WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«В. Н. АДАЕВ Институт гуманитарных исследований Тюменского государственного университета Тюмень, Россия ПЕРЕДВИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ПО МЕСТНОСТИ КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ЭТНОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ...»

-- [ Страница 1 ] --

РАЗДЕЛ III

ЭТНИЧЕСКАЯ ЭКОЛОГИЯ И АНТРОПОЭКОЛОГИЯ

В. Н. АДАЕВ

Институт гуманитарных исследований

Тюменского государственного университета

Тюмень, Россия

ПЕРЕДВИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ПО МЕСТНОСТИ КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР

ЭТНОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

В последнее время теме движения (путешествия) в нашей стране стали посвящаться крупные монографические исследования этнологической направленности – работы И.В. Зорина (2004), И.П. Глушковой (2008), А.В. Головнёва (2009) и А.Викт. Матвеева (в печати). Однако, в том ракурсе, который предложен в данной публикации, тема еще не раскрывалась.

Ключевым моментом является взгляд на передвижение через призму моделирования системы жизнеобеспечения этнического коллектива. В свое время И.И. Крупник подчеркнул, что два главных принципа этноэкологического описания – это системность и «модельный» подход. Причем, при создании этноэкологической реконструкции необходима генерализация образующих систему структурных единиц. Для арктических этносов, учитывая простоту северных экосистем, он использовал четыре основных структурных блока: освоенную территорию, хозяйственный коллектив, популяции домашних животных и производственно-бытовой инвентарь. Все четыре блока объединялись набором функциональных связей, которые обеспечивали жизнеобеспечение коллектива в процессе производства, потребления и обмена [Крупник, 1989, с. 24-25]. Очевидно, что передвижение по местности является для этой системы одним из важнейших параметров, который связан со всеми структурными элементами. При должном учете этот параметр позволит более точно построить (или даже реконструировать) систему жизнеобеспечения и ее составные блоки. Он же, что весьма важно, позволит перевести этноэкосистему из статического состояния в динамическое.

На проблеме использования движения в качестве ключевой категории в антропологии обстоятельно остановился в своей монографии А.В. Головнёв [2009, с.

5-13]. К сожалению, «снабдить» историю или этнографию динамикой на практике оказывается довольно трудно. Но в данном случае это не только возможно, но и настоятельно необходимо, особенно если рассматриваются модели жизнеобеспечения северных коллективов, для которых типичен кочевой и полукочевой образ жизни.

Естественно, феномен передвижения представляет интерес и как таковой, ведь если не считать описаний транспортных средств и путей сообщения, он еще не рассматривался этнографами под точечным прицелом. Поэтому можно говорить о постановке задачи его детального и комплексного изучения, которое бы включало описание и анализ мотивов, способов, направлений и режима передвижения этнических коллективов.

Причем, если иметь в виду прикладной смыслработы, а именно перспективы использования полученных данных для этноэкосистемных реконструкций, то возрастает роль локальных исследований. Ведь именно в результате подобных исследований на материалах отдельных территорий и этнических коллективов должны выявиться те неочевидные нюансы, которые могут иметь большое значение для построения моделей жизнеобеспечения современных и древних обществ.

При этом одни выявленные параметры передвижения будут более-менее универсальны (те, что связаны с природными условиями и уровнем развития материальной культуры), другие – довольно конкретны (определяемые этническими традициями и местными историческими реалиями).

Ниже я привожу вариант структуры локального исследования системы передвижения, ориентированного на материалы этнографии народов Севера Западной Сибири.

1. Общая оценка уровня подвижности населения. По уровню подвижности для народов Севера Западной Сибири можно выделить четыре категории населения: оседлое, полукочевое (со сменой сезонных поселений), кочевое (с устоявшимися маршрутами и пунктами остановок) и «бродячее» (т.н. «чистые» кочевники).

Отдельно стоит рассматривать такое явление, как миграция. В большинстве случаев она бывает вызвана какими-то чрезвычайными обстоятельствами экологического или социального характера, и лишь для категории «чистых» кочевников является вполне обычным процессом.

2. Анализ природных условий на исследуемой территории. Сюда включаются прежде всего условия рельефа и ландшафта, скорость течения рек, сезонные колебания уровня воды в водоемах, климатические показатели (температура; световое время; глубина и плотность снегового покрова и т.

д.), активность кровососущих насекомых и др. Причем необходимо не просто описание условий, а их аналитическая сводка, характеризующая степень проходимости (доступности) территории по сезонным периодам. При этом для разных природно-климатических зон одни и те же показатели могут иметь даже противоположное значение. Например, если сопоставлять тундровую и таежную зоны, то последняя представляет гораздо больше сложностей в плане проходимости, и для жителей тундры водные объекты являются в большей мере преградой, а для таежников – путями сообщения.

Акцент в исследовании должен быть сделан именно на выявлении природных ограничительных рамок передвижения человека. В некотором смысле здесь прослеживается аналогия с исследовательским подходом, предложенным Ф. Бартом к изучению этничности [Barth, 1969, p. 10]. Суть его состоит в смещение фокуса исследования с изучения внутреннего устройства феномена на очерчивающие его границы (ограничители) и механизм их действия.

Особняком стоит еще один важный аспект природных условий – их пригодность для обитания (искусственного содержания) транспортных животных.

3. Основные потребности в передвижении. Потребности можно подразделить на ряд направлений:

Хозяйственные нужды. Прежде всего, это удовлетворение потребностей в пище, материалах для одежды, жилья и предметов быта, в поддержании необходимых условий для домашних животных (питание, убежище, защита от гнуса и др.). Соответственно передвижение обычно ориентировано на достижение полезных ресурсов: важнейших промысловых видов фауны и флоры, а также производственных материалов (камень, металл, глина и пр.). Как показывают этнографические данные, нередко целью многодневных путешествий могут стать довольно непредсказуемые объекты: редкие природные источники краски, точильный камень необычной расцветки и т.д. В случае природных бедствий (пожар, наводнение и др.) или резкой смены климатических условий, хозяйственные потребности становятся главной причиной переселения.

Социальные контакты. Передвижение, относящееся к установлению и поддержанию брачных связей, соседских и дружеских отношений. Либо обратного характера: связанное с конфликтами, грабительскими нападениями, с избеганием социальным контактов.

Экономико-политические связи. Передвижение, связанное с отношениями торговли и обмена, а также с реализацией различных форм проявления власти и подчинения (уплата податей, исполнение повинностей и пр.).

Религиозно-культовые потребности. Определяющими факторами передвижения здесь являются представления о сверхъестественном. Выражаются они в форме участия в частных и коллективных религиозно-культовых церемониях, посещении священных мест, выполнении религиозных обетов или мистических знаков. Для непосвященного многие действия могут показаться абсолютно иррациональными: в одном случае, услышав волю духов, человек может внезапно переселиться на новое место [см. подробнее: Адаев, 2010, с. 6-8], в другом шаман передает желание добытого медведя стать духом-покровителем то одной, то другой местности, и группа участников медвежьего праздника несколько дней терпеливо перевозит медведя с одного места на другое [Молданов, 1999, с. 45-46] и т.д.

Познание нового. Потребности передвижения, в которых на первый план выходят исследовательские мотивы, любопытство (желание посмотреть некую «диковину») или просто «охота к перемене мест». Передвижение может реализовываться в форме путешествия или миграции.

Данная градация потребностей передвижения, конечно, носит условный характер, и предназначена не для их разграничения (мотивы передвижения слишком часто носят смешанный характер), а для облегчения учета. Важно также определить, что задает преимущественный импульс движению в разные периоды (сезоны), какова интенсивность передвижения. Применительно к системному анализу жизнеобеспечения это может помочь уточнить, например, освоенную группой территорию, доступные ей средства передвижения.

4. Виды передвижения. До распространения механических средств транспорта на Севере Западной Сибири основными видами передвижения были: а) пешее (включая лыжное); б) с применением транспортных животных (оленный, собачий и конный транспорт); в) с использованием водного транспорта (малые и большие лодки, плоты). Для этноэкосистемного анализа важно учесть особенности каждого вида передвижения: его преимущества и ограничения, взаимосвязь с погодными факторами, временными показателями (время года, суток), природными условиями. Т.е. для этого необходимо описание каждого из видов передвижения по нужной нам форме.

Например, при подробном рассмотрении пешего передвижения мы будем иметь информацию: о существующих в данной местности маршрутах (дорогах), обусловленности их прокладывания и ухода за ними; о приемах ориентации на местности; об условных знаках (для упрощения ориентации и предупреждения об опасности); об оптимальном времени и условиях отправления в дорогу; о среднем проходимом за день расстоянии (в разных условиях); о средствах борьбы с усталостью, гнусом и непогодой в дороге; о критериях выбора и об оборудовании мест остановки для отдыха или укрытия от непогоды; о технических параметрах вспомогательных средств передвижения и переноски груза, влияющих на скорость хода, грузоподъемность и проходимость; о среднем количестве груза, переносимого на себе или волоком (на ручных нартах, волокушах); о специальных приемах для прохождения сложных участков местности (пересечение болота, водоема с тонким льдом и пр.). Аналогичным образом могут быть рассмотрены и прочие виды передвижения.

Кстати, о вышеупомянутых неочевидных нюансах передвижения, которые выявляются в процессе подобных исследований. Приведу лишь несколько наблюдений из полевых материалов. 1) Зимняя лыжно-нартенная дорога на одном из участков по р. Демьянка у хантов и русских существенно различалась расстоянием, так как ханты делали большой крюк, обходя стороной священный для них мыс, а русские пересекали его напрямик. 2) Наличие лесных завалов на малых и средних таежных реках с одной стороны способствует затруднению транспортного сообщения, с другой – в маловодный период конца лета поддерживает необходимый для передвижения уровень воды на мелеющих участках русла (отсюда, различия в подходах к расчистке речных завалов у местных жителей).

Вообще, несмотря на большое количество этнографических работ, рассматривающих способы и средства передвижения народов Севера, информация подобного плана встречается в них довольно фрагментарно. Для построения «динамичных» моделей жизнеобеспечения могут также оказаться весьма полезными отдельные обстоятельные исследования географов, посвященные технике и организации путешествия [Справочник…, 1949], в которых, однако, уделено мало места этнической специфике.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Barth F. Introduction // Ethnic Groups and Boundaries: The Social Organization of Culture Difference.

Boston, 1969. P. 9-38.

Адаев В.Н. Этнолокальные модели и индивидуальные стратегии экологической адаптации (бассейн р. Демьянка, 1930-1980-е гг.) // Уральский вестник. 2010. № 2. С. 125-135.

Глушкова И.П. Подвижность и подвижничество. Теория и практика тиртха-ятры. М.: Наталис, 2008.

Головнёв А.В. Антропология движения (древности Северной Евразии). Екатеринбург: УрО РАН, «Волот», 2009.

Зорин И.В. Феноменология путешествий: в 8 ч. Ч. I: Этнология путешествий. М.: Советский спорт, 2004.

Крупник И.И. Арктическая этноэкология. М.: Наука, 1989.

Матвеев А.Викт. Традиционная культура путешествия населения Среднего Прииртышья (XIX – первая треть ХХ в.). Новосибирск: Наука (в печати).

Молданов Т. Мифология мира в песнопениях медвежьих игрищ северных хантов. Томск: ИТУ, 1999.

Справочник путешественника и краеведа / под ред. С.В. Обручева. Т. 1. М.: Гос. изд-во геогр. литры, 1949.

У. Ю. АЛИБЕКОВ Гулистанский государственный университет Гулистан, Узбекистан

ЭТНОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ГОЛОДНОСТЕПСКОМ РЕГИОНЕ

И ИХ МЕСТО В ОХРАНЕ ПРИРОДЫ

Человек является неразрывной частью природы, его отличие от других элементов природы заключается в осознанном поведении, поэтому отношения между природой и человеком издревле волнуют всех. Многие экологические закономерности соблюдаются в течение долгих веков. Народы Центральной Азии издревле относились с уважением к экологическому состоянию того или иного географического пространства, в котором они проживали. Это можно проследить в традиционном образе хозяйственной жизни, в обычаях и обрядах, связанных с земледелием и скотоводством, в других сферах материальной и духовной культуры народов региона.

Уже у первых собирателей и скотоводов наблюдаются признаки уважительного отношения к земле, воде, Солнцу, Луне и другим природным явлениям.

Праздники, связанные с хозяйственным годом, временами года: весной (Навруз), осенью (Мехрджан), ‘сорванный цветок’ (гул узди), ‘подснежник’ (бойчечак), ‘снег идет’ (ор ёди) и другие традиции, являются ценностями, возникшими непосредственно во взаимоотношении с природой. В дни народных гуляний сельская община помогала нуждающимся семьям, сиротам и физически неполноценным односельчанам.

Растительный и животный мир Голодностепского оазиса всегда притягивал к себе предприимчивых и деловых людей, так как правый берег реки Сырдарьи богат ресурсами бобовых растений. В образе жизни населения оазиса, исходя из природных условий, была создана своеобразная этноэкологическая культура.

До начала ХХ в. на левобережье реки Сырдарьи основу хозяйства населения, проживающего в селениях Уяс, Парчаюз, Баяут, Туркман, Куштамгали, Очамойли и в предгорьях Туркестанского хребта составляли скотоводство и озимое земледелие. В скотоводстве, так же, как и в земледелии, до сих пор сохранились экологические обычаи. В начале ХХ века строго соблюдалось соответствие вспахиваемых земель и джейляу – ‘выпасов’. Количество вспахиваемой земли соответствовало нуждам сельского населения. Джейляу были разделены между селениями. Некоторые вспаханные земли оставались незасеянными. Для сохранения экологического равновесия часть природной среды оставлялась нетронутой. Имелись летние и зимние джейляу. Согласно этнологическим данным, летом присырдарьинские скотоводы пользовались выпасами в окрестностях Ура-Тюбе, Заамина. На побережье реки Сырдарьи выделялись делянки под зимние выпасы. Например, у баяутцев имелись такие зимние стоянки на берегу Сырдарьи, Аллаяртукай, Хуморпостукай. В период зимних и летних чилля (‘40 дней’) скотоводы старались быть у побережья реки, так как верили в примету: «Один день непивший воды скот, умрет в будущие чилля».

Накануне лета овцы разделялись на гурты. Из-за того, что климат Голодной степи становился жарким, пастухи гнали эти гурты в предгорные зоны и в горы.

Для защиты овец от летней жары чабаны пасли их на склонах гор и среди кустарников. При выпасе овец чабаны стремились к тому, чтобы солнце не попадало им прямо в глаза, только тогда они хорошо пасутся. Поэтому больше пасли в прохладные вечерние часы. Опытные пастухи обращали внимание, чтобы луга не вытаптывались.

Начиная с сентября, гурты спускались к побережью реки Сырдарьи, на зимние стоянки. Осенью скот пасли в основном на многотравных лугах, возле зимних стоянок. На одном и том же месте пасли несколько раз. Таким образом, джейляу были сезонными. В холодные зимние дни овцы содержались и кормились в загоне. В особенно морозные дни маток поднимали с мест, чтобы они не заболели, и поили теплой водой. Овец кормили заготовленным сеном. В теплые дни овцы паслись снаружи. В конце февраля – начале марта овцы ягнятся. Для них чабаны строили временные загоны. Этот период считался очень ответственным, так как если овцы съедят зеленой травы, они не станут больше есть сухую траву и начнут худеть. Опытные скотоводы, выбрав джейляу, пасли овец вечером, при этом овцы не видя зеленой травы, но чувствуя ее запах, поедали вместе с ней и разбросанную сухую траву. После того как ягнята вырастали, территория выпасов расширялась. Если овцы с ягнятами паслись в ближних выпасах, то овцы без ягнят угонялись на далекие джейляу.

Освоение новых земель, демографическая политика, монокультура хлопчатника привели в ХХ в. к сокращению выпасов, утрате культурно-экологических ценностей народов Центральной Азии. Сегодня в аграрной политике особое внимание стало уделяться зерноводству и животноводству. Чтобы не нанести окружающей природе большого вреда, повысить фонд растений, в будущем целесообразно развивать не кочевое, а оседлое животноводство. Ознакомление молодежи с этноэкологическими данными возродит в них этнологические и экологические знания и культуру.

Л. В. БАЙЛАГАСОВ Алтайский региональный институт экологии Горно-Алтайск, Россия

ПРИРОДООХРАННЫЕ ТРАДИЦИИ АЛТАЙ-КИЖИ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

В ПРАКТИКЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

Алтайцы (алтай-кижи) являются самым многочисленным коренным этносом Горного Алтая. Согласно переписи 2002 г., их численность составляла 62192 чел.

(30,6% от общей численности населения республики) [Национальный …, 2005].

В настоящее время алтай-кижи в основном проживают в центральной и югозападной частях Республики Алтай, в Шебалинском, Онгудайском, Усть-Канском, Усть-Коксинском районах, а также на северо-востоке – в Чемальском и Майминском районах. Они традиционно относятся к культурно-хозяйственному типу скотоводов-охотников горно-таежных и горно-степных зон, занимающихся разведением лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, в меньшей степени, примитивным земледелием, охотой на копытных и пушных зверей, сбором дикоросов. Сложившаяся система хозяйствования алтай-кижи была выработана в течение многих веков и включала многие элементы рационального природопользования.

Отгонное животноводство включало оптимальное в природно-климатических условиях Горного Алтая круглогодичное содержание скота на подножном корму, регулярную смену пастбищ и оптимальную структуру стада, что позволяло избегать деградации пастбищ при минимальных затратах труда [Модоров, 1996;

Манышева, Байлагасов, 2008; Манышева, 2009].

Как отмечает А.Н. Садовой [1992], в Горном Алтае существовало несколько систем пастбищного землепользования, которые были адаптированы к конкретным физико-географическим и природно-климатическим условиям горной местности и отличались, в основном, в деталях. Летние стоянки, как правило, находились в верхних частях речных бассейнов с преобладающей альпийско-луговой и горнотундровой растительностью, а зимники – в горных долинах и межгорных котловинах со степным, лесостепным и полупустынным растительным покровом.

Сложившаяся более двух тысяч лет назад в Горном Алтае система кочевого и полукочевого скотоводства в целом сохранилась до сих пор. В частности, на это указывает совпадение мест размещения современных и двухтысячателетней давности летних и зимних стоянок скота на территории Кош-Агачского района Республики Алтай [Быков, Быкова, 2003].

Отгонное животноводство советского и новейшего периодов во многом унаследовало традиционную систему пастбищепользования алтай-кижи и базировалось на создании летних и зимних животноводческих стоянок, а также увеличении объемов заготавливаемых кормов. Следует отметить, что с использованием систем пастбищного землепользования коренных жителей в 1960-1970 годы было проведено районирование земель сельскохозяйственного назначения на территории Горно-Алтайской автономной области [Алтайский …, 1978].

Земледелие у алтайцев в досоветский период играло подчиненную роль по сравнению с животноводством. В то же время небольшие по размерам площади обрабатываемых земель не приводили к деградации почв [Торушев, 2006; Манышева, 2009].

Охота издавна является традиционной формой природопользования алтайкижи.

По мере развития животноводства и возникновения земледелия, роль охоты как сопутствующего промысла в жизни алтайцев уменьшилась, однако она сохраняется до сих пор. В частности, охота на копытных позволяет коренным жителям частично пополнить и разнообразить свой небогатый по нынешним временам мясной рацион, а промысловая добыча пушных видов для многих из них с давних пор была и частично остается заметным источником пополнения семейного бюджета [Собанский, 2006].

Недостаток специализированных исследований не позволяет оценить объемы традиционного изъятия охотничье-промысловых видов коренным населением Горного Алтая. Вероятно, они были незначительными, поскольку многими исследователями отмечалось, что первые русские переселенцы застали на Алтае большое разнообразие и богатство видов животного мира. Новые приемы охоты и более совершенное оружие, «пушная» форма натурального налога (ясака) и проникновение русского торгового капитала в Горный Алтай привели к интенсивному использованию его богатейшего животного мира. К началу советского периода на территории региона были в основном исчерпаны запасы соболя, резко сократилась численность многих видов охотничьих животных [Собанский, 2006]. Имеющиеся данные прямо указывают на щадящие методы и режимы охоты коренного населения региона. Например, существовали ограничения на охоту в периоды гона и размножения у животных, а также на самок и молодняк. Существовали и внутренние ограничения, связанные с принадлежностью человека к определенному сеоку (роду), что запрещало ему охотиться на родовых животных. Также запрещалось охотиться на территории сакральных объектов – священных гор, перевалов и т.п.

Собирательство является древнейшим видом традиционного природопользования человека. Отдельные сведения о собирательстве у алтайцев приводят многие исследователи. В частности, В.И. Соеновым [2002] рассмотрены вопросы собирательства готовой растительной пищи коренными жителями Горного Алтая, О.И. Гончаровой [2005] – аспекты использования лекарственных трав. В целом собирательство продолжало играть важную роль в жизни алтай-кижи вплоть до середины 1950 годов [Байлагасов, Манышева, 2008]. В настоящее время собирательством занимается от четверти до половины сельских жителей. Средний уровень использования пищевых и лекарственных трав в мононациональных алтайских селах прямо зависит от их видового богатства в окрестностях этих населенных пунктов и в меньшей степени от наличия коммерческого спроса на отдельные виды растительной продукции [Байлагасов, Манышева, 2008].

Рыболовство в жизни алтайцев не имело существенного хозяйственного значения, по-видимому, из-за незначительности рыбных ресурсов, сложностью рыбной ловли, а также предубеждениями этнокультурного характера. Истоки современного рыболовства у алтай-кижи связаны с приходом русских переселенцев, основное его развитие приходится на советский период.

Лесопользование. Вырубка леса у алтайцев в досоветский период имела незначительные объемы, так как они не строили деревянных домов, а для аилов в качестве основного материала использовались жерди. Покрытие аилов делалось из коры хвойных деревьев, для чего ошкуривали нижнюю часть ствола живого дерева. Деревья от этого засыхали, однако масштабы подобных негативных последствий были в целом незначительны [Каташев, 1998]. На отопление аилов алтайкижи использовали преимущественно хворост, причем его заготовка осуществлялась круглогодично, главным образом, женщинами и детьми. Деловая древесина в современном понимании, в основном, лиственница использовалась только для сооружения могильников [Быков, Быкова, 2003]. На характер и уровень лесопользования алтай-кижи в значительной степени влияла и традиционная система запретов и ограничений, в частности, на рубку и порчу «родовых» деревьев и кустарников.

Водопотребление было развито незначительно. Воду брали, как правило, из открытых водоемов, в основном, для хозяйственно-питьевых нужд. Масштабы водопотребления для оросительных систем были также небольшими, поскольку последние не получили широкого развития. Потребление подземных вод происходило только для питьевых нужд, при этом использование родников (аржанов) было обставлено различными запретами, направленными на предотвращение их истощения и загрязнения.

Следует также отметить практику организации алтай-кижи охраняемых природных объектов. К ним, прежде всего, относятся различные культовые урочища, перевалы, родовые места, родники-аржаны, захоронения. Уважительное отношение коренных жителей к данным объектам сохранилось до сих пор и выражается в системе ограничений и запретов, что имеет большое природоохранное значение в сохранении природных ландшафтов, объектов растительного и животного мира.

Таким образом, в традиционном природопользовании алтайцев были выработаны важные и во многом сохранившиеся до сих пор природоохранные традиции, что положительно сказалось на состоянии объектов окружающей среды и природных ресурсов региона. Это позволяет считать, что в традиционном природопользовании алтай-кижи применялись ресурсосберегающие подходы с ярко выраженной природоохранной направленностью.

В настоящее время необходимо проведение целенаправленной экологопросветительской работы по популяризации природоохранных традиций коренного населения, в частности, его бережного отношения к окружающей среде и рационального использования природных ресурсов. При этом особое внимание необходимо уделить освещению мировоззренческих основ культуры коренных этносов, системы запретов и внутренних ограничений в их традиционном экологически устойчивом природопользовании. Это будет способствовать сохранению природной среды, в том числе в условиях рекреационного освоения территории Горного Алтая.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Алтайский край. Атлас. Т. 1. М.: МГУ, 1978.

Байлагасов Л.В., Манышева Т.В. Традиционные промыслы алтай-кижи в советский и постсоветский периоды // Биоразнообразие, проблемы экологии Горного Алтая и сопредельных регионов: настоящее, прошлое, будущее. Мат. межд. конф. Ч. 2. Горно-Алтайск, 2008.

С. 204-207.

Быков Н.И., Быкова В.А. Ориентация погребенных людей в курганах скифской эпохи как источник историко-географической информации // География и природопользование Сибири. Барнаул, 2003. № 6. С. 214-226.

Гончарова О.А. Народная медицина Горного Алтая. Горно-Алтайск: Юч-Сюмер-Белуха, 2005.

Каташев М.С. К вопросу о степени антропогенного воздействия на лесной ландшафт Горного Алтая в конце XIX – начале XX вв. // Динамика растительного покрова Алтая: Мат. науч. конф.

Горно-Алтайск, 1998. С. 117-120.

Манышева Т.В. Геоэкологический анализ новейших изменений традиционного природопользования в горных регионах (на примере алтай-кижи): автореф. дис. … канд. геогр. наук. Томск: 2009.

Манышева Т.В., Байлагасов Л.В. Экологические аспекты традиционного отгонно-пастбищного животноводства алтай-кижи // Биоразнообразие, проблемы экологии Горного Алтая и сопредельных регионов: настоящее, прошлое, будущее. Мат. межд. конф. Ч. 2. Горно-Алтайск, 2008. С. 259Модоров Н.С. Россия и Горный Алтай: Политические, социально-экономические и культурные отношения (XVII – XIX вв.). Горно-Алтайск: ГАГУ, 1996.

Национальный состав населения по Республике Алтай: Стат. сборник Алтайстата. Т. 2. ГорноАлтайск, 2005.

Садовой А.Н. Территориальная община Горного Алтая и Шории (конец XIX – начало XX вв.). Кемерово: Кузбассвузиздат, 1992.

Собанский Г.Г. Пушные звери Алтая. Насекомоядные, зайцеобразные, грызуны, мелкие хищники.

Барнаул: Алтай, 2006.

Торушев Э.Г. Традиционное земледелие у алтайцев (конец XIX – первая треть XX в.): автореф.

дис. … канд. ист. наук. Улан-Удэ, 2006.

Т. БОУКАЛ Университет Пардубице Пардубице, Чехия

ЗНАЧЕНИЕ ДОМАШНЕГО ОЛЕНЕВОДСТВА И ЕГО ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

В КУЛЬТУРЕ МАНСИ СЕВЕРА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

В данной статье мы хотим рассмотреть проблематику разведения оленей как комплексного явления культуры коренного населения и одного из проявлений его взаимоотношения с окружающей средой. Эта тема возникла под влиянием статьи Лористона Шарпа «Стальные топоры для аборигенов Австралии каменного века», в которой он описывает последствия изменения технологии в ряде аспектов традиционной культуры аборигенов Австралии [Sharp, 1977, p. 82-93].

Хотя первоначально мансийские жители севера Свердловской области занимались преимущественно охотой и рыболовством, значение разведения домашних оленей было большим, чем может показаться на первый взгляд. Это стало очевидно особенно теперь, когда прошло уже несколько лет как разведение домашних оленей прекратилось. Оленеводство не просто определяло культуру манси, но выполняло транспортные функции, было важно с социальной, религиозной и символической точки зрения.

В 2000-09 гг. я посетил большинство мансийских поселений на границе между севером Свердловской области и западной частью ХМАО (Югра). На изучаемой территории проживает несколько региональных (диалектных) групп, которые в определенной мере сохранили осознание своей территориальной обособленности в рамках аморфного «мансийского народа». Это, прежде всего северные манси:

селения Налымпауль, Хорисуйпауль (р. Тапсуй); Лепляпауль (р. Лепля); Яныпауль, Няксимволь, Хулимсунт (р. Северная Сосьва) (северососьвинский диалект);

Кимшупапауль (юрта Бахтиярова), Кересколье (верхнее течение р. Лозьва; самоназвание лусмамахум – ‘люди с Лозьвы’). К ним относятся и манси верхнего течения р. Пелым: селения Ворниктурайпауль, Унгяпауль. В то же время, манси среднего течения этой реки, проживающие в селениях Вершина (Полумпауль) и Гарёвка (Мьесипауль), имеют небольшие отличия в языке и относятся к западной диалектной группе (манси верхнего течения реки Пелым о них говорят как о полум манси – от слова Полумь-я, ‘река Пелым’). К западным манси относится и последняя группа свердловских манси, которую я посетил – Пакины (р. Пома, приток Ивделя). Это, очевидно, потомки оленеводов Пакиных, с которыми в начале ХХ в.

встретился миссионер и путешественник К.Д. Носилов [Носилов, 1997, с. 44].

Уже в конце XIX в. была значительная разница между оседлыми вогулами, подвергшимися быстрой ассимиляции русскими, и кочующими вогулами. Границей проживания оседлых и кочевых групп считалось селение Бурмантово [Горбунов и др., 2007, с. 43]. Разведение оленей здесь сочеталось с кочевым образом жизни, и потому было главным признаком, который определял отличную идентичность этих мансийских групп. Это также отражалось на социальном положении, когда с большим количеством оленей был связан более высокий статус, как описывает, например, К.Д. Носилов, когда с проводниками манси-охотниками и рыболовами, посетил манси-оленеводов [Носилов, 1997, с. 44].

Стремление сохранить богатство и независимость, связанные с разведением оленей, проявилось в миграции некоторых манси со своими стадами. Во времена коллективизации манси-оленеводы укрывались от советской власти в труднодоступных местах Свердловской области. Самое большое мансийское поселение в области – Керескольепауль – было основано в 1964 г., хотя, по словам некоторых информаторов, кажется, что предки рода Анямовых пришли в область верхнего течения Лозьвы намного раньше. Причиной переселения как раз и было стремление скрыть свои стада оленей от наступающей советской власти. Но русские уже проживали к северу от современной Свердловской области, поэтому советская власть там вскоре появилась и окрепла.

В сентябре 1937 г. на территории Ивдельского леспромхоза (Север Свердловской области) открылось Управление ивдельских лагерей НКВД СССР, Ивдельлаг (официальное название – Учреждение № 240). Их главным занятием была заготовка древесины. Лес заготавливали круглый год, прокладывали новые железнодорожные пути. Объемы лесозаготовок за два года выросли в восемьдесят раз. Лесоперерабатывающая фабрика находилась в деревне Першино, недалеко от Ивделя. В 1940 г. Першино связали с железной дорогой, ведущей на юг [Горбунов и др., 2007, с. 64-74].

Расположение лагеря сказалось на жизни коренного населения в нескольких аспектах. Одним из них были изменения в окружающей среде, вызванные непосредственно вырубкой леса. Повсеместные вырубки снизили качество условий окружающей природы, кроме того, само присутствие лесорубов и возникновение производственной инфраструктуры имели не меньшее влияние на мансийское население. Прежде всего, возникла зависимость от русского (советского) общества как в плане обеспечения продуктами потребления, так и в организации жизненных циклов. Закупка мехов и мяса часто проводилась прямо в самих поселениях манси (например, в Суеватпауле). Магазины с необходимыми товарами были доступны. В некоторых колониях заключенных можно было купить необходимые вещи. Экономическая активность манси поддерживалась в рамках леспромхоза.

Если посмотреть на карту или спутниковые снимки местности, то очевидно, что коммуникации лесозаготовительной промышленности связаны напрямую, через территории, населенные манси, с местами проживания прибывшего населения. Однако нужно учитывать не только влияние на экосистему, которое так негативно проявилось на мансийском населении, но и заготовку леса как социокультурный фактор – поскольку она нарушила относительную изолированность местных групп, связала их с поселками, расположенными по железной дороге Ивдель-Обь. Если до этого манси в основном поддерживали связи с жителями бассейна Северной Сосьвы, то после – получили более легкую возможность использовать коммуникации, связывающие их мир с внешним.

В традиционных культурах одну из главных ролей играет система родства.

У жителей поселений бассейна реки Тапсуй можно проследить родственные отношение с рядом других групп манси. Реконструкция миграционных отклонений частично указывает на историю этих отношений. Селение Хулын-пауль была отправной точкой, из которой вышло несколько групп (родов) и заселило местности дальше на запад по направлению к Уралу (например, Суеватпауль). Домашние олени играли важную роль в поддержании отношений между этими поселениями. Их разведение предполагало миграцию между летними и зимними пастбищами. Маршрут кочевий проходил через большинство селений на пути Тапсуй – Урал. Таким образом, при осенних и весенних перегонах стад оленей происходили регулярные контакты между жителями даже относительно удаленных друг от друга юрт. В 1990-х гг. домашнее оленеводство исчезло, что привело к утрате его интеграционного компонента для мансийского общества.

В первой фазе изменился способ оленеводства. В прошлом вместе с оленями переезжали не только пастухи, но и вся их семья. Некоторые семьи кочевали вместе с чумами, позже стали использовать, так называемые, «геологические палатки», которые они покупали или выменивали у членов геологических экспедиций. Около 1987 г. эта практика перемещения всей семьи прекратилась. Еще в 1992-1993 гг. в Кересколье держали около 250-300 оленей. В Ивдельском районе Свердловской области в целом было около 800-1000 домашних оленей. Со временем младшее поколение манси проявляло все меньше и меньше интереса к работе, связанной с разведением оленей, которая начала восприниматься как слишком трудоемкая. В 1990-х гг. произошло резкое увеличение количества волков и их нападений на домашние стада. По словам информаторов, эти проблемы привели к концу домашнего оленеводства. Менее очевидной причиной было тесное примыкание русских селений, развитие инфраструктуры и поддержка советского государства. В 1990-х гг. произошла реструктуризация Главспецлеса МВД СССР, его частью был Ивдельлаг (как Учреждение № 240) [Горбунов и др., 2007, с. 64-74]. Число осужденных резко сокращалось и вместе с тем уменьшалось число поселений вблизи мансийских стойбищ.

Мансийские стойбища разделены относительно большими расстояниями.

Это ведет к их изолированности. Ей также способствует сложная ситуация со средствами сообщения. В прошлом разведение оленей и транспорт эту изоляцию уменьшал. С исчезновением оленеводства произошло значительное снижение способности населения к передвижению, а отсюда и сокращение контактов между локальными группами. Даже представители родственных родов не навещают друг друга помногу лет. Переход к снегоходам как средству передвижения произошел еще в советское время. В тот период можно было довольно легко найти топливо, запчасти, и сами снегоходы были дешевле, чем в наше время. Было больше русских сел, и легче было до них добраться.

Следующим интеграционным признаком мансийского общества являлась религия. Культ святых мест (ялпин ма) имел большое значение во всех местах проживания манси. В изучаемом регионе я наблюдал ряд мест, означаемых как святые. Большинство из них в настоящее время не пользуются активным посещением. В прошлом более интенсивная культовая практика способствовала контактам жителей из относительно удаленных мест. Такое же высокое социальное значение имел и медвежий праздник, представлявший обряд почитания медведя. В наше время эти факторы имеют малое влияние. На уровне семьи или села, эти религиозные ритуалы еще практикуются, однако гости из отдаленных мест присутствуют на них редко. Примером может служить место Ялпин-ньор (‘молитвенный камень’)

– святое место общерегионального значения. Оно расположено на границе северного участка Свердловской области и Республики Коми. По сведениям информатора из с. Кимшупапауль (юрта Бахтиярова) здесь проводились ритуалы с участием манси из отдаленных мест. Традиционные верования постепенно исчезают, и я не нашел информации о проведении «общерегиональных» обрядов в настоящее время. В этом также проявляется влияние прекращения разведения оленей.

Большинство значимых обрядов было связано не только с жертвоприношением оленя, но также и с циклами в оленеводстве. Например, Ильин день (2 Августа).

Во времена, когда манси держали оленей, на этот праздник выносили «идолов» из дома духов и приносили им жертвы. Специально к этому празднику с горных пастбищ пригоняли оленей. Во время празднования люди касались аркана. С прекращением оленеводства произошло ограничение или даже утрата ряда религиозных практик.

Манси отчасти осознают последствия прекращения оленеводства. В последние годы возникают родовые организации (общины), которые ставят целью восстановление оленеводческих традиций. Эти общины являются членами организации «Общество за возрождение и социально-экономическое развитие народа манси» (ОВСЭРМ), возглавляемой Е.М. Алексеевым. По официальным источникам, предпринимается попытка восстановить традиционное оленеводство. Институт экологии растений и животных УроРАН, по инициативе Государственного комитета экологии Свердловской области, провел анализ регенерационного потенциала лишайников. Было определенно, что местные пастбища смогли бы прокормить несколько тысяч домашних оленей. И как будто, большинство манси согласилось с возобновлением оленеводства вахтовым методом. Администрация округа и ОВСЭРМ совместно разработали программу экономических действий (сбор дикоросов, охота) и их материального обеспечения на 2006-2010 гг., которая была поддержана ООО «УГМК – холдинг», ведущим в местах проживания коренного населения добычу медно-цинковой руды. На месте бывшего поселения заключенных, Ушма, была построена мансийская деревня и идет подготовка проведения коммуникаций [Горбунов и др., 2007, с. 46].

Эти позитивные сведения не подтверждают некоторые мои информаторы.

Настоящий интерес к возобновлению оленеводства проявляется мало. Бывших пастухов осталось немного и они помнят о том, какое это трудоемкое занятие. Одной из причин прекращения разведения оленей в 1990-х гг. было и то, что молодые манси не хотели становиться пастухами и следить за стадами. Поддержка, оказываемая некоторым мансийским селам, так же не всегда оптимальна. Определенный негативный опыт был засвидетельствован прежде всего в отношении жителей селения Керескольепауль, которые были переселены в бывшее поселение заключенных Ушма. В этом месте манси оказались более открыты влиянию туристов, охотников и т.д. Из-за этого обострилась проблема злоупотребления алкоголем.

Относительная изолированность мансийских стойбищ была с одной страны проблемой, но с другой стороны условием сохранения характерных черт их уникальной культуры. Последним шагом, который бы привел к ее исчезновению, является проект «Урал Промышленный – Урал Полярный», который предполагает соединение месторождений природных ископаемых по всей протяженности Урала.

По Ивделю до устья Оби должна быть построена инфраструктура, которая бы автодорогами, ж.д. и другими сетями связала северные области с югом. Один из вариантов прокладки дорог проходит по местам, населенными последними группами манси, которые остались верны жизни в тайге.

Становится очевидным, что группы коренного населения, которые не рассматриваются как типичные оленеводы, могут быть связаны с разведением оленей больше, чем они сами предполагают.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Sharp L. Steel Axes for Stone Age Australians // Steward J.C., Murphy R.F.: Evolution and ecology, Essays on Social Transformation by Julian H. Steward. University of Illinois Press, Urbana, Chicago, London, 1977. Pp. 82-93.

Горбунов Ю.А. и др. На Тавдинских пристанях. Культурно-исторические очерки. Екатеринбург: ИД «Сократ», 2007.

Носилов К.Д. У вогулов: Очерки и наброски. Тюмень: СофтДизайн, 1997.

–  –  –

* Работа выполнена в рамках проектов: «Шаман и традиционная картина мира хакасов к XIX – середине XX в.»; Лаврентьевского конкурса молодежных проектов СО РАН – 2010-2011 гг.;

ГК № 14.740.11.0766 ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России».

ния смерти. В традиционном сознании владение материальными ценностями и использование природных ресурсов рассматривалось сквозь призму понятия «лс». Необходимо отметить, что в традиционной культуре человек был неотделим от общества, поэтому, кроме персонального понятия «лс», существовало и более широкое – коллективное, распространяемое на сеок (род), аал (селение) и т.д. Соответственно, лс выступал в роли «коллективной предопределенности», «групповой судьбы»: сеока, селения и др. Чрезмерная устремленность отдельных индивидуумов к обладанию материальными благами, выражающаяся в хищническом отношении к природным богатствам способствовала, по мнению хакасов, преждевременной растрате как индивидуального, так и коллективного лс. Истощение лс, соответственно способствовало «рассеиванию» жизненной силы, энергии, преждевременной смерти, как отдельного человека, так и его окружения.

В прошлом, воззрения хакасов об лс являлись одними из ключевых регулирующих факторов при добывающем промысле. Эти представления имели непосредственное отношение к неписаной промысловой этике, своего рода «кодексу чести» охотника. В его основе лежали основные принципы: «не навреди окружающему миру», «все делай в свое время», «не бери лишнего» и др. Основу этих взглядов составляли мифологические представления о духах-хозяевах, о причинно-следственных связях совершаемых человеком действий, о судьбе и т.п. Нахождение в тайге, добывающий промысел сопровождались системой норм и обрядовыми действиями. Несоблюдение или нарушение их, по мнению охотников, приводило к неудаче в промысловой деятельности, а иногда и к трагическим последствиям. Обязательным было проведение адоративных ритуалов (сеек-сеек, пус тутханы), ставящих целью «испрашивание» у духов-хозяев благоприятных результатов охоты. Немаловажной являлась эстетическая сторона «диалога» с природным миром, выражавшаяся в обязательном музыкальном сопровождении досуга охотников. В выходные дни (суббота и/или воскресенье), а также в ночное время охотникам запрещалось осуществлять добывающий промысел.

«В предании шорцев и сагайцев значится, что хозяин горы (таг ээзi) и хозяйка огня (от ээзi) очень любят слушать богатырские сказания и поэтому одинокий охотник рассказывал сказания только специально для них. Этим охотник добивался хорошего расположения хозяина горы и хозяйки огня к себе. Теперешние старики говорят, что в отдаленные времена иногда хозяин горы на самом деле приходил слушать героические богатырские сказания одинокого охотника. Часто одаривал его. В знак благодарности дарил ему много соболей, лисиц, белок.

Иногда такая дружба продолжалась длительное время. Хозяин горы даже просил охотника привезти водку или спирт. Он очень любил пить водку и спирт.

В знак благодарности за это, приглашал охотника к себе в гору. Там он дарил охотнику готовую пушнину (соболей, лисиц). Но в предании говорится, что хозяин горы не любил жадных на богатство людей. Охотник должен брать только то, что дает хозяин горы. Но хозяин горы строго запрещал охотнику, чтобы он никогда и никому тайну его связи и дружбы с хозяином горы не оглашал.

В случае оглашения этой тайны, все его богатство, даренное хозяином горы, могло мгновенно исчезнуть или его хозяйство быстро могло разориться.

После этого хозяин горы никогда не будет ему показываться и помогать.

Счастье этого охотника терялось навсегда» [Архив МАЭ РАН, ф. 5, оп. 6, д. 17, л. 20-20 об.] Местные охотники строго соблюдали правило, запрещающее им, находясь дома или в тайге, восхвалять себя и свои достоинства. Нельзя было говорить «о том, что он опытный, хитрый и смелый охотник, что он может перехитрить и поймать любого зверя. Запрещалось заранее предсказывать то, что от него никакой зверь не уйдет. Таких охотников хозяин горы не уважает» [Там же, л.16]. Кроме того, люди придерживались установки, направленной на соблюдение тишины и покоя в тайге. Они основывались как на рациональных, так и иррациональных представлениях о нормах нахождения в таежном пространстве и об особенностях промысловой деятельности. «Хозяин горы не терпит шума, не любит, чтобы люди, прибывшие в его владение на охоту, нарушали вековой покой тайги, хозяином которой является он. Малейшее нарушение покоя тайги охотниками может привести к плохим последствиям. Хозяин тайги в таком случае может лишить охотников жизни, не дать им пушных зверей своей тайги, вызвать болезни для охотников. Исходя из этого положения, предки шорцев и хакасов строго соблюдали давно установленные ими различные запреты, исполняли обряды и обычаи, находясь в тайге. Прежде всего, в тайге ни во время охоты, ни во время отдыха в шалаше не разрешались песни, шум, громкий смех, хвастовство, особенно перед охотой на медведя» [Там же, л. 15].

Периодически случавшиеся переходы таежных зверей с одной территории на другую, в сознании коренных жителей находили свои мифологические объяснения. «Как будто бы все звери – пушные, копытные и медведь являются скотом хозяина горы, а птицы – равны их домашним птицам. Иной раз хозяева гор, как будто играют в карты, закладывая свой скот (т.е. зверей своей тайги). Некоторые проигрывают зверей своей тайги хозяину другой тайги. После этого проигравший хозяин одной тайги передает выигравшему у него хозяину другой тайги свой скот, т.е. зверей своей тайги. В таком случае звери уходят от своего хозяина, оставляют его владения, т.е. места их обитания и уходят в другую тайгу, хозяину которой они переданы бывшим своим хозяином. Конечно, такое рассуждение ничего общего с наукой не имело. Действительной причиной перехода зверя из одной тайги в другую были поиски богатой пищи, т.е.

естественная борьба животных за свое существование» [Там же, л. 3-4].

Кроме мифологических трактовок причин массовой миграции животных из одной таежной зоны в другую, у хакасов существовало глубокое убеждение, что «подарок» мог предоставляться хозяином горы в индивидуальном порядке, т.е.

отдельным, конкретным зверем. Он соотносился с понятием «сыйыха парчанг анг» (букв. ‘зверь, отданный в дар’) – запретное для убийства таежное животное, якобы посылаемое хозяином горы (таг ээзi) в дар (или как «возвращение» долга) другому таг ээзi. Он также воспринимался в качестве «таг лзi» – ‘доли хозяина горы’. В связи с этим, информант нам поведал: «У нас есть поверья о сыйыха парчанг ангнар. Горы имеют своих хозяев. Одна гора другой дает подарок.

Обычно зверьем. Этого зверя нельзя убивать. И если зверь проходит через деревню, или там, где живут люди, такого зверя трогать нельзя. Пусть идет своей дорогой. В Чахсы Хоныхе охотники охотились за сыном (маралом). Этот марал взял, да забежал в деревню. А один старик говорит, что больше не надо за ним гнаться. Но те не послушались. Гнали, гнали и все-таки убили. У тех людей, кто гнался за маралом, у них у всех в семьях люди поумирали. Вот Боргояковы: Степан, Николай. И у них в потомстве дети тоже умерли. У Боргоякова Степана, дочь Валя повесилась. Вот такие несчастья были. На весь род.

Там есть гора Ибетыг таг или Хатыг хол. Кто-то кому-то из хозяев гор проиграл и послал своего марала. А он взял, да в деревню побежал. Таких случаев было не мало, когда дикий зверь забегает в деревню. Когда таких зверей убивают, проклятье идет на весь род» [ПМА-2008, Бурнакова Л.А., с. Отты РХ].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СКАНДИНАВИИ: ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ О. Оффердал Местное самоуправление в скандинавских странах имеет давние традиции. В Норвегии оно было введено в 1837 г. после нескольких лет конфликта между норвежским парламентом и королем Швеции. В Дании законы, касающиеся местного самоуправления в городских муниципалитетах, действуют с 1837 г., а относящиеся к сельским образованиям — с 1849 г. В Швеции первые законы о местном самоуправлении появились в 1862 г., в Финляндии — в...»

«ДУМА СЫСЕРТСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА РЕШЕНИЕ от 26.03.2015 г. № 431 г. Сысерть О работе Контрольного органа Сысертского городского округа за 2014 год В соответствии со статьей 19 Федерального закона от 07.02.2011 г. № 6-ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности контрльно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований», со статьей 20 Положения «О Контрольном органе Сысертского городского округа», утвержденного решением Думы Сысертского городского округа от...»

«О СОСТОЯНИИ И РАЗВИТИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2014 ГОДУ Доклад Общественной палаты Свердловской области Екатеринбург 2014 год Содержание Введение.. Глава 1. Общая характеристика развития институтов гражданского 7 общества в Свердловской области.. Глава 2. Ветеранские и патриотические организации в Свердловской 15 области.. Глава 3. Профсоюзные организации в Свердловской области. 32 Движение «В защиту человека труда».. Глава 4. Национальные организации в Свердловской...»

«Б.Л.Злотин, А.В.Зусман «Решение исследовательских задач» Кишенев 1991г. Это первая книга, посвященная приложению теории решения изобретательских задач (ТРИЗ) к решению научных задач и проблем. Она открывается основополагающими в этой области работами Г.С.Альтшуллера, В.В.Митрофанова, В.М.Цурикова и Г.Г.Головченко и продолжается разработками Б.Л.Злотина и А.В.Зусман по решению исследовательских задач, построению новых научных концепций, выявлению и прогнозированию нежелательных явлений...»

«Бизнес-план разработал и подготовил: Бручко Р.Н. Консультировал: д.т.н., зав.каф. микрои наноэлектроники, член Нью-Йорской Академии Наук, профессор университета Шизоука и Космического Института Японии Кожемякин Г.Н. ПРОИЗВОДСТВО СВЕРХ ОПТИЧЕСКИХ МОНОКРИСТАЛЛОВ САПФИРА, РУБИНА, ИЗУМРУДА**, РУТИЛА, ШПИНЕЛИ, ТИТАНАТА СТРОНЦИЯ БИЗНЕС-ПЛАН (короткая версия) Срок реализации проекта: 7 лет, Объем инвестиционных вложений: 3.35 млн. долларов США, Среднемесячная рентабельность проекта в течение 7-ти лет:...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКАЯ АВТОМОБИЛЬНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ «ГОРОД КИРОВ» Фонд развития общественных технологий «Форотех» Виза РАФ № 1КРр2016/23.11.15 от 23 ноября 2015 г. 1-й этап Кубка России по ралли 2016 года 1-й этап Зонального (Межрегионального официального) соревнования УрФО и ПФО 2016 года по ралли ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ РЕГЛАМЕНТ Кировская область МО «Город Киров» 2015 год «Ралли Вятка-2015» 1-й этап Кубка России по ралли 2016 года 1 –й этап Зонального...»

«27 августа 2015 г. ОТЧЕТ № 1174 Отчет об оценке рыночной стоимости движимого имущества Общества с ограниченной ответственностью «Стройтехноконтакт» по состоянию на 18 августа 2015 года Заказчик: Общество с ограниченной ответственностью «Стройтехноконтакт» (ООО «СТК») Исполнитель: Общество с ограниченной ответственностью «Бизнес Вектор» (ООО «Бизнес Вектор») г. Москва 2015 г. ОГЛАВЛЕНИЕ ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1. 1.1. ЗАДАНИЕ НА ОЦЕНКУ. 1.2. ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ И ВЫВОДЫ. 1.3. СВЕДЕНИЯ О ЗАКАЗЧИКЕ ОЦЕНКИ И ОБ...»

«Е. О. Фомина Святой великомученик Георгий Победоносец Издательский текстhttp://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=639075 Святой великомученик Георгий Победоносец: Сибирская Благозвонница; М.; 2011 ISBN 978-5-91362-357-7 Аннотация Великомученик Георгий – святой, которого любят и почитают во всем христианском мире. Издревле он известен как защитник несправедливо обиженных и непобедимый борец со злом, за что он и получил имя Победоносца. В книге рассказывается о жизни святого Георгия и его...»

«Приложение 2 к Закону Ивановской области «Об областном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов» Доходы областного бюджета по кодам классификации доходов бюджетов на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов Код классификации доходов Наименование доходов Сумма (тыс. руб.) бюджетов Российской 2013 год 2014 год 2015 год Федерации 000 1 00 00000 00 0000 000 НАЛОГОВЫЕ И НЕНАЛОГОВЫЕ ДОХОДЫ 16 627 713,6 17 987 540,8 19 877 344,8 000 1 01 00000 00 0000 000 НАЛОГИ НА ПРИБЫЛЬ,...»

«Феномен Эйнштейна Олег Акимов Содержание 1. Эйнштейн — божество ХХ столетия 2. Начни с Фрейда, чтобы лучше понять Эйнштейна 3. Милева Марич как подруга и жена Эйнштейна 4. Любовницы Эйнштейна 5. Эйнштейн в детские и молодые годы 6. Почему Марич оказалась в тени Эйнштейна 7. Жизнь и смерть Милевы Марич 8. Аллен Эстерсон против Милевы Марич 9. Издевательства над останками Эйнштейна 1. Эйнштейн — божество ХХ столетия Какие ассоциации возникают у вас, когда вы слышите имя Эйнштейна? Наверное, в...»

«Партнеры в реализации Проект TaджВСС реализуется: Финансируется Швейцарским Агентством проекта: Оксфам по Сотрудничеству и Развитию Правительство РТ | ПРООН Институциональная картография в области регулирования и управления водоснабжением и санитарией на районном уровне Аналитический отчет, определяющий основные заинтересованные стороны (регуляторов и операторов) объектов водоснабжения и санитарии (канализации, водоотведения) на районном уровне (Муминабад, Рудаки) Азиз Иноятов, Эксперт по...»

«~тйживипг\ Ф Е Д Е РА Л ЬН О Е Г О С У Д А РС Т В Е Н Н О Е БЮ Д Ж ЕТН О Е О БРА ЗО ВА ТЕЛЬНО Е У Ч РЕ Ж Д Е Н И Е В Ы С Ш Е ГО П РО Ф Е С С И О Н А Л ЬН О ГО ОБРА ЗО ВА НИ Я «М О С К О В С К И Й ГО С У Д А РС Т В Е Н Н Ы Й У Н И В ЕРС И ТЕТ П У ТЕЙ С О О БЩ ЕН И Я » К аф едра «В ысш ая и вычислительная математика» Л.В. П угина Т ЕО РИ Я В ЕРО Я ТН О С Т Е Й И М А Т ЕМ А ТИ Ч ЕС К А Я СТАТИСТИКА Рекомендовано редакционно-издательским советом университета в качестве м етодических указаний для...»

«Региональные и местные выбоРы 8 сентябРя 2013 года: тенденции, пРоблемы и технологии Фонд кудрина Фонд «ЛибераЛьная миссия» А. Кынев, А. Любарев, А. Максимов Региональные и местные выбоРы 8 сентябРя 2013 года: тенденции, проблемы и технологии Москва УДК 324(470+571)’’2014’’ ББК 66.3(2Рос),131 К97 кынев, александр Владимирович K97 Региональные и местные выборы 8 сентября 2013 года: тенденции, проблемы и технологии / А. Кынев, А. Любарев, А. максимов. – москва : Фонд «Либеральная миссия», 2014. –...»

«Название документа Постатейный комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации (под ред. А.Г. Бабичева, С.Ю. Наумова) (Ай Пи Эр Медиа, 2010) Дата 15.04.2010 Информация о публикации Постатейный комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации / А.Г. Бабичев, П.П. Беликов, С.Ю. Зюзин и др.; под ред. А.Г....»

«Федеральное агентство лесного хозяйства ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «РОСЛЕСИНФОРГ» СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ ЛЕСОВ (Филиал ФГУП «Рослесинфорг» «Севзаплеспроект») ЛЕСОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ РЕГЛАМЕНТ ПОДПОРОЖСКОГО ЛЕСНИЧЕСТВА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ Директор филиала С.П. Курышкин Главный инженер Е.Д. Поваров Руководитель работ, ведущий инженер-таксатор Н.П. Полыскин Санкт-Петербург 2013-20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1.1 Краткая...»

«ПРЕПАРАТ ВНУТРИВЕННОГО ИММУНОГЛОБУЛИНА – ДВИЖУЩАЯ СИЛА СБОРА ПЛАЗМЫ И ФРАКЦИОНИРОВАНИЯ ПЛАЗМЫ КРОВИ. СОЦИАЛЬНООРИЕНТИРОВАННАЯ СИСТЕМА ВОЗМЕЩЕНИЯ ЗАТРАТ НА ПРЕПАРАТ ВНУТРИВЕННОГО ИММУНОГЛОБУЛИНА В США. Исрафилов А.Г., Алсынбаев М.М., Кудашева Г.Б., Трофимов В.А. Филиал «Иммунопрепарат» ФГУП «НПО «Микроген» МЗ и СР РФ, г. Уфа Среди препаратов плазмы крови человека основными по клинической значимости считаются препараты внутривенного иммуноглобулина (ВВИГ), альбумина и факторов свертывания, на...»

«AS RECEIVED ON 16 July 2015 Комитет против пыток Рассмотрение докладов, представленных Государствами-участниками в соответствии со статьей 19 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1984 года. Второй периодический отчет государств –участников, подлежащие представлению в 2015 году; настоящий доклад представляется в ответ на Заключительные рекомендации...»

«Игорь Романович Рызов Я всегда знаю, что сказать. Книгатренинг по успешным переговорам Серия «Top Business Awards» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11953284 Игорь Рызов. Я всегда знаю, что сказать. Книга-тренинг по успешным переговорам: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-82756-5 Аннотация Перед вами – интерактивная книга-тренинг по переговорам. В ее основе лежит сильная теоретическая база, которую отлично дополняют яркие, живые примеры и упражнения. Книга построена таким образом, что...»

«ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «АССОЦИАЦИЯ РЕВМАТОЛОГОВ РОССИИ» ASSOCIATION OF RHEUMATOLOGISTS OF RUSSIA Клинические рекомендации по лабораторной диагностике ревматических заболеваний 2014 год Оглавление Стр. Методология Определение ревматических заболеваний Общие рекомендации Аутоантитела Лабораторные маркеры воспаления 1. Методология Методы, использованные для сбора/селекции доказательств: поиск в электронных базах данных Описание методов, использованных для сбора/селекции...»

«УТВЕРЖДЕН Предварительно утвержден решением Общего собрания решением Совета директоров акционеров ОАО НПО «Наука» ОАО НПО «Наука» протокол от 11.06.2013г. № 35 протокол от 06.05.2013г. № СД\05-2013 Открытое акционерное общество НПО «НАУКА» Годовой отчет по итогам 2012 года Москва, 2013 Оглавление 1. Информация об Обществе 3 2. Положение Общества в отрасли 4 3. Приоритетные направления деятельности Общества 5 4. Основные события 2012 года 6 5. Финансовые результаты деятельности Общества :...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.