WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 |

«Предисловие Эта книга, как я надеюсь, будет первой частью исследования круга вопросов, связанных с проблематикой реконструкции общероманского состояния. Она носит, естественно, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Предисловие

Эта книга, как я надеюсь, будет первой частью исследования круга вопросов, связанных с проблематикой реконструкции общероманского состояния. Она носит, естественно,

предварительный характер, пытаясь осветить процесс эволюции

общероманского путем разбора свидетельств древних авторов

(I) и анализа глоттонимов – но не всех многочисленных названий нового языка, а лишь наиболее распространенных и

наиболее популярных (II–VI). Большую услугу в этом мне

оказала социолингвистическая монография Р. Мюллера (2001), рецензию на которую я привожу во второй части (IX). Первую часть завершает знаменитая хронололгия латыни Исидора Севильского (VII).

В Parerga собраны попутные исследования: статья об основанных на хронологии Исидора фантазиях Виргилия Марона (VIII), несколько курьезный этюд о Graeci в Аквитании (X) и обзор той части Praefatio Дюканжа, которая явилась основой современной романистики (романского вопроса). В Приложении я перепечатываю свою замененную в 2011 г. статью о lingua Romana: мне кажется справедливым, если этот сборник работ разных лет будет открываться и завершаться моими первыми по времени этюдами.

Я не касаюсь в этих главах проблематики непосредственно реконструкции, но должен заявить с самого начала, что в романском вопросе, т. е. в вопросе о происхождении романских языков принадлежу к оппозиции («сепаратистам»), утверждающей, что между романскими языками и латынью существовал некий промежуточный язык (язык-основа, пра-, прото-, общероманский и т. д.). В ряде работ, начиная с 80-ых гг., я довольно четко обозначил эту свою позицию, см. Черняк 1984аб, 1985, 1987, 1993, 2011а (= гл. II), 2005а (= гл. V), 2006 (= гл. VII), 201 (фактически 1987) и т. д.

Соответственно главной целью почти всех собранных здесь исследований неизбежно оказывается – своего рода скрыПредисловие тая полемика с оппонентами! – датировка языкового сдвига, пусть приблизительная и частная, т. е. ориентированная на каждый конкретный случай (историю того или иного глоттонима и т. д.). Сопоставление этих датировок тоже не даст нам окончательного ответа (его даст сама реконструкция), но оно, как мне кажется, будет по-своему важным, поучительным и показательным.

Важность исследования раннероманских глоттонимов ученые поняли давно. Уже в 1816 г. В. Ваксмут (1787–1866), будущий профессор истории в Лейпциге (с 1825 г.) связывал время окончательного угасания латыни (т. е. дату языкового сдвига) с появлением названия Romanzo (Wachsmuth 1816: 283).

Этот вопрос освещается во всех введениях в романскую филологию; по каждому глоттониму существует научная литература, порой весьма значительная. Но монографическое исследование на эту тему появляется впервые.

Aa Часть I Свидетельства языкового сдвига Aa Глава I

Языковая ситуация вДревнем Риме:

сообщения древних авторов Как известно, в настоящий момент мы являемся свидетелями все более и более возрастающего интереса к общероманской реконструкции: публикация «Сравнительной грамматики романских языков» Р. Холла (Hall 1974; 1976; 1983), перепечатка в посвященном возникновению романских языков томе серии Wege der Forschung уругвайского спецкурса Е. Косериу (Coseriu 1954)1, наконец, даже отчаянная попытка польского лингвиста В. Манчака доказать, что романские языки восходят не к вульгарной, а к классической латыни и что никакого романского праязыка никогда не существовало (Maczak 1977)2, – все это является бесспорным свидетельством намечающегося долгожданного поворота и, вероятно, пройдет не так много времени и мнение, что романские языки произошли не из латыни, станет столь же общепризнанным и само собой разумеющимся, каким оно было в XVIII и первой трети XIX в. Несомненно, на этом участке пути компаративистам придется преодолеть немало трудностей, перед которыми отступили такие Доклад, прочитанный 5 декабря 1980 г. на «Чтениях памяти профессора И. М. Тронского». Эта однодневная конференция, в организации которой принимали участие под эгидой чл.-корр. АН СССР А. В. Десницкой А. В. Грошева и автор этих строк, проходила в конференц-зале Пушкинского дома, что объясняет появление в моих рассуждениях няни поэта Арины Родионовны. Текст подвергся лишь в первом разделе (Цицерон) значительной правке; добавлены примечания.

См. немецкий перевод в: Kontzi 1978.

–  –  –

ученые как Фридрих Диц, Гуго Шухардт и Вильгельм МейерЛюбке. Одну из них мы попытаемся осветить в настоящей статье.

Речь идет о том, что если принять тезис о существовании двуязычия латынь – романский в Риме уже, скажем, в I–III вв.

н. э. – а к этому ведет нас всякий раз стремление определить происхождение общих всем или многим романским языкам явлений – таких как порядок слов, артикль, аналитические конструкции и т. д. – естественно возникает вопрос, что думали на этот счет современники и очевидцы этой языковой дифференциации, римские писатели и римские грамматики? При всем подчеркнуто-пренебрежительном снобизме римской культурной элиты по отношению к проживавшим в Риме и Италии иноземцам или к состоящему наполовину из бывших рабов, т. е. тех же иноземцев, плебсу, к их языку, их культуре и нравам, оставаться безучастными к происходящей вокруг них повседневной деградации латыни – а чем была для образованных римлян романская койне, как не искаженной, «испорченной» латынью? – они, разумеется, не могли. Их саркастические фразы или мимоходом оброненные замечания представляют для историкароманиста огромную ценность: в самом деле, ни одна общая работа по романской филологии не обходится без цитат из Цицерона, Квинтилиана и бл. Иеронима. Как это ни странно, полного корпуса этих драгоценных свидетельств до сих пор нет3, хотя отдельные пассажи были введены в научный обиход итальянскими гуманистами, т. е. уже в середине XV в. В данной работе мы оставим в стороне те места из авторов, где отмечаются фонетические и лексические особенности повседневной речи, и сосредоточимся на высказываниях более общего характера, охватывающих период от I в. до н. э. до V в. н. э.

I. Первым из выбранных нами шести авторов будет Цицерон, представляющий период конца республики. Какова была лингвистическая ситуация в это время? Можно ли говорить о билингвизме уже для I в. до н. э.? Из сочинений Цицерона этого вывода не следует, и мы можем доверять его свидеСегодня в нашем распоряжении есть монография Браччини (Braccini 1980), но она охватывает только позднюю латынь. Для предшествующего периода см. Reichenkron 1965.

Языковая ситуация в древнем Риме: сообщения древних авторов тельству, так как он был весьма внимательным наблюдателем.

Наш общероманский еще находился на таком низком социальном уровне, что оказался вне поля зрения великого римского оратора, который, разумеется, интересовался не языком улицы, не речью обитателей инсул, а латынью форума и высшего общества. Тем не менее, поразительно, что уже Цицерон, сам столь много сделавший для римской литературы и живший в период, который мы именуем золотым веком римской словесности, жалуется на упадок: по его мнению, хорошо говорили на латыни в далекие времена Сципиона Африканского и Катона Старшего, т. е. на рубеже III и II вв. до н. э. С тех пор из-за притока иностранцев латинская речь, как, впрочем, и греческая, утратила свою чистоту:

1. Cic. Brutus 74 (258), ed. A. E. Douglas. Oxford 1966:

omnes tum fere (sc. во времена Сципиона Старшего) qui nec extra urbem hanc vixerant neque eos aliqua barbaries domestica infuscaverat, recte loquebantur. Sed hanc certe rem deteriorem vetustas fecit et Romae et in Graecia. C o n f l u x e r u n t e n i m e t A t h e nas et in hanc urbem multi inquinate loquentes e x d i v e r s i s l o c i s (разрядка наша). Quo magis expurgandus est sermo et adhibenda tamquam obrussa ratio, quae mutari non potest, nec utendum pravissima consuetudinis regula ‘...тогда почти все, кто не жил вдали от Рима и чью речь не испортило какоенибудь местное варварское наречие, говорили правильно. Но, конечно, с течением времени речь становилась хуже как в Риме, так и в Греции. Ибо как в Афины, так и в наш город стекались из разных мест люди, говорящие неправильно. Оттого и почувствовалась необходимость очистить язык и пережечь его на огне неизменных правил, а не следовать искаженным обычаям общего употребления’ (пер. И. В. Стрельниковой, Цицерон 1972: 310).

«Брут» написан в марте – апреле 46 г. до н. э. За три года до смерти (7 декабря 43 г.) великий римский оратор требовал кодификации латинского языка и неукоснительного следования правилам 4. Не сразу и не во всем, но его призыв был услышан.

–  –  –

На рубеже новой эры римские грамматики через школу смогли остановить целый ряд процессов, грозивших разрушить структуру латыни: отпадение конечного -s5, аналитическое прошедшее с habeo6 (исчезает после Ливия) и т. д.

II. Более чем сто лет спустя, в конце I в. н. э., на этом же условии (чистота речи) будет настаивать другой специалист по ораторскому искусству, М. Фабий Квинтилиан. Для его выполнения он рекомендует, прежде всего, позаботиться о кормилицах:

1. Quint. instit. or. I, 1, 4: Ante omnia, ne sit vitiosus sermo nutricibus ‘Прежде всего пусть будет правильной речь кормилиц’.

Оказывается, если у мальчика была неподходящая кормилица, то в дальнейшем ему очень трудно будет избавиться от приобретенных в младенчестве дурных речевых навыков. Невольно приходит на ум пушкинская Арина Родионовна, которая, вероятно, не Бог весь как грамотно говорила по-русски, однако родителей Пушкина это почему-то ни капельки не смущало: они vero etiam bracatis et transalpinis nationibus, ut nullum veteris leporis vestigium appareat ‘Меня же...удивительно увлекают шутки и сильнее всего отечественные, особенно когда я вижу, что они были забыты в Лации – сначала тогда, когда в наш город была влита иноземщина, а теперь даже носящие штаны и заальпийские народы, так что не видно и следа былого остроумия’ (Горенштейн III: 38). Речь идет о 90 г., когда было даровано римское гражданство латинам и союзникам и о недавнем законе Юлия Цезаря, давшим те же права жителям Заальпийской Галлии (Gallia bracata и Gallia comata). В этом пассаже Цицерон отмечает не столько примитивность латинской речи новых римских граждан, сколько влияние этой примитивности на речь самих римлян. Ср. еще De orat. III, 44 (55 г. до н. э.): quare cum sit quaedam certa vox Romani generis urbisque propria... hanc sequamur, neque solum rusticam asperitatem, sed etiam peregrinam insolentiam fugere discamus ‘Итак, существует определенный говор, свойственный римскому народу и его столице... Этот говор мы и усвоим, стараясь избегать не только мужицкой грубости, но и чужеземных особенностей’ (пер.

Ф. А. Петровского, см. Цицерон 1972: 213).

Тронский 1960/2001: 113–114, § 220; Cic. Or. 161. Это, пожалуй, подойдет как пример упомянутой Цицероном (см. предыдущее примечание) rustica asperitas.

А это явный пример peregrina insolentia: ведь аналитические конструкции с «иметь», как известно, это кальки с греческого.

Языковая ситуация в древнем Риме: сообщения древних авторов заботились только о том, чтобы у детей были французские бонны и французы-гувернеры, т. е. чтобы они с рождения слышали правильную французскую речь (и действительно, в Лицее одним из прозвищ Пушкина было «француз»). Напрашивается сравнение (или уравнение): латинский в Риме конца I в. н. э. = французский в Москве в начале ХIХ в.

Что можно вывести из нашего несколько парадоксального рассуждения? Вероятно, то, что латинский был языком элиты, а не простого народа. О речи простолюдинов Квинтилиан был очень невысокого мнения:

2. ibid. I, 6, 45 nam ut transeam, quem ad modum vulgo imperiti loquantur, tota saepe theatra et omnem circi turbam exclamasse barbare scimus ‘Я уж не буду останавливаться на том, как говорят на улице (?) необразованные люди: мы знаем, как нередко орут на жаргоне целые театры и вся масса зрителей в цирке’.

Молодой Тацит в своем написанном примерно в это же время «Диалоге об ораторах» с ужасом упоминает об «отвратительных и постыднейших коллоквиализмах», появляющихся в речах некоторых современных ораторов:

3. Tac. dial. 32, 3:...huius quoque cotidiani sermonis foeda ac pudenda vitia7.

Отсюда можно заключить, что противостояние повседневной речи (sermo cotidianus) и литературного языка было в то время уже весьма ощутимым – даже у адвокатов, т. е. у образованных людей. Об этом же говорит в своем постоянно цитируемом пассаже Квинтилиан:

4. Quint. inst. or. XII, 10, 43: mihi aliam quamdam videtur habere naturam sermo vulgaris, aliam viri eloquentis oratio ‘Помоему, у языка обыкновенного какая-то одна сущность, а у речи совершенного оратора – другая’ (цит. по Бурсье 1952: 33).

В этом высказывании при некотором желании можно усмотреть указание на двуязычие. В самом деле, почему Квинтилиан выражается здесь столь туманно? Цицерон очень просто, не задумываясь, определял, в чем именно состоит «плебейский язык» (plebeius sermo) его писем: он сплетал их из повседневных, Редко цитируется, но см.: Х. Михэеску (Mihescu 1960: 47, § 22).

Глава I обиходных слов8. Квинтилиан, разумеется, прекрасно знал это место из переписки Цицерона и его недомолвки показывают, что в его время расхождения уже не сводились к одной лишь лексике.

III. От II и III в. н. э. у нас нет свидетельств о языковой ситуации, так что мы вынуждены перейти от Тацита к бл. Иерониму. У последнего мне кажется наиболее примечательным то место из письма к Лете, некоей знатной римской даме, где говорится о воспитании ее маленькой дочери. Та же тема, что и в трактате Квинтилиана – eruditio puerorum – и Иероним, обладавший огромной начитанностью и прекрасной памятью, почти дословно повторяет рекомендации своего предшественника, но с довольно существенными изменениями. Уже не встает вопрос о кормилицах – видимо, нет больше таких кормилиц, которых еще можно было найти во времена Флавиев – и поэтому обучение «родному языку» начинается с самого нежного возраста:

1. Hier. ep. 187, 9: sequatur statim et Latina eruditio; quae si non ab initio os tenerum composuerit, in peregrinum sonum lingua corrumpitur et externis vitiis sermo patrius sordidatur.

Откуда могли возникнуть «иноземные пороки» (externa vitia) в речи ребенка, воспитывающегося в римской патрицианской семье – дед маленькой Паулы был великим понтификом, т. е. принадлежал к той части римской аристократии, которая упорно держалась за старые традиции – остается вообще загадкой и приходится предположить, что язык низов, койне (или mixta в терминологии Исидора Севильского), уже достиг самых высоких слоев римского общества. На повсеместную диглоссию / билингвизм указывает и резкое увеличение числа вульгарноCic. Ep. ad fam. IX, 21, 1: Verumtamen quid tibi videor in epistulis?

Nonne plebeio sermone agere tecum? Nec enim semper eodem modo; quid enim simile habet epistula iudicio aut contioni? Quin ipsa iudicia non solemus omnia tractare uno modo: privatas causas, et eas tenuis, agimus suptilius, capitis aut famae scilicet ornatius; epistulas vero cotidianis verbis texere solemus ‘Однако кем кажусь я тебе в своих письмах? Разве («Неужели» – Горенштейн) я не говорю с тобой простонародным языком? Не всегда ведь одним и тем же образом. И, право, что сходного между письмом и речью в суде или на народной сходке? Более того, даже судебные дела я не веду все по одному способу. Частные дела и притом легкие я излагаю более просто; дела о гражданских правах или о добром имени – более красн; письма же я обычно тку из обыденных слов’ (Горенштейн 1951, III: 41).

Языковая ситуация в древнем Риме: сообщения древних авторов латинских глосс, т. е. таких случаев, когда писатели намеренно употребляют народные слова, ср. пример из комментария к Псалтыри бл. Августина: Aug. Enarr. in Psalm. 138, 20 Quod vulgo dicitur ossum, Latine os dicitur (т. е. s, ssis ‘кость’, а не s, ris ‘рот’, ‘лицо’). Первые примеры таких глосс появляются уже у Сенеки Младшего9; в сочинениях бл. Иеронима слов, сопровождающихся пометой vulgo и т. д. насчитывается до полусотни. Попадаются глоссы и у бл. Августина. Одну из них он характеризует как «вульгарное и нелатинское, но очень подходящее слово»10. Им оказывается такое сугубо латинское по составляющим его элементам прилагательное, как caducarius ‘эпилептик’. В другом пассаже нелатинскими объявляются такие слова, как salvare ‘спасать’ и Salvator ‘Спаситель’, но автор признает, что они вошли в латынь благодаря победе христианства11. Встает вопрос: если caducarius, salvare, Salvator слова нелатинские, то какому языку они принадлежат?

Разумеется, языку народа, романской койне.

IV. Наш последний автор – аноним: мы не знаем, кто именно из учеников умершего в 449 г. архиепископа г. Арль (Галлия) Илария составил его житие, где, между прочим, рассказывается, что Иларий был человеком удивительной учености и блестящим проповедником – современники ставили его едва ли не выше бл. Августина – но когда на его проповедях присутствовал только простой народ, он говорил с ними простым языком:

Sen. Epist. 39, 1: ratio... quae nunc vulgo breviarium dicitur, olim, cum Latine loqueremur, summarium vocabatur.

Aug. De vita beata II, 20:...vulgari quidem et male Latino, sed aptissimo sane... verbo. Выражение male Latinus надо понимать в смысле «нелитературный», «некорректный», см. OLD 1006 s.v. Latinus 2 b «belonging to or written in good Latin», где приводится пародия на Verg ecl. I, «cuium pecus» anne Latine? (Fragmenta poetarum Latinorum ed. Morel.

Leipzig [Teubner] 1927, 104, 2. Так как подобный узус встречается уже у Марциала (Mart. II, 8, 2: sive obscura nimis, [verba]), то мы можем отнести это свидетельство ко второму (II) разделу.

11 Aug. serm. 299, 6, vgl. G. Reichenkron 1965: 94. «Спасать» в классической латыни – servare.

Глава I

1. Vita S. Hilarii Arelatensis, cap. XI (14): Si peritorum turba defuisset, simplici sermone rusticorum corda nutriebat12 ‘Если мало было (в церкви) образованных людей, он (св. Иларий) насыщал сердца необразованных простонародной речью».

Аналогичный случай имел место и на Востоке: по преданию, однажды во время проповеди св. Иоанн Златоуст был прерван простой женщиной, понимавшей его речь только наполовину; тогда он специально для нее стал говорить на народном языке13. Этот факт приводится как доказательство греческой диглоссии уже в IV в. н. э.14, но отсюда следует, что и латинская диглоссия / билингвизм тоже должна в таком случае датироваться, по крайней мере, V в. н. э. – это terminus ante quem. Но здесь сыграло важную роль весьма курьезное обстоятельство: Дюканж, первым обнаруживший вышеприведенный пассаж из жития Илария, спутал последнего с гораздо более известным Иларием Пуатевинским (300–367 – его житие составил бл.

Гонорат Марсельский)15 и эта злосчастная описка явилась причиной полного игнорирования этого важного свидетельства в научной литературе.

Ввиду недостатка времени я не смогу что-либо сказать о римских грамматиках, в частности об одном пассаже из Исидора Севильского, содержащем, на мой взгляд, совершенно сенсационные сведения. Вывод, однако, уже очевиден. Латино-романская диглоссия / билингвизм может считаться достаточно ясно засвидетельствованной для IV–V вв. н. э., а ее ранняя стадия развития прослеживается уже в I в. н. э. (а возможно и раньше).

Этот вывод, полученный в результате источниковедческого анализа, лингвистам следует не только воспринимать как истоDucange, Praefatio, cap. XXVIII, pp. XXIV b (i), XXV a (d); Migne, PL 50, 1231, cap. XI (14).

13 На эту легенду ссылается такой специалист как Р. Броунинг (Browning 1983: 50, n. 37), но точное место указать непросто, см.: Schmitt 1983: 554–586, особенно 559, A. 8.

Zgusta 1980: 121–146, особенно 130; Browning 1983, loc. cit.

15 Ducange, op. cit., Praef. XXXVa: (sermo) nudus ac simplex, quemadmodum etiam appellatur a Lactantio, sed et ab Honorato Massiliensi in Vita S. Hilarii Pictaviensis: «Si peritorum turba etc.». Но указанный пассаж взят из Vita S. Hilarii Arelatensis, cf. Migne, PL 50, 1231.

Языковая ситуация в древнем Риме: сообщения древних авторов рический факт, но и пытаться со своей стороны подтвердить и уточнить: дело, таким образом, за романской компаративистикой.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Oblitas Latio (Cic. fam. IX, 15, 2) Cic. Ep. ad fam. IX, 15, 2: Ego autem…mirifice capior facetiis, maxime nostratibus, praesertim cum eas videam primum oblitas Latio tum, cum in urbem nostram est infusa peregrinitas, nunc vero etiam bracatis et transalpinis nationibus, ut nullum veteris leporis vestigium appareat ‘Меня же... удивительно увлекают шутки и сильнее всего отечественные, особенно когда я вижу, что они были забыты в Лации – сначала тогда, когда в наш город была влита (или «влилась», как это обычно переводят – А.Ч.) иноземщина, а теперь даже носящие штаны и заальпийские народы, так что не видно и следа былого остроумия’ (Горенштейн 1951, III: 38).

В этом известнейшем и очень важном для романистики пассаже текст явно испорчен: obliviscor 3 и все его формы имеют только активное значение ‘забывать/забыть’. Тем не менее, традиционная интерпретация, представленная в переводе Горенштейна, на мой взгляд, правильна: переводчики, иногда как бы скользя по тексту, все же верно угадывают смысл16. Филологам обнаружить и устранить ошибку оказывается порой труднее.

Одну из первых попыток исправить текст предпринял Мадвиг в 1884 г. (Madvig 1967: 163). Он попросту заменил Latio на род. Lati: «Остроты забыли Лаций»; далее он добавлял перед bracatis in ‘а теперь еще больше забывают в заальпийских племенах’ (nunc vero etiam magis obliviscuntur in Transalpinis

nationibus). Последнее добавление, на мой взгляд, излишне:

какое дело Цицерону до того, как говорят в Галлии? Я предпочел бы понимать аблятивы как эллипс: infusis bracatis etc., т. е. ‘а теперь нам еще добавили этих галлов’. Примерно так понимает это место Шеклтон Бейли, но он вставляет гораздо больше …nationibus additis ita demersas, ut (Cic. Fam. 350 ad Ср. Defresne в Oeuvres de Cicron, t. V (Collection Nisard). Paris 1843, 430: «...surtout lorsque je vois ce cachet se perdre dans le Latium».

Глава I loc.); он даже предполагает здесь лакуну. Это тоже, по-моему, излишне.

Исправление Мадвига не принял практически никто. Боже связывает oblitas с oblino 3 ‘обмазывать’ (Cic. Corresp.: 288–2 ad loc.), но как раз против этого возражал Бейли. На мой взгляд, лучше согласиться со смелой персонификацией, которую вводит в текст конъектура Мадвига: «Фацетии забывают (покидают) Лаций», ср. Cic. fam. VII, 31, 2 video iam exaruisse veterem urbanitatem ‘ведь старинное остроумие, как видишь, уже иссякло’ (Горенштейн 1951, III: 224) – это место приводит Боже.

В противном случае придется прибегнуть к oblitteratas, но это труднее палеографически. Или решиться на общероманское *oblitatas?

Aa Глава II Romanus, romanicus, *romanice Romanus и его производные дали романскому миру его имя – Romania17 (а также термины романистика, романские языки)18, не считая таких глоттонимов, как ст.-пров. lenga romana, швейц. (ретором.) rumontsch и рум. limba romneasc, совр. limba romn и, не в последнюю очередь, названия литературных жанров, роман и романс19. Это, безусловно, самый важный романский глоттоним.

17 Именно так был назван первый романистический журнал, основанный в 1872 г. в Париже Гастоном Парисом и Полем Мейером.

Вышедший двумя годами раньше в Монпелье «Revue des langues romanes» с самого начала сконцентрировался на провансалистике.

Впрочем, и современная «Романия» уже давно посвятила себя старофранцузской литературе.

Фр. roman засвидетельствовано в XVI в., ср. Pasquier (1560): «On appelle roman nostre nouveau langage»; из ст.-фр. romanz ‘на романском языке’ в противопоставлении к латыни; утраченный конечный согласный сохранился в производном romancier и в англ. Romance. Из фр.

происходит нем. romanisch (что, на мой взгляд, говорит в пользу заявления Фр. Дица, что основателем романской филологии был не он, а Фр. Ренуар, см. Черняк 1984: 277), а также русcкие соответствия.

Конечный согласный сохранился и в исп. romance 1) романский язык, (прил.) романский; 2) романс, ср. романсеро. Ит. romanzo – это заимствование из ст.-французского. Все эти языки вкупе с румынским располагают еще и неологизмами romnico и neolatino.

Фр. roman ‘роман’ ст.-фр. romanz (лат. romanice) ‘на романском языке’ в противопоставлении к латыни: в XII вв. главным образом в стихотворных житиях святых и других дидактических жанрах (Wace, Brut и т. д.), популяризируюших латинские образцы, затем переходит в куртуазную поэзию и в нарождающуюся прозу, закрепившись за рыцарским романом. Слово романист, таким образом, объединяет в себе оба поприща: писателя и филолога. Не случайно, может быть, Гастон Парис (1839–1903) удостоился кресла в Большой французской академии (Acadmie franaise, основана Ришелье в 1633 г.). Его товарищ П. Мейер (Paul Meyer, 1840–1917) стал членом Академии надГлава II Его история так же непроста и так же дискуссионна, как и история самого «романского вопроса», т. е. проблемы возникновения романских языков20.

1. Краткая история сложной проблемы Интересующий нас оборот, lingua Romana (и sermo Romanus) появляется в I в. н. э. (Варрон, Овидий, Веллей Патеркул, оба Плиния, Тацит и т. д.). Первые попытки осмысления, если не изучения, проблемы имели место уже в античности. Их результаты суммированы в «Этимологиях» Исидора Севильского (VII в.), ставших энциклопедией античных знаний для всего средневековья и сохранившихся в массе списков. Вот этот капитальный для романистики текст: «Некоторые утверждали, что латинских языков четыре: древний, латинский, римский и смешанный. Древний – это тот, которым пользовались древнейшие обитатели Италии при Янусе и Сатурне, язык неоформленный, как это видно по песням салиев. Латинский – это тот, на котором при царе Латине и римских царях говорили этруски и древнее население Лациума и на котором были написаны двенадцать таблиц. Римский – это тот, который начался после изгнания царей римским народом, на котором поэты Невий, Плавт, Энний, Вергилий, из ораторов Гракх и Катон и Цицерон и многие другие блистали красноречием (?). Микста (= смешанный язык) это тот язык, который после распространения империи ворвался в римское общество вместе с нравами и людьми, исказив целостность речи “солецизмами и варваризмами”»21.

писей, или Малой академии (Acadmie des inscriptions et des belles lettres, создана Кольбером в 1663 г. и реформирована Лувуа в 1701).

См. Черняк 1987: 100 и особенно прим. 3 со ссылками на Vidos 1963:

11–37 и Vnnen 1983: 481 (см. Приложение)..

Isid. Etymol. IX, 1, 6–7: Latinas autem linguas quattuor esse quidam dixerunt, id est Priscam, Latinam, Romanam, Mixtam. Prisca est, quam vetustissimi Italiae sub Iano et Saturno sunt usi, incondita, ut se habent carmina Saliorum. Latina, quam sub Latino et regibus Tusci et veteres in Latio sunt locuti, ex qua fuerunt duodecim tabulae scriptae. Romana, quae post reges exactos a populo Romano coepta est, qua Naevius, Plautus, Ennius, Vergilius poetae, et ex oratoribus Gracchus et Cato et Cicero vel ceteri effuderunt. Mixta, quae post imperium latius promotum sinul cum Romanus, romanicus,*romanice 21 Исторический комментарий к параграфу Romana (lingua) я попытался дать в более ранней работе (см. Черняк 2006: 334–3 и гл. VII). Там же я высказал предположение, что вся эта хронологическая схема восходит к каким-то греческим грамматикам, жившим в Риме в I в. н. э. (Черняк 2006: 339–341). Любопытно, что наш термин покрывает республиканский период, хотя сам реально появляется только в самом его конце.

Важную роль в развернувшейся уже в наше время дискуссии сыграл Шарль Дюканж (1678); уже в то время он располагал почти всеми доступными нам фактами. Дюканж считал, что на смену латинскому пришел «народный романский22 язык, хотя и походивший кое в чём на латынь, но уже таковым не являвшийся, поскольку он не пренебрегал чужеземными словами и подчинялся совсем другим грамматическим законам»23.

Смелость этого тезиса, предвосхищавшего концепцию Ф. Ренуара (см. Черняк 1984: 283 слл.), в значительной степени меркнет на фоне хронологической схемы Исидора24. Romana у Дюканжа, таким образом, занимает место миксты, но датируется не началом Империи, а ее концом25: «Вследствие этого он стал называться уже не “латинским языком”, а “римским/романским”, так как на нем говорило романское население, moribus et hominibus in Romanam civitatem inrupit, integritatem verbi per soloecismos et barbatismos corrumpens (I, p. 344 ed. Lindsay).

Термин «романский» уже существовал, см. выше, прим. 18, но Дюканж писал по-латыни.

«Atque inde invaluit vulgaris illa Romana lingua quae, etsi aliquid Latinitatis redoleret, Latina tamen non esset, ut quae et barbara non agnosceret vocabula, et longe aliis grammaticae legibus regeretur» (DuC.

Praef. c. XIII, p. XIIIb).

Дюканж, разумеется, упоминает и даже частично дополняет эту схему, см. DuCI, Praef. c. II, pp. VIb ssq.: вставляет цитату из Горация в Priscam, список писателей в Mixtam (Авл Геллий, Макробий, Лампридий и т. д.) и, главное, дублирует лингвистическую схему циклической (aetates), согласно вкусам того времени, см. ниже.

–  –  –

оставшееся в галльских и испанских провинциях после вторжения северных наций», т. е. в V в.26.

К проблеме глоттонимов вернулись только через два столетия, хотя датировка языкового сдвига постоянно обсуждалась и уточнялась27 (видимо, объяснение Дюканжа всех устраивало).

Но статья Гастона Париса, открывающая журнал «Романия»

(Paris 1872), в этом отношении несколько разочаровывает: в ней представлена раннесредневековая (Лиутпранд, Кассельские глоссы) и современная (ретороманский, румынский) история термина; то, что нужно нам, могло быть в предполагавшихся автором разделах о lingua romana и romanice, но они так и не появились. Еще до Париса Фр. Диц датировал семантический сдвиг (т. е. «римский» / латинский «романский») VII в., правда, на основании довольно спорного пассажа из жития бл. Муммолена28.

Первым всерьез взялся за дело итальянский романист В. Крешини (Crescini 1910). Он собрал почти все известные нам примеры из античных и раннесредневековых авторов. Его датировка семантического сдвига «средневековьем»29 корректна, осторожна и неотчетлива: когда у него начинается средневековье?

Более определенную позицию занял американский лингвист Г. А. Мэллер. Он начинает свою статью с Дюканжа, отдавая ему должное, но решительно отвергает датировку своего великого предшественника: вплоть до IX в., оборот lingua Мы обязаны Дюканжу и первыми примерами наречия romanice ( ст.-фр. romanz и т. д.) в документах середины XI в.: duo paria palmariarum, quae ita romanice nuncupantur, manusque defendunt a calore caldariae ‘две пары пальмарий (рукавиц, от лат. palma ‘ладонь’, ср. фр.

gant (герм.) исп. guante и т. д. вплоть до новогр., но рум. mnu, как в русском), которые так называются по-романски’ и т. д., см. DuC, III, s.v.romanus.

См. Черняк 1984: 281–282 (Castelvetro 1570 – VII в. и т. д.), Fuchs 1849: §21, S.45.

Diez 1858, I: 99; 1870, I: 119; ср. Muller 1923: 12–13, Van Uytfanghe 1991: 116.

Сrescini 1910: 444: «Nel medioevo le due locuzioni trovansi contrapposte: latina lingua seguita a indicare la lingua letteraria, mentre romana lingua designa il latino parlato e popolare».

Romanus, romanicus,*romanice 23 romana был ничем иным как «народным синонимом латыни»30;

в значении «романский язык» он встречается лишь в известном постановлении Турского собора в 813 г.31 К этому же периоду Мэллер относит и окончательную дифференциацию латинского и романского: обособление литературного и разговорного языков, по его мнению, и явилось причиной размежевания обоих терминов. Свою концепцию Г. А. Мэллер подробно изложил в ряде работ (см. Mul1er 1929; 1932), которые, однако, не принесли ему широкой популярности среди романистов, предпочитавших датировать момент языкового сдвига VII в.32, но его мнение о роли каролингских ученых в закреплении термина lingua romana за народным языком стало общепризнанным.

Как это ни странно, Г. Колль в своей диссертации, где целый экскурс в 10 страниц посвящен нашей проблеме (Koll 1958: 43–52), еще не знал статьи Мэллера. Он очень основательно использовал материалы Тезауруса (т. е. до 600 г.), подробно комментируя каждый приводимый им пример (Мэллер делал это только в особых случаях). Исследуется и romanicus – romanice, причем наречие Колль датирует VI в., когда засвидетельствовано аналогичное barbarice33. Тем не менее окончательную фиксацию терминов Колль относил к IX/X вв.

«…the most popular word for Latin» (Muller 1923: 19). В I в. н. э. часто как «better Latin»: Quint. VIII, 2: oratio Romana, non civitate donata (т. е.

не речь провинциала); Plin. ep. II, 10 и т. д.

Все не так просто: «It is probable that the people themselves kept on designating their language by the traditonal appellation of lingua romana as they have done for eight centuries» (p. 14), т. е. этот глоттоним стал (или был?) народным уже в начале новой эры, но сам язык народа все еще был латынью.

См. Reichenkron 1965: 85. К концепции Мэллера в наше время очень приблизились некоторые ученые, датирующие дифференциацию уже не VII, как раньше, а VIII в. (Ж. Херман. Э. Райт и др.). Впрочем, в первой половине XIX в. многие датировали языковой сдвиг IХ в., см.

Fuchs 1849: 45, § 21.

Anthim. De observ. cib. 64: Nos Graece dicimus alfita, latine vero polenta, Gothi vero barbarice fenea (Koll 1958: 51).

–  –  –

Буквально в следующем году выходит большая статья, фактически микромонография, Колля по нашей теме, к сожалению, в малодоступном каталанском журнале (Koll 1957–1958).

Она разделена на 14 глав или параграфов неравного объема и под римскими цифрами. Колль приводит еще несколько пассажей в дополнение к экскурсу и принимает идею Мэллера, что в народную речь lingua romana в значении ‘народный язык’ проникла гораздо раньше, чем в официальную номенклатуру (I), подтверждением чему служит греческий, где lingua latina и latine почти не представлены (II). Но для римлян эти названия были столь же значимы, как castellano по сравнению с espaol для испанцев. На раннем этапе lingua romana тоже обозначал более изящный язык Города сравнительно с сельскими говорами Лация и недавно романизированной Италии и провинций. В дальнейшем они снова поменялись местами и в Италии он не закрепился – его место занял vulgare (III). Далее рассматривается судьба нашего термина в северной Галлии и его конкурентов gallicus и franciscus/franois (V). В южной Галлии lenga romana был гораздо популярнее, чем литературные lemozi и proensal (VI).

Ситуацию в Испании Колль открывает хронологией Исидора (см. выше), но от вестготского периода свидетельств нет;

romance, видимо, заимствовано из французского (Короминас думает иначе); первые примеры у Берсео (XII в.); (romance) castellano появляется в следующем столетии, espaol в самом конце XV в. («Испанией» долго называли занятую арабами территорию, независимые Астурия и Леон были «Готией») (VII).

Схожая ситуация в Португалии: romano засвидетельствовано в XIV в., тогда же и любопытное nossa linguagem (ж.р.! – под влиянием lingua?) ‘наш язык’, ср. фр. le langage; (romance)

portugues появляется только в XVI в. в связи с ростом национального самосознания благодаря географическим открытиям:

до этого португальцы охотно писали по-испански, а в Испании XIII в. была мода на галисийские стихи (VIII). В Каталонии под влиянием соседей с севера (знаменитые трубадуры нередко посещали Барселону) было в употреблении roman, но уже в XIV в. засвидетельствовано catalanesch и llengua catalana (IX).

Северная Африка (X) и Британия (XI), не сохранившие романскую речь, представлены только немногими позднелатинскими Romanus, romanicus,*romanice 25 примерами (соответственно 2 и 1).

Италия, напротив, демонстрирует свой volgare уже в конце Х в. Латынь в средние века называли letra (literae) и grammatica, что говорит о неразличении романского как самостоятельного. Italiano известно в XV–XVI вв., но у него были серьезные конкуренты – toscano и fiorentino, первый вплоть до конца XIX в. Romanus никогда не было популярно ни как этноним, ни как глоттоним (XII). На этом история самого romanus заканчивается (Швейцарию и Балканы Колль почему-то опускает), но автор переходит к его производному romanicus, используя при этом помимо материалов картотеки Тезауруса диссертацию Изеринга (Isering 1955).

Прежний вывод: romanice возникло в VI в. по аналогии с barbarice изменен в духе Мэллера: филологи каролингского возрождения по аналогии с theodisce н. Deutsch, т. е. ученое происхождение. Относительно romanшcus К. высказывает мнение, что его появление в Британии VIII–IX вв. (Historia Brittonum и Ненний) никак не связано с первыми примерами у Катона Старшего (II в. до н. э.). Последний параграф (XIV) содержит резюме.

В 1972 г. (или еще раньше, в четвертом или пятом издании своих знаменитых Origini) Карло Тальявини дал краткий очерк проблемы, включая и барселонское эссе Колля35; не прибегая к датировкам, он придерживается концепции Мэллера/Колля36.

Моя собственная интерпретация собранных Коллем фактов (Черняк 1987; см. Приложение) была диаметрально противоположной: идея угасания катоновского romanicus и его возрождения в каролингской Галлии и Британии VII–IX вв.37 казалась мне невероятной. Поэтому я постулировал латентное существование прилагательного и наречия romanice, подтверждаемое конъектурой Россбаха Romanicum (Liv. 45, 34, 12 – имя вождя галатов, воевавших на стороне римлян). Кроме того, исп.

romance – это не заимствование, а исконное слово, как vascuence См. Tagliavini 1972: 159–170, § 29–31.

36 Это следует из ibid. § 31, p. 169: «Ma come a romanus corrispondeva l’avverbio romane, cos a romanicus, rivivificato nell’uso medioevale, venne a corrispondere l’avverbio romanice».

–  –  –

vasconice ‘по-баскски, баскский язык’, см. DECH и т. д.; не исключено, что romanice, будучи, как и само прилагательное, калькой с греческого, какое-то время было распространено и на Балканах. В противостоянии latinus / latine и romanicus / romanice оборот lingua romana занимает промежуточную позицию, означая и то и другое с акцентом в зависимости от контекста (‘компромисс’, ‘буфер’).

Статья Й. Крамера, которую я не успел вовремя использовать38, построена согласно ее названию, т. е. четко делится на четыре части39. Автор начинает с lattinus, удержавшегося в ретороманском (отчасти благодаря Асколи) и в сефардском, т. е. в исторически пограничных зонах Романии; romanus, вернее, lingua Romana, очень долго оставалось синонимом, так что даже в «Страсбургских присягах» нет уверенности в том, что Нитгард, приводя пуатевинский текст присяги Карла, понимал его как «романский»; однозначен только капитулярий Турского собора 813 г., так как там тип языка подчеркнут прилагательным: rustica Romana lingua; однозначно и наречие romanice, возникшее в разговорной речи и обозначающее только эту речь;

оно сохранилось латентно, как и другие вульгаризмы, появившиеся в архаической латыни и затем лишь в поздней латыни (гипотеза Колля об аналогии barbarice отвергается); рядом с ним возникает дублет romaniscus, -isce, откуда limba romneasc и romnete.

Крамер впоследствии вернулся к этой теме в весьма солидной монографии (Kramer 1998). Впечатляет, прежде всего, история вопроса (11–58), где представлены в хронологическом порядке 55 работ начиная с Дюканжа и кончая статьями самого автора, видного балканиста и ретороманиста. Два основных раздела посвящены ситуации в латыни (59–94) и в романских языках (95–162), естественно, с особым акцентом на отсутстKramer 1983. Написана в большой спешке: «Origini» Тальявини цитируются по немецкому переводу без указания параграфов;

барселонская статья Колля ему неизвестна; латинские средневековые авторы приводятся или из вторых рук, или по немецким двуязычным изданиям постранично (!) и т. д. Спасает лишь то, что все это уже было у других или позже цитируется другими, например, Uytfanghe 1991.

Соответственно 82–85, 85–88, 88–91, 91–93 с маленькой преамбулой и заключением. Никаких внешних разграничений нет.

Romanus, romanicus,*romanice 27 вующих в барселонском эссе Колля ретороманском и балканороманском ареалах. Монография Крамера при всей ее информативности к интересующей нас проблеме не прибавляет ничего нового: romanicus и romanice отведено всего 4 страницы (82–86) и все с тем же неопределенным заключением40.

2. Размышления и соображения

1. ROMANICUS, *ROMANICE История прилагательного romanicus требует некоторых уточнений. Крамер и в монографии не упоминает пассажа Ливия (Liv. 45, 34, 12), подробно обсуждавшегося в барселонском эссе Колля и в моей собственной статье (см. выше) 41, и, как я теперь думаю, не напрасно. Текст единственной рукописи (Laurishamensis V/VII вв.42) выглядит так: Liv. 45, 34, 12: ibi Romani cum et Solovettium ducem Gallorum Synnadis43 adlocutus et Attalus cum eis profectus sed castra Gallorum intrare eum non placuit…P. Licinius cons. cum regulo Gallorum est locutus etc.

Очевидно, что перед adlocutus лакуна, восстановить которую невозможно. Понятно, что речь идет о переговорах римских послов и прибывшего с ними из Рима брата пергамского царя Аттала с каким-то галатским царьком, враждебным пергамцам.

Предложенная О. Россбахом (Rossbach 1919) конъектура Romaaber das bereinstimmende Zeugnis der… mittellateinischen Quellen in Verbindung mit den vor allem mittelalterlichen Varietten des Gallo-, Ibero- und Norditaloromanischen lt keinen Zweifel darber zu, da der Typ Romanice sptestens im gesprochenen Latein der ausgehender Antike vorhanden gewesen sein mu, vielleicht mit der Bedeutumg “in schlechtem Latein”» (Kramer 1998: 86).

Крамер читает по-русски, и мы лично давно знакомы, но я не дарил ему этой статьи, так как не предполагал, что он еще вернется к этой теме.

Обнаружена в 1527 г. в монастыре Лорш (Lorsch) около Вюрцбурга

Симоном Грюнеем (Grynaeus); сейчас в Вене. В ней много лакун:

отсутствуют не только отдельные листы, но и целые фасцикулы, и доступ к ней затруднен. Известна главным образом по колляциям Копитара, Мадвига, Фалена и др.

–  –  –

nicum et Solovettium duces Gallorum вводит еще одного галатского лидера и только запутывает дело; ее никто из издателей не принимает.

Тем не менее, в разговорном языке это прилагательное существовало, и пусть оно нe оставило следа в романских языках, но рядом с ним было очень популярное наречие (Kramer 1998: 85). Вопрос лишь в том, где именно. На мой взгляд, на Востоке, где греческое влияние было особенно сильным. И мы можем ждать подтверждения этому – почти без шансов на успех! – от надписей и египетских папирусов. Поэтому появления romanicus в Historia Brittonum и у Ненния выглядит парадоксальным. Я склонен связывать это с Hisperica famina44, но эта гипотеза требует серьезных обоснований.

Romanice. По поводу этого слова я могу лишь повторить, что по форме это чисто латинское наречие типа bene, male и т. д.

и как таковое принадлежит к древнейшему пласту общероманской лексики и соответственно датируется I/II вв. до н. э. Романским наречием этого типа была форма на -um, точнее вин. ср. р.

ед. ч. прилаг., ср. parlare italiano, hablar framcs и т. д. Совсем недавно Р. де Дардель посвятил конструкции clamare altum (фр.

parler haut, ср. р. громко говорить, так называемый adjectif adverbial) весьма любопытную статью (Dardel 1995); она косвенно затрагивает и нашу проблему45.

«Танцуя» от латыни, мы двигаемся проспективно; предпочтение, на мой взгляд, следует отдавать ретроспективной См. Шабельников, Торшилов 2000: 60, где упоминается barbaricus вместо barbarus. Далее Виллибальд в своем «Житии преп. Бонифация»

(около 765 г.), употребляет vulgaricus: …sanctus iste vir… papam beatae memoriae Gregorium…affatus qui et vulgarica Romanorum lingua dicitur Iunior, omnem sibi per ordinem itineris sui ….manifestavit (Migne, PL 89, col. 61, Van Uytfanghe 1991: 119). Оба, Виллибальд и его учитель, были англо-саксами.

Тезис об индоевропейском происхождении данной конструкции очевиден и уже высказывался Т. Маурером и Б. Лёфстедтом. Тем не менее, для общероманского, на мой взгляд, надо учитывать его характер креолизованного пиджина (об этом в другом месте) и его вторую компоненту («язык-источник»), греческий: в димотики тоже используются наречия этого типа, только мн. ч., напр. ‘хорошо’, ‘плохо’, но ‘очень’.

Romanus, romanicus,*romanice 29 реконструкции46. В данном случае, двигаясь сверху вниз, от современного романского состояния к общероманскому и латыни, мы обнаруживаем:

Этноним – наречие (русский – по-русски) Ит. italiano, francese, russo Исп. espaol, francs, ingls, cataln (но vasco – vascuence) Фр. franais, espagnol, italien, russe, anglais Рум. romn – romnete etc.

Из этой схемы видно, что только румынский различает этноним и наречие. Романские языки следуют латыни, ср.

Latinus – Latine, Graecus – Graece, но Gallus – Gallice etc. по греческому образцу в «иностранных» этнонимах. Румынский, таким образом, оказывается в сфере греческого. Соответственно *romanice принадлежал греко-латинскому пиджину: в процессе креолизации, т. е. своего рода латинизации, он должен был выпасть из системы и лексикализоваться.

2. LINGUA ROMANA Как-то принято считать, что lingua Romana было всего лишь стилистическим вариантом lingua Latina (Kramer 1998:

(variatio),164). Но вот два-три пассажа, которые, на мой взгляд, не очень соответствуют этому мнению:

1) Tac. Agr. 21, 2: Iam vero principum filios liberalibus artibus erudire et ingenia Britannorum studiis Gallorum anteferre, ut, qui modo linguam Romanam abnuuebant, eloquentiam concupiscerent ‘Далее, он заботился об обучении сыновей знатных Британцев и отдавал преимущество природным дарованиям Британцев перед трудолюбием Галлов, так что те, которые еще недавно не хотели знать римского языка, стали теперь домогаться красноречия’ (пер. Модестов 1886: I, 20).

Так все и переводят: die rmische Sprache, the Roman tongue и т. д. и только Бенарио пишет открыто «the Latin language»47. Комментаторы сообщают любопытные подробности о культуре британцев, почерпнутые из Марциала (Mart. XI, 3, 5;

О реконструкции мы поговорим далее, а пока см. Черняк 1993.

–  –  –

53), Ювенала (Iuv. XI, 110–123) и Плиния и лишь самые дотошные упоминают о латинских заимствованиях в английском и кельтских языках. У последователей Мэллера48, таким образом, были развязаны руки: язык римлян это латынь, представленная как язык империи, включая и красноречие и литературу49.

Лично я не могу принять подобную интерпретацию: на мой взгляд, речь идет о том, что британцы ранее не желали употреблять или даже просто понимать самый элементарный римский язык, а потом не только заговорили на латыни, но даже стали практиковаться в красноречии. Антитеза lingua Romana – eloquentia напоминает антитезу volgare – grammatica времен Данте. Несколько неожиданно обнаружить столь народный оборот у такого пуриста, как Тацит, но это можно объяснить как язык армии, sermo castrensis; именно в этом раннем произведении, собственно, биографии римского генерала50 встречаются такие значения и даже целые слова, ср. 42, 2 salarium ( фр.

salaire) и восстановленное мною в 33, 4 campus = нем. Kampf (см. подробнее Черняк 2002).

2) Vell. II, 110, 5: In omnibus autem Pannoniis non disciplina tantummodo, sed linguae quoqur notitia Romanae, plerisque etiam litterarum usus et familiaris animorum erat exercitatio ‘Все паннонцы знали не только дисциплину, но и язык римлян; многие были даже грамотны и знакомы с литературой’ (Немировский–Дашкова 1985: 144). Текст немного разнится51, но это нам Он сам почему-то пассаж Тацита не упоминает, см. Muller 1923: 10.

Объяснить это случайностью или незнанием невозможно.

«…die Wahl auf lingua Romana statt lingua Latina fiel, weil “auer von der Sprache auch noch von anderen Einrichtungen der Rmer die Rede ist”;

eben von typischen Errungenschaften der rmischen Kultur wie Redekunst oder Literatur» (Kramer 1998: 71 – цитата из Колля: Koll 1958: 44).

«Агрикола» опубликован в 98 г., но написан по большей части лет на десять раньше, примерно в 88–91 гг., т. е. при Домициане (80–96), см. Tscherniak 2005.

Ср. современный немецкий перевод: «In ganz Pannonien war aber nicht nur die rmische Kriegsdisziplin, sondern auch die rmische Sprache verbreitet, dazu kam bei den meisten Gebrauch der Schrift und die heimische bung in den Waffen» (Giebel 2004: 233). В латинском тексте …et familiaris armorum erat exercitatio, т. е. старая конъектура Bothe, принятая уже К. Хальмом в 1875 г.

Romanus, romanicus,*romanice 31 не очень важно: в любом случае ясно, что покоренная в 12–8 гг.



Pages:   || 2 |

Похожие работы:

«Византология Священник Игорь Иванов ВИЗАНТИЙСКАЯ И РУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ В ТРУДАХ АКАДЕМИКА Г.А. ОСТРОГОРСКОГО Статья посвящена некоторым аспектам византийской государственности и их влиянию на становление российской государственности. Особое внимание уделяется изложенной академиком Г.А. Острогорским концепции византийского универсализма, а также проанализированному им византийскому проекту табели о рангах времен царя Федора Алексеевича. Ключевые слова: Византия, универсализм, симфония...»

«Отчёт о работе Контрольно-счётной палаты Буинского муниципального района в 2012 году. Общие положения. Ежегодный отчёт о деятельности МКУ «Контрольно-счётная палата Буинского муниципального района Республики Татарстан» (далее Контрольносчетная палата) подготовлен в соответствии со статьей 53 Устава Буинского муниципального района и содержит информацию о деятельности за 2012 год. Работа Контрольно-счетной палаты была направлена на исполнение задач возложенных на нее Уставом Буинского...»

«филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Алтайский государственный университет» в г. Славгороде СИСТЕМА МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ОТЧЕТ Анализ системы менеджмента качества руководством филиала Славгород, 2014 Стр. 1 из 15 Версия: 1.0 Анализ СМК высшим руководством филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Алтайский государственный университет» в г. Славгороде СИСТЕМА МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОРСКОГО И РЕЧНОГО ФЛОТА ИМЕНИ АДМИРАЛА С. О. МАКАРОВА» ВЕСТНИК ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА МОРСКОГО И РЕЧНОГО ФЛОТА ляр ИМЕНИ АДМИРАЛА С. О. МАКАРОВА мп Выпуск 5 (27) кзе Редакционная коллегия • С. О. Барышников, д.т.н., проф. (главный редактор) • Т. А. Пантина, д.э.н., проф. (зам. гл. редактора) • О. К. Безюков, д.т.н., проф. • В. В. Веселков, д.т.н., проф. • П. А. Гарибин,...»

«Vdecko vydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ» Institute of psycho-pedagogical problems of childhood of the Russian Academy of Education Vitebsk State Medical University of Order of Peoples’ Friendship PRESCHOOL EDUCATION IN A COUNTRY AND THE WORLD: HISTORICAL EXPERIENCE, STATE AND PROSPECTS Materials of the III international scientic conference on November 10–11, 2014 Prague Preschool education in a country and the world: historical experience, state and prospects : materials of the III...»

«ЭДУАРД БАГРИЦКИЙ ДУМА ПРО ОПАНАСА ШКОЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА У ЭДУАРД БАГРИЦКИЙ ДУМА ПРО ОПАНАСА СТИХИ И ПОЭМЫ ХАБАРОВСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО Р2 Б 14 ШКОЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА Печатается по изданию: Эдуард Багрицкий СТИХИ И ПОЭМЫ Издательство «Художественнал литература» Москва, 19 7-6-3 ЭДУАРД БАГРИЦКИЙ Тзорчестпо Эду.арда Багрицкого получило широкую известность во втором половине двадцатых годов, после тоги как его стихотворения начали появляться на страницах московских журналов, а затем были объединены...»

«ИСЛЯМСКА ДЪРЖАВА В ИРАК И ЛЕВАНТА – ПРЕДИЗВИКАТЕЛСТВА ЗА БЪЛГАРСКАТА НАЦИОНАЛНА СИГУРНОСТ Михаел Минев Димитров, докторант към департамент „Национална и международна сигурност“ – НБУ 1. Увод В настоящия текст ще се представи влиянието на терористичната организация „Ислямска държава в Ирак и Леванта“ (ИДИЛ) върху националната сигурност на Република България. Това от своя страна налага да се отразят характеристиките на този участник с оглед определяне на измененията, които той поражда спрямо...»

«Оглавление Введение..4 Глава 1. Теоретические основы управленческого учета.7 1.1. Этапы развития управленческого учета.7 1.2. Теоретический анализ сущности управленческого учета.26 1.3. Теоретические аспекты управленческого учета на предприятиях нефтепродуктообеспечения..5 Глава 2. Практические аспекты организации управленческого учета на предприятиях нефтепродуктообеспечения.74 2.1. Формирование системы управленческого учета затрат.74 2.2.Методики распределения затрат по видам деятельности и...»

«Николай Курдюмов Умный огород в деталях 2-е издание, переработанное и дополненное За любезно предоставленную возможность издать эту книгу, автор благодарит всех, кто умеет читать. Большую часть эпиграфов я украл у Андрея Кнышева, за что ему большое спасибо. Вместо предисловия О чём эта книга? Как читать эту книгу Глава 1. Краткая успехология для дачи, или из чего состоит свобода Знакомьтесь: успех, или общие основы успешности Дружим ли мы с огородом или квазинаучные рассуждения о смысле...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Забайкальский государственный университет» (ФГБОУ ВПО «ЗабГУ») Документированная процедура ДП 7.01-03-2014 Научно-исследовательская деятельность УТВЕРЖДАЮ Ректор ЗабГУ _С.А.Иванов «» 2014 г. СИСТЕМА МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ДОКУМЕНТИРОВАННАЯ ПРОЦЕДУРА НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДП 7.01-03-2014 Дата введения: « » 20 _ г....»

«Перечень основных знаменательных и памятных дат на 2013 год Январь 110 лет (1903 г.) Центральной библиотеке им. Олега Чупрова МБУ «ЦБС» с. УстьЦильма. 100 лет (1913 г.) со дня рождения Попова Серафима Алексеевича, народного поэта 7* Коми АССР. 75 лет (1938 г.) со дня рождения Чувьюрова Василия Николаевича, самодеятельного 7* композитора и поэта. 16 65 лет (1948 г.) со дня рождения Трофимовой Нины Федоровны, член Союза мастеров ДПИ. 95 лет (1918 1981) со дня рождения Шевелева Антона Антоновича,...»

«информационноаналитические материалы Обзор деятельности международных банков развития на евразийском пространстве во II полугодии 2011 года Э.Р. Байбикова, Ю.М. Стерлигова Элла Рушановна Байбикова – заместитель начальника Аналитического управления ЕАБР, начальник отдела стратегического планирования и маркетинга. Степень МВА Школы бизнеса Университета Ноттингема (Великобритания). Более 10 лет работы в банковской сфере. E-mail: Baybikova_ER@eabr.org Юлия Михайловна Стерлигова – главный специалист...»

«Потомкам моим близким и дальним Корни семьи Уборских СБОРНИК генеалогических очерков Вяткины (XVIII начало XX века) Составитель Уборский А.В. 2015 г. Вяткины (XVIII – начало XX века) В настоящем очерке рассказано о судьбе одной из корневых ветвей семьи Уборских. Ветви, протянувшейся через два века и дошедшей до дедушки составителя очерка, но уже не имеющей своего продолжения. Род Вяткиных интересен тем, что он является представителем одного из широко представленных сословий в XVIII – XIX...»

«ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБЗОР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАНКА РОССИИ ПО УПРАВЛЕНИЮ ВАЛЮТНЫМИ АКТИВАМИ Выпуск 2 (26) Москва При использовании материала ссылка на Центральный банк Российской Федерации обязательна © Центральный банк Российской Федерации, 20 107016, Москва, ул. Неглинная, E-mail: reservesmanagement@mail.cbr.ru Выпуск 2 (26), 2013 ОБЗОР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАНКА РОССИИ ПО УПРАВЛЕНИЮ ВАЛЮТНЫМИ АКТИВАМИ ПРЕДИСЛОВИЕ Вашему вниманию предлагается очередной вами публикуются с временным лагом не...»

«Морис Бронштейн МЕРТВАЯ ПЕТЛЯ Интервью с узниками Печорского концлагеря Walnut Creek, California Морис Бронштейн «Мертвая петля» Морис Бронштейн Мёртвая петля Moris Bonshteyn Mertvaya petlya (Dead loop) Copyright©2013 by Moris Bronshteyn All rights reserved. No part of this book may be reproduced or transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including photocopying, recording or by any information storage and retrievel system, without the written permission from the...»

«ДАЙДЖЕСТ НАЛОГОВЫХ НОВОСТЕЙ № 41 21 апреля 2014 года – 27 апреля 2014 года 1. Письма Минфина России и ФНС России 1.1. Трансфертное ценообразование. Убытками для целей применения ст. 105.14 НК РФ признаются убытки текущего налогового периода, убытки прошлых периодов, переносимые на будущие налоговые периоды, а также убытки, приравненные к внереализационным расходам..4 Налоговое ведомство разъяснило вопросы заполнения Уведомления о контролируемых сделках в отношении внебиржевых расчетных...»

«( ' ОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ И З Д А Т Е Л Ь С Т В О *НА УК А« АКАДЕМИЯ НАУК СССР О Р Д ЕН А ДРУЖ БЫ НАРОДОВ ИНСТИТУТ ЭТНО ГРАФИ И ИМ. Н. Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ СОВЕТСКАЯ Май — Июнь ЭТНОГРАФИЯ Ж УРНАЛ О СНОВАН В (926 ГО ДУ • ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД СОДЕРЖАНИЕ Л Н. Ч и ж и к о в а ( М о с к в а ). О со б ен н о ст и эт н о к у л ь т у р н о г о р азв и ти я н а сел е­, ния В о р о н е ж с к о й о б л а с т и, Т А. Н и к о л а е в а (К и е в ). Н а р о д н ы е к о н ст р у к т и в н о -х у д о ж е ст в ен н...»

«Бизнес-план разработал и подготовил: Бручко Р.Н. Консультировал: д.т.н., зав.каф. микрои наноэлектроники, член Нью-Йорской Академии Наук, профессор университета Шизоука и Космического Института Японии Кожемякин Г.Н. ПРОИЗВОДСТВО СВЕРХ ОПТИЧЕСКИХ МОНОКРИСТАЛЛОВ САПФИРА, РУБИНА, ИЗУМРУДА**, РУТИЛА, ШПИНЕЛИ, ТИТАНАТА СТРОНЦИЯ БИЗНЕС-ПЛАН (короткая версия) Срок реализации проекта: 7 лет, Объем инвестиционных вложений: 3.35 млн. долларов США, Среднемесячная рентабельность проекта в течение 7-ти лет:...»

«Феликс Вибе ФОРМУЛА СГОРАНИЯ Екатеринбург Уральское литературное агентство ББК 34 В41 Вибе Ф.И. В41 Формула сгорания: художественно-биографическая повесть. — Екатеринбург: Уральское литературное агентство, 2002. 144 с. ISBN 5-86193-088-0 © Ф.Вибе, 2002 ISBN 5-86193-088-0 Частию по простоте Я давно хотел написать о своем отце. Как-то даже сделал первый набросок, назвав его без обиняков: «Рядом с гением». Именно это меня и смутило. Нескромность! У Некрасова: Частию по глупой честности, Частию по...»

«Гарри де Виндт ПОЕЗДКА ВГЛУБЬ ОСТРОВА Девяностые годы I века отмечены паломничеством на Сахалин чиновников высшего ранга, учёных, путешественников, журналистов, среди которых были и иностранцы. Как справедливо отметил сахалинский врач Н. С. Лобас: «Виновником интереса, возбуждённого островом изгнания, нужно считать А. П. Чехова, посетившего его в конце восьмидесятых годов и написавшего о нём прекрасную книгу. С лёгкой руки Чехова Сахалин стали посещать как русские, так и иностранные...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.