WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. 5 Глава I. Теоретические основы фразеологической номинации. 9 1.1. Содержание понятий “номинация”, “сигнификация”, “денотация”, “коннотация”.. 9 1.2. Первичная и ...»

-- [ Страница 1 ] --

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение…………………………………………………………………………... 5

Глава I. Теоретические основы фразеологической номинации…………… 9

1.1. Содержание понятий “номинация”, “сигнификация”, “денотация”,

“коннотация”………………………………………………………….……… 9

1.2. Первичная и вторичная номинация. Первый и второй ономасиологический уровни………………………………………………………

1.3. Фразеологизм как особое номинативное явление………………………….. 26

1.4. Место фразеологизмов в структуре языка. Функции лексических компонентов фразеологизмов………………………………………………………. 33

1.5. Виды фразеологической номинации …………………………………….... 45 Выводы к главе I ……………………………………………………………… 52 Глава II. Особенности фразеологической номинации в английском языке……………………………………………………………... 55

2.1.Симилятивная номинация…………………………………………………… 55 2.1.1. Компаративная номинация…………………………………………............ 56 2.1.2. Метафорическая номинация……………………………………………….. 71 2.1.3. Аллегорическая номинация………………………………………………... 92

2.2. Индикативная номинация……………………………………………………. 106 2.2.1. Метонимическая номинация……………………………………………… 107 2.2.2. Перифрастическая номинация…………………………………………….. 119

2.3. Семантико-структурные преобразования англоязычных фразеологизмов различного типа номинаций………………………………………………… 130 2.3.1. Трансформация значений лексических компонентов англоязычных симилятивных фразеологизмов……………………………………………………... 131 2.3.2. Символизация симилятивных и индикативных англоязычных фразеологизмов……………………………………………………………………... 144 Выводы к главе II ……………………………………………………................. 150 Заключение ………………………………………………………………............ 154 Библиография ……………..……………………………………………………. 160 Приложение № 1. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из вторичных номинаторов смысла………………………………………… 185 Приложение № 2. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из вторичного номинатора смысла и “потенциального” номинатора смысла

Приложение № 3. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из вторичного номинатора смысла и “промежуточного” номинатора смысла……………………………………………………………………………..

Приложение № 4. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из “потенциальных” номинаторов смысла………………………………… Приложение № 5. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из квази-вторичных фиксаторов смысла…………………………………… 187 Приложение № 6. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из лексических фиксаторов смысла………………………………………… 188 Приложение № 7. Англоязычные метафорические фразеологизмы, состоящие из лексического фиксатора и фиксатора-активизатора смысла…………... 189 Приложение № 8. Англоязычные индикативно-симилятивные фразеологизмы, состоящие из вторичных номинаторов смысла…………………………… Приложение № 9. Англоязычные индикативно-симилятивные фразеологизмы, состоящие из вторичного номинатора смысла и “потенциального” номинатора смысла…………………………………………………………………… 190 Приложение № 10. Англоязычные индикативно-симилятивные фразеологизмы, состоящие из вторичного номинатора смысла и “промежуточного” номинатора смысла……………………………………………………………… Приложение № 11. Структурно-семантический анализ англоязычных аллегорических фразеологизмов……………………………………………………… 191 Приложение № 12. Семантический анализ отдельных компонентов англоязычных аллегорических фразеологизмов……………………………………… Приложение № 13. Частотность использования компонентов антропоцентрической направленности в англоязычных метонимико-метафорических фразеологизмов…………………………………………………………………… 196 Приложение № 14. Частотность использования компонентов антропоцентрической направленности в англоязычных “индексивных” фразеологизмах.. 197 Приложение № 15. Грамматические структуры англоязычных перифрастических фразеологизмов…………………………………………………………… 198 Приложение № 16. Грамматические структуры англоязычных топопимических перифрастических фразеологизмов………………………………………... 200 Приложение № 17. Трансформация значений отдельных лексических компонентов в составе англоязычных симилятивных фразеологизмов…………… 200

ВВЕДЕНИЕ

С момента возникновения теории фразеологии, то есть в течение практически целого века, лингвисты ведут споры касательно ряда её фундаментальных проблем. Фразеологизмы обладают особой номинативной спецификой: расширяя семантические границы слова, они способны номинировать как отдельные предметы и явления экстралингвистической действительности, так и целые ситуации.

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена возвращением интереса лингвистов к фразеологической проблематике, активизацией фразеологических исследований с учётом ономасиологического подхода к изучению структурно-семантических особенностей устойчивых языковых образований.

Объектом настоящего исследования являются англоязычные номинативные и коммуникативные фразеологизмы, а в качестве предмета рассматриваются номинативные характеристики пяти основных структурно-семантических подвидов англоязычных фразеологизмов: компаративных, метафорических, аллегорических, метонимических и перифрастических.

Особое значение для нашего исследования имеет разработанная В. М. Савицким концепция фразеологической номинации. Из его работ следует, что основными видами фразеологической номинации по принципу транспонированности значения являются семантический перенос и семантический сдвиг. Семантический перенос можно описать как процесс номинации по принципу подобия (симилятивные языковые единицы), а семантический сдвиг — как процесс номинации по принципу смежности (индикативные языковые единицы).

К симилятивным мы относим фразеологизмы с компаративной, метафорической и аллегорической образностью, а к индикативным — фразеологизмы с метонимической и перифрастической образностью. Англоязычные фразеологизмы с индикативно-симилятивной образностью, впервые выделенные В. М. Савицким в монографии «Английская фразеология: проблемы моделирования», мы также рассматриваем в рамках метафорической номинации.

Цель данной работы выявить и описать основные способы номинации, реализуемые в английской фразеологии.

В соответствии с поставленной целью формулируются следующие задачи:

1. Выделить корпус фразеологизмов сообразно цели исследования;

2. Выявить механизмы функционирования англоязычных фразеологизмов на основе структурно-семантического анализа их компонентов;

3. Определить статус лексических компонентов англоязычных фразеологизмов различных структурно-семантических подвидов;

4. Установить предпосылки изменения грамматической структуры англоязычных фразеологизмов различного номинативного вида;

5. Описать семантическую трансформацию лексических компонентов исследуемых фразеологизмов, в частности символизацию.

Научная новизна работы состоит в комплексной характеристике англоязычных симилятивных и индикативных фразеологизмов; выделении феномена полиморфной природы некоторых лексических компонентов англоязычных фразеологизмов; стратификации трёх типов фиксаторов и номинаторов смысла в зависимости от выполняемой ими функции в составе фразеологизма; представлении новых определений симилятивных и индикативных фразеологизмов, исходя из внутренней мотивированности входящих в их состав компонентов и динамики их соединения.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что данное исследование вносит определённый вклад в развитие теории фразеологии, обобщая опыт предыдущих поколений отечественных и зарубежных лингвистов и охватывая спорные или малоизученные аспекты номинативной и структурносемантической характеристики английского фразеологического кода.

Практическая ценность работы заключается в том, что материал данного исследования и полученные выводы могут найти применение при составлении лекционных и практических занятий по общему языкознанию, стилистике, теории и методике преподавания английского языка, а также в написании курсовых и дипломных работ по теории номинации в английской фразеологии.

Материалом исследования послужил корпус фразеологических единиц, отобранных путём сплошной выборки из отечественных и зарубежных словарей и сборников британских, американских, австралийских и новозеландских фразеологизмов в количестве более 5 тыс. единиц, а также корпус примеров их употребления, взятый из современной художественной литературы, материалов британских и американских периодических изданий, учебных пособий и Интернетресурсов общим объёмом 1 тыс. единиц. Общий объём проанализированных печатных источников составил 7481 стр.

Методологической и теоретической базой исследования послужили работы отечественных и зарубежных лингвистов в области теории номинации (В. Г.

Гак, В. Н. Телия, Н. Д. Арутюнова, Е. С. Кубрякова, М. В. Никитин), фразеологии (В. В. Виноградов, А. И. Смирницкий, Н. Н. Амосова, А. В. Кунин, В. М. Мокиенко, В. М. Савицкий, Н. Ф. Алефиренко, А. Г. Назарян), лексической и фразеологической семантики (А. А. Уфимцева, В. Н. Телия, Е. С. Кубрякова, Н. Д. Арутюнова), лингвосемиотики (Ф. де Соссюр, Ч. Моррис, Ч. Пирс, С. Карцевский, А. Ф.

Лосев).

В качестве инструментов исследования использовались следующие методы и методики: анализ словарных дефиниций, компонентный, контекстологический, логический, семиотический, этимологический анализ, элементы фрейм-описания, анализ свободных ассоциаций.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В английской фразеологии простые номинаторы смысла, которые зачастую не являются словами, по своей функции соотнесены с отдельными словами, функционирующими за пределами фразеологии; сложные номинаторы смысла соотнесены со словосочетаниями; некоторые аллегорические фразеологизмы по структуре являются предложениями, поскольку они делятся на группу подлежащего и группу сказуемого и содержат в себе предикацию.

2. Каждый подвид англоязычных симилятивных фразеологизмов обладает определёнными номинативными характеристиками: компаративные фразеологизмы указывают на подобие физических характеристик предметов или явлений; метафорические фразеологизмы уподобляют друг другу обширный пласт элементов окружающего мира; аллегорические фразеологизмы выполняют предписывающую, сообщающую и нравоучительную функцию.

3. Каждый подвид англоязычных индикативных фразеологизмов обладает определёнными номинативными характеристиками: метонимические фразеологизмы смещают фокус внимания на сопутствующие признаки предмета или явления; перифрастические фразеологизмы косвенно описывают различные явления и предметы внеязыковой действительности.

4. Лексический компонент английского фразеологизма способен закреплять за собой определённое контекстуально-порождённое значение и реализовывать его в различных по форме, но более или менее сходных по смыслу устойчивых переосмысленных сочетаниях. В итоге формируется определённый “тезаурус” относительно самостоятельных переосмысленных значений в сознании носителей языка.

Его наличие позволяет объяснить процессы образования потенциальных фразеологизмов.

Апробация работы. По теме исследования опубликовано 10 статей, из них три — в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Основные выводы и результаты докладывались на международных и всероссийских конференциях: «Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы» (ПГСГА, 2011); «Языковая и понятийная картины мира: динамика, прагматика, дискурс» (ПГСГА, 2012); «English Language Teacher Professional Development: Scaling New Heights» (СамГУ, 2013); «Мир языков: ракурс и перспектива» (Белорусский Государственный Университет, 2013); а также на отчётных конференциях преподавателей, аспирантов и соискателей ПГСГА (2011, 2012, 2013).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка теоретической литературы, перечня использованных словарей и текстовых примеров. Общий объём диссертации составляет 205 страниц (с библиографией и 17 приложениями).

–  –  –

Номинация в данной работе мыслится как процесс вербализации поступающих в сознание человека визуальньных или аудиальных образов и, как следствие, языковое воплощение предметов окружающего мира, ситуаций, явлений.

Потребность обозначить явления окружающей действительности каким-либо вербальным способом приводит сначала к рождению звуковой, а затем и графической его оболочки.

Е. С. Кубрякова и С. Д. Кацнельсон сходятся во мнении, что мысль — неотъемлемая часть процесса номинации. Номинативная деятельность является необходимым условием для выражения мысли. Номинация способна уточнять объём определённого предмета или может характеризировать содержание его понятия [77, с. 327]; [66, с. 25-28]. В связи с этим нельзя не согласиться с утверждением Б. А. Серебренникова о том, что «опыт всегда предшествует наименованию» [133, с. 147].

Для обозначения минимальной единицы номинации был предложен ряд терминов. Э. В. Кузнецова выделяет “слово-ономатему” как знак, содержание которого может быть понято независимо от контекста и функции в предложении [78, с. 29-30]. В. М. Никитевич, в свою очередь, расширяет содержание понятия “ономатемы”, считая её единицей, в которой лексическое значение совмещено с деривационными и реляционными значениями [103, с. 123].

Другим термином для обозначения «базовой единицы именования» становится термин “номинатема”, предложенный В. И. Теркуловым. Согласно автору, номинатема — это структурная языковая единица, модель, определяющая возможности тождественной номинации в речи при помощи различных субстантных речевых реализаций — глосс. Структурными разновидностями номинатемы автор считает слово, сочетание слов и словосочетание [153, с. 14].

Можно полагать, что определение термина “ономатема”, а также определение термина “номинатема” отражают отдельные особенности языкового знака, выделенные А. А. Уфимцевой. Согласно исследователю, языковой знак представляет собой конвенционально принятое единство плана содержания (мыслительного образа) и плана выражения (фонематической составляющей). Языковой знак способен репрезентировать материально-идеальную связь, как в определённом контексте, так и изолировано от него. А. А. Уфимцева считает слово типичным языковым знаком, однако, согласно её классификации законченности / незаконченности порождения, языковой знак может быть также представлен в виде словосочетания или предложения [159, с.167].

Из вышесказанного следует, что с позиций теории номинации термины “ономатема” и “номинатема” могут быть тождественны друг другу. Тем не менее, при детальном анализе оказывается, что термин “номинатема” функционально шире, так как им могут быть названы такие языковые единицы, в которых смыслопередающее единство не всегда ограничено рамками слова.

Номинация позволяет сообщать другому реципиенту о наличии предметов окружающей действительности; позволяет перемещаться участникам речевого акта в любые ситуации, воспроизводя только знаковые образы в мышлении. Так, первобытные люди при помощи наскальных рисунков материально запечатлевали борьбу с бизоном, превращая увиденные явления в воспроизводимые знаки.

Последние замечания отражают теорию И. П. Павлова, который утверждал, что слово принадлежит ко второй сигнальной системе, репрезентирующей окружающий мир и в то же время отдаляющего от него [109, с.568-569].

Теория номинации обращает особое внимание на проблему структуры языкового знака. В процессе рождения знака лежит т. н. «семиотический процесс», предложенный Б. А. Серебренниковым. Вот основные его компоненты: 1) интерпретатор — человек, находящийся в знаковой ситуации; 2) интерпретанта — предрасположение интерпретатора к реакции на знак; 3) денотат — всё, что вызывает свершение данной реакции на знак; 4) сигнификат — дополнительные условия ограничения, позволяющие денотату вызывать соответствующую реакцию на знак [133, с. 101]. Основными компонентами акта номинации, согласно Б.

А. Серебренникову, являются: субъект номинации (номинатор); имя (номинант);

объект номинации (номинат); реципиент и условия общения [там же, c. 147].

Традиционно в структуре языкового знака различают сигнификативную и денотативную стороны. Т. В. Булыгина и С. А. Крылов указывают, что термин “сигнификат” вновь вошёл в употребление в XX веке, благодаря Ч. У. Моррису, а термин “денотат” был впервые введён Дж. С. Миллем. Данным терминам, по своей сути, тождественны термины “означаемое” и “означающее” (предложенные Ф.

де Соссюром), “интенсионал” и “экстенсионал” (предложенные Р. Карнапом) [208, с. 444; 128].

В статье К. И. Льюиса, посвящённой термину “Имя” указывается, что номинация отражает наиболее яркий признак предмета из некоторой совокупности (сигнификата) [92, с.175].

Отечественные лингвисты также обращали внимание на проблему разграничения понятий сигнификата и денотата. Б. А. Серебренников [133, с. 250-251], А. А. Уфимцева [157, с. 14]; [158, с.27] и В. Н. Телия [150, с. 336], Б. Ю. Городецкий [39, с. 211] и И. М. Кобозева [68, с. 81-90] сходятся во мнении, что сигнификативный компонент языкового знака, как неизменный ядерный компонент значения слова, отражает совокупность признаков и свойств внеязыковой реалии.

Суммируя вышеизложенные определения, можно заключить, что сигнификат — совокупность отличительных характеристик или признаков какой-либо внеязыковой реалии.

Понятие денотата до сих пор неоднозначно воспринимается многими лингвистами, т.к. номинации могут быть подвергнуты, как реальные, так и абстрактные или несуществующие в действительности явления. Отечественные лингвисты (Б. А. Серебренников [133, с. 250-251], А. А. Уфимцева [157, с. 14] и В. Н. Телия [150, с. 336], Б. Ю. Городецкий [39, с. 211]) представляют денотат как предмет реальной действительности, непосредственно объект номинации. К. И. Льюис помимо перечисленных признаков относит к денотату мысленное представление предмета, сопоставимое с данным денотатом [92, с.175]. И. М. Кобозева, в свою очередь, расширяет представление о денотативном компоненте языкового знака.

Согласно исследователю, денотат отражает предметную направленность мышления, куда входят не только осязаемые объекты, но и эмоционально-чувственная сфера человека [68, с. 81-90].

Для разграничения виртуального и актуализированного значения языковой единицы Ч. Огденом и А. А. Ричардсом в 1923 г. был введён термин “референт”.

Референт можно определить как объект экстралингвистической действительности, который подразумевается говорящим. Получается, в языке мы наблюдаем отношение сигнификата и денотата, а в речи — сигнификата и референта.

В данном исследовании термин “денотат” признаётся синонимичным термину “референт”; он определяется как некоторая предметная область, реалия окружающего мира, непосредственно объект номинации.

Можно предположить, что человек воспринимает мир, анализируя предметы и явления, выделяя их сопутствующие признаки. Следующий этап движения мысли – определение набора уникальных признаков для каждого предмета в отдельности. После этого каждому из предметов выдаётся “мысленный ярлык”, который заносится в память в виде звуковой, а затем и графической формы.

Например, представим эксперимент, в котором испытуемые с завязанными глазами определяют выданный им предмет, вербализируя процесс распознавания.

Можно было бы предложить примерное представление номинативной деятельности сознания человека.

Предоставив испытуемым доступные в обиходе предметы, например, несколько канцелярских принадлежностей, можно утверждать, что вначале эти предметы достаточно детально будут описаны, а затем верно названы.

Так, степлер может быть примерно описан как “предмет, сделанный из фрагментов пластмассы и железа, имеющий две рабочие поверхности и пружину;

при соединении двух частей предмета слышен характерный звук механизма и образование небольшой скобы”. Все указанные признаки испытуемый привносит из тактильной и аудиальной памяти, которая формирует на ментальном экране необходимый предмет со сходными свойствами.

Если представить, что тому же испытуемому выдана бытовая закладка для книги (простой листок бумаги), то процесс номинации будет немного замедлен, в силу поиска адекватного соответствия признаков осязаемого предмета и его названия. Можно предположить, что испытуемый окажется в небольшом замешательстве, т.к. указанные им базовые свойства “небольшой фрагмент бумаги средней плотности” не дадут точного имени предмета. Тогда мы попросили бы испытуемого попробовать назвать предмет, исходя из перечисленных им свойств и, возможно, получили бы ответы “лист из блокнота для записей”, “вкладыш” и постепенно нашли бы правильный ответ “закладка для книги”.

Вслед за Е. С. Кубряковой мы считаем, что номинация представляет собой дедуктивно-индуктивную мыслительную операцию. Номинация — процесс, направленный на познание окружающего мира через призму мысленного анализа и синтеза. Первоначальный этап номинирования заключается в опознании предмета и детализированном описании его внешних и при возможности внутренних свойств. Сходные наборы ключевых свойств могут получать омонимичные имена.

Номинация реалии действительности описывает статичные свойства, тогда как номинация абстрактных реалий — динамичные свойства. В этом мы согласны с В. Н. Телия, которая указывает, что имена реальных предметов и явлений выполняют идентифицирующую функцию, тогда как имена признаков, состояний и прочих абстрактных явлений выполняют предикативную функцию [150, с. 336].

Исходя из приведённых умозаключений, можно предположить, что сигнификативная составляющая языкового знака оказывается первичней денотативной.

Денотатов может быть неограниченное множество, что будет порождать омонимичные имена: лист дерева, лист бумаги.

Представим развитие описанного выше эксперимента, где испытуемых просят расшифровать некоторые известные, но разные по содержанию названия.

Можно предположить следующие варианты ответов: “Книга — предмет для чтения, познания”; “Любовь — чувство притяжения к другому человеку” или “Любовь — полёт души”, или научный ответ “Любовь — химическая реакция тела (повышение температуры, расширение зрачков, учащённый пульс и т.д.), вызываемая при реальном или воображаемом контакте с другим индивидом, к которому испытывается физическое влечение”.

Определение книги будет лаконичным и достаточно предсказуемым, содержащим существительные, тогда как определение любви будет носить вариативный характер и передаваться преимущественно глаголами. Ещё одним выводом может стать следующее: сигнификат языковых знаков, замещающих абстрактные предметы, шире сигнификата языковых знаков, замещающих реальные предметы.

Ещё одна важная характеристика номинации — её трансляторная и сообщающая способность. Заключённая в языковом знаке и получающая соответствующее аудиально-визуально оформление, она способна вызывать в воображении реципиента необходимый образ предмета или явления. Тем не менее, данная способность не всегда существует вне времени и пространства, а также независимо от реальности существования номинируемого объекта. Существуют определённые ограничения успеха коммуникации номинируемого объекта.

Например, можно вспомнить и передать случайному реципиенту в той или иной форме слово “грампластинка” или “магнитофонная плёнка” — вещи, сравнительно недавно вышедшие из обихода и заменённые их современными наукомкими аналогами. Если реципиент является представителем старшего или среднего поколения, то процесс коммуникации аудиального или визуального (графического) образа будет успешен. Если реципиент является представителем младшего поколения или подростком, выросшем в окружении исключительно электронных музыкальных носителей, то он, возможно, не сможет опознать предмет, исходя только из аудиального или графического образа. Номинация в данном случае будет неполной. Только при условии представления вспомогательных элементов в виде изображения предмета или явления языковой знак получит реверберацию в сознании реципиента и отложится в его памяти в виде связи “предметего аудиовизуальная (графическая) форма”.

Можно предположить, что начинающие изучать иностранный язык также нуждаются в дополнительной визуальной опоре при запоминании новых слов.

Несмотря на то, что жизненный опыт обучающихся отражён в родном языке, лимитированный словарный запас иностранного языка не позволит им одинаково разнообразно реагировать на возникающие ситуации. В сознании начинающих изучение ещё не сформированы связи всех окружающих предметов и их иноязычной номинации.

Для успешной коммуникации фантазийных реалий необходимо, чтобы оба участника процесса имели одинаковое представление об этих реалиях, т.е. одинаковое представление о сигнификативно-денотативном содержании передаваемого языкового знака. Человек, впервые знакомящийся с явлением научнофантастических произведений, получает подробное описание фантазийного персонажа и отмечает в памяти набор его сопутствующих признаков (сигнификат).

Человека, не встречавшего в реальной действительности данного персонажа, также необходимо снабдить его изображением.

В процессе коммуникации языковой знак может претерпевать семантические трансформации и, тем самым, расширять своё сигнификативно-денотативное содержание. Другим немаловажным аспектом существования языкового знака является его коннотативная составляющая.

Понятие коннотации находит различную трактовку среди отечественных и зарубежных лингвистов. Н. Ф. Алефиренко считает, что коннотация — постоянная величина значения, отражающая эмоциональное отношение [1, с. 161]. А. А.

Уфимцева [158, с.100], Р. Барт [15, с. 36] и Г. В. Колшанский [70, с. 22], напротив, сходятся во мнении, что коннотации свойственно быть подвижной, так как в контекстуальном проявлении языковой знак способен к приращению дополнительного содержания. Согласно учёным, коннотация представляет собой дополнительное семантико-стилистическое содержание, над-денотативный уровень, возникающий под влиянием ассоциаций, известных определённому коллективу.

Вслед за исследователями мы считаем, что коннотативный объём языкового знака может различаться в зависимости от условий контекста коммуникации и интенции коммуникатора языкового знака.

Под коннотацией также часто понимается эмоционально-экспрессивное отношение говорящего к объекту действительности. В. В. Виноградов [33, с. 162Д. Н. Шмелёв [168, с. 254-255], В. И. Шаховский [166, с. 13–14] и И. В. Арнольд [6, с. 106] считают коннотацию закодированной формой выражения эмоций или отношения к компонентам речевой ситуации. В рамках этого подхода коннотация определяется как экспрессивное отношение говорящего и особая стилистическая направленность. Указывается, что коннотация особенно сильно проявляет энергию, чувства и мысли, потенциально заложенные в переносных значениях;

также говорится о способности коннотации трансформировать содержание языкового знака.

Возьмём, к примеру, слово “лиса”. Во многих европейских языках оно приобрело негативную, неодобрительную окраску и потенциальный контекст обмана и хитрости. Предоставленное в качестве изображения (например, в лесу), данное животное вызовет только первичное наименование. Поведенческие свойства животного были отражены в сознании носителей языка как дополнительные и поэтому, необходимая коннотация появится только в косвенном наименовании, например в художественном произведении.

И. А. Стернин, в свою очередь, расширяет объём коннотативного содержания, добавляя классификацию коннотативных сем относительно степени их мотивированности. Крайняя степень немотивированной коннотации, согласно учёному, содержится во фразеологизированных, а также устаревших словах [146, с.

45].

Коннотацию как традиционно заложенную ассоциацию, основанную на культурно-историческом и социальном явлении, выделяли Л. Блумфилд [19, с.

156–158] и Ю. Д. Апресян [4, с. 67]. Так, указанный нами выше случай со словом “лиса” носит частный характер, т.к. коннотация языкового знака не всегда изоморфна коннотации того же знака в другом языке. Например, слово dog в английском языке чаще будет выступать в роли хранителя домашнего очага, трудолюбивого человека или верного друга и т.д.: to work like a dog; happy / pleased like a dog with two tails; A good dog deserves a good bone. В русском языке, напротив, слово собака часто фигурирует в уничижительном или неодобрительном контексте:

устал как собака, злой как собака, голодный как собака, грязный как собака и т.д.

Исходя из изложенного выше, можно заключить, что коннотация – это закодированный эмоционально-чувственный “ореол” языкового знака; национально-культурное восприятие реалии окружающего мира. Конннотация уникальна как для картины мира индивида, так и для национальной картины мира. Наиболее общее отношение к предмету, совпадающее с представлением большинства носителей языка зарегистрировано в лексикографических источниках с пометой “неодобрительно”, “уничижительно”, “offensive”, “impolite” или имеет определённые негативные или реже, положительные комментарии в дефинициях.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что номинация — рождение искусственных знаков из знаков естественных. Внешние раздражители получают фиксацию на ментально-вербальном уровне, закрепляясь в виде связи набора признаков и объекта действительности, а также национально-культурного эмоционально-ассоциативного отношения к этому предмету.

Об особенностях первичного и вторичного наименования пойдёт речь в следующем параграфе.

1.2. Первичная и вторичная номинация.

Первый и второй ономасиологические уровни Особенности первичной и вторичной номинации до сих пор являются предметом обсуждения многих исследователей. Как было указано ранее, мысленный процесс человека — многогранное явление, направленное на переработку поступающих извне сигналов, способное к их творческой интерпретации.

Согласно В. Н. Телия, номинация — соотнесение языковых знаков с объектами экстралингвистической действительности. Номинация не носит устойчивый характер: один и тот же объект может получать различные имена в зависимости от интенции говорящего и коммуникативной ситуации в целом [150, с. 336].

Процесс коммуникации основывается на многих факторах, в том числе и на вербализации знаков окружающей действительности. Этому служит первичная номинация. Согласно А. А. Уфимцевой первичная (она же прямая) лексическая номинация направлена на превращение в языковые знаки объектов окружающего мира, а также национально-культурного опыта носителей языка [158, с.7-8]. Б. А.

Серебренников, в свою очередь, поясняет, что первичная номинация раскрывает основную функцию и форму, свойственную определённому языковому элементу [133, с. 19].

С философской точки зрения (Г. Фреге [161, c.22-27]) мыслительная деятельность человека способна наделять предложения содержанием шире, чем мысль, которая в нём отражена. Из курса психолингвистики можно узнать, что человеческая память не безгранична. Поэтому эволюция языка наделила уже имеющиеся слова и выражения дополнительными значениями. Вслед за Л. С. Выготским [34] и Р. М. Фрумкиной [162] и В. А. Звегинцевым [58, c. 178] мы считаем, что человеческое сознание способно к ментальной трансформации смысла и к расширению границ знаний вне языковых выражений. Благодаря связи внутренней и внешней речи, каждое слово может сначала приобретать во внутренней речи иные значения, а затем вербализироваться во внешней.

Ю. С. Степанов предлагал представить человеческий язык, в котором одно значение соотнесено с одним языковым знаком. Такое утопичное представление автор справедливо отвергает, говоря, что в естественных условиях такой язык неизбежно бы расширял круг значений языкового знака [145]. Похожей точки зрения придерживались В. В. Виноградов [31, с.15], Б. А. Серебренников и Т. В.

Лыскова, ссылаясь на В.фон Гумбольдта [90, с. 231], отмечая ограниченность языка и его неспособность выразить разнообразие опыта отдельными словами.

Учёными подчёркивается способность слов изменять свою семантическую природу для обозначения понятия, отсутствующего в языке. Соглашаясь с этой точкой зрения, С. Д. Кацнельсон [66, с. 27] и С. О. Карцевский [64, c. 90], в свою очередь, поясняют, что объект номинации стремится быть выраженным несколькими языковыми знаками и что всякая вещь способна к двоякому наименованию.

О. Н. Бабушкина даёт объяснение феномена двоякой номинации. Исследователь отмечает, что человек как познающий субъект занимается сопоставлением предметов и явлений окружающего мира. Из этого следует, что представление мира включает отдельные сущности, которые могут быть переосмыслены в рамках других концептов [12].

Не совсем можно согласиться с точкой зрения И. С. Торопцева об отсутствии комбинаторной деятельности сознания в порождении нового знания [156, с.

6]. Вслед за В. Н. Телия [147, с. 96-98] и Е. С. Кубряковой [75, с. 54] мы считаем, что новые имена образуются путём селекции и комбинирования существующих знаков. В этой связи, раскрывая сущность изменения значения слова, Е. С. Кубрякова отмечает, что в сознании человека существуют смысловые “пучки”, наделённые определённым знанием о существующих языковых выражениях. При отсутствии необходимых выражений могут формироваться новые “пучки” [76, с.

115].

О стремлении обозначающего расширить границы своих функций, обозначаемого выразить себя средствами, отличными от изначального языкового знака, говорит явление вторичной номинации. Можно предположить, что это явление в большей степени связано с “лимитированностью” словарного запаса в памяти носителей языка. Создание отдельного пласта экспрессивной лексики привело бы к неисчислимому, труднооперируемому словарному запасу.

Многие учёные отмечают взаимосвязь первичных и вторичных языковых знаков. Так, например, А. В. Кунин [82], М. В. Никитин [105, с. 13] и А. В. Кравченко [73, c. 11] сходятся во мнении, что вторичная номинация представлена особым способом мыслительной обработки информации, полученной в ходе первичной номинации. Выходит, что на ментальном уровне для номинации того или иного явления человек сначала обращается к уже имеющимся в его словарном запасе именам и путём сравнения выбирает наиболее подходящие по образу.

В. Н. Телия определяет вторичную номинацию как возможность использования уже имеющихся в языке номинативных средств в новой для них функции наречения. Автор разграничивает два способа вторичной номинации – автономная (на базе предшествующего значения одного имени) и неавтономная, или косвенная (под воздействием содержания и отличительных признаков другого имени) [148]. Согласно В. Н. Телия, вторичная автономная номинация подразумевает номинацию объекта по другим имеющимся признакам, тогда как косвенная номинация переносит фокус номинации на совершенно другой объект, а также сохраняет фонетическую форму одного имени для создания нового имени [150, с.

336]. Б. А. Серебренников, в свою очередь, поясняет, что для косвенного наименования характерна опора на сигнификат другого имени [133, с. 241-246].

Можно предполагать, что феномен вторичной номинации возможен благодаря семной структуре слова и его диалектической природе. Данные свойства выделяют В. Г. Гак [35, с.96], В. Н. Телия [149, с. 96-98], А. В. Бондарко [21], Г. В.

Колшанский [71, с.69-70] и V. Evans [174, P. 492]. Учёные сходятся во мнении, что в структуре слова содержится некий потенциал непрямого использования слова, способность изменяться под определённые роли и условия употребления.

Исходя из этого, можно заключить, что вторичная номинация контекстуально и интенционально опосредована.

А. В Кунин и В. Н. Телия [150] сходятся во мнении, что в актах вторичной номинации устанавливаются ассоциации по сходству (метафоры) или по смежности (метонимии) между некоторыми свойствами элементов экстралингвистического пространства.

Помимо семантических свойств, единицы вторичной номинации обладают особой структурной организацией. Это отмечает Ж. А. Вардзелашвили [27, с. 62], ссылаясь на Т. В. Булыгину, В. Г. Гак и А. А.Уфимцеву, и впоследствие Г. Н.

Ягафарова [170, с. 173]. Исследователи определяют первичную номинацию как непроизводное словное и сверхсловное образование, а вторичную номинацию как лексико-семантическое образование в виде предложений. С последним замечанием не совсем можно согласиться, так как единицы вторичной номинации могут быть также оформлены в виде словосочетаний.

Наиболее оправданной точкой зрения является позиция В. М. Савицкого, который, ссылаясь на Л. Ельмслева и К. А. Долинина, указывал, что план содержания переосмысленной языковой единицы составляет само переосмысление, тогда как план выражения — её лексико-грамматическое оформление и буквальное значение, исполняющее роль внутренней формы [123, с. 31]. В других работах исследователь подчёркивает, что семантическая структура устойчивых переосмысленных языковых образований зачастую оказывается полипредикативной.

План содержания таких единиц включает сложные сценарии взаимоотношений персонажей, тогда как план выражения эксплицирован достаточно жёсткими лексико-грамматическими средствами [122].

Можно предположить следующее: чем уникальней свойства предмета или явления, тем ограниченней будет номинация: один предмет — одно имя. В связи с этим M. М. Кольцова предлагает четыре степени эквиваленции слова и предмета действительности: 1) прямая связь; 2) слово и несколько однородных явлений; 3) слово и разнородные явления; 4) слово широкого применения, выполняющее обобщающую функцию [72, с. 165-166].

Из вышесказанного можно сделать вывод, что человек способен выражать разные мысли одним и тем же языковым знаком. Знаки окружающей действительности, поступив в сознание человека, могут трансформировать значение во внутренней речи и выдаваться в переосмысленных языковых формах во внешнюю речь. Вслед за А. В. Куниным [82] мы считаем, что значение знака косвеннопроизводной номинации соотносится вполне с определённым образом предметнопрактической деятельностью.

Можно сделать вывод, что креативная интерпретация существующих понятий приводит к формированию вторичной картины мира. Первичная номинация отражает познавательную деятельность человека. При помощи неё сознание вычленяет сигнификативный объём будущего наименования. Можно предположить, что когнитивные возможности, данные человеку при эволюции, были настолько велики по сравнению с предыдущей формой существования, что первичная номинация реалий действительности заняла довольно короткий промежуток времени.

Вторичная номинация отражает сфокусированность внимания на какомлибо признаке, заложенном в сигнификате. Вторичная номинация углубляет познание действительности. Таким образом, первичную номинацию получают предметы и явления с однозначным набором уникальных признаков, тогда как вторичную номинацию получают предметы, имеющие ряд сходных свойств. Первичная номинация не предполагает подключения фантазии, тогда как вторичная номинация отражает творческую интерпретацию предметов и явлений, окружающих человека. Первичная номинация — базисная способность человеческого сознания, тогда как вторичная и косвенная номинация — доказательство непрекращающейся эволюции мыслительной деятельности Homo Sapiens.

Явление вторичной и косвенной номинации – попытка расширить мыслительные способности, а также разнообразить языковую кодовую систему. Косвенная номинация — наиболее яркое проявление особенностей человеческого сознания, заключающая в себе способность к творческой переработке поступающей информации. Косвенная номинация суть сравнительная номинация, оперирующая данными, заложенными в сигнификатах отдельных наименований. На наш взгляд, косвенную номинацию могут получать предметы, совпадающие по коннотативной составляющей: например, орком можно назвать недружелюбного человека или свирепого врага.

В ходе изучения теоретической литературы было отмечено, что учёные пользуются преимущественно терминами “метафора” и “метонимия” (А. В. Кунин, В. Н. Телия), говоря о номинации по принципу сходства или по принципу смещения. Тем не менее, этого недостаточно и, в свою очередь, можно предложить дополнительную классификацию видов вторичной и косвенной номинации.

Можно сделать вывод о том, что вторичная автономная номинация (где речь идёт о номинации смещения в рамках одного имени) близка к метонимическим и перифрастическим образованиям. Вторичная неавтономная (косвенная) номинация, на наш взгляд, проявляется в перенесении номинации на объект, сходный по определённым признакам. Сюда можно отнести компаративную, метафорическую и аллегорическую номинацию: от эксплицитного и имплицитного сравнения до абстрактного представления. Кроме того, необходимо отделить косвенную номинацию от косвенной фразеологической номинации. В первом случае, перед нами сравнение по аналогии или сходству отдельных признаков предметов и явлений окружающей действительности, во втором случае — сравнение по аналогии или сходству отдельных ситуаций, имевших когда-то место в культурноисторическом развитии носителей языка.

Сравним, к примеру, такие пары языковых единиц как коса “вариант причёски, сплетённая прядь волос” — коса “отрезок отмели, идущей от берега, например, реки” и неизвестный человек — тёмная лошадка. Окажется, что в случае с косвенной номинацией само наименование указывает на сходство, в случае с косвенной фразеологической номинацией наименование эвристично по своей природе (т.е. необходимо подключать фоновые знания, чтобы распознать сходство). Исходя из вышесказанного, можно заключить, что объём фразеологических единиц с косвенным значением немного шире обычных косвенных наименований.

Можно предположить, что, если бы не существовало явления вторичной или косвенной номинации, учёные давно бы смогли приблизиться к созданию искусственного разума, в котором были бы заложены шаблоны распознавания языковых знаков и продуцирования их наименований, исходя из анализа характерных признаков. Без вторичной или косвенной номинации не создавались бы художественные произведения такими, какими их порождает творческое сознание человека.

Изучение особенностей единиц первичной и вторичной номинации может вестись с позиций двух подходов: семасиологического и ономасиологического.

Многие исследователи (В. Н. Телия [150, с. 336]; [147, с. 98], Б. А. Серебренников [133, с. 19], М. А. Бородина и В. Г. Гак [22, с.82]) сходятся во мнении, что семасиологический подход раскрывает семантические характеристики языковых единиц. Изначально изучавшаяся в составе семасиологии [207, с. 288] и лексикологии [58, с. 84], ономасиология постепенно приобрела самостоятельность как наука.

Ссылаясь на А. Цаунера, В. П. Даниленко говорит, что термин «ономасиология» был предложен в 1903 году. Данное направление должно устанавливать связь между понятием и существующим для него наименованиями [41]. Среди основателей ономасиологического направления выдающееся место принадлежит О. Есперсену и В. Матезиусу. Уделяя внимание проблемам синтаксиса, О. Есперсен предлагал изучать грамматические явления со стороны значений, “изнутри”, определяя данный подход как ономасиологический [187]. О. Есперсен предлагал связывать ономасиологический подход с точкой зрения передающего мысль, а семасиологический подход — с точкой зрения понимания переданного смысла [188].

Проблема ономасиологического подхода была изучена многими отечественными лингвистами (В. Н. Телия [150, с. 336]; [147, с. 98], Б. А. Серебренников [133, с. 19], М. А. Бородина и В. Г. Гак [22, с.82] и др.). Согласно их трактовке ономасиологический подход изучает предметы окружающей действительности в проекции на языковые единицы. Е. С. Кубрякова, в свою очередь, выделяет понятие “ономасиологический анализ”, понимая под этим прослеживание пути от определенного содержания к языковым единицам, связанным с этим содержанием [76, с. 345–346].

Как отечественные, так и зарубежные лингвисты понимают под ономасиологическим подходом функциональное направление в изучении языка, основанное на анализе языковых единиц от содержания к форме (В. Н. Телия [150, с. 336], А. А. Уфимцева [157, с. 28-29], Е. А. Селиванова [130, с. 19], Л. К. Жаналина [53, с.95-96], В. Б. Касевич [65, с.20-23], Л. И.Насырова [102, с.120-121], D. Geeraerts [178]). Учёные отмечают наличие ономасиологической связи языкового знака не только с денотативной (предметной) составляющей, а также и с сигнификативным (понятийным) составляющим.

Вслед за исследователями мы утверждаем, что ономасиология рассматривает номинацию в приложении к реальной действительности. Преимущества исследования языковых единиц различных уровней с позиций ономасиологии выделяются Ф. С. Бацевич, Т. А. Космедой [17, с. 29] и P. tekauer [204, P. 2]. Авторы указывают на возможность определения важных этапов создания номинативных средств.

Рассматривая особенности вербализации мыслей и их переход в лингвистические единицы, наука ономасиология тесно соприкасается с когнитивной лингвистикой (об этом писали V. Evans и M. Green [174]; D. Geeraerts и H. Cuyckens [178]). Следовательно, ономасиология помогает понять, как создается то, или иное слово, какие конструкты для этого выбираются. Ономасиологический подход направлен на выявление механизмов номинирования объектов действительности, закрепление за ними понятийной сферы и фонемно-графической формы.

Можно предположить, что ономасиологический подход служит выявлению принципов номинации объектов окружающего мира. При таком подходе подразумевается исследование мыслей говорящего и их воплощение в языковую форму. Таким образом, ономасиологический подход к изучению языковых единиц способствует установлению связи интенции номинатора с представлениями о положении дел, а также о связях между объектами внеязыкового пространства.

Так как теория номинации тесно связана с ономасиологией, разделение понятий первичной и вторичной номинации должно подразумевать разделение первичного и вторичного ономасиологических уровней.

Согласно В. Г. Логачёвой первый ономасиологический уровень — это фонетический, словообразовательный, семантический уровни языка, тогда как второй ономасиологический уровень отражает уровень фразеологии [85, с. 9]. Л. В.

Молчкова, в свою очередь, поясняет, что второй ономасиологический уровень отличает слитность компонентов, а идиоматизацию отличает семантическая компрессия [98]. Отсюда следует, что на втором ономасиологическом уровне языковые единицы способны распадаться на особые знаки, отличные от слов.

Можно сделать вывод, что выделение уровня фразеологии в отдельный номинативный уровень не случаен. Н. Н. Амосова приписывала значительную роль в развитии лексического потенциала языка фиксированным соединениям слов, в которых вариации компонентов в пределах одного и того же семантического результата вообще исключены или, в определенных условиях, максимально лимитированы. Такие единицы она называла единицами постоянного контекста, куда, в свою очередь, относятся фразеологические единицы. [2, с.58].

Изучение фразеологизмов до сих пор велось преимущественно с позиций семасиологического подхода. Изучение данных языковых единиц с позиций ономасиологического подхода позволил бы понять, каким образом отдельные фразы или словосочетания переосмысляются и остаются в языке, что движет к их закреплению, существуют ли предпосылки образования новых фразеологизмов.

Вслед за О. Есперсеном мы считаем, что для полного понимания особенностей существования языка необходимо пользоваться как ономасиологическим, так и семасиологическим подходом [52].

В этом необходим компонентно-функциональный анализ фразеологизмов.

Рассуждая об их структурно-семантических особенностях и отличиях от привычных элементов языковой системы, можно будет определить место фразеологизмов в системе языка. Для начала определим характеристики фразеологизмов как особого номинативного явления.

1.3. Фразеологизм как особое номинативное явление

Наиболее сложной разновидностью вторичной автономной и косвенной номинации являются фразеологические единицы (далее фразеологизмы).

Если развивать мысль, изложенную В. Дорошевским, что слово — разновидность знака [48], то можно предположить, что фразеологизм — разновидность языкового знака, или как поясняет М. Н. Янценецкая [171], производный языковой знак. Во многих работах отечественных и зарубежных лингвистов (Т. Б. Пасечник [111], Н. М. Шанский [141], А. Г. Назарян [100], Н. А. Скитина [142], В. П. Жуков [55], Т. С. Соловьёва [143], J. Seidl [201], Е. Penttil [198]) мы находим, что у фразеологизмов есть омонимичные свободные словосочетания. В этом плане можно прийти к правомерному выводу, что фразеологизмы — это бывшие единицы переменного контекста. Отсюда следует, что фразеологизмы не придумывают готовыми, они рождаются в языке, проходя отбор носителями языка.

Н. Н. Амосова [2] и впоследствие В. П. Губарев [42, c.4] отмечали в языке наличие фиксированных словосочетаний или т.н. “языковых формул”. Тем не менее, как показывает проведённый нами структурно-семантический анализ, фразеологизмы не всегда ограничиваются рамками словосочетаний. В этом нам близка мысль С. А. Хахаловой, разделявшей метафоры и метонимии на однословные и многословные конструкты, а также метафоры, имеющие форму законченного предложения [163, с. 120].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

Похожие работы:

«О секте анастасийщины. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням (2 Тим. 4, 3-4) На протяжении последних нескольких лет на российском рынке духовности появилось великое множество разнообразного товара. Формула основателя саентологии Р.Хаббарда о выгодности придумывания собственной религии продолжает подтверждаться множеством примеров. Одним из них стало...»

«СЕРТИФИКАТ БЕЗОПАСНОСТИ Pyrogel ® XT Дата последнего обновления: 10/09/08 1. ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЕЩЕСТВА И ИНФОРМАЦИЯ О КОМПАНИИПРОИЗВОДИТЕЛЕ Pyrogel® XT Наименование материала: Минеральные материалы на основе аэрогеля Синонимичные наименования: Высокоэффективный изоляционный материал Использование вещества/продукции: Aspen Aerogels, Inc. Производитель: 30 Forbes Road Адрес: Northborough, MA 01532 (508) 691-1111 Телефон: 800-535-5053 США (INFOTRAC) Телефон для экстренных ситуаций: 352-323-3500...»

«Посвящается основателю сборника «Пещеры» профессору Георгию Алексеевичу Максимовичу MINISTRY OF HIGHER AND SECONDARY SPECIAL EDUCATION OF THE RSFSR PERM STATE A. M. GORKY UNIVERSITY OF ORDER OF THE RED BANNER OF LABOUR GEOGRAPHICAL SOCIETY OF THE USSR ALL-UNION KARSTOLOGY AND SPELEOLOGY INSTITUTE PESHCHERY (CAVES) Interuniversity collection of scientific transactions PERM 1981 МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РСФСР ПЕРМСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ...»

«19 июля 2007 г. Неофициальный перевод Disease Information Том 20 – № 29 Содержание Высокопатогенный грипп птиц, Чешская Республика: последующий отчет № 2 590 Высокопатогенный грипп птиц, Гана: последующий отчет № 9 592 Инфекционная анемия лошадей, Уругвай: последующий отчет № 1 (окончательный) 593 Катаральная лихорадка овец, Бельгия: срочная нотификация 594 Весенняя виремия карпа, Соединенное Королевство: последующий отчет № 1 (окончательный) 595 Ящур, Вьетнам: срочная нотификация 596 Скрепи,...»

«Емельян Емельянов НА СТЫКЕ ДВУХ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ (воспоминания морского геолога) Москва 2009-2010 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. ЧАСТЬ I. Семья, детство, учеба Справка об авторе 4 От автора 5 Фото: Человек Витрувия 8 Мои родители, наша семья, детство I.1. 9 Фото: блок I Начало II-ой Мировой войны. переезд в СССР. Годы оккупации I.2. 35 Учеба в школе I.3. 42 Фото: блок II Соприкосновение с музыкой I.4. 55 Студенческие годы. Студенческие практики I.5. 61 ЧАСТЬ II. Путь в океанологию. Геленджик. Экспедиции в Черное и...»

«УТВЕРЖДЕНО на совместном заседании Совета учебно-методического объединения основного общего образования Белгородской области и Совета учебнометодического объединения среднего общего образования Белгородской области Протокол от 4 июня 2014 г. № Департамент образования Белгородской области Областное государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Белгородский институт развития образования» Инструктивно-методическое письмо «О преподавании...»

«Н.Н. Кириленко ДЕТЕКТИВ: ЛОГИКА И ИГРА Представление о классическом детективе неразрывно связано с такими понятиями, как рациональность, логика, анализ, рассудочность, интеллект. На то, что, давая определение понятию детектива, как правило, подчеркивают именно логическую составляющую1, справедливо обращал внимание ряд исследователей2. Иногда они разделяют эту точку зрения: «В произведениях этих авторов (Конан Дойля и Честертона – Н.К.) уже прослеживается детективное начало и ярко выделяется...»

«Виртуальная Энциклопедия находится на стадии редактирования Абахов Александр Возраст: 10 лет Г. Москва Александр – один из лучших учеников начальной Ломоносовской школы. Яркая личность, отличный ученик. Усердие, стремление проявить себя во всех видах деятельности, интеллектуальные способности и желание их развивать, любознательность – эти качества позволяют ему добиваться самых высоких результатов. Активный участник и победитель школьных олимпиад, конкурсов, соревнований. Саша успешен в...»

«Международная Хартия Земли МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОВЕТ ИНИЦИАТИВЫ ХАРТИЯ ЗЕМЛИ Пособие Август 2008 Международный Секретариат Хартии Земли P.O. Box 138 6100 San Jose, Costa Rica Tel. (506) 2 205 9000 Fax. (506) 2 249 1929 e-mail: info@earthcharter.org Содержание Введение I. Что такое Хартия Земли? II. Структура и Миссия Инициативы Хартия Земли. Комиссия Хартии Земли Инициатива Хартия Земли Организация Международная Хартия Земли (МХЗ). Заявление о миссии Инициативы Хартия Земли Заявление о видении...»

«К 60-летию со дня образования города Альметьевска и 70-летию начала разработки месторождений нефти в Республике Татарстан В сентябре 2013 года Альметьевск отметит сразу два юбилея — 60-летие со дня образования и 70-летие начала разработки месторождений нефти в Республике Татарстан. Открытие и освоение Ромашкинского нефтегазового месторождения стало эпохальным событием для нефтяной промышленности республики и страны, предопределило развитие столицы нефтяного края — Альметьевска. Для проведения...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ВЫСОКОГОРНЫЙ ГЕОФИЗИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ А.Х. Аджиев Е.М. Богаченко ГРОЗЫ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА РЕЦЕНЗИЯ Северо-Кавказский регион в весенне-осенний период характеризуется интенсивной грозовой деятельностью, одной из самых высоких на территории бывшего СССР. Исследования условий возникновения электрической активности конвективных облаков являются особо важными для разработки способа активного воздействия на грозу и эффективного...»

«УТВЕРЖДЕНО приказом Генерального директора ЗАО «Страховая группа «УралСиб» от 10.04.2014 № 83 АГЕНТСКИЙ ДОГОВОР № SRE1001/2015-541-1005 ЮЛ «17» июня 2015 г. г. Новосибирск ЗАО «Страховая группа «УралСиб», именуемое в дальнейшем «Принципал», в лице Руководителя розничного канала продаж Ларисы Ивановны Гариной, действующей на основании доверенности от 31.01.2015г., с одной стороны и Общество с ограниченной ответственностью «Интернет технологии», именуемое в дальнейшем «Агент», в лиие директора...»

«'S. 3\ ( 5 'V -ч] т ОТЛТТТГОТЛТ л т х т т с т ^ т /т т /т ч у / j у п т т т г с п я а п г я а КАЗАКСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНЬЩ Б1Л1М ЖЭНЕ РЫЛЫМ МИНИСТРШГ1 С.ТОРАЙГЫРОВ АТЫНДАГЫ ПАВЛОДАР МЕМЛЕКЕТТ1К УНИВЕРСТИТЕТ1 У ттггтттгт Ермукан Бекмаханулы БЕКМАХАНОВ z 9/гт Si КАЗАКСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНЬЩ Б1Л1М ЖЭНЕ ГЫЛЫМ ///fо МИНИСТРШП С. ТОРАЙГЫРОВ АТЫНДАГЫ ПАВЛОДАР МЕМЛЕКЕТТ1К УНИВЕРСИТЕТ1 Казакстан галымдарыньщ биобиблиографиясына мэл1метгер EPMYKAH БЕКМАХАНЛЫ БЕКМАХАНОВ • с г л 4 Й ^ г о » * I « « i U f v П Ц...»

«26 июня 2008 г. Неофициальный перевод Disease Information Том 21 – № 26 Содержание Высокопатогенный грипп птиц, КНР: срочная нотификация 678 Бруцеллез (Brucella suis), Украина: срочная нотификация (окончательный) 680 Бруцеллез (Brucella melitensis), Хорватия: последующий отчет № 1 (окончательный) 682 Классическая чума свиней, Хорватия: последующий отчет № 34 (окончательный) 683 Западнонильская лихорадка, Объединенные Арабские Эмираты: срочная нотификация (окончательный) 685 Болезнь Ньюкасла,...»

«Приложение 1 к приказу от « 30 » июля 2015 № 545 Положение о подготовке работников и обучающихся федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского» в области гражданской обороны и защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера I. Общие положения Настоящее Положение, разработанное в соответствии с Федеральными законами от 12 февраля 1998 года № 28-ФЗ «О гражданской обороне» и от...»

«Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) Институт международных организаций и международного сотрудничества НИУ ВШЭ Вклад российского бизнеса в содействие международному развитию Содержание Методология Характеристика выборки Анализ проектов в странах-получателях помощи Направления и условия реализации проектов. Общие тенденции. Направления и формы поддержки местного сообщества Партнерство с органами власти РФ Другие партнеры предприятий Препятствия при реализации проектов...»

«Всемирная организация здравоохранения ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ СЕССИЯ ВСЕМИРНОЙ АССАМБЛЕИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ A68/37 Пункт 20 предварительной повестки дня 15 мая 2015 г. Медико-санитарные условия проживания населения на оккупированной палестинской территории, включая восточный Иерусалим, а также на оккупированных сирийских Голанских высотах Доклад Секретариата В 2014 г. Шестьдесят седьмая сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения 1. приняла резолюцию WHA67(10), в которой Генеральному директору, среди...»

«Государственный Междисциплинарный экзамен обеспечивает реализацию требований Федерального Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по 120700.62 (21.03.02) «Землеустройства и кадастры» профиль «Кадастр недвижимости».1. Целью Государственного Междисциплинарного экзамена является контроль за уровнем приобретения теоретических знаний и компетенций в сфере профессиональной деятельности обучающихся по направлению подготовки 120700.62 (21.03.02) Землеустройство...»

«Н.Н. Зипунникова, Ю.Н. Зипунникова ВЕЛИКАЯ СУДЕБНАЯ РЕФОРМА И ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ (ПОСВЯЩЕНИЕ ЮБИЛЕЮ СУДЕБНЫХ УСТАВОВ 1864 ГОДА) Аннотация: в статье рассматриваются обусловленные судебной реформой XIX века тенденции дифференциации гражданской процессуальной формы. Проанализированы нормативные конструкции различных процессуальных порядков. Делается вывод о вневременном значении идей судебных уставов. Ключевые слова: судебная реформа, судебные уставы, гражданская...»

«1975 г. Январь Том 115, вып. 1 УСПЕХИ ФИЗИЧЕСКИХ НАУК 537.533 ВЗРЫВНАЯ ЭМИССИЯ ЭЛЕКТРОНОВ С. И. Бугаев, Е. А. Литвинов, Г. А. Месяц, Д. И. Ироскуровский СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение 101 2. Процессы на катоде при интенсивной термоавтоэлектронной эмиссии... 102 3. Расход материала катода 107 4. Катодный факел 109 а) Скорость расширения факела (109). Состав плазмы катодного факела^(ИО). 5. Эмиссия электронов из плазмы катодного факела... · НО а) Устойчивый режим эмиссии (110). б) Неустойчивый...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.