного языка со свойствами других глаголов той же семантической группы;

выявить сходства и различия при выражении отдельных дополнений глагола в отдельных языках;

охарактеризовать особенности употребления глаголов в исследуемых языках.

Таким образом, в настоящей диссертационной работе предпринимается попытка соединить семантический подход с подходом формальным, и доказать, что семантические свойства глагола оказывают влияние на количество и форму актантов и других дополнений (облигаторных и свободных), требуемых глаголом. Следует отметить, что идея зависимости формы актантов от семантических свойств глагола высказывалась в лингвистике не раз. Одной из последних работ, посвященных данной зависимости, является работа Л. И. Богдановой Зависимость формы актантов от семантических свойств глагола (1998).

Характеристика материала исследования. В качестве исходного в нашем диссертационном исследовании использовался русский язык. Определяя семантическую группу, глаголы которой в дальнейшем подвергались нашему анализу, мы опирались на семантические классификации глаголов, разработанные русскими лингвистами (Алисова 1970, Гайсина 1982, Кузнецова 1986, Булыгина 1992, Бабенко 1999, Васильев 2000, Всеволодова 2000). Однако основополагающей для определения состава семантической группы глаголов помещения, которая нами в дальнейшем разрабатывалась, стала семантическая классификация глаголов и предложений, представленная в работах Л. Г. Бабенко Толковый словарь русских глаголов. Идеографическое описание (1999) и Русские глагольные предложения. Экспериментальный синтаксический словарь (2002).

На основании работы Толковый словарь русских глаголов. Идеографическое описание (1999) и с учетом частотности употребления глаголов, входящих в данную семантическую группу, и их стилистической принадлежности, мы разработали упрощенный вариант данной семантической классификации. Вне нашего внимания остались: 1. глаголы с минимальной частотностью употребления, 2. глаголы, выходящие за пределы литературной лексики, 3. глаголы открытия и глаголы закрытия, включенные в данной работе также в семантическую группу глаголов помещения. Немаловажную роль при определении данной семантической группы для наших целей сыграл и факт, что создаваемый нами материал должен найти применение при обучении русскому (или немецкому) языкам.

Итак, учитывая указанное выше, мы получили семантическую группу, включающую 524 русских глагола, причем единицей исследования в работе является лексикосемантический вариант глагола. Результатом нашего исследования является словарь валентности русских, чешских и немецких глаголов помещения. Каждая словарная статья состоит из: 1. семантического описания данного лексико-семантического варианта в русском языке, причем используется описание, приводимое в работе Толковый словарь русских глаголов. Идеографическое описание (Бабенко 1999); 2. эквивалентов русского лексико-семантического варианта в чешском и немецком языках; 3. актантной структуры глагола в каждом из исследуемых языков; 4. иллюстративных предложений с указанными глаголами в каждом из языков. Иллюстративные предложeния извлекались нами из:

Национального корпуса русского языка, разрабатываемого большой группой лингвистов из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Воронежа, Саратова и других научных центров России (см. http://www.ruscorpora.ru/);

Чешского национального корпуса, разрабатываемого Институтом чешского языка в Праге (см. http://ucnk.ff.cuni.cz);

системы COSMAS (Corpus Search, Management and Analysis System), разрабатываемой Институтом немецкого языка в Манхайме (см.

http://www.ids-mannheim.de/cosmas2/uebersicht.html).

Методы и приемы исследования. Для решения частных задач исследования использовались описательный метод, метод семантического, контекстуального и компонентного анализа и метод количественного анализа.

Исходным методологическим основанием послужила функционально-семантическая теория, в соответствии с которой глубинные мыслительные структуры являются универсальными семантическими категориями и получают в отдельных языках специфичное выражение.

Для исследования семантики глаголов использовался метод компонентного анализа и метод контекстуального анализа. В дальнейшем в работе применялись в основном сопоставительный, функционально-семантический и описательный методы.

Предложения, извлеченные из указанных выше электронных корпусов и иллюстрирующие употребление глаголов, подвергались дальнейшему анализу. На первом этапе выявлялось наличие актантов, облигаторных дополнений и свободных дополнений, типичных для данного глагола. В дальнейшем исследовались семантика отдельных дополнений (одушевленный предмет / неодушевленный предмет, продукты питания, часть одежды и т. п.) и способ их формального выражения на поверхностном уровне, устанавливалась их обязательность / факультативность, определялась актантная структура глагола. Кроме того, широко применялся индуктивный метод, ведущий от конкретных наблюдений над языковыми фактами к их систематизации и обобщению.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

впервые изучены и подробно описаны в русско-чешско-немецком сопоставительном плане семантика, валентностные свойства и особенности употребления глаголов, обозначающих помещение;

кроме валентности глаголов непроизводных исследуется и валентность глаголов приставочных;

впервые исследована валентность русских, чешских и немецких глаголов в сопоставительном аспекте, причем при исследовании сочетаются два подхода

- семантический и формальный;

практическая часть исследования выполнена на большом и новейшем языковом материале, включающем различные типы письменных и устных текстов, представленных в данных языках;

результатом диссертационного исследования является своеобразный и единичный словарь валентности русских, чешских и немецких глаголов помещения, который может послужить основой для создания электронного словаря валентности, и в дальнейшем можно предлагаемый словарь пополнить глаголами других семантических групп.

Теоретическая значимость исследования. Исследование вносит вклад в теорию сопоставительного языкознания, а также в теоретический и семантический синтаксис русского, чешского и немецкого языков. Примененная в работе методика исследования валентности глаголов может быть использована при исследовании валентности глаголов других семантических групп и также при исследовании валентности глаголов других языков.

Практическая ценность исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в преподавании ряда лингвистических курсов, в частности теоретической и практической грамматики русского и немецкого языков, теории и практики перевода, типологии немецкого и русского языков. Материалы исследования могут быть применены при составлении учебных пособий по синтаксису немецкого и русского языков и при разработке спецкурсов.

Основные положения, выносимые на защиту:

Валентность - это свойство слова, заключающееся в его способности открывать при себе определенное количество «пустых» мест, заполнение которых необходимо для построения грамматически правильного и с точки зрения смысловой полного высказывания. Типовые ситуации, отображаемые в высказывании, одинаковы, в языковой реализации и употребляемых языковых средствах можно наблюдать различия.

Семантические свойства глагола оказывают влияние на количество и форму актантов, требуемых глаголом.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Во введении обосновывается актуальность и значимость исследуемой темы, определяются цель и задачи работы, выявляются предмет и материал исследования, его методы и приемы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава посвящена теоретическим аспектам исследования, обосновывается важность исследования семантической структуры предложения. В дальнейшем уделяется внимание понятию валентность, приводятся основные представители данного направления в лингвистике (Л. Теньер, С. Д. Кацнельсон, Ю. Д. Апресян и др.) и представляются их концепции. В центре внимания последней части первой главы находится глагол, причем предпринимается исторический экскурс в изучение глагола, представляются до сих пор составленные справочники и словари валентности, разработанные семантические классификации глаголов. В заключение приводятся теоретические аспекты исследования валентности глаголов и представляются классификации актантов и других распространителей выбранных авторов.

Вторая глава дает общую характеристику семантической группы глаголов помещения и составленного нами русско-чешско-немецкого словаря валентности.

Третья глава представляет собой подробное описание и анализ валентностных свойств отдельных подгрупп исследуемой нами семантической группы глаголов.

В заключении приводятся выводы и обобщения, полученные в результате нашего исследования.

Работа содержит приложение, представляющее собой русско-чешско-немецкий словарь валентности глаголов помещения. В общем в словарь входят 524 словарные статьи.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование семантической структуры предложения 1.1.

Слово «синтаксис» (от греческого 'строй, порядок') стало впервые употребляться философами-стоиками в III в. до н. э. для обозначения логической структуры высказываний. Возвращаясь к самым истокам исследования предложения, следует отметить, что история изучения русского синтаксиса подробно изложена В. В. Виноградовым в книге Из истории изучения русского синтаксиса (1958)1.

В отличие от античной грамматики, которая часто не разграничивала предмет, мысль и языковое выражение и не вырабатывала понятия о частях предложения или членах предложения, уже Аполлоний Дискол (III в.) считает главной задачей синтаксиса исследование сочетания отдельных слов в цельную речь, т. е. синтаксическое построение, в котором первенствующую роль играет личная глагольная форма как особая часть речи и все же остальные слова входят, по его мнению, в весьма определенное отношение к этой части речи как ее распространители (ср. Виноградов 1958: 10, Сусов 1999).

Непоследовательное разграничение синтаксических, логических и психологических понятий (семантической и синтаксической структур предложения) продолжалось до начала ХХ в. В конце IXX в. Ф. Ф. Фортунатов (1848 – 1914) предложил формальный подход к исследованию синтаксиса, впоследствии развитый А. М. Пешковским (1878 – 1933), в котором свойства словосочетания и предложения выводятся из признаков частей речи входящих в них слов, и стал, таким образом, основоположником т. наз. Московской (ее называют также Московской формальной, или Фортунатовской) лингвистической Автор начинает свое изложение с описания взглядов античных грамматиков, которые значительно повлияли на дальнейшее развитие синтаксических мыслей, и обращает внимание на то, что для античной грамматики язык представляет не систему, а агрегат, и смысловые отношения, выражаемые в предложениях, кажутся быть заключенными в отдельных словах. В дальнейшем внимание уделяется развитию учения о частях речи и учения о слове, на котором и основывается теория предложения, и автор знакомит с учением Диониса Фракийского, Аристотеля, Аполлония Дискола и др.


Подробное описание истории изучения русского синтаксиса начинаетя с XVII века, когда появляются грамматики Grammatica russica (1696) Г. В. Лудольфа, Anfangsgrnde der russischen Sprache (1731) В. Е. Адодурова и Грамматика славенская (1723) Ф. Максимова. Конечно, развитие языковедческой деятельности неразрывно связано с образованием национального русского языка в XVIII веке, и к основным трудам того времени следует отнести Русскую грамматику (1795) М. В. Ломоносова. В дальнейшем автор дает подробную характеристику грамматических концепций и работ следующих авторов: А. А. Барсова, Д. и П. Соколовых, Н. Кошанского, И. Ф. Калайдовича, А. Никольского, Н. Язвицкого, Н. И. Греча, А. Х. Востокова, К. С. Аксакова, И. И. Давидова, Ф. И.

Буслаева, Н. П. Некрасова. Изложение истории изучения русского синтаксиса завершается характеристикой концепций и основных трудов А. А. Потебни, А. В. Попова и Ф. Корша, т. е. концепциями второй половины IXX века.

школы.2 Именно Ф. Ф. Фортунатовым была предпринята попытка построения формальной классификации частей речи, сильно отличающейся от традиционной, и формального определения словосочетания и предложения.

Важный прогресс в изучении синтаксиса был достигнут в XX веке в пражском функционализме (работы В. Матезиуса, Р. О. Якобсона, Б. Гавранека), структурализме (работы Е. Куриловича, А. А. Холодовича, Т. П. Ломтева, Ю. Д. Апресяна, А. А. Зализняк, Ю. С. Степанова, Н. Ю. Шведовой, В. Б. Касевича, В. А. Бондарко, В. В. Богданова и др.) и в американской дескриптивной лингвистике (Н. Хомски).

Ключевой для нашего исследования является теория валентности, которая получила свое развитие во второй половине ХХ века и основывается на концепции Л. Теньера, предложившего взгляд на предложение как на реализацию синтаксических валентностей слов и установившего центральное положение глагола-сказуемого в предложении.

Таким образом, упрощая немного указанное выше, до 60-ых гг. ХХ века синтаксис ограничивался преимущественно изучением формального строения предложения, семантика предложения и коммуникативные цели говорящего играли второстепенную роль.

В связи с этим Н. Д. Арутюнова (1976: 5) отмечает, что «будучи разделом грамматики, синтаксис старался не выходить за пределы собственно грамматических категорий. Он отдавал дань семантике главным образом попытками вскрыть значение синтаксических связей и смысловым определением функций второстепенных членов предложения (обстоятельство места, времени, причины)».

В связи с сосредоточением лингвистов на семантике предложения и его отдельных частях начинает развиваться т. наз. семантический синтаксис, основной задачей которого является анализ содержательной стороны предложения (Ю. Д. Апресян, Н. Д. Арутюновa, В. Г. Гак, Т. Б. Алисовa, Д. Н. Шмелев, Т. В. Шмелевa, Т. П. Ломтев, Г. Г. Сильницкий, Е. В. Падучева, Н. Ю. Шведова, Fr. Dane, Z. Hlava, J. Koensk и др.).

Важнейшее достижение семантического синтаксиса можно усматривать в том, что, как пишет T. В. Шмелева (1988: 4), «достаточно ясно осознан факт: смысл предложения не есть сумма значений составляющих его слов, это некое особое образование, имеющее собственную организацию, диктующее свои требования лексике и морфологическим формам, заставляя их выступать в тех или иных значениях, а иногда «навязывая» как будто бы им не свойственные». Корни семантического синтаксиса можно обнаружить, как Научная деятельность Ф. Ф. Фортунатова и Московской формальной школы описывается, например, в электронном учебнике И. П. Сусова История языкознания (Тверь 1999), свободный доступ:

http://homepages.tversu.ru/~ips/History_of_linguistics.htm.

отмечает Т. В. Шмелева (1988: 5) уже в спорах о грамматике в 70-80-ых гг. IXX века и в дальнейшем их можно наблюдать в трудах А. А. Шахматова и А. М. Пешковского.

Один из виднейших представителей русского семантического синтаксиса Т.

П. Ломтев (1979: 27) пишет, что «означаемое предложения можно представить как систему с отношениями, т. е. как систему, содержащую предметы, связанные некоторым отношением, или систему, состоящую из одного предмета и его предикативного свойства». Одновременно он отмечает, что мысль о том, что в содержании, выражаемом предложением, необходимо выделять не один предмет (субъект), но и другие предметы, не раз высказывалась, например, Г. Райхенбахом, И. И. Давидовым, Ф. И. Буслаевым, А. Х. Востоковым, А. А. Потебней, А. М. Пешковским (ср. Ломтев 1979: 28–49).

Также В. Г. Гак считает важнейшей единицей языка не слово, а высказывание, поскольку именно оно является коммуникативно значимым, имеет точный референт – ситуацию (ср. Гак 1973: 365). В. Г. Гак использует термин «высказывание» в понимании, близком к определению В. Матезиуса и его последователей, и под высказыванием он подразумевает «функциональную единицу, равновеликую предложению, но отличающуюся от последнего тем, что анализ этой единицы преследует цель не вскрыть ее общую абстрактную схему синтаксической организации, но показать, как она связана с ситуацией, какими средствами и как эта последняя описывается.» (Гак 1973: 352).

Таким образом, ключевым понятием семантического синтаксиса является ситуация, обозначаемая предложением (высказыванием). Г. Г. Сильницкий (1973: 373) понимает под ситуацией сложную семантическую единицу, выражаемую предложением, которой на референтном уровне соответствует некоторый отрезок реальной действительности, вычленяемый говорящим из континуума объективных явлений путем «наложения» на него данной ситуации. Одновременно он отмечает, что один и тот же ситуативный референт может отображаться несколькими ситуациями, одна и та же ситуация может выражаться несколькими предложениями.

Из сказанного выше следует, что цель семантического синтаксиса заключается в oпределении отношений между высказыванием и обозначаемой им экстралингвистической ситуацией (событием). Связывая значение предложения с положениями дел или событиями действительности, данное направление уделяет внимание анализу и определению ситуации. Во многих случаях под ситуацией (событием) понимается экстралингвистический референт предложения, отрезок реальной действительности, конкретное событие, о котором сообщается в высказывании.

Также М. В. Всеволодова (2000: 121), полагает, что «содержание любого предложения является отображением некоторой внеязыковой ситуации. И хотя каждая языковая ситуация уникальна (любая подобная ситуация произойдет в другое время, в другом месте или с другими конкретными участниками), в нашем языковом сознании она отражается как некоторое типизированное событие: подобные ей случались в истории человека миллионы раз, и наше языковое сознание закрепило их в виде определенной формулы, в виде совершенно определенного состава компонентов, – и не просто состава, а конфигурации этих компонентов, структуры образов».

Рассматривая предложение и его отношение к действительности, нельзя не упомянуть взгляды выдающегося русского лингвиста С. Д. Кацнельсона, который уделял внимание именно отношению мыслительных и языковых категорий. Также он усматривает основную единицу языка не в слове, а в предложении, и признает примат предложения над словом, выражая это словами: «Чтобы от языка с его односторонними образованиями приблизиться к живой реальности, необходима речь, минимальными единицами которой являются предложения. Комбинируя слова и выстраивая их в предложения, речь стремится воссоздать целостный образ событий и положений дел, утраченный в языке. Иначе говоря, слова, являющиеся основными знаковыми единицами языка, принципиально частичны. Предложения как минимальные единицы речи представляют собой относительно целостные отображения событий. Как речевые единицы, непосредственно соотносящиеся с фактами действительности, предложения обладают так называемой «истинностной значимостью».

В плане соотношения языка с действительностью мы должны, таким образом, признать примат предложения над словом, хотя в операциональном плане наличие инвентаря словесных знаков является предварительным условием образования речи.» (Кацнельсон 1972: 149). Сравнивая слова с деталями механизма, функции которых могут быть поняты лишь в связи с целостным механизмом, С. Д. Кацнельсон (1972: 140) подтверждает, что предложение является минимальной речевой единицей: «Предложение является минимальной речевой единицей, сохраняющей живые связи языка с отображаемой мыслью действительности. Слова и их значения в своем отношении к сознанию иреальной действительности опосредованы предложением и вне предложения являются лишь потенциальными единицами. Их можно сравнить с деталями механизма, функции которых могут быть поняты лишь в связи с целостным механизмом. Функциональные потенции слов обнаруживаются в предложении и теоретически выводимы из него».

Сравнивая мыслительное содержание предложения и слова, С. Д. Кацнельсон (1972: 140) высказывает мнение, что «мыслительное содержание предложения нередко называют «смыслом» или «значением», приравнивая его к значению слова. Но мыслительное содержание предложений качественно отличается от мыслительного содержания слов, изъятых из контекста предложения. Слово само по себе, вне предложения, ничего не высказывает о реальных фактах, не воспроизводит их».

Учитывая данное, мы согласимся с мнением С. Д. Кацнельсона, что мир – это не совокупность предметов (слов), а событий, взаимоотношений между ними. С. Д. Кацнельсон (1972: 141) пишет, что «мнение, будто мир это огромное скопление разрозненных предметов и признаков, на которые остается лишь навесить словесные этикетки, неверно и, в сущности, навеяно структурой языка. В реальности мир – не вещевой склад, на полках которого лежат рассортированные по классам предметы и признаки, и словарь – не их инвентарная опись.... Непосредственной реальностью мира являются процессы, события, факты, данные в их пространственных и временных границах. Языковые единицы, слова непосредственно не отображают процессы и события; их отображает речь в своих предложениях.». Это мнение представляется нам очень важным, именно в связи с коммуникативными целями обучения иностранному языку. Учащиеся могут и суметь обозначить огромное количество предметов словом, но не всегда они способны упорядочить взаимоотношения между ними и выразить эти взаимоотношения средствами данного языка.

Количество ситуаций действительности, которые надо обозначить и описать языковыми средствами, можно считать бесконечным. Попытки провести классификацию ситуаций, обозначаемых предложениями, предпринимались в лингвистике не раз, но до сих пор нельзя говорить об единой общепризнанной классификации. В лингвистике было разработано несколько классификаций, в основу которых легли либо семантический тип предиката (ср. Алисова 1970, Булыгина 1992, Бабенко 1999, 2002, Васильев 2000, Всеволодова 2000, Гайсина 1982, Кузнецова 1986, 1988, 1989 и др.), либо семантический тип субъекта (типология Н. Ю. Шведовой, О. А. Михайловой).

Структура и семантика предложения стали предметом также многих диссертационных исследований (ср. Плотникова 1989, Соболева 1989, Курлова 1996, Наумова 1997, Румянцева 1997, Лаппо 2000, Додыченко 2001, Новоженова 2001, Матханова 2002, Захарова 2004, Селеменова 2006).

Обобщая приведенное выше, можно прийти к заключению, что каждое предложение отражает некоторое типизированное событие, или типовую ситуацию, и одно типизированное событие, или одну типовую ситуацию, можно описать несколькими предложениями. Общими для всех этих предложений являются участники данной ситуации, которые на т. наз. глубинном уровне выполняют одну и ту же роль, являясь на поверхностном уровне разными членами предложения и выступая в разных грамматических формах.

Именно особые действующие лица помогают «опознать» одну и ту же ситуацию. Таким образом, типовую ситуацию можно рассматривать как единицу языкового уровня, отображающую внеязыковую ситуацию, причем каждая типовая ситуация формируется качественно и количественно определенным составом компонентов.

Валентность глагола 1.2.

1.2.1. Понятие валентности Прежде чем перейти к отдельным представителям теории валентности и ее развитию, которое она получала с 60-х гг. ХХ века, обратим внимание на то, как определяется валентность в некоторых лингвистических словарях и энциклопедиях.

В энциклопедическом словаре Языкознание. Большой энциклопедический словарь (1998: 79) валентность определяется как «способность слова вступать в синтаксические связи с другими элементами». Общеизвестно, что понятие валентность (от лат. valentia – сила) было заимствовано лингвистикой из химии, в которой оно служит для описания способности химических элементов образовывать соединения той или иной структуры. Не надо также напоминать, что понятие валентности применялось в лингвистике первоначально только по отношению к глаголам, и только позже лингвисты заговорили о валентности имен существительных, имен прилагательных и стали термин валентность применять и по отношению к другим частям речи.

Если искать истоки теории валентности, надо вернуться в 40-ые гг. XX века, когда появляется интерес первых лингвистов к валентности. Однако данный интерес начал увеличиваться только с 60-ых годов XX века, когда вышел в свет научный труд французского лингвиста Л. Теньера Основы структурного синтаксиса, изданный в Париже в 1959 году.

В научной литературе можно встретить несколько взглядов относительно того, кто ввел первым понятие валентности в лингвистику. Есть авторы, считающие «автором»

этого понятия русского лингвиста С. Д. Кацнельсона, есть лингвисты, признающие первенство немецкому лингвисту К. Бюллеру, французскому лингвисту Л. Теньеру или А. В. де Грооту. В. Г. Гак (1998: 79–80) полагает, что понятие валентности было впервые введено в научной обиход С. Д. Кацнельсоном в его работе «О грамматической категории», опубликованной в Вестнике ЛГУ № 2 в 1948 г.

Сравнивая понятие валентности в советском и западноевропейском языкознании, В. Г. Гак подчеркивает, что в отличие от западноевропейского языкознания, в котором термин валентность употреблялся для обозначения сочетаемости глаголов и определял число актантов, которые глагол может присоединять к себе, в советском языкознании развивается более широкое понятие валентности. Такое более широкое понятие валентности встречается и у С. Д. Кацнельсона, который считает валентность общей сочетательной способностью слов и единиц иных уровней. Применение понятия валентность по отношению к другим частям речи (именам существительным, именам прилагательным) уже упоминалось нами выше. Интересным представляется, что С. Д. Кацнельсон (ср. Кацнельсон 1987: 32) говорил даже о валентности союзов и предлогов, но эта идея в его научных трудах подробнее не разрабатывается.

Определяя и характеризуя валентность, В. Г. Гак (1998: 79–80) относит к ее основным характеристикам следующие: общий тип валентности (активная / пассивная), облигаторность валентности (обязательная / факультативная), число валентности (одновалентные / двухвалентные / трехвалентные глаголы), форма дополняющего члена (часть речи, слово или предложение, инфинитивная конструкция), категориальная семантика слова, реализующего валентность (одушевленность / неодушевленность, конкретность / абстрактность, счисляемость / несчисляемость).

Следующим источником, к которому мы обратились с целью найти объяснение и толкование термина «валентность», является Словарь-справочник лингвистических терминов Д. Э. Розенталя и М. А. Теленковой. В этом словаре валентность определяется как «способность слова вступать в словосочетания с другими словами» (Розенталь 1985:

32).

Несмотря на то, что валентность во второй половине XX века играла в лингвистике немаловажную роль, в энциклопедии Русский язык Ю. Н. Караулова, изданной в Москве в 2003 году, данное понятие остается вне внимания авторов, и толкование этого понятия в энциклопедии не дается.

Наоборот довольно подробно рассматривается термин валентность в Кратком справочнике по современному русскому языку Л. Л. Касаткина. Здесь синтаксическая валентность определяется как «потенция слова (словоформы) в плане сочетаемости с другими словоформами, иначе – способность иметь при себе некоторое количество определенных словоформ, которые поясняют данную, раскрывают, уточняют ее грамматическую и лексическую семантику» (Касаткин 1991: 275). Характеризуя валентность, авторы выделяют два типа валентности – левую и правую. Общеизвестно, что спрягаемый глагол в личной форме обязательно обладает в исследуемых нами языках левой валентностью – сочетаемостью с именительным субъекта. У переходных глаголов, нуждающихся в прямом дополнении, можно, таким образом, говорить и о правой валентности.

У непереходных глаголов одновалентных правой валентности нет (ср. Ребята уже спали).

Кроме синтаксической валентности в справочнике выделяется еще другой тип валентности, а именно семантическая валентность, под которой авторы подразумевают «способность слова – названия ситуации – подчинять себе другие слова – названия обязательных участников этой ситуации» (Касаткин 1991: 8). Эти участники ситуации и называются актантами.

Объясняя понятие валентности, авторы напоминают, что «валентностью обладают лишь слова, которые обозначают ситуации (положение дел), имеющие некоторое число обязательных участников, выполняющих определенные роли» (Касаткин 1991: 8). Такими словами являются в большинстве случаев глаголы (зависеть от чего), но кроме глаголов можно к таким словам отнести также отглагольные существительные (зависимость от чего), прилагательные (зависимый от чего), наречия (независимо от чего).

В книге Современный русский литературный язык П. А. Леканта термин валентность не объясняется. В разделе, посвященном синтаксису и русскому предложению, авторы опираются на диалектический структурно-семантический подход, разработанный в 50-ые годы ХХ века В. В. Виноградовым и заключающийся в совместном рассмотрении означаемой и означающей сторон синтаксических единиц. Только в разделе, посвященном грамматической организованности предложения, упоминается в связи со структурной схемой предложения также семантическая структура предложения, которая понимается как предикативное ядро, состоящее из главных членов предложения (предиката и субъекта).

Одновременно авторы обращают внимание на факт, что в современной синтаксической науке важную роль играет не только формальная, но и семантическая организация предложения и что каждое конкретное предложение, построенное по определенной структурной схеме, оформляет высказывание о событии (ситуации, положении дел). Эту ситуацию авторы называют «кусочком» действительности. Обобщая содержание конкретных предложений, пишется в книге, можно их представить в виде семантической структуры, отражающей объективную структуру ситуации (события). Для обозначения модели ситуации, отражаемой в предложении, авторы употребляют термин пропозиция и характеризуя ее, они пишут, что «структуру пропозиции определяет предикат, который отражает существо события; он диктует набор актантов – участников события (ситуации)»

(Лекант 1988: 275).

В Учебном словаре лингвистических терминов и понятий А. К. Карпова валентность характеризуется как общие сочетаемостные способности единиц разных уровней, причем семантическая валентность определяется как «свойство слова семантически сочетаться с определенным кругом других слов, вступать в синтаксические связи с другими словами» (Карпов 2002: 29). Синтаксическая валентность в лингвистическом словаре не упоминается, можно только найти замечание о том, что термин валентность чаще всего употребляется для обозначения потенциальных свойств единиц лексического, грамматического и морфемикословообразовательного уровней.

Также Краткий словарь лингвистических терминов Н. В. Васильевой (1995: 20) определяет валентность как способность слова вступать в синтаксические (смысловые и формальные) отношения с другими словами (смысловая сочетаемость), а также как формальную сочетаемость (справа и слева) единиц языка.

В немецком справочнике Kleine Enzyklopdie. Deutsche Sprache (Fleischer 1993: 87) можно найти о валентности следующую информацию: «Der Begriff wurde von dem franzsischen Sprachwissenschaftler Tesnire aus der Chemie entlehnt und in die Sprachwissenschaft bertragen. Er wurde zunchst in der Syntax verwendet und bezeichnete den Sachinhalt, dass verschiedene Verben eine unterschiedliche Anzahl von Satzgliedern an sich binden. Valenz wurde also zunchst als (syntaktische) Eigenschaft der Wortklasse Verb verstanden. Die an das Verb gebundenen Satzglieder wurden Mitspieler oder Aktanten (actants) genannt, und dabei wurde zwischen (syntaktisch) obligatorischen und (syntaktisch) fakultativen Aktanten unterschieden.

Die nicht an das Verb gebundenen Satzglieder wurden Umstandsangaben (circonstants) genannt». Из приведенного выше следует, что немецкая лингвистика придерживается понятия, что термин валентность ввел в научный обиход французский лингвист Л. Теньер.

Авторы подчеркивают, что постепенно валентность стала рассматриваться не только как свойство синтаксическое, но и как свойство семантическое.

Вслед за С. Д. Кацнельсоном (ср. Кацнельсон 1987: 20–21) мы понимаем валентность как подразумеваемое значением слова или имплицитно содержащееся в нем указание на необходимость восполнения его словами определенных типов в предложении.

Валентность с этой точки зрения является признаком не всех полнозначных слов, а только тех из них, которые сами по себе дают ощущение неполноты высказывания и требуют восполнения в высказывании, для нас это глаголы. Употребляя в дальнейшем термин валентность, мы имеем в виду валентность глаголов. Для обозначения структуры предложения, состоящей из актантов, облигаторных дополнений и типичных свободных дополнений глагола, мы будем пользоваться термином актантная структура глагола.

Итак, в заключение можно сказать, что исследованию валентности уделяется лингвистами с второй половины ХХ века пристальное внимание и теории валентности глагола и валентностным свойствам глаголов в одном или нескольких языках посвящены многие работы (ср. Кацнельсон 1972, 1987, Теньер 1988, Апресян 1995, 2006, 2007, Мухин 1987, Мельчук 1999, Всеволодова 2000, Падучева 1974, 1992, 2002, 2004, gel 2000, Helbig 1982, Heringer 1996, Pala – eveek 1997, Panevov 1998, 1999a, 1999b, Panevov – eznkov 2001, Sgall 1998, 2006, Stepanowa – Helbig 1981, Helbig – Schenkel 1982, Welke 1988, Grepl – Karlk 1998, Strkov–Lopatkov – abokrtsk 2002, Wotjak 2000, Lopatkov

– Panevov 2000, abokrtsk 2002).

Кроме того, валентность и валентностные свойства глаголов выбранных семантических групп одного или нескольких языков (в сопоставительном плане) стали предметом многих диссертационных исследований (ср. Кибардина 1988, Бажжани 1995, Булынина 1995, Пименова 1995, Решеткин 1995, Григорьева 1996, Колосова 1997, Лахтюкова 1997, Плотникова 1997, Гришаева 1999, Труфанова 1999, Воронина 2001, Дубровская 2001, Новоженова 2001, Косицына 2002, Макуца 2003, Мурыгина 2003, Разова 2003, Аллацлова 2004, Сухарева 2005, Кулятина 2006, Hlavkov 2008, abokrtsk 2005).

1.2.2. Теория валентности

В настоящей главе дается небольшой обзор развития теории валентности в мировой, чешской и русской лингвистике и представляются концепции виднейших представителей этого направления – Л. Теньера, С. Д. Кацнельсона, Ю. Д. Апресяна и др.

Развитию теории валентности посвящена, например, также статья П. Карлика «Od Tesnira k.....?!» (Karlk 2000: 31–39).

Концепция Люсьена Теньера1.2.2.1.

Одним из первых представителей структурного синтаксиса и теории валентности в западноевропейской лингвистике является виднейший французский лингвист Люсьен Теньер (1893 – 1954). Его многоплановый труд Основы структурного синтаксиса вышел в свет только пять лет после его смерти, в 1959 году, и надо отметить, что в самом начале эта книга пользовалась не особым успехом. Это было связано с тем, что взгляды и теория, представленные в ней, существенно отличались от взглядов направления, играющего в то время в мировой лингвистике основную роль, а именно от идей американского структурализма.

Как упоминает В. Г. Гак (1988: 5) в вступительной статье к русскому переводу Основ структурного синтаксиса, Ж. Фурке сравнивал монографию Л. Теньера с гадким утенком из сказки Х. Андерсена. В. Г. Гак обращает внимание на то, что как и судьба гадкого утенка также судьба труда Л. Теньера была неожиданной. Хотя этот труд в самом начале встретился в лингвистических кругах с резкой критикой, в последующих годах к нему лингвисты часто обращались, и идеи, содержащиеся в нем, привлекали все больше внимания. Мысли Л. Теньера стали основополагающими для семантического синтаксиса, нашедшего развитие несколько дестятилетий позже, и теория Л. Теньера стала основой для разработки таких лингвистических направлений как, например, грамматики зависимостей, теории валентности и падежной грамматики (Ч. Филлмор, У. Чейф).

Как полагает В. Г. Гак (1988: 6), описанную выше судьбу книги и интерес к ней можно объяснить и тем, что «труд представляет собой не спекуляции на те или иные сюжеты, модные в определенный период развития науки, а результат теоретического осмысления важных практических проблем лингвистики» и вырос из многолетнего опыта преподавания языков. Сочетание теории с ее практическим употреблением на практике и отражение практики при изложении научных идей – это и то, что необходимо подчеркнуть и что отличает труд Л. Теньера от других научных трудов. Это и понятно, ведь сам Л. Теньер преподавал иностранные языки и вел курсы по переводу. Поэтому и неудивительно, что соединение теории и практики пронизывает всю его научную и преподавательскую деятельность.

Привлекательность Основ структурного синтаксиса обусловлена, по нашему мнению, преимущественно логичностью изъяснения, наглядностью, употреблением интересных и иллюстративных метафор. В следующем продемонстрируем указанное выше на трех, с нашей точки зрения, удачных примерах.

Говоря о синтаксической связи, Л. Теньер пишет, что «построить предложение – значит вдохнуть жизнь в аморфную массу слов, установив между ними совокупность синтаксических связей» (Теньер 1988: 23). Считая ядро элементарной синтаксической единицей, он усматривает в нем «своего рода кирпичик, идущий на постройку структуры предложения, или, если угодно, клетку, лежащую в основе живого организма предложения» (Теньер 1988: 56). В качестве последнего нашего примера, свидетельствующего о наглядности и логичности изъяснения научных идей Л. Теньера, можно привести его сравнение грамматических категорий «с пушками, стоящими в бездействии в артиллерийском парке» и функций «с теми же пушками, но стреляющими на поле боя» (Теньер 1988: 61).

Как уже упоминалось выше, Л. Теньера принято считать первым, кто ввел понятие валентности. Валентность он определяет следующим образом: «Глагол можно представить себе в виде своеобразного атома с крючками, который может притягивать к себе большее или меньшее число актантов в зависимости об большего или меньшего количества крючков, которыми он обладает, чтобы удерживать эти актанты при себе. Число таких крючков, имеющихся у глагола, и, следовательно, число актантов, которыми он способен управлять, и составляет сущность того, что мы будем называть валентностью глагола.» (Теньер 1988: 250). В связи с числом крючков (пустых мест), имеющихся у глагола, Теньер (1988: 250) отмечает, что вовсе не обязательно, чтобы все валентности какого-либо глагола были заняты соответствующими актантами, чтобы они были всегда, если можно так выразиться, насыщены. Он подчеркивает, что некоторые валентности могут оказаться незанятыми, или свободными. В качестве примера Л. Теньер приводит предложения Альфред поет. – Альфред поет песню.

В связи с этим следует подчеркнуть, что в центр предложения Л. Теньер ставит глагол и центральную роль в глагольном предложении отводит именно глаголу, т. е.

предикату, а не субъекту. Конечно, он признает существование и других предложений – субстантивных, адъективных и наречных. Свои размышления он заключает тем, что «В простом предложении центральным узлом не обязательно должен быть глагол. Но уж если в предложении имеется глагол, он всегда центр этого предложения.» (Теньер 1988:

118).

Выше нами уже отмечалась способность Л. Теньера употреблять иллюстративные и интересные метафоры для наглядного освящения научных лингвистических вопросов.

Довольно широко известно сравнение глагола с драмой, представленное Л. Теньером и упоминаемое в многих научных работах. Л. Теньер вводит понятие «глагольный узел», под которым подразумевает центр предложения в большинстве европейских языков.

Характеризуя глагольный узел он пишет: «1. Глагольный узел, который является центром предложения в большинстве европейских языков выражает своего рода маленькую драму.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



Похожие работы:

«Перечень объектов Дальневосточного федерального университета, планируемых к реализации на электронных аукционах ООО «Эрнст энд Янг – оценка и консультационные услуги» Россия, 115035, Москва Садовническая наб., 77, стр. 1 Тел: +7 (495) 705 9700 +7 (495) 755 9700 Факс: +7 (495) 755 9701 Уважаемые господа, В результате переезда в новый кампус на о. Русский у Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) освободились здания учебных и административных корпусов в центральной части Владивостока....»

«Отчет о результатах самообследования МБДОУ «Детский сад комбинированного вида № 5» города Оренбурга за 2014 – 2015 уч. год. Аналитическая часть. На основании приказа Министерства образования и науки Российской Федерации от 14 июня 2013 года № 462 «Об утверждении Порядка проведения самообследования образовательной организации» и с целью определения эффективности образовательной деятельности дошкольного учреждения за 20152016 учебный год, выявления возникших проблем в работе, а также для...»

«Бюллетень № 277 (476) ДНЕВНИК ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ 9. О Федеральном законе О регулировании отПредседательствует дельных вопросов, связанных с проведением в Председатель Совета Федерации Российской Федерации XV Международного конВ.И. Матвиенко курса имени П.И.Чайковского в 2015 году, и внесеI. Открытие триста семьдесят четвертого засении изменений в отдельные законодательные акты дания Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Российской Федерации. (Звучит...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В.ЛОМОНОСОВА ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ЯНИН БОРИС ТИМОФЕЕВИЧ УДК 56.564.175 РУДИСТЫ юга И МЕЛА Специальность 0 4.0 0.0 9 Палеонтология и стратиграфия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Москва 1985 Работа выполнена на кафедре палеонтологии Геологического фа­ культета Московского государственного университета им. М.В.Ломо­ носова. Официальные оппоненты: доктор геол.мин. наук, академик А.Л.Цагарели,...»

«Содержание стр. Аннотация.. Общая информация о Департаменте. Кадровое обеспечение.. Лесные ресурсы Вологодской области. Лесоустройство.. Лесопользование.. Охрана лесов от пожаров.. Мероприятия по защите лесов. Лесовосстановление.. 16 Осуществление государственного лесного надзора. Лесопромышленный комплекс: инвестиционное и инновационное развитие Финансовое обеспечение и доходы от лесного комплекса. Социальная активность Департамента и популяризация лесных профессий.. 21 Открытость...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М. В. Ломоносова Факультет государственного управления Ученые трУды Выпуск 6 Управление: вызовы и стратегии в XXI веке Рекомендовано к печати Редакционноиздательским советом факультета государственного управления Москва УДК 378 (470+571)(082.1) ББК 74.58 (2Рос) я43 У67 Серия: Ученые труды факультета государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я с е р и и: А. В. Сурин (председатель), Ю. Ю. Петрунин...»

«Оглавление Аннотация Список сокращений ГЛАВА 1. МОДЕЛИ ТЕОРИИ АВТОМАТОВ 1.1. Задачи теории автоматов. Виды автоматов 1.2. Общая схема и базовые модели конечного автомата 1.3. Абстрактный синтез конечного автомата 1.4. Переход от одной модели к другой: обоснование возможности и практика Контрольные вопросы Задания для самопроверки ГЛАВА 2. КЛАССЫ АВТОМАТОВ 2.1. Мощность множества конечных автоматов 2.2. Класс явно-минимальных автоматов 2.3. Класс явно-сократимых автоматов 2.4. Изоморфные...»

«от 05 февраля 2015 г. № 70-р Об отчете исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2014 год Во исполнение распоряжения Главы Республики Саха (Якутия) от 24 ноября 2014 г. № 115-РГ «Об отчете исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2014 год»:1. Одобрить отчет исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2014 год согласно приложению к...»

«Утвержден Общим собранием акционеров ОАО «ТРК» Протокол № _ от «_» 2014 г. Проект предварительно утверждн решением Совета директоров ОАО «ТРК» Протокол № 17 от «21» мая 2014 г. ГОДОВОЙОТЧЕТ Открытого акционерного общества «Томская распределительная компания» по результатам 2013 финансового года Генеральный директор ООО «ЭРДФ Восток» (управляющая организация ОАО «ТРК») Э.П. Божан Заместитель генерального директора по финансам – главный бухгалтер ОАО «ТРК» И.Н. Разманова г. Томск, 2014 год ОАО...»

«Doc 996 Revised ФИНАНСОВЫЕ ОТЧЕТЫ И ДОКЛАДЫ ВНЕШНЕГО РЕВИЗОРА ЗА ФИНАНСОВЫЙ ПЕРИОД, ЗАКОНЧИВШИЙСЯ 31 ДЕКАБРЯ 2010 ГОДА ДОКУМЕНТАЦИЯ к 38-й сессии Ассамблеи в 2013 году МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ Doc 9969 Revised ФИНАНСОВЫЕ ОТЧЕТЫ И ДОКЛАДЫ ВНЕШНЕГО РЕВИЗОРА ЗА ФИНАНСОВЫЙ ПЕРИОД, ЗАКОНЧИВШИЙСЯ 31 ДЕКАБРЯ 2010 ГОДА ДОКУМЕНТАЦИЯ к 38-й сессии Ассамблеи в 2013 году МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ Опубликовано отдельными изданиями на русском, английском, арабском,...»

«XVI Международный форум «Пищевые ингредиенты XXI века»СЕССИЯ «ЗДОРОВОЕ ПИТАНИЕ: НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ» Российское и международное законодательство в области продуктов здорового питания (обогащенные, функциональные, специализированные пищевые продукты) д.т.н., проф. А.А. Кочеткова ФГБНУ «НИИ питания» 18 марта 2015 Здоровое питание – питание, удовлетворяющее потребности организма в энергии и пищевых веществах и способствующее профилактике хронических неинфекционных заболеваний, сохранению здоровья...»

«ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ Информационно-аналитический департамент РАЗВИТИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ В 2014 году (сборник информационно-аналитических материалов, выпуск № 3) Минск, 2015 Под общей редакцией первого заместителя Председателя Исполнительного комитета – Исполнительного секретаря СНГ В. Г. Гаркуна Редакционная коллегия: А. К. Заварзин (главный редактор), А. Ю. Чеботарев, С. И. Мукашев, О. А. Капустина, О. Н. Кастюк. Компьютерная...»

«ВВЕДЕНИЕ Наука прошла большой и сложный путь развития — от египетских и вавилонских памятников до атомных электростанций, лазеров и космических полетов. Человечество прошло и проходит длительный и трудный путь от незнания к знанию, непрерывно заменяя на этом пути неполное и несовершенное знание все более полным и совершенным. Обычно принято говорить о преемственности в науке. Без Евклида и Архимеда не было бы Ньютона, без Ньютона не было бы Эйнштейна и Бора и т.д. В общем, такое утверждение...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ и экологии РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) МОНИТОРИНГ СОСТОЯНИЯ И ЗАГРЯЗНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩ ЕЙ СРЕДЫ В РАЙОНАХ РАСПОЛОЖЕНИЯ ОПАСНЫ Х ПРОИЗВОДСТВЕННЫ Х ОБЪЕКТОВ РД 52.18.770-2012, РД 52.18.769-2012 Обнинск Предисловие к сборнику В сборник включены два руководящих документа по обследованию компонентов природной среды в районах расположения опасных производ­ ственных объектов. РД 52.18.769-2012...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина Тест 1 Чтение Время 1 час 30 минут ИНСТРУКЦИЯ В этом тесте 3 части (30 заданий). В первой части вам предлагается прочитать художественный текст и выполнить задания 1-10, во второй – проблемную статью (задания 11-14), в третьей части – обзор (задания 15-30). Перед выполнением заданий ознакомьтесь с инструкциями. Часть I ИНСТРУКЦИЯ Вы будете читать начало рассказа А. Алексина «Черный...»

«АНТИПЛАГИАТ.ВУЗ Руководство пользователя Функциональные возможности рабочих мест преподавателя, администратора, менеджера кафедры Москва 2015 год Версия 1. Оглавление Введение 1. Руководство супервизора 2. Администрирование Антиплагиат.ВУЗ 2.1. Работа со списком факультетов 2.1.1. Работа со списком кафедр 2.1.2. Работа со списком групп 2.1.3. Редактирование списков пользователей 2.1.4. Список преподавателей 2.1.5. Список студентов 2.1.6. Список менеджеров кафедр 2.1.7. Список супервизоров ВУЗа...»

«ДЕРЖАВНИЙ КОМІТЕТ З ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КЬЫРЫМ КОМИТЕТ ПО ЦЕНАМ И ЦІН І ТАРИФІВ ФИЯТЛАРЫ ВЕ ТАРИФЛЕРИ ТАРИФАМ БОЮНДЖА ДЕВЛЕТ РЕСПУБЛІКИ КРИМ КОМИТЕТИ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ ПРОТОКОЛ № 34 заседания Правления Государственного комитета по ценам и тарифам Республики Крым г. Симферополь 19.12.2014г. 19.12.2014г Председательствующий: Председатель Государственного Комитета по ценам и тарифам Республики Крым Игошина О.В. Секретарь: Заместитель заведующего контрольно-ревизионного отдела Государственного комитета...»

«СЮЖЕТ И ЖАНР УДК 821.161.1 А. Е. Шумахер Новосибирск, Россия ЖАНР БАЛЛАДЫ В ТВОРЧЕСТВЕ И. И. ДМИТРИЕВА Рассматриваются жанровые особенности баллад И. И. Дмитриева через анализ их мотивной структуры, образного и стилистического строя; анализируются доминирующие символические мотивы, являющиеся общими для всех баллад И. И. Дмитриева. Ключевые слова: баллада, мотив рока, мотив судьбы, быль, организация стиха. Большинство исследователей полагает, что эволюция жанра баллады приходится на первую...»

«УТВЕРЖДЕН Приказом Министерства природных ресурсов Свердловской области от 31 декабря 2008 г. № 1761 ЛЕСОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ РЕГЛАМЕНТ ТАЛИЦКОГО ЛЕСНИЧЕСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ С ИЗМЕНЕНИЯМИ И ДОПОЛНЕНИЯМИ УТВЕРЖДЕННЫМИ ПРИКАЗАМИ МИНИСТЕРСТВА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ от 08.07.2010 г. № 1470, от 01.12.2010 г. № 2610 ПРИКАЗОМ ДЕПАРТАМЕНТА ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ от 28.12.2012 г. № 1718, от 30.12.2013 г. № 1922, от 28.01.2015 г. № 62, от г. № Екатеринбург...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ИНСТИТУТ ГЛОБАЛЬНОГО КЛИМАТА И ЭКОЛОГИИ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА И МОДЕЛИРОВАНИЯ ЭКОСИСТЕМ Том XX САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ГИДРОМЕТЕОИЗДАТ 2005 УДК 551.510. Редакционная коллегия: академик РАН, проф. Ю. А. Израэль (председатель); д-р физ.-мат. наук, проф. С. М. Семенов (зам. председателя); д-р биол. наук, проф. В. А. Абакумов; канд. биол. наук Г. Э. Инсаров; канд. биол. наук В. В. Ясюкевич...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.