WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ФОРУМ Альманах Выпуск Днепропетровск «ЛИРА» УДК 821.161.2(477.63) ББК 84(4УКР-4Дні) Ф 79 Шеф-редактор: Кутняк А.И. Редколлегия: Валовая Т.Н. Гашинов Ю.С. Невский В.Я. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Конгресс литераторов

Украины

ФОРУМ

Альманах

Выпуск

Днепропетровск

«ЛИРА»

УДК 821.161.2(477.63)

ББК 84(4УКР-4Дні)

Ф 79

Шеф-редактор: Кутняк А.И.

Редколлегия: Валовая Т.Н.

Гашинов Ю.С.

Невский В.Я.

Некрасовская Л.В.

Поливода С.Д.

Швец-Васина Е.И.

Редколлегия не всегда разделяет точку зрения автора

Рукописи не рецензируются и не возвращаются

Электронный адрес редакции helen-dp@yandex.ru

Телефоны шеф-редактора:

моб. 093-60-45-200, 093-81-25-415

Ф 79 ФОРУМ Альманах Выпуск 8. – Днепропетровск:

«ЛИРА», 2013. – 324 с.

ISBN 978-966-383-500-6 В восьмой номер международного альманаха «Форум», который вновь объединил авторов разных регионов Украины, а также ближнего и дальнего зарубежья, вошли лирические и прозаические произведения, критика и юмор. На страницах нового альманаха помещён отчёт о работе 1-го международного фестиваля литературных альманахов «Редкая птица», продолжается «Литературная викторина».

В рубрике «Наши гости» представлены произвения авторов литературно-художественного журнала «Русский писатель» (г. СанктПетербург, Россия).

Авторы альманаха стремятся осмыслить мир в нас и вокруг нас.

Произведениям, представленным в альманахе, присущи самобытность и оригинальность авторского стиля.

Присоединяйтесь!

ISBN 978-966-383-500-6 УДК 821.161.2(477.63) ББК 84(4УКР-4Дні)6 Поэзия – венец познанья, Над злом и страстью торжество.

Аполлон Майков

ПОЭЗИЯ

Форум №8 Павел Баулин г. Запорожье *** Лик листа полуночно светел, где над рощей чернильных слов пролетает опальный ветер, весь в репейниках злых плевков.

Он устал, он изодран в клочья лютой совестью и молвой, опалённый опальной ночью и наждачной сухой травой.

Но, срывая запреты с петель, он поёт, что душа жива.

Пролетает опальный ветер, уносящий мои слова.

Альманах Павел Баулин

ВОЗДУШНЫЕ ЦВЕТЫ

Воздушные цветы угрюмо в небо рвутся, в ресницах лепестков – слезинки высоты.

Воздушные цветы – летающие блюдца, парящие шары – воздушные цветы.

Схватись за стебелёк и устремляйся к небу из плена передряг, из тлена городов.

Схватись за стебелёк и погружайся в негу лазоревых лугов, серебряных садов.

Развеется угар терзаний бесполезных, низвергнет суету раздумчивая тишь.

Томительных услад телесных от небесных там, в горней глубине, уже не отличишь.

Воздушные цветы… Наивная беспечность – из хижин и дворцов, из тюрем и могил – паря на стебельках, мечтать, что это вечность – созвездия цветов, соцветия светил.

НЕДОТРОГА

–  –  –

Позабытое слово «люблю»

на шершавых губах трепетало.

Я ценил благосклонность твою, но одной благосклонности – мало!

Наше время в беседах текло.

И, глазами любя до предела, я страдал от того, что влекло недоступно манящее тело.

… У полёта в небесном краю есть сугубо земное начало:

Это плоть трепетала:

– Люблю!

А душа безнадёжно молчала.

ПЕРЕЛЁТНЫЙ ЗОВ

Сентябрь. Ветра. Штормит Азов.

Унылых мыслей вереницы.

И птиц прощальных острый зов.

И туч тяжёлые страницы.

Мятеж небес и моря гнев – пределов стёртые границы.

И зычный осени запев.

И туч кромешные страницы.

–  –  –

И торчит у планеты в боку заржавевшая радуга-дужка.

Эх, рвануть бы за эту чеку, чтобы – вдребезги жизни полушка!

Где слабеет на грязном стекле перламутра слеза голубая.

Вот и всё, что осталось Земле от посланницы вышнего рая.

Вот и всё.

Разъярённая боль вылетает, как сабля из ножен.

Супротив неё слаб алкоголь, но в отчаянье – не безнадёжен.

…Словно листья, чернеют уста под разящим светилом недуга.

Воскресенье.

Бутылка пуста.

И теперь вся надежда на друга.

–  –  –

Мы стремились на её вершины Пиццикато самых нежных нот И оттуда дивные картины Нас ввергали в чувств водоворот.

Музыка – высокое искусство, Вся она – поэзия без слов, Потому бывает очень грустно Слышать мне мелодии дворов… Там она грохочет из колонок, Но назвать то музыкой нет сил… Помню, лапу прищемил котёнок И примерно также голосил.

Музой там не пахнет, пахнет пивом И куском провяленной трески.

Нет, я не ханжа. Пускай красиво Назовут подростки этот стиль.

Музыка – не дань дешёвой моде, Истинная будет жить века!

Кто печётся о своём народе?

Начинайте с музыки пока.

–  –  –

ЛІТНІЙ ДОЩ

Розгублене небо крізь сльози сміялось:

То променем блисне, то знову дощить, А то блискавицею тихо кресалось, Щоб гуркотом грому стріпнутись за мить.

Бентежились хмари то синьо, то сіро, А вітер їх гнав у незвідану даль… І крила промоклі над світом розкрила Під небом холодним столика печаль.

Чого ти сумуєш, зажуро-пташино?

Краплини прозорі не треба вже лить, Бо сонячний пензлик малює картину Де райдуга стрімко в підхмар’я летить.

–  –  –

ЧАС НАСТАВ

Останній сніг у березневу днину Бруньки вагітні холодом обпік.

Тікаючи від сонця, він загинув І вже струмком замутненим потік.

Весна зухвало й трохи гордовито Радіє, що здолала сніговій.

І благодатному теплу відкрито Усі шляхи – барвінку, голубій!

Зелені списи шлях собі торують У заростях сухих торішніх трав.

А небеса вітрила вже готують З веселих білих хмар, бо час настав!

–  –  –

ЯНВАРСКИЙ СОНЕТ

Завистливо косился на весну Январь, влюблённый в чудеса природы, Лучами солнца проложив отводы Ручьёв, звенящих так, что не уснуть.

Раскрылись почки вербные (к добру ль?) На Рождество! Вот это было диво!

Торжественно, светло и горделиво Сияли глазки почечных игруль.

И было так недолго до греха!

И харьковская Лопань впопыхах Потоки счастья бурно принимала...

Покровского собора купола Святило небо. И Земля плыла, И ощущалось: началось Начало!

–  –  –

МАРИЯМ

Нет на свете души повторимой.

И рецептов на счастие нет.

Вы взгляните на лики Марии,

Оцените немеркнущий свет:

Чистота и божественность линий, Терпеливой покорности взгляд Материнским величьем пленили И ещё не однажды пленят.

... Плачет бренными каплями воска О порочности мира свеча.

Неба плоскость... Бездонная плоскость...

И тускнеющий пламень в очах...

На распятье – заложник? Мессия?

Иль всего человечества раб?

...Ускользает в заоблачность стыни Её сердца бесценнейший скарб!

...Погубили. Теперь умоляем:

– Пощади, защити, помоги… Снова в чёрные тучи с окраин Собираются стаей враги.

Снова всех континентов Марии – Смесь земных и небесных кровей – Отдают за грехи – за чужие! – На распятья своих сыновей…

–  –  –

Та як це так – нічого не потрібно? – у затінку, гляди, й життя майне… Повірте, що нічого не потрібно, крім відчуття: ви любите мене… …У тихім сні він чув суворий голос:

«Прокинься, воскреси забуту гордість, любов’ю й смерть саму перемагають, за неї платять дорого – життям!

Її не просять слізно, не благають, любов’ю нагороджують, затям!..»

На ранок він щемливий сумнів втішив, примарливе видіння погасив:

«То був не я… То, мабуть, був хтось інший, любові я ніколи не просив, любові я ніколи не просив… Любові я ніколи не просив…»

ЗАГУБЛЕНА КАЗКА

Тихим шепотом листопадовим заворожує осінь мене, і в садах дими, і в степах дими, заволочують диво земне.

Диво дивнеє – красне літечко, одгучавши передзвоном рос, залишило чаклунські квіточки, щоб хотілося нам і моглось...

–  –  –

О КОХАННЯ!

О кохання, кохання! У пустелі міраж, я до нього ішов крізь смутків самуми, чув себе, як в пісках заблукалий мураш, душу наскрізь проймали неземного походження струми.

У безмежній пустелі снивсь мені райський сад, той, де Єва й Адам чарувались кохання дивом, потім ставсь зорепад, бо у сад дмухнув ад, і тремтливий міраж в небо проклято здимів.

–  –  –

«Я її обіймав, цілував, говорив, говорив, цілував, обіймав», – як писав Вінграновський Микола.

А ніяких для неї я див не створив – та священна пора вже не буде для мене ніколи.

Я утік в чари слова, чорнокнижником став, заточив у душі каятливе зітхання...

Як квітують її неодквітні медові вуста!..

О кохання моє, неповторне вовіки кохання!

–  –  –

ВИБІР На шальках терезів – однаковість ваги, І вибору твого болить одвічна мука:

Тут – рабство та любов, там – воля та розлука, І хвилі люто б'ють в обидва береги.

А в голові туман, і вислизає суть, І з нетерплячки час під ребра стука глухо, А голос звідкілясь в одне шепоче вухо, Що вибір ось такий лише повинен буть.

А в інше десь за мить іще хтось бубонить, Нашіптує тобі щось зовсім протилежне.

Не можна, каже, буть таким необережним, Навчись уже себе від зла оборонить!

Час вибір підганя. А спереду стіна, Котру ні обійти, ні силою здолати.

І кожен шле добра, немов дитині – мати, І спробуй розпізнать: де Бог, де Сатана.

Яку ж розраду дать збіговищу дилем?

Де той єдиний шлях, що мусиш ти обрати?..

Довірся сам собі, напхавши в вуха вати, Або п'ятак підкинь, і годі тих проблем!

Та знай: хоч у які небачені світи Не прийдеш ти шляхом безпечним та щасливим, Колись настигне жаль про шлях, що був можливим, Яким тоді пішов хтось інший, а не ти.

–  –  –

ПІЗНЯ ОСІНЬ В. С. Г.

Пізня осінь, і вже навертає потроху на зиму.

Чорні птиці кричать, аж в порожньому серці луна.

Як далеко роки, де ми разом були молодими, А навкруг царювала наповнена сонцем весна.

Розпускались бруньки на весняному теплому вітрі, Від душі до душі розтавав потихесеньку лід.

І бродило кохання, наче тісто в закритій макітрі, Боячись через вінця зійти й переповнити світ.

Кидав час до небес, на моря перетворював ріки, Зневажати навчав недоречні питання буття.

Вихованці війни, онучата цнотливого віку, На задвірках та гальмах тримали свої почуття.

І у різні боки розбігались від рідної хати, Намагаючись клаптик облудного щастя знайти.

Може, треба було кляті гальма нараз позривати, Не мудруючи жити, як наші батьки та діди...

–  –  –

Всі ізюминки в ньому гранично прозорі й відверті, Все отут і відразу, аби тільки ти захотів...

Та й кому треба знать гіркоту повоєнної дерті?

Але де ж колосочки й зернятка отих почуттів?..

Я не заздрю їм, дітям без гальм на дорозі прогресу, Хоч і сам не ханжа, не купляв дороге за п’ятак.

Смієтесь: не було у Союзі колишньому сексу!

Все було, та не так.

Чи на жаль, чи на щастя – не так.

ДОВІРТЕ ЖІНЦІ

–  –  –

ДЕТСТВО В СЕЛЬСКОМ ДОМЕ

Моменты красочного детства Включила память перед сном...

И никуда от них не деться – Увидел я село и дом,

–  –  –

НЕБЕСНАЯ ПТИЦА

Когда закружит над тобою Молитвой рождённая птица, Коснувшись своими крылами Души и ослабшего тела – Ты станешь намного сильнее, Болезни уйдут постепенно, И мрачное серое небо Не сможет отнять лучик света, Которым Небесная птица Излечит печальное сердце, Чтоб мог ты идти не сгибаясь Под тяжестью каменных взглядов, Житейских затёртых упрёков И зло извергающих ртов.

–  –  –

НЕ НАРІКАЙ НА ДОЛЮ ВСУЄ

О Боже, я стаю старий-старий:

тече сльоза, давно не ходять ноги, як грудка снігова, летять з гори, накочуються болячки й тривоги.

Від них уже нікуди не втечеш, та, власне, й утікать нема резону:

бо не узори – павутиння тчеш на заповіданих життя кордонах.

Про це жалітись якось не з руки, неначе сів старенький у калошу, цвітуть тобі не ружі – будяки, та й сам, либонь, на попіл ти похожий.

Затримався у гостях – знаю й сам.

Чому ж снагу й натхнення досі маю?

Відкрився несподівано Сезам, вірші в потоках сонячних шукаю.

Тож нарікання ці – мов оговір себе самого на свої ж недуги.

Душею виджу, хоч поганий зір, весною пахне, хоч довкола – хуга.

Карбую гордо чари віршові, реве ріка версифікацій вирів.

І повно сонця в сивій голові, і серце в грудях служить тобі щиро.

Чи варто нарікати на судьбу?

Таж ні! Лиш відбиваюсь от болячок:

їх знехтував цілісіньку юрбу, допоки оптимізм – мій вірний мачо.

–  –  –

ИГРАТЬ СЕБЯ

Играть себя среди кривых зеркал И свято верить в точность отраженья.

Среди абсурда верное движенье Найдёт лишь тот, кто истину искал.

Познать тепло в золе горячих глаз, Но ощутить, что мир давно расколот, Что не огонь, а леденящий холод Сильней, чем пламя, обжигает нас.

Обиды, боль, предательство... Опять Горчат слова потерянной моралью, Чтоб мы, себя увидев в зазеркалье, Сумели что-то важное понять.

***

К словам пора бы относиться строго:

Ведь каждое какое ни возьми!

Первоначально было в небе Богом, А после замусолено людьми.

Но как бы ни сложилась наша сага,

Слова хранят присутствие Творца:

Напишешь их оплавится бумага, Произнесёшь засветятся сердца.

ВРЕМЯ

–  –  –

* Ян Гевелий – выдающийся польский астроном, знаменитый конструктор телескопов, который внёс в «Звёздный Атлас» одиннадцать новых созвездий, в т.ч. и созвездие «Гончие псы».

<

–  –  –

В отчаянье достигнув края, В душе раскаянье копя, Бежим от Псов, не понимая, Что убегаем от себя.

ДЕН БОСХ

Каналов изумрудная водица, Соборы в небеса устремлены.

Мы ехали в Ден Босх, чтоб насладиться Сверхсовременной гранью старины.

Июльский полдень зноем занедужил, И грезил город, жаром обожжён.

Казалось: Босх, увидев наши души, Прописывал в пространстве суть времён.

И было ощущенье атмосферы, Царил фантазий дух неукротим.

Не зря над храмом чудились химеры, В реальность прилетевшие с картин.

А мир спешил, кружил на перекрёстках, Заманивал открытостью дверей.

Мы с каждым шагом приближались к Босху.

И с каждым шагом делались мудрей.

ТЕПЕРЬ Я БЛИЖЕ К ВАМ

–  –  –

НУ ВОТ И ПРОЙДЕН ПУТЬ

Ну вот и пройден путь, что слыл неодолимым.

И сделан первый шаг, ведущий за черту.

Не тянет плечи груз, казавшийся любимым, И рухнула душа в густую пустоту.

Отныне нет причин гонять себя до пота.

И можно отдохнуть от вязкой маеты.

Но если у тебя ни дела, ни заботы, Признайся сам себе: кому же нужен ты?

Я ТЕБЯ ИЗБРАЛА

–  –  –

*** Как мало мы могли, сколь многого хотели, За выгоду дрались, поставив жизнь на кон.

Чтоб созданных богов щедроты не скудели, Мы разбивали лбы пред ликами икон.

Мы жаждали в богах свои же видеть страсти, И жертвы-взятки дав – авось не громыхнёт! – Считали, что они, как мы, стремятся к власти, Что власть над нами – суть божественных забот.

Что проку к небесам взывать теперь в тревоге?

Мы наделили их подобием своим.

Мельчает человек, а с ним мельчают боги.

И горько сознавать: процесс необратим.

–  –  –

ПЛЯШИ, МАРКИТАНТКА!..

Пляши, маркитантка, – торговка, подруга, жена!..

Тебе ли не знать, какова у свободы цена на ратных дорогах, в тиши деревенской глуши?

Костёр догорает… Пляши, маркитантка, пляши!

Чем больше, тем горше: напиток любови горчит, и тяжесть похода – не повод для новых кручин.

Начищена сбруя, труба захлебнулась: пора!

О славные подвиги ратные!.. С Богом! Ура!

…Вояке дитя ни к чему. Да и ей не впервой… Заварено зелье и выпито: пой или вой… Ей – корчиться в муках, толпе – улюлюкать вослед.

Товарка прикрикнет, схоронит кровавый послед.

–  –  –

Состарится тело, и станут привычны – хула, сомнений обноски да крошки с чужого стола.

Но это потом… А пока – веселись от души, солдат потешая. Пляши, маркитантка, пляши!

С ОЩУЩЕНЬЕМ ПОЛЁТА…

–  –  –

Сменить бы печаль на привычку отчаянно жить.

А наше "вдвоём" прокрутить от исхода к началу, спросить у судьбы: ну зачем ты тогда обещала нездешнее море и в синь облекла витражи?

–  –  –

Кому по нутру, коль надрыв напускной нарочит?

Не время для жалоб… И я с ощущеньем полёта слагаю стихи да варенье варю из гриотов*, – какой аромат!.. Только вот послевкусье… Горчит.

–  –  –

* Гриоты – (морели), сорта вишни с тёмно-красными, почти чёрными плодами.

** Уго де Сад (по прозвищу "Старик") в 1325 году женился на Лауре де Нов, которую позже воспел Петрарка.

–  –  –

ПОЧТИ ПО ПРЕВЕРУ

В маленьком доме, что был нарисованной клеткой, песня двоих превратилась в унылое соло.

Краски померкли, и сквозь неприглядность обоев вновь проступили нелепые жёсткие прутья.

Мир заоконный остался за спущенной шторой, и в полумраке прихожей так долго искала женщина-птица открытую хлипкую дверцу, крылья усталые спрятав под старенькой шалью…

–  –  –

А вьюга мела… Проступила ограда сквозь снега хмельной перепляс… Заснеженный холмик – скупая награда за хлопотно прожитый час.

К чему нам оплакивать снова былое?

И так изрыдалась пурга!..

Пусть время латает бесстрастной иглою разлуку, где мы – берега.

Ранима обёртки цветочной туника, но холод… действительность… шок… И хруст целлофана – задавленным криком… И роз почерневший ожог … *** Я в новое время вписалась не очень, прости, – так случилось.

Знамёна отваги изорваны в клочья, иное – забылось…

А век наш двадцатый и горек, и сложен:

не то, чтоб увечен, – распят и историей нашей низложен, и просто развенчан.

–  –  –

*** Бог Ночи на небе небрежно глазунью испёк и звёзды рассыпал кристаллами соли.

Ты спал, а я снова пила свежевыжатый сок:

купаж из тоски, раздраженья и боли.

Ты спал, мне оставив занозы колючие слов, что, в сердце вонзившись, нещадно болели.

Шептались в углах легкокрылые сонмища снов, им так не терпелось со мной оказаться в постели;

набросить на мысли тончайшую ткань забытья, дать отдых короткий душе изболелой.

Ты спал. А от нас уплывала в безбрежность ладья, в которой Любовь сиротливо сидела…

–  –  –

ШОРОХ СТРАНИЦ

Как ребёнка – чуть дыша – в кровать, Уложила мысли в рифмостроки.

Шелестит страницами тетрадь…

Как бы шорох тот суметь понять:

Что там – одобрение? упрёки?

ДО И ПОСЛЕ… Жизнь разделилась на до и на после встречи, Градом осколочным душу небрежно калеча.

Время разбилось на клочья, обломки, части.

Времени нет, если в нём не живёт Счастье.

День разделён, как глобус, на море и сушу;

На чёрно-белые полосы – шире и уже.

День разделён и прочитан, день подытожен.

Он, не прощаясь, уходит. И ты тоже?..

РИКОШЕТ

«Тебе не очень скучно без меня?» – Спросила я, присев игриво рядом, Когда в разгар субботнишнего дня Ласкал ты телевизор долгим взглядом...

–  –  –

ЗАКОНОМЕРНО ВСЁ!

Бей в грудь себя, рыдай – прилюдно или тайно, Грехов не отмолить, во всём других виня.

Закономерно всё! И вовсе не случайно:

Когда простишь других – тогда простят тебя!

–  –  –

… Прощайте, Сура й нерозбуджена Пенза, (Світанок гніздиться в червневому сні) – Додому вже їду, а пам’яті пензель Мазками брунькується на полотні… ФІЛОСОФЕМА

–  –  –

СУББОТА У МОРЯ

Суббота у моря. Кафе и палатки.

Октябрь, но у берега плюс двадцать восемь...

Синильное лето в безумном припадке Царевной-лягушкой бросается оземь.

Ни капли дождя, и на утреннем бризе Метёлками пальм очищается небо.

Десяток маслин и полоска редиса – Набросок на ломтиках сыра и хлеба.

Под крепкий чаёк с ароматной заваркой Я грежу о чём-то простом и хорошем, И мир, удивительно светлый и яркий, Блестит как игрушка в горячих ладошках, Как тонкое пламя твоей зажигалки, Как фраза (с улыбкою вполоборота), Как время, которое тратить не жалко, Когда ожидаешь от жизни чего-то...

Неделя пройдёт – и наступит суббота...

–  –  –

Кустарник в низине Прутами в корзине Торчит, как пучок асимптот.

Манят апельсины, В цветах бирючины Мерцают цветные шмели.

–  –  –

«Пока серпантин, мишура, канитель...»

Мелькают в холодной российской столице, Качаются пальмы у входа в отель, И в море народ полуголый резвится.

Дельфиньи улыбки в зелёных волнах И брызги в лицо – на носу теплохода, И ветер солёный до рези в глазах...

(Всего за неделю до Нового года.)

–  –  –

РОЗДУМИ НА ВЕЛИКДЕНЬ

Велика Ніч дорогу стелить ясну Крізь темряву Велико-Дню святому.

Люд християнський освящає Пасху, Забувши негаразди, біль і втому.

Життя – крута дорога на Голготу, Син Божий нам взірець являє страдний.

Будь перехожим і не дбай про злото, Тоді дорогу подолаєш ладно.

Радій малому, поможи голоті, І не шкодуй, що шлях такий тернистий.

Він тільки твій, люби свою Голготу, Гору страждань і щастя, й вічних істин.

–  –  –

Зелене свято – о тремтливий лоскіт брести босоніж в чебрецях!

Зелене свято – о веселий клопіт!

у лузі накосить сінця.

Розсипать м’яту по долівці під ноги Сина і Отця.

Дитя погладить по голівці, розкрилить для добра серця.

Тополі гілочку вломити і притулити до лиця, васильками чоло умити – йде Трійця-П’ятдесятниця!

Зелений борщ в печі парує, зітха квасець у пирогах.

І радість неземна вирує, і відступають біль і страх.

Всі, мов апостоли, багаті, Буяє сяйво чистоти.

І на клечані білі хати з небес ісходить Дух Святий.

–  –  –

То чим же тобі я, горобчику, не догодила?

А може, чимось прогнівила нелагідну долю?

А може, співала не так, чи без міри любила?

Як жаль за тобою! А літо минає поволі...

ОСІННІ ЛЮДИ Все ще вабить серпень свіжим сіном, Медом ще дарує щедрий Спас.

Ми – не літні люди, ми – осінні, Літечко склював підступний час.

Осене, надходить час прозріння, Літечко, прощай, вже назавжди.

Ми – не літні люди, ми – осінні, Нас уже полюють холоди.

Але вперте серце не здається, І летить твоє навстріч мені.

Хтось на нас скептично озирнеться, «Літні люди, а в очах – вогні».

–  –  –

БЕРМУДСКИЕ СТИХИ

Расходятся и тонут корабли, и самолёты прыгают с небес на зов сирен, русалок и невесть каких невест, поющих о любви.

Не гневайся и бога не гневи, когда в него такой вселится бес, что, став быком, не разберётся Зевс в Бермудской анатомии любви.

Мы разные как люди меж людьми с особыми приметами и без, но все равны, как Пушкин и Дантес, в Бермудской демократии любви.

О, страсти синема и СиТиВи:

секс на миру – на вынос, на развес, и голубой, и розовый подсекс Бермудской современности любви.

–  –  –

Совсем забыть дорогу к гастроному, тем более, в «стекляшку» и кафе, послать вакханок бешеных в дурдомы медсёстрами. А Вакха подшофе – в семью, к жене на аутодафе.

Послать к «Delete» and «Home» в ноутбуке пароли, адреса и номера, выть на луну, как волк в собачьей будке, урчать, как Мурр без Мурки до утра, и кукарекать солнце на-гора.

Настоянным на байке-утке-слухе быть или слыть политиком Киже прикухонным. И в кухонной задухе считать гроши, как некто в Деляже, да и в других местах такие же.

Такие шутки, номера и штуки выкидывать поштучно в кураже, дудеть в дуду, плясать под чьи-то дудки, забыв, что время позднее, – уже пришла пора подумать о душе.

Сугробиться над чистыми листками.

Что может быть белей черновика, где снегом рассыпаясь под руками, как первый снег, не лепится строка по физике живого языка.

Чтоб мысль, зардевшись где-то в примитиве, глядела на тебя из-под стола

–  –  –

по-детски, как глагол в инфинитиве, вне времени, без рода и числа, белым-бела, в чём мама родила.

Она ещё не хочет и не может ни речью течь, ни на бумагу лечь, её, шальную, предстоит стреножить, дурную – высечь, тёмную – просечь, дабы извлечь, сиречь, её изречь.

Ведь нечто всё же служит промежутком между сырой водой и кипятком, рассудком между страстью и поступком, Европой между Зевсом и быком, не то, чтобы таинственно, – тайком;

Особой частью речи – междометьем, особым видом ветра – сквозняком, что вовсе б не случилось, не заметь я, что после мысли – перед языком, и по-иному скажется в другом.

Как из воды и в воду, безусловно, уходит снег; и в Хроносе-отце идут часы, – вновь возвращаться в Слово, которое в начале и в конце, как Первое Лицо – в моём лице.

–  –  –

*** …и всё же – Наталья, Наташа – кой чёрт приплели Натали… Твой суженый, муж твой упавший – кровинушка русской земли.

Твой суженый, муж твой упавший, и молодцу ты не жена ль.

Поставь ему свечку, Наташа.

Наталья, свечу зажигай.

Средь сотен российских безвестных, судьбу не оплакали чью, – дрожащую свечку невесты и матери скорбной свечу.

По пламенной ней, по горючей, падучей, как рыба об лёд, поймёт тебя юный поручик – идущий под пули поймёт.

И будет судьба его та же, но только короче, лютей.

Уж так получилось, Наташа, уж так повелось у людей.

И все обвиненья напрасны, и все оправданья пошлы, коль лучшие ямбы и страсти сквозь имя Наталья прошли.

–  –  –

Принишкла втомлена печаль, Дрімотно позіха, І в грудях безпричинний жаль Потроху затиха.

Там, під дощем, в безодню крок Здійснивши наугад, Зірвавшись з гілки, впав листок На змочений асфальт.

–  –  –

ВЕДЬМА И ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ

Я падала, падала, падала, падала – В безумный, бездумный, бездушный квадрат.

И чёрное пламя, сожравшее радугу, Метнулось – последние силы забрать.

Пытается свист ноты верхние вытянуть, Чтоб я захлебнулась – и свистом, и тьмой.

Пике... Из него (безнадёга!) не выйти мне.

...Пугали напрасно сумой да тюрьмой.

С любою бедой я б играючи справилась И крест бы – любой! – до конца донесла, А в чёрном квадрате исчезли все правила.

Ни вздоха, ни грана чужого тепла...

–  –  –

Моё помело зависает над кромкою.

Обратно, обратно, обратно, обрат...

Но... Врёшь, дорогой, «но» не катит, поверь мне.

Я здесь, на свободе! И чёрт мне – не брат!

...Пьём чай за столом. С ежевичным вареньем.

Ты мне ухмыляешься, чёрный квадрат...

Тебе говорили, что ты – бесконечность.

В тебе, говорили, таятся миры.

Не просто квадрат, а весомое Нечто, Ловушка неведомой чёрной дыры.

И ты, возомнив, посчитал себя Богом.

И значимей ты притворился стократ.

Ничто, а не Нечто. Зря рядишься в тогу, Обычный, заляпанный тушью, квадрат.

–  –  –

*** Сувій мого життя розхриставсь у дорозі.

Колись вперед котивсь – ні зморшки не було.

Святковості вінець в русявому волоссі Осяював пітьму, відштовхуючи зло.

Потроху він згасав. I на сувої гори Негоди намели. Я їм втрачала лік.

Замети сніговій з мого позводив горя.

I кучугури ці вкорочували вік.

Моя чекає юнь і досі. Зачекалась.

Колись я повернусь... Не зважу на роки.

Сувій мого життя вже розгорнувсь чимало.

Якби піти назад – я бігла б залюбки.

Через усі сніги, розхристаність, подертість I зараз би мій дух летів, як від біди.

Як ранок обійму, здається, можна вмерти.

Та ні, я доберусь і житиму завжди!

Но мы с тобой навечно расставались И в разные садились поезда.

А вслед мели вишнёвые метели, Дороги заметая в день вчерашний.

Мы ни о чём с тобой не сожалели, И не было ни холодно, ни страшно… *** Душа иссякла на сегодня, Испив события и лица.

Уже рассвет в окно струится, Я нынче рифме неугодна…

–  –  –

*** Сегодня видела, как на исходе дня Взметнулись ввысь две тени, два крыла.

Хранитель мой, ты оставлял меня, Когда тебя я слышать не могла!

–  –  –

*** Мы перестали письма слать друг другу, И скоро упразднятся почтальоны.

Шагает жизнь по заданному кругу:

Цветут и опадают снова клёны,

–  –  –

Последнее письмо мне мама написала… В нём: «Приезжай скорей, любимая, домой».

И вот уж сколько лет пустует ящик мой… Стал мир иным, и я другою стала.

Отец и мать… как радостные сны!

Я многое отдам сейчас, поверьте, За то письмо в истрёпанном конверте, За те слова, которым нет цены… Безкінечні степ й запорізька гребля, Безкінечні рід й прадідівська кров...

Як бійці з імли, поставали верби – Вартові Землі стережуть Дніпро.

А покрай ріки – цугом – їх коріння, Сплетене щорік тисячами вен.

В вербницю вони гомінким цвітінням Провіщають нам небо громове.

З деревних рослин – перші одягають Листяне вбрання, й кобзи з них такі – Досі ще гудуть в козаків-Мамаїв, Гру перейняли – наші козаки.

–  –  –

Когда-то юная славянка (По жизни – пленница Любви, Но с горделивою осанкой) Здесь пела: «Будем вместе мы!»

Поблекли давние виденья, Пустой и тусклый нынче звук.

…Забытых рук прикосновенье Узнало пианино вдруг!

–  –  –

З ПОЕТИЧНИХ КВАНТІВ

*** Що вболівати за всесвітні події, тінню відбитих на скрижалях Історії?

Що там базікати з верху Палати:

«Ми – більш-менш нічого, менш-більш достатні...»?!

Якщо є голодна дитина на паперті...

–  –  –

Тает клин журавлиный. Небес целина В ореоле гамзатовских строк.

Я пока на Земле… Из маршрутки видна Вереница зазывных бистро.

Вот «Медтехника», арка, приветливый двор, Что сиренью пропах и грозой.

Сколько судеб людских, сколько свадеб и ссор Повидал этот дом щегольской!

–  –  –

Журавлиная стая курлычет, зовёт… Промельк мест… А в душе – ледники… Пролетай мимо, клин!

А меня кто спасёт?! – Лишь родные мои старики.

Утром тихо выйдешь на крыльцо, Несказанной нежности полна.

Чьё на пальце светится кольцо, Милая моя?

Неспеша пройдёшь в зелёный сад, Ласково посмотришь на цветы.

Я тобою любоваться рад, Милая моя!

Все мои мечты оборвала, Захлебнулись песни соловья.

Подалась в счастливые края Милая моя.

–  –  –

Захвалили – заляпали, Захватили – залапали, Захватали – затискали, Уравняли с артистками.

Проглотили зелёную, Отпустили – дублёную, Ни живую, ни мёртвую – Как монету истёртую… Из окна ты голубкою Пьяной осенью выпорхнула Словно крыльями – юбкою!

Только к небу – не вытянула…

–  –  –

ПРОЗА

НЕВИДИМАЯ БОРЬБА

Человек стоял на коленях на краю обрыва и безжизненным взглядом смотрел вдаль. В его взгляде уже не было ужаса – только равнодушие и полная безысходность.

А за его спиной, крепко ухватившись за руки, кряхтя и тужась, боролись и тянули его – каждый в свою сторону – два невидимых существа.

– Я всё равно столкну его в пропасть, – шипело сквозь зубы одно из них.

– Как бы не так! – с усилием отвечало второе. – Он найдёт в себе силы подняться!

– Нет, он слаб и не в силах противостоять ударам судьбы, поэтому обречён погибнуть! – визгливо восклицало первое.

– Судьба каждому посылает испытания, – напрягаясь, чтобы перетянуть противника, сдавленно шептало второе.

– Но при этом даёт шанс и силы преодолеть препятствия.

– Чепуха! Я помогаю судьбе избавлять мир от неудачников и слабых, и на этот раз я не отступлю!

– Ты – тоже испытание, посланное судьбой, – прилагая последние усилия, выдохнуло второе существо, – а я помогаю человеку обрести уверенность в своих силах и подняться с колен безысходности.

АльманахТатьяна Валовая 99

Каждое из этих невидимых существ было искренне уверено в своей правоте. Они не раз сходились в подобной схватке за человека, и победа далеко не всегда оказывалась на одной и той же стороне. На этот раз поединок длился достаточно долго, и силы противников были на исходе. Не видя и не слыша всего этого, человек, чуть наклонившись, заглянул вниз. То, что он увидел, привлекло его внимание, и что-то в его взгляде переменилось.

Со дна пропасти, с усилием взмахивая крыльями, какими-то нечёткими кругами поднимались две птицы. Было видно, что одна из них – сильнее, и когда другая, ослабевая, теряла высоту полёта, первая спускалась к ней и кружила, словно поддерживая и подбадривая подругу. Зрелище борьбы за жизнь двух выбивающихся из сил пернатых завораживало. Человек не мог оторвать взгляда от их полёта, который то прерывался, то возобновлялся.

Два существа за его спиной продолжали свою невидимую борьбу – сопя и задыхаясь, безмолвно стремясь к победе.

А полёт – борьба с судьбой – двух птиц продолжался.

Наконец они вырвались из плена пропасти и устроились на краю скалы. Человек облегчённо перевёл дыхание. Одна из птиц – та, что была покрепче, – немного отдохнув, рванулась в поднебесье. Вернувшись, она ткнулась клювом в клюв подруги, после чего птицы что-то прощебетали одна другой.

Человек сбросил с себя оцепенение, поднялся с колен и быстрым шагом пошёл прочь от обрыва. Он даже не оглянулся на лёгкий шелест за своей спиной.

Обессиленные борьбой Отчаяние и Надежда, суетившиеся позади него, прекратили свою схватку.

–  –  –

Да простит меня читатель, но начну я немножко «сбоку».

В купе поезда едут англичанка, француженка и русская. Из всех попутчиков только француженка знает, кроме родного языка, немножко – английский и немножко – русский.

Утром англичанка не находит своих туфель. Ей кажется, что туфли взяла русская, и она просит француженку, чтобы та перевела русской просьбу вернуть туфли. В ответ на это русская говорит:

– Здрасьте, я ваша тётя!

В переводе француженки это звучит так:

– Она говорит, что является Вашей родственницей.

Англичанка удивлена, но просит вернуть тогда деньги за туфли. Русская отвечает:

– После дождичка в четверг!

Перевод француженки:

– Она говорит, что сделает это, как только будет хорошая погода.

– Пусть тогда вернёт хотя бы половину стоимости, – просит англичанка.

– Щас! – отвечает русская.

Француженка переводит:

– Она готова, но Вам придётся немного подождать.

Этот анекдот советских времён, у которого есть забытое мною окончание, сразу вспомнился, когда произошла история, стоившая мне немало нервов и времени, и денег, кстати, тоже.

Начну с того, что я – иммигрантка и в течение нескольких лет живу в Германии, периодически посещая родину.

* Die deutsche sprache – немецкий язык (нем.).

–  –  –

Пребывание в стране с другим языком, конечно, началось с изучения этого языка – курсы нескольких уровней были пройдены мной успешно. Разговорный немецкий я освоила сносно, в общем-то, понимая речь в необходимых мне пределах.

Но немецкий язык (а быть может, не только он) коварен тем, что его официальный вариант, т. е. язык отчётов, писем, циркуляров, предписаний и т. д., очень сложен.

Даже не все свободно говорящие по-немецки могут разобраться в текстах документов, получаемых периодически от властей.

Моя близкая знакомая (назову её К.), живущая в том же немецком городе, что и я, и свободно владеющая немецким, всегда помогает мне вести переписку с местной администрацией.

Иногда, находясь за пределами Германии, я получаю от К. срочное сообщение и вынуждена мчаться обратно, поскольку возникает необходимость в чём-то отчитаться перед властями или ответить на какое-то официальное письмо. На этот раз К. сообщила мне, что на мой адрес пришло письмо с предложением – ни много, ни мало! – в течение четырёх недель освободить предоставленную мне квартиру, в которой я живу на протяжении уже нескольких лет.

Вы можете представить себе моё состояние при получении этой депеши? Не можете? Так я вам скажу: сначала – ступор, затем – паника с полным отсутствием какихлибо мыслей, затем – жуткий мандраж.

Срочно выезжаю в Германию, на месте выясняю подробности. В письме, пришедшем на моё имя, по словам К., мне сообщают, что дом, в котором я живу, собираются продавать, поэтому в течение четырёх недель я должна освободить квартиру. Вместе с приятельницей мы придумываем ответное письмо, в котором указываем, что я – старая, больная фрау (что, конечно, отчасти соответствует действительности) и не могу выполнить требуемое. Отправляем.

Форум №8102 Татьяна Валовая

На всякий случай я обращаюсь ещё к одному «толмачу», свободно владеющему немецким языком по долгу службы.

Он, прочитав письмо, хватает трубку телефона, куда-то звонит, что-то кому-то разъясняет по-немецки, несколько раз называя мою фамилию. После чего успокаивает меня: будем надеяться на благоприятный для Вас исход.

Я, похудевшая на несколько килограммов, продолжаю терзаться неопределённостью. Наконец, мне в голову приходит мысль спросить у соседей по дому, с которыми я общаюсь, получили ли они подобные письма. Оказывается, никто не получал! Но продавать-то собираются весь дом,а не только мою квартиру!

Через знакомых нахожу женщину, 20 лет живущую в Германии и тоже свободно владеющую тем же немецким языком.

Она, прочитав злополучное письмо, удивлённо вскидывает брови – в письме говорится, что дом действительно собираются продавать, но это – дело долгое, оно может затянуться на годы, покупателя на него пока нет. Мне же предлагают выкупить квартиру, в которой я живу, за 55 тысяч евро, и если я согласна, просят сообщить об этом в течение четырёх недель.

У меня от этой новости просто «едет крыша» – и я, «старая и больная фрау», с помощью моей новой знакомой, разъяснившей мне суть письма, письменно обращаюсь к властям с убедительной просьбой оставить меня в этой квартире, к которой я привыкла. К тому же, у меня под окном

– кусочек земли, на котором растут цветы и кустарники, посаженные мной, и это тоже имеет для меня значение!

Через некоторое время я получаю ответ, в котором говорится: землю под окном мне продать не могут, но могут продать квартиру не за 55, а за 51 тысячу евро. И если я согласна, я должна в течение четырёх недель сообщить об этом.

«Щас!» – думаю я в ответ, но письменно зафиксировать это почему-то не решаюсь.

Альманах

–  –  –

ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ

Послеобеденные часы Екатерина Игнатьевна любила проводить на бульваре. С утра, как всегда, справлялась с домашними делами: наводила в квартире идеальный порядок, готовила впрок пищу, а потом шла на «причал души» – так она мысленно называла любимую лавочку под тенистой акацией.

Вдовья доля сурова: не с кем словом перекинуться. Полтора года прошло, как похоронила своего Николая Ивановича, с которым прожила долгую жизнь, полную редких радостей и несветлых печалей. После смерти мужа тишина в доме угнетала своей безысходностью. О будущем думать не хотела – и умирать боялась, и жить давно устала… Всякий раз на свой день рождения – первого сентября – в грядущее входила, как в первый класс. У судьбы просила помилования. Судьба просьбу исполнила: восемьдесят первый год пошёл, а сердце не шалит, не подводит. Завидное долголетие досталось: в больницах не лежала – «ремонтировать» нечего. «Видимо, умереть суждено от старости, а она, милая, не лечится», – думала о себе с появившейся в последние годы иронией. В санаториях с мужем, конечно, отдыхала, и не раз – то в Крым ездили, то в Карпаты.

Форум №8 Виталий Валсамаки Сёстры тоже удивительно живучими уродились. Нынче весной была приглашена к средней, которая на четыре года постарше, а самой старшей сестричке и вовсе скоро девяносто исполнится. Обе при памяти, особого ухода за собой не требуют. Обе в Нижнем Новгороде живут под присмотром детей да внуков.

А вот Екатерина Игнатьевна отказалась ехать к сыну в Москву. Зачем нарушать покой и порядок его суверенной семьи, коль сама вполне способна себя обслуживать? И ещё две причины держали её в родном городе: новая Москва с некоторых пор ей разонравилась совсем, она превратилась в невозможно шумную и кичливо богатую барышню – роскошь выпирает отовсюду, уже не во всякий магазин хочется зайти. Да и дышать нечем, особенно в летние дни. В её студенческой молодости столица была иной – в ней сохранялся восхитительный уют старинных улочек. Новая архитектура строящихся сталинских высоток не создавала ощущение ничтожности человека. Из окна квартиры сына виден исполин – памятник царю Петру. Чудовищное, несуразное творение! Однажды прошла по набережной Москвы-реки, внимательно рассмотрела сие безобразие и потом долго сокрушалась: неужели ради жирного гонорара можно так издеваться над обликом города с такой великой историей?! С прогулки к дому сына приползла пришибленной букашкой… А вторая причина… О ней она думала потаённо – то с замиранием сердца и тихой улыбкой, то с хронической, неизбывной печалью.

Жизнь в южном украинском городе за последние два или три десятка лет внешне вроде бы очень мало изменилось, всё новое приходило постепенно и как-то, увы, незаметно. Несколько лет назад широкую аллею на том бульваре, где жила Екатерина Игнатьевна, вымостили плиткой, установили удобные лавочки и красивые фонарные столбы.

Ещё когда был жив Николай Иванович, они приходили сюда в предвечерние часы поблаженствовать, посиАльманах Виталий Валсамаки 105 деть рядышком и помолчать. Особенно хороши были последние дни августа и начало сентября, когда несносная жара отступала, и почти до середины осени устанавливалась тёплая сухая погода.

Косые вечерние лучи пронзали звонко-зелёную или золотую листву деревьев, и она блистала драгоценными каменьями, как в сказке Бажова про хозяйку Медной горы. Тихая радость жила в природе и плавилась в груди… Теперь к той же лавочке под старой акацией она приходит одна. Стоят такие же тёплые дни, и такой же предвечерний небесный мягкий свет насквозь пронзает листву разлапистых ветвей деревьев. По уютной аллее неспешно гуляют люди – кто парочками, кто в одиночку. Молодые мамаши катят впереди себя коляски с маленькими человечками, шустрая детвора играет – всё остаётся так, как было всегда.

«Увяла ягодка, старухой стала. И умереть забыла – склероз. Пора, пора на небеса», – выносила нещадный приговор себе и всё никак не могла подвести итог, решить главный вопрос: счастливая ли ей досталась доля или чуточку с гнильцой. Так получилось: мужа по-настоящему не любила, но, вопреки сердечной прохладе, до последнего часа ценила в нём некоторые человеческие качества. Как былинка к былинке когда-то незаметно приросла корнями, свилась накрепко. Быть может, с годами воспиталась привязанность, которую принято называть привычкой. А привычка… от неё запросто не избавиться – липкая зависимость угнетает. Заботилась о муже, переживала его неудачи, улыбалась его радостям. Но любовь такой не бывает – теперь она это знала точно… «Влюбляться, когда тебе восемьдесят – занятие глупое и, по всему видно, грешное, – думала обречённо. – Ну что ж, глупость нежданно свершилась. Давно свершилась, и как-то помимо воли. Не с первого взгляда, без молодого любовного угара, но незаметно подстерегла, настигла.

Человек по жизни много глупостей творит. Одной больше, одной меньше… А здесь случай особый: стара уже, Форум №8 Виталий Валсамаки а строптивому сердцу приказать не получается. Много раз пыталась – не слушается. Вот уже двадцать лет с ним спорю, умом понимаю, да что проку!.. Жизнь стала похожа на мексиканскую мыльную оперу. Виновата ли? Грешна ли?.. Говорят и пишут, будто Бог – есть любовь. Значит, любовь – божественное чувство. Пусть такое позднее, но именно божественное. Каждому человеку оно совершенно необходимо, в нём отпечатан некий высший промысел. И тайна, и испытание, и загадка… За поворотом всякого дня есть некая недосказанность».

Глаза размочила печаль. Достала из сумочки платочек, промокнула набежавшие слёзы. В который раз мысленно принялась ругать себя за неразумное чувство, но и после самобичевания сердце не гасло – в нём сияло народившееся счастье. Оно постоянно выскакивало из под конвоя совести, и в сознании возникал новый мир, рисовалась совершенно иная судьба – правда неправды, с иными ощущениями и новыми картинами… В мыслях жизнь рисовалась иной, но оскорблённая совесть при этом нудно бормотала: «Пришло время, когда тебе идеалы не нужны. Ты напрасно лепишь в голове романтические глупости, в них не дано прожить ни единого мгновения».

И тогда в своё оправдание Екатерина Игнатьевна убеждала себя, что поздняя любовь – тоже настоящее чувство и, оно скорее всего, именно то утешение, что осталось от всей прошлой жизни. Нет, ей уже не требовалось ни ласк, ни дурмана красивых шёпотов – достаточно хоть иногда видеть дорогого человека и сознавать: Он – есть!

Часто гадала, но не могла решить – во спасение или в наказание пришла такая маета? Стыдилась себя, всматривалась во взлохмаченную душу, пыталась высмотреть всё до самого донышка, но покоя не находила. Чёрная дыра разочарований… Никакой дратвой не стянуть. Так и жила все последние годы: с тех самых пор, как встретила Его – кумира своей бессонницы.

Альманах Виталий Валсамаки 107 И опять за тридевять зим уносится память… Ах эти возвращения в былое – они высасывают душу! Страницы пережитого пожелтели, но из памяти не стёрлись.

Помнится, в студенческие годы подруги завидовали, когда за ней принялся ухаживать высокий и красивый старший лейтенант. После такой страшенной войны молодые парни и не перекалеченные мужики были в невозможном дефиците, а тут – настоящий принц на белом коне.

Дважды делал предложение, а она отнекивалась. Лишь на третий раз неохотно согласилась.

На то время ей уже исполнилось двадцать шесть лет – дождаться нового принца шансов не осталось. Безрадостно вживалась в роль супруги, примечая в спутнике жизни крайнюю скудость интересов – кроме службы Николая почти ничто не интересовало. Он и дома разговаривал както по-военному казённо, словно команды отдавал. Приходил со службы, валился на диван и читал свежие газеты. За все годы в руки интересной книги не взял и в театр ни разу не удосужился пригласить. Даже на вопрос: «Ужинать будешь?» – отвечал, как по уставу: «Так точно!»

Не раз просила избавиться от казарменных словечек – бесполезно! За внешним благополучием никто не замечал её внутренней драмы, не слышал, какие мысли змеились в голове. Так и не заставила жаждущее сердце полюбить суженого, но была верна мужу во все времена. Предать не решалась, ибо блуд считала величайшим из всех смертных грехов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«Руководство: Интермиттирующий режим приема детьми дошкольного и школьного возраста препаратов железа WHO Library Cataloguing-in-Publication Data Guideline: Intermittent iron supplementation in preschool and school-age children.1.Iron administration and dosage. 2.Anemia, Iron-deficiency prevention and control. 3.Child, Preschool.4.Child. 5.Dietary supplements. 6.Guidelines. I.World Health Organization. ISBN 978 92 4 450200 6 (NLM classification: WH 160) © Всемирная организация здравоохранения,...»

«азастан Республикасы Білім жне ылым министрлігі Ы. Алтынсарин атындаы лтты білім академиясы Министерство образования и науки Республики Казахстан Национальная академия образования им. И. Алтынсарина АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНДА ИНКЛЮЗИВТІ БІЛІМ БЕРУДІ ДАМЫТУДЫ ТЖЫРЫМДАМАЛЫ ТСІЛДЕРІ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К РАЗВИТИЮ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН Астана азастан Республикасыны Білім жне ылым министріні 2015 жылы 01 маусымдаы № 348 бйрыымен бекітілген. Утверждена приказом Министра...»

«Морфология и распространение Veronica incana L.,V. сhamaedrys L., V. beccabunga L. Горно-Алтайский государственный университет Агаркина Ю.А., 125 гр. Науч. рук. Собчак Р.О. Род Veronica L. включает около 250 родов и 3000 видов, произрастающих по всему земному шару, в Республике Алтай – 18 видов, наиболее распространенными из которых являются V. incana L., V. сhamaedrys L., V. beccabunga L. (Ильин, Федоткина, 2008). Вероника дубравная (V. chamaedus) в народе это растение называли: анютины...»

«I mediasummit.primorsky.ru ИТОГИ Сборник материалов Владивосток, о. Русский 3–4 июня 2014 Региональная общественная организация «Приморское краевое отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»I ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ МЕДИАСАММИТ ИТОГИ Сборник материалов Владивосток Издательство Дальневосточного федерального университета УДК 316.77 (094) ББК 76 П26 Составители: В.С. Кокарева, Е.А. Сенько, О.А. Ткаченко I Дальневосточный МедиаСаммит. Итоги : сборник материалов / [сост.:...»

«ОдесскАЯ нАциОнАльнАЯ АкАдемиЯ пищевых технОлОгий Лучшие инженерные традиции с 1902 г. Одесса-2012 ББК 74.583 (4 Укр-4 Оде) УДК 378.666.4 (477.74) (09) К 190 Кананыхина, Елена Николаевна Одесская национальная академия пищевых технологий / Е. Н. Кананыхина, А. А. Соловей, Н. П. Белявская; – под ред. проф. Б. В. Егорова. – Одесса: ТЭС, 2012. – 240 с. : ил. 675 Под редакцией проф. Егорова Б. В. Авторский коллектив: доц. Кананыхина Е. Н., доц. Соловей А. А., Белявская Н. П. Составители:...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/21/KIR/1 Генеральная Ассамблея Distr.: General 4 November 2014 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Двадцать первая сессия 1930 января 2015 года Национальный доклад, представляемый в соответствии с пунктом 5 приложения к резолюции 16/21 Совета по правам человека* Кирибати * Настоящий документ воспроизводится в том виде, в котором он был получен. Его содержание не означает выражения...»

«МИНИСТЕРСТВО СВЯЗИ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО СВЯЗИ Федеральное государственное бюджетное учреждение «Отраслевой центр мониторинга и развития в сфере инфокоммуникационных технологий» ул. Тверская, 7, Москва, 125375,тел.: (495) 987-66-81, факс: (495) 987-66-83, Е-mail: mail@centrmirit.ru МОНИТОРИНГ СОСТОЯНИЯ И ДИНАМИКИ РАЗВИТИЯ ИНФОКОММУНИКАЦИОННОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н ЫЙ С Б О Р Н И К (по материалам, опубликованным в ноябре 2014 года)...»

«1. Цели освоения дисциплины Основная цель изучения дисциплины «Этикет обслуживания на предприятиях общественного питания» состоит в том, чтобы студенты получили необходимый объем знаний в области организации общественного питания на предприятиях питания и научились применять эти знания в практической деятельности.Задачами курса являются: овладение основными понятиями, терминами и определениями в области технологии и организации обслуживания; изучение форм, методов и средств обслуживания;...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/23/GEO/1 Генеральная Ассамблея Distr.: General 30 July 2015 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Двадцать третья сессия 2–13 ноября 2015 года Национальный доклад, представленный в соответствии с пунктом 5 приложения к резолюции 16/21 Совета по правам человека Грузия Настоящий документ воспроизводится в том виде, в каком он был получен. Его содержание не означает выражения какого бы то...»

«Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 13.07.2015) Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 10.08.2015 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Принят Государственной Думой 1 ноября 2011 года Одобрен Советом Федерации 9 ноября 2011 года Список изменяющих документов (в...»

«1. Цели освоения дисциплины Цели дисциплины: Проектная деятельность направлена на формирование профессиональных планов, выработку личностной позиции, повышение активности и самостоятельности, а так же позволяет сформировать навыки группового взаимодействия.Формирование творческого мышления, объединение теоретических знаний с последующей обработкой и анализом результатов исследований Создание оптимальных условий для нахождения своего «Я» в процессе различных видов учебной, технологической и...»

«ЛИНГВОПЕРЕВОДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ЖАНРА НА МАТЕРИАЛЕ СТАТЬИ: «If You’re Going to San Francisco: Six Musical Venues Worth Checking out» Зайва Е.О Международный Институт Рынка Самара, Россия LINGUISTIC TEXT ANALYSISOF PUBLICISTIC GENRE ON THE MATERIAL OF THE ARTICLE «If You’re Going to San Francisco: Six Musical Venues Worth Checking out» Zaiva E.O International Market Institute Samara, Russia Оглавление Введение Детальный перевод текста Фоновый комментарий Анализ трансформаций...»

««actuarial_reports.pdf» АКТУАРНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ПОДГОТОВЛЕННОЕ ПО ИТОГАМ АКТУАРНОГО ОЦЕНИВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТРАХОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ 1. Общие сведения.1.1. Дата, по состоянию на которую проводилось актуарное оценивание. 31 декабря 2014 года 1.2. Дата составления актуарного заключения. 27 апреля 2015 года 1.3. Цель составления актуарного заключения. Получение обоснованных выводов об объеме финансовых обязательств ООО «СК СОГАЗ-ЖИЗНЬ» и о возможности их выполнения. Предназначен для использования...»

«ЛИНГВОПЕРЕВОДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ЖАНРА НА МАТЕРИАЛЕ СТАТЬИ «Sailing Season and More: What to See, Eat and Do in Marseille» Хузягалеева А.Н. Международный Институт Рынка Самара, Россия LINGUISTIC TEXT ANALYSIS OF PUBLICISTIC GENRE ON THE MATERIAL OF THE ARTICLE «Sailing Season and More: What to See, Eat and Do in Marseille» Khuzyagaleeva A.N. International Market Institute Samara, Russia Самара 2014 Оглавление Введение Цель работы Библиографическое описание текста...»

«Gardarika, 2015, Vol. (4), Is. 3 Copyright © 2015 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Gardarika Has been issued since 2014. ISSN: 2409-6288 E-ISSN: 2413-7456 Vol. 4, Is. 3, pp. 91-100, 2015 DOI: 10.13187/gard.2015.4.91 www.ejournal26.com UDC 94 Sanatorium Ordzhonikidze (PCHI) during the Great Patriotic War (1941–1945 years) Olga Y. Chekeres Sochi State University, Russian Federation Abstract In the article on the basis of documents of Archival Department...»

«N. I. VAVILOV ALL-RUSSIAN RESEARCH INSTITUTE OF PLANT INDUSTRY (VIR) _ PROCEEDINGS ON APPLIED BOTANY, GENETICS AND BREEDING volume 175 issue Editorial board O. S. Afanasenko, B. Sh. Alimgazieva, I. N. Anisimova, G. A. Batalova, L. A. Bespalova, N. B. Brutch, Y. V. Chesnokov, I. G. Chukhina, A. Diederichsen, N. I. Dzyubenko (Chief Editor), E. I. Gaevskaya (Deputy Chief Editor), K. Hammer, A. V. Kilchevsky, M. M. Levitin, I. G. Loskutov, N. P. Loskutova, S. S. Medvedev, O. P. Mitrofanova, A. I....»

«ОТЧЕТ о деятельности антитеррористической комиссии города Таганрога за 1-е полугодие 2015 года Краткая оперативная обстановка в муниципальном образовании 1. «Город Таганрог» Город Таганрог занимает площадь 79,6 кв. км, при этом площадь застроенной территории составляет 69,5 кв. км. Основой городской застройки являются каменные одноэтажные и многоэтажные дома. В городе располагается железнодорожный узел, состоящий из одной пассажирской и двух грузо пассажирских станций, имеется 2 аэродрома, 2...»

«Управление финансов Главные распорядители администрации ЗАТО г. Североморск бюджетных средств 184604, М урманская обл., г. Североморск, ул. Ломоносова, д. 4 тел./факс: (81537) 42113 е-таП: Гтап$@ 8еуегт.те15.ги от «16 » января 2015 г. № 75 № _ от «» Об особенностях составления и представления годовой бюджетной и сводной бухгалтерской отчетности за 2014 год I. Общие положения Представление годовой бюджетной и сводной бухгалтерской отчетности муниципальных бюджетных и автономных учреждений в...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/30/5 Генеральная Ассамблея Distr.: General 20 July 2015 Russian Original: English Совет по правам человека Тридцатая сессия Пункт 6 повестки дня Универсальный периодический обзор Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору Малави Приложение к настоящему докладу распространяется в том виде, в каком оно было получено. GE.15-12190 (R) 140815 170815 *1512190* A/HRC/30/5 Содержание Стр. Введение............................»

«А.Д. Цыано Россия на Южном Кавазе: рузино-осетинсая война 8–13 авуста 2008 ода Мосва Фонд Розы Люксембург (ФРГ) Филиал в Российской Федерации Настоящее исследование публикуется в рамках долгосрочного исследовательского проекта «Диалог гражданского общества в странах Восточной Европы, Центральной Азии и региона Кавказа», осуществляемого филиалом зарегистрированного объединения «Фонд Розы Люксембург» – Анализ общественного развития и гражданское просвещение» (Федеративная Республика Германия) в...»





















 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.