WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Медведева О.О., Пономарев М.В. Научно-исследовательская работа в ВУЗе: стратегия и технология репутационного продвижения Москва 201 Аннотация. Данная работа посвящена одному из ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Медведева О.О., Пономарев М.В.

Научно-исследовательская работа в ВУЗе:

стратегия и технология репутационного



продвижения Москва 201 Аннотация. Данная работа посвящена одному из актуальнейших вопросов в области репутационного менеджмента вуза, а именно вопросу эффективной организации его научно-исследовательской деятельности. Репутационный менеджмент рассматривается как область стратегического планирования и коммуникативного управления, развитие которой отражает преемственную смену корпоративных организационных моделей и на современном этапе сопряжено с распространением сетевой управленческой модели и парадигмы латерального менеджмента. В качестве основы внедрения принципов латерального менеджмента в сферу научно-исследовательской работы представлена фреймовая модель информационно-коммуникативного пространства вуза, интегрирующая различные когнитивные стили, исследовательские стратегии, презентационные технологии и каналы взаимодействия со стейкхолдерами. В качестве важного ресурса репутационной политики также рассматривается построение комплексной матрицы компетентностного развития, позволяющей обеспечить тесную взаимосвязь научноисследовательской работы с решением профильных задач вуза в области образовательного процесса, а также повышением квалификации профессорскопреподавательского состава. Такой подход позволяет позиционировать репутационную политику в данной сфере как органичный компонент развития системы стратегических коммуникаций вуза и активизации его «человеческого капитала».

Данная работа подготовлена на основе материалов научно-исследовательской работы, выполненной в соответствии с Государственным заданием РАНХиГС при Президенте Российской Федерации на 2013 год.

Содержание Введение I. Научно-исследовательская работа в вузе как ресурс репутационного продвижения

1.1. Репутационный менеджмент как область стратегического планирования и коммуникативного управления 1.1.1. Репутация как социальная категория и проблемная область научных исследований.

1.1.2. Репутационный менеджмент: задачи и этапы становления.

1.1.3. Актуальные тенденции и проблемы в развитии репутационного менеджмента.

1.1.4. Репутация, бренд, образ, идентичность, имидж в структуре гудвилла.

1.1.5. Парадигма латерального менеджмента как основа репутационной политики в «рефлесирующем обществе».

1.2. Репутация высшего учебного заведения: проблемы формирования и продвижения 1.2.1. Высшее профессиональное образование и «вызовы современности»:

формирование множественного пространства репутационного продвижения.

1.2.2. Коммуникативное пространство вуза и связи со стейкхолдерами как факторы формирования модели репутационного продвижения.

1.2.3. Взаимосвязь репутационной стратегии и организационной модели вуза.

1.2.4. Проблемы репутационной политики вузов в условиях дискурсивного пространства российского общества.

II. Концептуальные подходы к репутационному стратегическому планированию научно-исследовательской работы в вузе

2.1. Научно-исследовательская работа в вузе как ресурс репутационного продвижения 2.1.1. Системные характеристики научно-исследовательской работы в вузе.

2.1.2. Актуальные тенденции, проблемы и риски развития научноисследовательской работы как ресурса репутационного продвижения вуза.

2.2. Методологическое пространство современной научно-исследовательской деятельности как фактор репутационного продвижения 2.2.1. Стратегия развития научно-исследовательской работы в вузе в условиях методологического плюрализма современной науки.

2.2.2. Фреймовая модель научного пространства вуза как основа для проектирования стратегии репутационного продвижения.

2.3. Особенности научно-исследовательской работы при реализации уровневой модели высшего профессионального образования 2.3.1. Научно-исследовательский компонент Основных образовательных программ в условиях реализации уровневой модели высшего профессионального образования.

2.3.2. Проблемное поле исследования как интегрирующий компонент организации НИР в условиях уровневой модели высшего образования.





III. Технологии репутационного продвижения вуза в сфере научноисследовательской работы

3.1. Рейтинговые технологии контроля как фактор повышения качества научноисследовательской работы в вузе.

3.2 Матричный подход к обеспечению комплексного характера научноисследовательской подготовки в вузе.

3.3. Репутационная оптимизация программ повышения квалификации профессорско-преподавательского состава.

Заключение Список литературы Введение Применение теории и технологических инструментов репутационного менеджмента к построению стратегии инновационного развития высших учебных заведений имеет существенную специфику. С одной стороны, любой вуз как организация, ориентированная на публичную деятельность и обладающая динамичной целевой аудиторией, чрезвычайно заинтересован в улучшении своих репутационных характеристик. К тому же в роли стейкхолдеров по отношению к высшим учебным заведениям выступают самые разнообразные субъекты – от абитуриентов, студентов и родительской общественности до академического сообщества, потенциальных работодателей, государства. В такой ситуации деятельность вузов неизбежно оказывается на перекрестии самых различных социальных интересов, политических тенденций, исследовательских трендов, и высокая устойчивая репутация становится для вуза своеобразным защитным механизмом, способным сохранить необходимый уровень академических свобод. С другой стороны, вузы, безусловно, вовлечены в активный состязательный процесс.

Их конкуренция далеко не всегда имеет коммерческую основу и не может быть полностью ассоциирована с механизмами рыночной конкуренции. Однако трансформация репутации вуза в конкурентное преимущество является одним из важнейших факторов в борьбе за привлечение лояльных и перспективных абитуриентов, обеспечение финансового благополучия учебного заведения, расширение сферы его сотрудничества с различными социальными партнерами.

Немаловажное значение имеет и специфика профессиональной и личностной самоидентификации профессорско-преподавательского состава. Если для студентов высокая репутация вуза служит гарантией качества предоставляемых образовательных услуг, то для преподавателей эти репутационные характеристики выполняют роль корпоративной идентичности, во многом обеспечивают личный профессиональный статус.

Поэтому принципиально значимым является выявление и анализ перспективных подходов к оптимизации научно-исследовательской работы как репутационного показателя деятельности вуза.

I. Научно-исследовательская работа в вузе как ресурс репутационного продвижения

1.1. Репутационный менеджмент как область стратегического планирования и коммуникативного управления 1.1.1. Репутация как социальная категория и проблемная область научных исследований. Растущий интерес к репутации как к фактору, оказывающему влияние на самые разнообразные социальные практики, имеет двойственную природу. С одной стороны, репутация представляет собой оценочную характеристику, сложившуюся относительно того или иного субъекта в его окружении. Направленность такой характеристики может варьироваться от «доброго имени» до «безнадежно испорченной репутации». Однако в устойчивой системе взаимоотношений репутация ассоциируется, прежде всего, с позитивным позиционированием человека в сообществе, с «нематериальным активом» личности.

В этом качестве репутация представляет собой не только обобщенный портрет, составленный из тех или иных оценочных суждений (реноме), но и уровень уважения по отношению к субъекту, достигнутую им степень влияния (авторитет).

Как следствие, репутация приобретает характер устойчивой общественной институции – она имеет аксиологическую природу, то есть отражает ценностную иерархию, присущую данному сообществу, а также выступает в роли институционального фактора, обеспечивая морально-этическую легитимность волеустановления того или иного субъекта по отношению к окружающим, укрепляя его положение в «иерархии авторитетов».

В особом ракурсе репутационный фактор предстает в контексте изучения процессов социального обмена и явлений символического интеракционизма.

Рассуждая в русле идей родоначальника теории социального обмена Джорджа Хоманса, репутацию можно считать «психологически обусловленной моделью социального поведения, на поддержание которой направлены действия многих людей»1. Иными словами, речь идет не только о самой оценочной характеристике, но и о процессе ее формирования в ходе активного социального и коммуникативного взаимодействия. Суть подобных свойств раскрывается с помощью понятия «эмерджентность»: «Отличие эмерджентных свойств от элементарных связано только с тем, что при анализе системы по единицам, доведенном до определенной Homans G.C. The sociological relevance of behaviorism // Behavioral sociology / Ed. by R. Burgess, D.

Bushell. New York: Columbia University Press, 1969. – Р. 6.

границы, они исчезают и перестают быть наблюдаемыми»2. Эмерджентность порождается особыми условиями социального взаимодействия – его интерактивным характером (множественное, диалогическое взаимодействие, оказывающее активное воздействие на всех участвующих субъектов), коммуникативной насыщенностью, гетерогенностью и плюралистичностью социально-информационной среды.

Благодаря эффекту эмерджентности в сообществе возникает некий интегрированный субстрат, отражающий системную целостность мотивационных установок, поведенческих паттернов, ценностных приоритетов, ролевых моделей, структурнофункциональных зависимостей. Репутация, рассматриваемая в качестве эмерджентного явления, оказывается не столько элементом устойчивого нормативного и институционального пространства, сколько символическим маркером, имеющим коммуникативную природу. Это не столько оценочная характеристика индивида «со стороны», сколько процесс самоактуализации личности (по терминологии А. Маслоу), не столько авторитет, сколько имидж, ролевой перфоманс, реализуемый в процессе интерактивного взаимодействия.

Восприятие репутационного фактора в качестве знаково-символического явления, отражающего интерактивный характер социального взаимодействия и рефлексивную природу личности, вызывает интерес не только своей методологической оригинальностью. Подобный взгляд на роль репутационного фактора приобретает особую актуальность в условиях динамичного, инновационного общественного развития, когда социальное пространство характеризуется особенно высокой степенью открытости, плюралистичности, мобильности. В таких условиях репутация начинает рассматриваться как субъективная интерпретация того или иного ситуационного и коммуникативного контекста, а не устойчивая характеристика личности. Репутационный фактор соотносится в большей степени с изменчивостью, экспрессией, состязательностью социальных взаимодействий, нежели их упорядочиванием и легитимацией. Он «встраивается» в «сегментирующий символический процесс, связанный с социальной дифференциацией и тенденцией общества к превращению индивида в полуавтономную единицу и обособленную приватную социальную систему»3. На первый взгляд, такой подход к пониманию роли репутационного фактора в обществе совершенно противоречит самой логике репутационного «оценивания». Однако следует помнить, что речь идет о нарастающей социальной значимости не столько Парсонс Т. О структуре социального действия. – М.: Академический Проект, 2000. – С. 129.

Уорнер У. Живые и мертвые. – М.: Университетская книга, 2000. – С. 260-261.

индивидуальности, сколько персональности, о рефлексии как интерактивном процессе, в рамках которого «человек не только слышит себя, но и реагирует на себя, говорит с собой и отвечает себе так, как если бы ему отвечал кто-то другой»4.

Тем самым особую роль приобретает формирование коммуникативного поля, стимулирующего интерактивное социальное взаимодействие, взаимную интерпретацию и рефлексию, символическое осмысление различного опыта. И в этой плоскости репутационный фактор является чрезвычайно эффективным.

Таким образом, если в русле аксиологического и институционального подходов репутация рассматривается в качестве социальной категории, отражающей системную целостность, иерархичность, устойчивость и преемственность социального взаимодействия, то в зеркале теорий социального обмена и символического интеракционизма репутация представляет собой эмерджентную знаковую систему, возникающую и динамично меняющуюся в ходе ситуативного информационно-коммуникативного взаимодействия. Подобная природа репутации позволяет рассматривать ее не только в контексте оценочных и рефлексивных аспектов социального взаимодействия, но и управленческой практики. Причем речь идет не только о возможности целенаправленных действий по «укреплению репутации» и «минимизации репутационных рисков», но и использовании репутационных факторов для активного воздействия на «человеческий капитал».

Тем самым, репутационный менеджмент превращается в важный компонент стратегического планирования и коммуникативного управления.

1.1.2. Репутационный менеджмент: задачи и этапы становления.

Репутационный менеджмент (RM – Reputation Management) является относительно молодой областью теории и практики управления, хотя и опирается на многолетнюю традицию исследований в области микроэкономики, менеджмента и маркетинга.

Становление современного репутационного менеджмента тесно связано с основными этапами институционального развития рыночной экономики и трансформации социального пространства общества.

В традиционном обществе репутационные характеристики являлись важнейшим атрибутом иерархии авторитетов, скрепляющей любые социальные сообщества и институции. В период становления рыночной экономики репутация впервые превращается в фактор конкурентного преимущества, то есть оказывается

4 Мид. Дж.Г. Разум, Я и общество // Мид. Дж.Г. Избранное. – М.: ИНИОН РАН, 2009. – С. 149.

сопряжена с состязательным, а не солидарным характером социальных процессов.

Однако первоначально деловая репутация не только не противопоставлялась положению человека в системе социальных связей, но и напрямую ассоциировалась с ним. По мере модернизации рыночной системы происходит окончательное «отчуждение» деловой репутации – утрачивается ее связь с социокультурными факторами, в том числе социальным статусом человека. Деловая и торговая репутация начинает определяться лишь «отношениями между покупателями и теми производителями, которые наиболее полно удовлетворяют реальные потребности первых за определенную цену»5. При этом зарождение маркетинговых технологий в условиях массового производства начала ХХ в. превращает репутацию в устойчивый компонент капитала, придает ей черты «нематериального богатства».

Особый этап в становлении репутационного менеджмента тесно связан с изменениями институциональных основ рыночной экономики в середине ХХ в. В управленческой теории и практике этого периода репутационный фактор по прежнему рассматривался в контексте двух основных задач: обеспечения устойчивого конкурентного преимущества в условиях ценовой борьбы производителей на потребительском рынке и повышения качества используемых трудовых ресурсов (репутация продавца и репутация работника). Но сама значимость репутации как фактора конкурентного преимущества на рынке существенно выросла из-за становления товарно-дифференцированной модели потребительского рынка (что отражало не только совершенствование производственной базы, но и нарастающую стратификацию западного общества). В такой ситуации рыночная борьба между производителями приобретает совершенно новый характер – самые различные товары и услуги оказываются тесно связаны с уровневыми категориями престижности, превращаются в атрибуты статусных моделей потребления, особых «образов жизни». Поэтому репутационное продвижение товаров и услуг на рынке постепенно становится одним из рефренов общественной жизни, все в большей степени наполняет информационнокоммуникативное пространство общества. В этих условиях маркетинг не только превращается в компонент стратегического менеджмента, но и впоследствии был переориентирован на принципиально новую модель рынка – «рынок покупателя»

(сегментированный рынок).

Маршалл А. Принципы экономической науки. – М: Прогресс, 1993 [Электронный ресурс]. URL:

http://www.gumfak.ru/econom_html/marshall/content.shtml (дата обращения: 17.09.2013).

Более того, репутация производителя сама по себе начинает приобретать качество статусного потребительского атрибута, соотносится с той или иной мерой престижности. Иными словами, деловая репутация начинает превращаться в особый товар. Ярким примером этой тенденции стали изменения в системе франчайзинга: если классический франчайзинг предполагал передачу права на продажу определенного товара или оказание определенной услуги, то с 1950-х – 1960-х гг. предметом франшизы все чаще стал оказываться сам товарный знак, то есть право действовать от имени франчайзера. Тем самым, франчайзинг превратился в продажу репутации. Еще один пример той же тенденции – распространение в 1950-х – 1060-х гг. понятия «фирменность», подчеркивающего не только качество и репутационное преимущество товаров или услуг, но появление специфических коммуникативных явлений в сфере производства и потребления. Как отмечал автор теории фирменности Р. Коуз, «фирма» – это высокий уровень влияния потребителей на процесс производства, а также возникновения неформальных отношений между работниками, которые «отнюдь не исчерпывающиеся ценовыми механизмами»6.

Подобный взгляд на неформальные отношения как фактор, определяющий качество рабочей силы, в корне противоречил традиционным положениям административного менеджмента. По иному он заставлял посмотреть и на проблему репутации работников – помимо трудовой квалификации репутационная характеристика оказывалась неразрывно связана с личностными, в том числе психологическими особенностями человека. Таким образом, репутационный фактор оказывался в «зоне» перехода от потребностей, направленных на обладание определенными условиями бытия (иметь), к потребностям, связанным с саморазвитием (быть). Как отмечал А. Маслоу, что в основе репутации лежит «потребность в стабильной, обоснованной, обычно высокой самооценке, в самоуважении и чувстве собственного достоинства», но если минимальный уровень такой потребности обеспечивается собственными качествами человека (его «достижениями»), то на более высоком уровне требуется признание со стороны окружающих, то есть наличие устойчивой репутации 7. Впоследствии этот аспект репутационного поведения рассматривался в русле теории постматериализма.

«Постматериалистами» считаются люди, чья мотивация основывается на таких ценностных установках как творчество, свобода, стремление к новому опыту, поиск самовыражения, позитивное отношение к неформальным моделям отношений.

Коуз Р.Г. Фирма, рынок и право. – М.: Новое издательство, 2007. – С. 38, 42.

Маслоу А. Мотивация и личность. – СПб.: Питер, 2006. – С. 67.

«Постматериалисты направляют значительную часть своей энергии на обеспечение иных благ, нежели доход, – в первую очередь таких, как качество жизни, – утверждает Р. Инглегарт. – В своей личной жизни они делают акцент не столько на обязательную занятость и высокий доход, сколько на работу интересную, осмысленную, осуществляющуюся в контексте с близкими по духу людьми».

Изучение специфики «постматериалистической» мотивации человека привело к разработке теории «человеческого капитала», в равной степени оказавшей влияние как на менеджмент трудовых отношений, так и на маркетинговую политику. Как утверждал один из создателей этой теории Г. Беккер, «стабильность предпочтений предполагается не по отношению к рыночным товарам и услугам, а к основополагающим объектам выбора... Эти глубинные предпочтения определяются через отношения людей к фундаментальным аспектам их жизни, таким как здоровье, престиж, доброжелательность или зависть»9.

Иными словами, потребитель выбирает уже не просто качественный товар или услугу – его интересуют элементы и аксессуары определенного «образа жизни» и опираются на архетипические ассоциации. Равным образом, меняется и поведение человека в качестве участника производственных отношений – труд из средства «иметь» превращается в способ «быть», а основу этого процесса составляет личностная и профессиональная рефлексия человека.

В такой ситуации задачи и функции репутационного менеджмента существенно меняются – компании уже не достаточно засвидетельствовать собственную «деловую репутацию». Репутация должна складываться из тех знаковосимволических образов и действий, которые архетипически близки и собственным работникам, и целевой потребительской аудитории. Тем самым, репутация приобретает черты бренда.

В узком смысле бренд можно рассматривать как торговую марку. Однако современный потребитель вкладывает в торговую марку не только ожидания качества товара или услуги, но и разнообразные эмоции, ассоциации, суждения, мысли, опыт, равно как и работник стремится обрести в своей профессиональной занятости не только источник доходов, но и комфортную жизненную среду.

Реализовать эти потребности помогает широкий ассоциативный ряд, объединяющий потребительскую модель или модель производственного поведения с другими 8 Инглегарт Р. Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В. Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. – С. 254.

Беккре Г. Человеческое поведение: экономический подход. – М.: ГУ ВШЭ, 2003. – С. 31.

аспектами социального поведения, мотивации, мировоззрения человека. Как следствие, в основе брендинга лежит не просто реклама, а «создание умственных структур», истолкование мотивов, стремлений, чувств потребителей, формирование ассоциативных образов и символических подтекстов. Сам же брендинг все в большей степени смещается из сферы торговой политики в область коммуникативного стратегического менеджмента.

1.1.3. Актуальные тенденции и проблемы в развитии репутационного менеджмента. В начале XXI в. проблемы развития репутационного менеджмента по-прежнему находятся в эпицентре внимания исследователей, аналитиков и самой широкой общественности. Современный репутационный менеджмент тесно связан с технологиями брендинга, а теория «человеческого капитала» считается оптимальной основой для построения стратегии развития трудовых ресурсов. Идея репутационного продвижения стала одним из неотъемлемых элементов корпоративного стратегического менеджмента. Закрепился весьма широкий спектр задач репутационного менеджмента: использование репутации для формирования и укрепления целевых аудиторий, имиджевое позиционирование на рынке товаров и услуг, превращение репутации в многофункциональный бренд, оптимизация кадровой базы на основе категорий престижности, участие в общественно значимых акциях, реализация социальной миссии организации как основы доверия стейкхолдеров и общества в целом, конкурентное противоборство и расширение сферы деятельности организации, информирование общества о достижениях организации и т.д.

В системе стратегического управления репутационный менеджмент рассматривается как инструмент консолидации нематериальных активов и наращивания на этой основе инновационного потенциала организации. Все большую популярность в теории менеджмента приобретает понятие «гудвилл» (goodwill).

Если первоначально оно отражало традиционный взгляд на роль репутационного фактора (деловая репутация и престижность производителя как основа «доброй воли» потребителя), то в современных условиях гудвилл рассматривается в качестве суммарной характеристики нематериальных активов – от торговой марки и бренда до компетентности и лояльности персонала, деловых связей и социальной миссии организации. Доля гудвилла в рыночной стоимости компаний значительно выросла за последние два десятилетия. Даже при «умеренном» соотношении материальных и нематериальных активов гудвилл составляет от 20% до 40%10.

Причины, с которыми связан устойчивый рост значимости репутационного фактора, порождены спецификой современной «новой экономики», основанной на инновационной модели экономического роста и виртуализации экономического пространства. Впрочем, влияние инноватики породило и определенный парадокс в развитии брендинга. По своей сути бренд, как и весь комплекс репутационных «активов», является одним из ярких примеров ресурсозатратной экономической модели. И хотя речь идет о нематериальных активах, стратегия накопления и концентрации ресурсной базы прослеживается в репутационном менеджменте на всех стадиях его развития. «Прочность», «проверенность», «надежность» были и остаются ключевыми параметрами «хорошей» деловой репутации. В последнее десятилетие появился даже особый тренд в репутационной стратегии крупных компаний, нарочито сохраняющих приверженность «узнаваемым» действиям на рынке – «глобальное позиционирование». «Глобально позиционированный бренд представляет собой некую константу,... подразумевает наличие некой жесткой структуры, т.е. неких систематизированных особенностей, которые его составляют.

Более того, механика продвижения [такого] бренда всегда одна»11. Однако применение такой репутационной стратегии можно считать «исключением из общего правила» инновационной экономики. Сама логика инновационного обновления заставляет искать пути перманентного обновления предложения на рынке. Не случайно, что в современной теории менеджмента закрепилось понятие «жизненного цикла бренда» (по аналогии с классической теорией «жизненного цикла товара»)12. Еще одно явление, порожденное такой тенденцией – так называемые «локальные бренды», изначально ориентированные на узкие сегменты рынка или специализированные репутационные факторы. Наиболее радикальный вариант трансформации репутационной политики в условиях инновационной экономической модели – это «событийный маркетинг», который зародился в конце 1990-х гг. и в последние годы приобрел большую популярность. В отличие от классического брендинга речь идет именно о ситуативных ассоциациях, придающих репутационной политике более гибкий, маневренный характер. При таком подходе

Шарков Ф.И. Константы гудвилла: стиль, паблисити, репутация, имидж и бренд фирмы. – М.:

Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2010. – С. 16-17.

Шарков Ф.И. Константы гудвилла: стиль, паблисити, репутация, имидж и бренд фирмы. – М.:

Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2010. – С. 42-43.

Карпова С.В. Современный брендинг. – М.: «Палеотип», 2011. – С. 49-51.

репутационное продвижение превращается в элемент коммуникативного менеджмента, а сам бренд приобретает черты корпоративного имиджа, формирующегося на основе интенсивной коммуникативно-информационной, организационно-управленческой, аналитико-прогностической, консультационнометодической деятельности. Имидж корпорации, в свою очередь, оказывается частью корпоративной культуры. С учетом этой взаимосвязи репутационная политика приобретает не только внешне-, но и внутрь-ориентированный характер, к ее роли инструмента конкурентной борьбы добавляется активное воздействие на развитие «человеческого капитала» самой корпорации, а вся система «гудвилла»

приобретает гораздо более дифференцированный характер.

1.1.4. Репутация, бренд, образ, идентичность, имидж в структуре гудвилла. Дифференциация гудвилла сопряжена не только с расширением задач репутационного менеджмента, но и его парадигмальным оформлением. По аналогии со структурой эпистемологического пространства можно выделить три основные парадигмы, относительно которых возможно осмысление предмета и задач репутационного менеджмента – классический, неклассический и постнеклассический подходы.

Классическое представление о деловой репутации опирается на представление о «сложившемся» мнении, «существующих» оценках, «завоеванном»

авторитете. С этой точки зрения репутация отражает достоверную, накопленную за достаточно длительный период оценочную информацию. Помимо фактора длительности устойчивость репутации обеспечивается стабильной системой взаимодействия с контрагентами, то есть наличием реального и позитивного опыта построения своего поведения в той или иной типичной ситуации, высокой степенью гарантированности определенного результата. И, наконец, третий элемент устойчивости репутационного положения заключается в наличии стейкхолдеров – внешних и внутренних групп влияния, обладающих устойчивыми интересами и склонных к позитивному восприятию репутационных характеристик данной организации. Сочетание всех этих элементов и придает репутации инерционный, устойчивый характер «завоеванного авторитета». Однако оно же порождает и немалые репутационные риски – в том числе, если речь идет о быстрой смене условий деятельности, переходе к инновационной стратегии развития, использовании венчурных форм капитализации и т.п. Более того, классическая консервативная интерпретация репутационных характеристик не вполне сочетается с базовой идеей репутационного менеджмента – активным продвижением, управляемым и вариативно изменяемым процессом позиционирования на рынке.

Неклассическая парадигма репутационного менеджмента наиболее ярко проявляется в теории и практике брендинга. Бренд – это целостный, узнаваемый образ. Но понятие «образ» имеет множество интерпретаций. Наиболее упрощенная из них (классическая с точки зрения эпистемологической природы) подчеркивает визуальный формат любого «образа». Такая «образность» представляет собой особую стилистику осмысления или презентации определенного объекта, с помощью которой достигается смысловая выразительность, контрастность, рельефность, «сочность» восприятия. Ранние теории брендинга опирались именно на подобное восприятие задач и методик репутационного продвижения.

Неклассическая версия брендинга подразумевает взгляд на образ как феноменологическое явление: «горизонтальная» плоскость образа формируется его презентационными особенностями, в том числе визуальной структурированностью, а «вертикальная» представляет собой «измерение взаимосвязи воспринимаемого и акта восприятия», то есть внутреннее структурное единство образа13. Такой образ представляет собой феноменологическое единство «того, чем является» и «того, чем кажется», обладает глубиной и многомерностью. «Наглядность» образа уже уступает по своей значимости его «понятности», то есть аутентичной репрезентации «внутреннего содержания». Перенос подобных методологических принципов в область управленческой стратегии имеет двойственный характер. С одной стороны, бренд утрачивает узкий функционал торговой марки и превращается в целостный образ, интегрирующий не только «горизонтальные» аспекты рыночного предложения, но и «вертикальные» компоненты корпоративного пространства, и в первую очередь разнообразные проявления «человеческого капитала» корпорации.

Тем самым, брендинг превращается в активный инструмент стратегического менеджмента, один из важнейших факторов корпоративного развития. Но с другой стороны, феноменологическая природа бренда создает и немалые репутационные риски. Проблема заключается в том, что активное наполнение бренда «внутренним содержанием» затрудняет его «считывание» извне, угрожает «понятности» образа.

Поэтому «восприятие образов – это всегда колебание между двумя крайними

Инишев И. Феноменология как теория образа // Логос. – 2010. – № 5. – С. 196-197.

позициями: пассивностью и активностью»14. В этих колебаниях феноменология образа либо утрачивает свою целостность под влиянием социальнокоммуникативного контекста, либо приобретает новое качество, наполняясь интерсубъективными смыслами и интерпретациями.

Постнеклассическая парадигма репутационного менеджмента опирается именно на представление об интерактивной природе бренда и иных компонентов репутации (методологически этот подход опирается на синтез имагологии, коммуникативистики и социального интеракционизма).

Брендинг, тем самым, не только противопоставляется традиционной «марочной» рекламе и превращается в инструмент стратегического менеджмента, но и приобретает характер интенсивного информационно-коммуникативного процесса, формирующего особое знаковое пространство. Это пространство можно охарактеризовать как корпоративную культуру – совокупность поведенческих установок, формализованных и неформализованных норм, духовных ценностей, мотивационных ориентиров и иных факторов, обеспечивающих интеграцию индивида в корпоративное пространство15.

В системе гудвилла корпоративная культура может выступать в двух совершенно разных качествах. С одной стороны, речь может идти о корпоративной идеологии – тех принципах, нормах и ценностях, которые раскрывают социальную значимость производственных функций работников и всей корпорации в целом и, тем самым, позволяют адаптировать личностные потребности работников к производственным требованиям, обеспечивают мобилизацию потенциала работников и их лояльность. В качестве репутационного фактора корпоративная идеология является заметным элементом бренда – она может стать настоящим символом стабильности и единства корпоративной стратегии. Однако возможен и более актуальный взгляд на природу коммуникативной культуры, формирующейся под влиянием брендинга – она может выступать в роли корпоративной идентичности. В отличие от воздействия любых идеологем процесс корпоративной самоидентификации уже не может сводиться к принципу ««все в лодке гребут в одну сторону». Самоидентификация осуществляется в более широком пространстве смыслов и образов, отражает многогранную мотивацию человека и широкий опыт интерактивного взаимодействия. Поэтому корпоративная самоидентификация оказывается важным источником постматериалистической мотивации работников и, как следствие, мощным стимулом для развития «человеческого капитала».

–  –  –

Капитонов Э.А. Корпоративная культура. Теория и практика. – М.: Альфа-Пресс, 2005. – С. 15.

Определенные сомнения вызывает значимость корпоративной идентичности в качестве «внешнего» репутационного фактора. Конечно, сам по себе факт наличия ярко выраженной корпоративной идентичности положительно отражается на внешнем облике организации, так как свидетельствует о сплоченности и позитивном настрое коллектива. Однако система идентификации, основанная только на мобилизационных факторах, на практике оказывается весьма хрупкой. Да и сама корпоративная репутация, сведенная к безусловной лояльности сотрудников, малоэффективна. Поэтому гораздо большее значение имеет перспектива формирования на основе «внутренней» корпоративной культуры внешнеориентированного корпоративного имиджа.

Корпоративный имидж представляет собой сознательно формируемый образ организации. Его отличительной особенностью является направленность на эмоциональное восприятие, зависимость от психологического и знаковосимволического подтекста передаваемой информации. В контексте классического маркетинга формирование корпоративного имиджа рассматривалось в качестве рекламной технологии, направленной на «укрепление репутации» («имидж должен быть, и он должен быть хорошим»16). В русле неклассического подхода имидж рассматривается как составная часть бренда, объединяющая его знаковосимволические и нарративные (сюжетные) компоненты. Постнеклассическая интерпретация имиджа окончательно переносит акцент на конструктивистскую природу имиджа, его коммуникативную, психосемантическую направленность:

формирование имиджа уже не определяется задачей «произвести впечатление», а становится результатам корпоративной самоидентификации. Такой имидж интегрирует мотивационные, коммуникативные, поведенческие, информационносодержательные, знаково-символические и даже когнитивные компоненты. В современном «рефлексирующем» обществе корпоративный имидж приобретает полифункциональный характер: позволяет позиционировать организацию на рынке, обеспечивает комфортное взаимодействие со стейкхолдерами, создает благотворную внутреннюю атмосферу вплоть до генерирования и реализации «миссии организации». Сам процесс формирования имиджа организации имеет важнейшее значение для стимулирования инновационной активности и мобилизации «человеческого капитала».

Леонтьев Д. От образа к имиджу: психосемантический брэндинг [Электронный ресурс]. URL:

http://www.rb-edu.ru/library/articles/articles_5629.html (дата обращения: 27.09.2013).

Таким образом, существуют все основания рассматривать репутационное продвижение как интерактивный процесс, развивающийся в знаково-символическом пространстве и тесно связанный с рефлексивными и когнитивными практиками, с закреплением имиджевой модели социализации и характерных для нее коммуникативных связей. При таком подходе корпоративная репутация оказывается сопряжена не столько с конкурентным противостоянием товарных марок на рынке, сколько с формированием широкого окружения стейкхолдеров, позитивно и заинтересованно реагирующих как на «миссию организации», так и на ее знаковосимволический образ, воплощенный в корпоративном имидже. Бренд, опирающийся на синтез имиджевых и нормативно-ценностных компонентов корпоративной культуры, в свою очередь становится эффективным инструментом воздействия на «человеческий капитал», укрепляющим рефлексивную и креативную основу корпоративного поведения.

1.1.5. Парадигма латерального менеджмента как основа репутационной политики в «рефлесирующем обществе». Новейшие подходы к теории и практике брендинга позволяют последовательно интегрировать репутационную политику с теми компонентами стратегического менеджмента, которые ориентированы на развитие корпоративной культуры и оптимизацию «человеческого капитала». На этой основе возможно формирование «миссии организации» – своего рода репутационного кредо, объединяющего имиджевые, ценностные, коммуникативные, поведенческие установки. Однако само по себе признание подобного вектора корпоративного развития отнюдь не предопределяет его «содержательную»

направленность. Более того, репутационная сфера обладает ярко выраженной инерционностью. Даже с сугубо психологической точки зрения очень непросто преодолеть отношение к репутации как «завоеванному авторитету», гарантирующему определенные преференции на рынке, и перейти к более гибкой и даже множественной репутационной политике. Действуя же в русле постнеклассической парадигмы можно прийти и к совершенно парадоксальному выводу – задачей репутационного продвижения является не столько формирование самой репутации как элемента устойчивого положения на рынке, сколько своего рода «репутационная игра», перманентное обновление и комбинирование имиджевых действий. Объяснить такой подход только лишь спецификой ценовой конкуренции или особенностями сегментарного «рынка покупателя» практически не возможно. Причина, по которой он требует самого серьезного внимания, заключается в особенностях социального пространства современного общества, в том числе его информационной перенасыщенности, широкой виртуализации, диверсификации жизненных стилей и паттернов, распространения имиджевой и игровой социализации, доминирования «культуры перфоманса».

Полномасштабное воздействие на человека виртуализированного информационного пространства приводит к формированию совершенно особой модели мышления. Вслед за Эдвардом де Боно ее принято называть латеральной. Де Боно рассматривал латеральное мышление как творческое, креативное, противостоящее традиционному вербально-логическому мышлению, основанному на «вертикальных» паттернах «выстраивания» и «наращивания» смыслов:

«Вертикальное мышление занимается проверкой или развитием концептуальных паттернов. Латеральное мышление связано с перестройкой старых паттернов (инсайт) и провокацией новых паттернов (творчество)»17. Таким образом, латеральное мышление является по своей природе нестандартным, неравновесным.

В отличие от вербально-логической когнитивной системы, оно не является инструментом логики и результатом многоуровневого абстрагирования. Если в основе традиционной модели мышления лежит логика рассуждений, а в основе латеральной – логика восприятия. Латеральное мышление предполагает особое восприятие информационного поля – непосредственное (то есть не «отягощенное»

априорными установками и идеологемами), открытое, гибкое, критическое и даже провокативное (с недвусмысленной установкой на полезность, но не уникальность любых паттернов, признанием их изменчивости вплоть до возможного разрушения):

«Вертикальное мышление озабочено тем, чтобы собрать информацию в некую структуру, мост или путь. Кусочки информации становятся звеньями этой развивающейся структуры. В латеральном мышлении информация используется для изменения структуры, но она не становится частью этой структуры. Латеральное мышление имеет целью не стабилизацию, а провокацию»18.

Латеральность мышления является той когнитивной моделью, которая аутентична виртуализированной информационной среде современного общества, формируемому в ней императиву постоянной рефлексии, осмысления, «достраивания» окружающей реальности, а вместе с нею – и личности самого человека. Вслед за Н. Луманом такой когнитивный механизм можно Боно Э. Латеральное мышление. – М.: Попурри, 2012. – С. 12.

–  –  –

характеризовать как «реконструкцию собственного единства через внутреннее различие», или «производство единства различий»19.

Превращение латеральности в устойчивое социальное явление не могло не отразиться на понимании задач репутационного продвижения. «Гуру» современного маркетинга Филип Котлер в соавторстве с Триасом де Безом разработал теорию латерального маркетинга, во многом производную от идей де Боно и основанную на дифференциации вертикального и латерального маркетинга: «Вертикальный маркетинг осуществляется внутри определенного рынка, применяя сегментирование и позиционирование, изменяя существующий товар или услугу для создания новых разновидностей. Он идет от общего к частному через процесс последовательного и логического вертикального мышления. Латеральный маркетинг реструктурирует существующую информацию и идет от частного к общему с помощью ищущего, вероятностного, провокационного, творческого мышления»20. Таким образом, латеральный маркетинг представляет собой яркий пример инноватики: «Инновации

– это результат взаимосвязи двух идей, которые в принципе не имеют явной и взаимосвязи»21.

непосредственной Такой подход позволяет увидеть суть латеральности в «сдвиге», порождающем «маркетинговый разрыв» (подобно тому, как Де Боно усматривал ее в когнитивном сдвиге, порождающем креативную интерпретацию). «Сдвиг» происходит за счет нарочито нелогичных изменений в структуре рыночного продвижения, разрыва «вертикальной» маркетинговой цепочки, «смещения фокуса», образующего новое пространство для продвижения.

Применение принципа латеральности способно повысить существенно повысить потенциал стратегического менеджмента в целом. Во-первых, латеральный маркетинг можно рассматривать как основу репутационного продвижения, наиболее адекватную не только особенностям инновационной экономики, но и предельно неравновесному, конфликтному, изменчивому социальному пространству современного общества. «Маркетинговый разрыв» в этом случае становится не столько инструментом формирования и завоевания новых сегментов рынка, сколько особой моделью корпоративного развития в условиях «виртуальной реальности» и характерных для нее информационных потоков. Вовторых, латеральная модель мышления является идеальной основой для формирования нового типа производственной культуры. В частности, существенно Луман Н. Дифференциация. – М.: Логос, 2006. – С. 7, 29.

Котлер Ф., Триасом де Без Ф. Новые маркетинговые технологии // Котлер Ф. Маркетинг XXI века.

– СПб.: Нева, 2005. – С. 247-248.

–  –  –

меняется понимание природы «человеческого капитала» – вместо мобилизации личностных качеств работников и использования эффекта их неформальных связей акцент переносится на формирование информационно-коммуникативной среды, провоцирующей «когнитивный сдвиг» и, как следствие, инновационную активность.

В-третьих, возможно развитие «корпоративной латеральности» – формирование сетевого или фреймового пространства, в котором ресурсом инновационности и продвижения выступит не только «креативный класс», но и взаимодействие акторов, обладающих разными моделями мышления и мотивации. Конфликтность, разнонаправленность такого взаимодействия может стать источником управляемого «когнитивного сдвига» в рамках корпоративного пространства и за его пределами.

1.2. Репутация высшего учебного заведения:

проблемы формирования и продвижения 1.2.1. Высшее профессиональное образование и «вызовы современности»:

формирование множественного пространства репутационного продвижения.

На рубеже XX-XXI вв. сложилась принципиально новая ситуация, существенно изменившая не только приоритеты в функционировании вузов, но и само понимание сущности высшего образования. В качестве ключевых факторов этого процесса можно выделить три: глобализацию, «информационную революцию» и становление инновационной модели общественного развития.

Самыми заметными проявлениями глобальных процессов, оказывающими мощное воздействие на современную систему высшего образования, являются открытость и мобильность. «Вопросы движения – для одних его слишком мало, а для кого-то слишком много, для третьих оно неправильно или происходит в не то время – кажутся ключевыми для жизни большого числа людей и для функционирования множества мелких и крупных, частных и неправительственных организаций»22. За этой картиной всеобщего движения скрываются самые разнообразные и исключительно многочисленные черты современной жизни – от беспрецедентного масштаба международного туризма и уникальной транспортной инфраструктуры до массированных миграций и экспансии потребительских моделей. Социальная и академическая мобильность превратились в современном мире едва ли не в синоним понятия «качество образования».

Урри Дж. Мобильности. – М.: Праксис, 2012. – С. 71.

Не менее яркой характеристикой глобализации стал мультикультурализм.

Причем в отличие от распространенных попыток приравнивания этого явления к универсалистским принципам плюрализма и толерантности, современный мультикультурализм представляет собой «особое свойство сетевого общества, порожденное интенсивной личностной рефлексией, смешением социальных ролей, множественной идентичностью, «клиповой культурой» и «виртуальной эпохи»23.

реальностью» информационной Не случайно, что эффект мультикультурализма осмысливается в последние годы в контексте концептов коммунитарного общества, постматериалистической мотивации, «проектной»

идентичности, «многоканального общества», клиповой культуры, игровой социализации (О. Тоффлер, Р. Инглегарт, М. Кастельс, А. Этциони, М. Уолцер, К.

Калхун). Соответствующим образом принципы мультикультурализма представлены и в образовательной стратегии (наглядным примером является позиция Центра мультикультурного образования при университете штата Вашингтон, согласно которой суть мультикультурного подхода заключается в развитии способности оценивать социально значимые явления и события с позиции представителя иной культурной группы и эффективно взаимодействовать в культурнодифференцированном контексте современного общества24).

По-прежнему широко представлена и такая черта глобализационных процессов как транснационализация, то есть последовательное и устойчивое преодоление закрытости национального политико-правового, экономического, социокультурного пространства. Проявления транснационализации также весьма многочисленны – от формирования общепланетарного экономического пространства и интенсивного культурного обмена до активной деятельности международно-правовых институтов и разнообразных межгосударственных объединений и организаций.

Транснационализация социокультурных моделей, начавшаяся в сфере потребления и досуга, охватила в современном мире и образование, и науку, привела к формированию сетевых комьюнити, превратила мир «в глобальную деревню»25. Яркими примерами транснационализации в сфере образования являются: профильная деятельность ЮНЕСКО по ликвидации Медведева О.О. Эволюция концепции мультикультурализма и приоритеты социальной политики в

США в последней четверти XX – начале XXI в. Диссертация... кандидата исторических наук. – М.:

МПГУ, 2011. – С. 311.

Banks J. Multicultural Education: Historical Development, Dimension, and Practice // Handbook of Research on Multicultural Education / Ed. by J. Banks, Ch. McG Banks. – San Francisco, CA: Jossey-Bass, 2004. – Р. 4-5.

Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. – М.: Кучково поле, 2003. – С. 7.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Ефимов Виктор – Курс Эпохи Водолея АПОКАЛИПСИС ИЛИ ПРЕОБРАЖЕНИЕ Санкт-Петербург Издательская группа «Весь» 201 УДК 159.9.01+008. Оформление обложки И. Лаптевой Ефимов В. Е91 Курс эпохи Водолея. Апокалипсис или возрождение. — СПб.: ИГ «Весь», 2011. — 400 с: ил. ЯЗВЫ 978-5-9573-2262Целью настоящей работы является раскрытие приоритетов внешней концептуальной власти. Эти приоритеты позволяли библейским «пчеловодам» в интересах западной цивилизации устойчиво поддерживать режим нищенского...»

«Я мама в Польше Я мама в Польше Повестка для мигранток, ожидающих ребенка в Польше Я мама в Польше. Повестка для мигранток, ожидающих ребенка в Польше. Редакция: Агнешка Косович, Марта Пегат-Качмарчик (Фонд Польский Миграционный Форум) Консультация: Иоанна Петрущевич (Фонд Рожать по-Человечески) Изабелин, 2014 Польский Миграционный Форум www.forummigracyjne.org info@forummigracyjne.org Фонд Рожать по-Человечески www.rodzicpoludzku.pl Проект «Я мама в Польше» финансируется из средств...»

«Vdecko vydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ» Russian-Armenian (Slavic) State University Samara State Academy of Social Sciences and Humanities HUMANIZATION OF EDUCATION AND UPBRINGING IN THE EDUCATION SYSTEM: THEORY AND PRACTICE Materials of the IV international scientific conference on March 20–21, 201 Prague Humanization of education and upbringing in the education system: theory and practice : materials of the IV international scientific conference on March 20–21, 2015. – Prague : Vdecko...»

«Война, пережитая 70 лет назад, явилась беспримерным подвигом фронта и тыла, достигнутым непомерными, сверхчеловеческими усилиями. До нападения гитлеровской Германии на нашу страну никто в мире не мог победить фашизм. Наша армия и наш народ оказались способны не только остановить, но и разгромить германскую «машину смерти», заставить ее безоговорочно капитулировать. Советский народ освободил от реальной угрозы фашистского порабощения все человечество. Большой вклад в дело разгрома фашизма внесли...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ВОДНЫХ РЕСУРСОВ РФ АМУРСКОЕ БАССЕЙНОВОЕ ВОДНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРОЕКТ НОРМАТИВОВ ДОПУСТИМОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ (НДВ) ПО БАССЕЙНУ РЕКИ АМУР: БУРЕЯ Хабаровск -2012 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О ЗАКАЗЧИКЕ И ИСПОЛНИТЕЛЕ 1.1 Заказчик Амурское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов (Амурское БВУ). Адрес: 680021, г.Хабаровск, ул.Герасимова, 31 Телефон, факс: (4212) 56-18-28; 56-85-30 Амурское БВУ является территориальным органом Федерального агентства водных ресурсов...»

«ПРЕДЛОЖЕНИЕ по организации пилотного этапа проекта апробации и внедрения ЭЛЕКТРОННЫХ УЧЕБНИКОВ в образовательных организациях для _(указать регион) Компания “Азбука” предлагает к реализации проект регионального масштаба по внедрению электронных учебников с учетом требований Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» и Федеральных государственных образовательных стандартов. Оглавление ОБОСНОВАНИЕ АКТУАЛЬНОСТИ ПРОЕКТА ПРЕДПОСЫЛКИ ВНЕДРЕНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ УЧЕБНИКОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ...»

«Оглавление Аннотация Список сокращений ГЛАВА 1. МОДЕЛИ ТЕОРИИ АВТОМАТОВ 1.1. Задачи теории автоматов. Виды автоматов 1.2. Общая схема и базовые модели конечного автомата 1.3. Абстрактный синтез конечного автомата 1.4. Переход от одной модели к другой: обоснование возможности и практика Контрольные вопросы Задания для самопроверки ГЛАВА 2. КЛАССЫ АВТОМАТОВ 2.1. Мощность множества конечных автоматов 2.2. Класс явно-минимальных автоматов 2.3. Класс явно-сократимых автоматов 2.4. Изоморфные...»

«Аналитический доклад “Подходы к формированию и запуску новых отраслей промышленности в контексте Национальной технологической инициативы, на примере сферы Технологии и системы цифровой реальности и перспективные человеко-компьютерные интерфейсы (в части нейроэлектроники) Москва, 20 Оглавление 1 Введение 1.1 Предмет исследования 1.2 О задачах доклада 1.3 Кому адресован доклад 1.4 Структура доклада 1.5 Аналитика: форсайты и тренды 2 Тренды 2.1 Три куста трендов 2.2 Пять типов трендов 2.3 Перечень...»

«Приложение № 3 к Положению об осуществлении Министерством финансов Российской Федерации финансового контроля деятельности подведомственных Министерству финансов Российской Федерации федеральных государственных учреждений и федеральных государственных унитарных предприятий, их филиалов и представительств, утвержденному приказом Министерства финансов Российской Федерации от 2 июля 2010 г. № 65н Министру финансов Российской Федерации А.Г. Силуанову Отчет о контрольной деятельности...»

«БЕЛЛЕТРИСТИКА (КАНАДСКИЙ СКЛАД) Показано 1 287 (всего 287 позиций) Мои прославленные братья CDN$ 14.04 Предлагаемый роман — один из наиболее популярных произведений Говарда Фаста. Автор рассказывает в нем о вос стании Иегуды Маккавея против сирийс ко-эллинс ких правителей Древней Иудеи.Говард Фаст родилс я в Нью-Йорке в 1914 году в с емье еврея-рабочего. Свой трудовой путь он также. Фаст, Говард Обложка: мягкая Номер по каталогу: 12018000 Формат: 11x2x18cm Вес: 0.19kg В наличии: 3 Выверить...»

«Анализ состояния и эффективности методической работы в МБОУ СОШ д. Воскресенское 1 блок. Методическая работа школы Методическая тема «Современные подходы к организации образовательного процесса в условиях перехода на федеральные государственные образовательные стандарты второго поколения». Направление 1. Обновление содержания образования 1.1Обновление учебно-воспитательного процесса. В связи с быстрым развитием науки и техники, переходом школ на ФГОС ООО актуальна потребность в разработке и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ( М И Н О Б РН А У К И РО С С И И ) ПРИКАЗ « _ » _ 2014 г. № Москва Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки 21.03.02 Землеустройство и кадастры (уровень бакалавриата) В соответствии с подпунктом 5.2.41 Положения о Министерстве образования и науки Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 3 июня 2013 г. № 466 (Собрание...»

«ИТОГИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЕРГЕЯ ШОЙГУ ЗА ГОД РАБОТЫ НА ПОСТУ МИНИСТРА ОБОРОНЫ РОССИИ «Совершенно секретно» Москва, 2013 год СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫЙ БЛОК Военная стратегия Комплектование Вооруженных сил Перевооружение Совершенствование системы военного управления Повышение качества подготовки войск Развитие военно-научного комплекса Совершенствование системы военного образования Имущественные вопросы СОЦИАЛЬНЫЙ БЛОК Гуманизация службы Обеспечение военнослужащих жильем Медицинское обеспечение и...»

«Преподобный Сергий Радонежский Борис Зайцев Содержание Предисловие ВЕСНА ВЫСТУПЛЕНИЕ ОТШЕЛЬНИК ИГУМЕН СВ. СЕРГИЙ ЧУДОТВОРЕЦ И НАСТАВНИК ОБЩЕЖИТИЕ И ТЕРНИИ ПР. СЕРГИЙ И ЦЕРКОВЬ СЕРГИЙ И ГОСУДАРСТВО ВЕЧЕРНИЙ СВЕТ ДЕЛО И ОБЛИК Предисловие Св. Сергий родился более шестисот лет назад, умер более пятисот. Его спокойная, чистая и святая жизнь наполнила собой почти столетие. Входя в него скромным мальчиком Варфоломеем, он ушел одной из величайших слав России. Как святой, Сергий одинаково велик для...»

«http://www.adelaiderussianschool.org.au/library.html Джек Лондон Любовь к жизни Серия: Любовь к жизни – Текст предоставлен издательством «АСТ» «Джек Лондон. Зов предков. Белый Клык. Сердца трех. Рассказы.»: Пушкинская библиотека, АСТ; Москва; 2006 ISBN 5-17-018859-5, 5-94643-057-2 Оригинал: Jack London, “Love of Life” Перевод: Нина Леонидовна Дарузес Джек Лондон: «Любовь к жизни» Аннотация «. Отчаянную храбрость смыло волной страха. Он так слаб – что будет, если медведь нападет на него? Он...»

«Источник: ИС ПАРАГРАФ-WWW http://online.zakon.kz Постановление Правительства Республики Казахстан от 29 июня 2012 года № 873 Об утверждении Типового комплексного плана по усилению воспитательного компонента процесса обучения во всех организациях образования (с изменениями и дополнениями от 02.07.2013 г.) Правительство Республики Казахстан ПОСТАНОВЛЯЕТ: 1. Утвердить прилагаемый Типовой комплексный план по усилению воспитательного компонента процесса обучения во всех организациях образования. 2....»

«1. Цели освоения дисциплины Основной целью освоения дисциплины является формирование у обучающихся экологического мировоззрения и осознания единства всего живого и незаменимости биосферы Земли для выживания человечества, а также способностей оценивать и решать проблемы экологии и природопользования. Цели дисциплины и их соответствие целям ООП Формулировка цели Цели ООП Код цели Ц1 ознакомить студентов с Подготовка грамотных специалистов для основами охраны оценки оказываемого антропогенного...»

«Игорь Николаевич МАКАРОВ родился 14 июня 1974 года в Воронеже. Закончил Воронежскую государственную технологическую академию, Российскую академию государственной службы при Президенте РФ, с отличием – Московскую гуманитарно-социальную академию (ранее – Высшая комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ). Работал в Комитете по делам молодежи и главном управлении образования администрации Воронежской области, после избрания депутатом областной Думы четвертого созыва – заместителем председателя Комитета по...»

«Некоммерческое партнерство «Национальное научное общество инфекционистов» КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ КРЫМСКАЯ ГЕМОРРАГИЧЕСКАЯ ЛИХОРАДКА (ВЫЗВАННАЯ ВИРУСОМ КОНГО) У ВЗРОСЛЫХ Утверждены решением Пленума правления Национального научного общества инфекционистов 30 октября 2014 года «Крымская геморрагическая лихорадка (вызванная вирусом Конго) у взрослых» Клинические рекомендации Рассмотрены и рекомендованы к утверждению Профильной комиссией Минздрава России по специальности «инфекционные болезни» на...»

«Практический менеджмент качества онлайн www.pqm-online.com Еще раз о процессном подходе Так получилось, что тема процессного подхода вдруг обрела «второе дыхание» на известном форуме. И уже второй участник за короткое время предлагает рассмотреть вопросы, касающиеся этого подхода, на конкретном примере. Сначала это была уборка помещения, а теперь – производство хлеба. Принимая во внимание, что мною были не так давно написаны две лекции в Курсе молодого бойца («Уборка помещения в свете...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.