WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Редакционная коллегия В. Н. Орлов (главны й редактор), И. В. А баш идзе, И. П. Б аж ан, В. Г. Б азан ов, Б. И. Б урсов, Б. Ф. Е го р о в, В. М. Жирмунский, К. Ш. К улиев, Э. Б. ...»

-- [ Страница 1 ] --

БИБЛИОТЕКА ПОЭТА

ОСНОВАНА М. Г О Р Ь К И М

Редакционная коллегия

В. Н. Орлов (главны й редактор),

И. В. А баш идзе, И. П. Б аж ан, В. Г. Б азан ов,

Б. И. Б урсов, Б. Ф. Е го р о в, В. М. Жирмунский,

К. Ш. К улиев, Э. Б. Межелайтис, Б. О. П ерцов,

А. А. П рокофьев, А. А. Сурков, А. Т. Т вардовский,

H. С. Тихонов, М. Т. Турсун-Заде,

И. Г. Ямпольский (зам. гл а вн о го редактора)

больш ая cej)ua ianue КП. М Я Т Л Е В

СТИХОТВОРЕНИЯ

СЕНСАЦИИ И ЗАМЕЧАНИЯ

ГОСПОЖИ КУРДЮКОВОЙ

Вступительная статья и составление Н. А. К о в а р с к о г о Подготовка текста и примечания Н. А. К о в а р с к о г о и Е. П. Б а х м е т ь е в о й

ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ •

P1 M 90 И. П. Мятлев (1796— 1844) в свое вре­ мя был широко известен как автор шуточ­ ной поэмы «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан л’этранже», а также юмористических стихотворений, эпиграмм и каламбуров. Некоторые стихо­ творения Мятлева сделались достоянием городского фольклора, другие положены на музыку Глинкой, Варламовым, Виельгорским и др. Первая строка стихотворения Мятлева «Розы» послужила темой для знаменитого стихотворения в прозе И. С. Тургенева.

В заставках к главам поэмы «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за грани­ цею, дан л’этранже» воспроизведены иллю­ страции В. Ф. Тимма к первому изданию поэмы (1840— 1844).

7-4-2 337-6 ПОЭЗИЯ И. П. МЯТЛЕВА Рецензент первого собрания стихотворений И. П. Мятлева, вышедшего в 1857 году, пренебрежительно писал: «Вот книга, ко­ торая не должна была бы появиться в све т».1 Казалось, интерес к Мятлеву после начала сороковых годов, когда шло оживленное обсуждение впервые опубликованной поэмы о госпоже Курдюковой, угас навсегда. И тем не менее, едва минул срок, которым ограни­ чены были права наследников Мятлева, как в девяностых годах появились одно за другим три издания полного собрания сочине­ ний— в 1893, 1894 и 1898 годах. Одно из них, столь же неисправное, как и остальные, предварялось вступительной статьей А. Амфи­ театрова, который утверждал, что «имя Ивана Петровича Мятлева мало говорит русскому читателю девяностых годов».1 2 Но если в девяностых годах прошлого века Мятлев был «полу­ забытым» поэтом, то сегодня он может считаться совершенно забы­ тым, и не столько читателем, сколько литературоведением, у кото­ рого должна быть гораздо более пристальная память, нежели у ря­ дового читателя.

Современная поэту критика отнюдь не была невнимательна к Мятлеву, и тем более странно, что историки литературы долгое время старательно проходили мимо этого имени. Только в двадца­ тых годах литературоведение вспомнило о творце поэмы о Курдю­ ковой— в конце десятилетия напечатана была статья В. Голицыной, посвященная поэзии М ятлева.3 Через несколько лет издан был 1 «Отечественные записки», 1857, № 5, с. 20.

2 А. А м ф и т е а т р о в, Мятлев и его поэзия. В кн : И. П. Мят­ лев, Поли. собр. соч., т. 1, М., 1894, с. III.

3 В. Г о л и ц ы н а, Шутливая поэзия Мятлева и стиховой фелье* тон. В сб.: Русская поэзия XIX века, Л., 1929.

избранный Мятлев (несколько стихотворений и отрывки из поэмы).1 Но на этом и оборвался интерес к Мятлеву. Словно о нем вспо­ мнили для того, чтобы снова забыть.

Впрочем, о нем иногда вспоминали, если не критики, то поэты.

Так, в июне 1912 года Хлебников писал родным из Одессы:

«Я здесь читаю Шиллера, «Декамерон», Байрона, М ятлева».1 Появ­ ление имени Мятлева, да еще в сочетании с Шиллером и Байроном, может вызвать недоумение, если не учесть того, что как раз в это время Хлебников занят был работой над поэмами, в которых есть элементы гротеска и бурлеска («Вила и леший» и др.). Память чи­ тателя тоже оказалась не столь несправедливой, как память литера­ туроведения. Не зная имени Мятлева, многие наши современники могут процитировать две-три строфы из знаменитых «Фонариков», помнят стихотворение «Новый год»:

–  –  –

Наконец, спросите любого нашего современника, известна ли ему строка «Как хороши, как свежи были розы..», и вам ответят, что известна, но уж если Тургенев мог не помнить имя автора, то, зна­ чит, и рядовому читателю знать его вовсе необязательно. Между тем, «забывчивость» Тургенева в одном из «Стихотворений в прозе»' была не подлинной, а, так сказать, литературной — для настроения, для эмоционального впечатления. Строчка забытой элегии, да еще такая изящная и печальная строчка — сама по себе поэтический мотив.

Таким образом, хотя имя Мятлева и забыто, но творчество его отчасти известно читателю, так сказать, анонимно. Эта странная посмертная слава в какой-то степени соответствует его биографии и прижизненной репутации.

Много лет он был дружен с Пушкиным, Жуковским, Вяземским, 1 И. М я т л е в, Стихотворения. Вступительная статья, редакция и примечания В. Голицыной, «Б-ка поэта» (М. с.), 1937.

2 В. Х л е б н и к о в, Собрание сочинений, т, 5, Л., 1933, с. 293, Лермонтовым, писал стихи, но редко их печатал, увлеченно работал над поэмой о Курдюковой, часто посещая литературные салоны, чи­ тал из нее отрывки, но и эта поэма до поры до времени оставалась скрытой от читателей. Когда же наконец в 1840 году появился пер­ вый том первого издания поэмы, она сразу стала широко известна.

Курдюкова принесла автору настоящую популярность и славу.

Поэт Б. Н. Алмазов, печатавшийся преимущественно в «Москвитя­ нине» под псевдонимом Эраст Благонравов, писал в стихотворении «Полурусская барыня» в 1860-х годах:

–  –  –

Лермонтов почтил своим вниманием и шуткой не только А. О. Смирнову-Россет, друга Пушкина и Гоголя, частую посети­ тельницу салона Карамзиных, не только самого «Ишку Мятлева», но и его героиню. Появлению поэмы о Курдюковой посвятил он сти­ хотворение:

–  –  –

Жизнь Мятлева была счастлива. Он родился 28 января 1796 года в родовитой и богатой семье. Отец — тайный советник, сенатор и камергер, мать — дочь и внучка двух фельдмаршалов Салтыковых Образование он получил домашнее, воспитателем его был француз­ ский аббат, вероятно эмигрант из революционной Франции. Как и полагалось в ту эпоху, Мятлев был зачислен пяти лет от роду на службу в Коллегию иностранных дел, а в 1813 году — в Белорус­ ский гусарский полк корнетом. В том же году и в следующем прини­ мал участие в заграничных походах в войне с Наполеоном. Еще че­ рез год уволен был из армии «по болезни». В 1821 году поступил на службу в канцелярию министра финансов. Не будучи слишком обременен делами, он служил примерно полтора десятилетия, чины и звания шли ему механически, и, дослужившись до звания действи­ тельного статского советника и камергера, обладая громадным со­ стоянием, несколькими крупными поместьями (одно из них под Петергофом, Знаменское, купил у него Николай I для императрицы), он вышел в отставку и несколько лет путешествовал.

Все путешествие по Европе, которое совершила госпожа Курдю­ кова, совершил в 1836— 1839 годах и ее автор. Помимо обширного знакомства с жизнью и культурой Германии, Швейцарии, Италии Мятлев хорошо знал и Францию, путешествие по которой должна была вслед за ним совершить Курдюкова, но не успела за смертью автора.

В 1839 году Мятлев вернулся в Петербург и был принят как свой в литературных салонах эпохи К тому времени он уже был автором двух сборничков стихотво­ рений, вышедших в 1834 и 1835 годах анонимно с надписью «Угово­ рили выпустить». Содержание их составляли стихи на случай, эле­ гии, размышления, часто подражательные и посвященные главным образом различным семейным событиям. Об отношении литератур­ ных друзей Мятлева к этим его поэтическим опытам ясно говорит отзыв П. А. Плетнева в письме к Я. К. Гроту от 13 февраля 1841 года:

«В мятлевских стихах за один хороший надо проглотить дюжину8 дурных».1 Одновременно с этими произведениями Мятлев сочинял стихи шутливые, имевшие большой успех в литературной среде.

Он был великий мастер писать стихи на случай, с детства научился легко и свободно подбирать рифмы, превосходно владел техникой версификации. Даже деловые записки писал он стихами.

Вот одна из них, сохранившаяся в архиве П. А. Вяземского и им же опубликованная;

«По общем совещании, при общем желании вас в Знаменском видеть h никого лишением этого удовольствия не обидеть, мы сде­ лали выбор, почтеннейший князь, для сего воскресного дня-с, ибо Тимирязева служение повело ехать в пятницу в Красное Село, и такова его служебная забота, что там его удержит и суббота; но я ручаюсь вам за этого бр авом а, 1 что в воскресенье он точно будет дома, и могу на том ручаться и тем паче, что дом его теперь у нас, на даче...» и т. д. 3 Мятлев был неистощим в шутках, в выдумках, в остроумии и юмором своим заражал друзей П. А. Вяземский 26 марта 1833 года написал за границу В. А. Жуковскому письмо, к которому приложено шуточное стихо­ творение, состоящее из перечисления рифмующихся фамилий. Сти­ хотворение было написано совместно с Пушкиным и Мятлевым, ко­ торый, по-видимому, принимал только устное участие в создании стихотворения, но Вяземский пишет, что он «в этом случае был notre chef d’cole».4 К такого рода шуточным стихотворениям относятся и послания к А. О. Смирновой, перемежавшиеся прозаическими записками, подписанными пародийными именами — «Стерлядь-Жан», «Иоанн

Бескотлетный» и т. п. Вот одна из них:

«О вы, мой rve,5 ибо я реву уже более года весьма частыми приемами о том только, что вас, мою вороненькую мысль, не вижу. О вы, мой р е в, parce que je rve sans cesse de vous,6 моя фантастическая дама! О вы, истинная, настоящая мать Курдюковой, ибо вы ее родили: я о вас думал все время, писав ее нашептыванья.

О вы, которой одной она посвящена и принадлежит. О вы, наконец, Смирниха моя сердечная... Извещаю вас о перемене, последовавшей 1 Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым, т. 1, СПб., 1896, с. 242.

2 Brave homme — порядочный человек (франц.).

3 «Русский архив», 1868, № 3, с. 461.

4 Нашим наставником (франц.). См. наст, изд., с. 174, 615.

5 Мечта (франц).

6 Ибо я мечтаю о вас непрерывно (франц ).

в моей парнасской конюшне: четверни более нет; вы одна в корню с колокольчиком; но со вчерашнего дня вам припряжена в пристяж­ ку с позвонком, буде хочет загибаться и кольцом, милая, прелестная, идеальная моя дама полотняная; а кто она такая, узнаете от Ка­ рамзиных и от Вяземского. Да нельзя ли и Софью Николаевну Карамзину прикомандировать к обеду? Руку не целую: ж е ф ер е с е л а 1 лично, когда позволите С т е р л я д ь - Ж а и».1 Своей «парнасской конюшней» Мятлев называл нескольких зна­ комых дам, которые, по его словам, вдохновляли его поэтическое творчество. «Дама полотняная» — вероятно, H. Н. Пушкина, жив­ шая после смерти поэта в своем имении Полотняный завод.

Важным этапом в творчестве Мятлева явилась работа над поэ­ мой о путешествии госпожи Курдюковой «дан л’этранже», принес­ шей ему настоящую литературную славу, бн не делал из этой ра­ боты секрета и, так же как свои стихи, читал отрывки из поэмы в литературных салонах, где Курдюкова имела огромный успех. По­ слушать чтение Мятлева приезжали специально на вечера к Одоев­ скому. Е. А. Баратынский в 1839 году писал жене из Петербурга об одном из таких вечеров: «Познакомился там с Мятлевым, кото­ рого ты знаешь несколько шутовских стихов «Таракан, как в стакан».

Я думал найти молодого повесу. Что ж? Это человек важный, лет сорока пяти... Мятлев читал свое путешествие Курдюковой по чу­ жим краям, в стихах, вперемежку русского с французским. Много веселости; он мастерски читает. Потом тешил всех разного рода анекдотами... Мятлев заключил вечер».3 Приезжие провинциалы спешили попасть в один из домов, где выступал Мятлев, чтобы послушать его чтение. «На одном из вече­ ров января месяца 1841 года, — вспоминает Ю. Арнольд, — Иван Петрович Мятлев читал из рукописи только что оконченную, пре­ лестную свою юмористическую поэму: «Путевые впечатления мадам де-Курдюковой». Сколько психологической правды в этой вещице, сколько тонко схваченных верных черт из нрава, из привычек и воз­ зрений русской степной провинциалки с претензиями на аристокра­ тизм! И какая художественность в легкости и элегантности литера­ турной отделки! Хохочешь поневоле от всей души, а тривиально­ банального стиха нигде не встречаешь! «Вы, нынешние... ну-тка!»

Читал же И. П. Мятлев очень хорошо, с явными признаками истин­ 1 Je ferais cela — я сделаю это (франц.).

2 И. П. М я т л е в, Поли. собр. соч, т. 1, с. 185.

* Е. А. Б а р а т ы н с к и й, Сочинения, Казань, 1884, с. 5Ю.

ного сценичесого комизма. Вообще надобно заметить, что в ста­ рину почти все образованные люди более или менее хорошо читали, потому что с малолетства уже нас тому обучали».1 Довольно ясное представление об образе жизни Мятлева в Пе­ тербурге дает целый ряд воспоминаний и писем его современников.

В частности, имя его часто упоминается в переписке П. А. Плетнева с Я. К. Гротом.

4 октября 1840 года Плетнев приезжает в гости к одной из свет­ ских петербургских барынь и среди других застает там Мятлева, «поэта русско-французского, автора Курдюковой».1 Через месяц он обедает у поэтессы Растопчиной, где слушает «пустяки Мятлева»

и «милые новые стихи Растопчиной».3 Еще через две недели в кон­ церте Пасты он сидит рядом с вдовой Пушкина и «смешным Мятлевым», который звал его «к себе на обед— слушать Пасту на дому».4 Наконец, в конце ноября Плетнев подробно рассказывает о Мятлеве:

«Возвратясь из университета перед обедом домой, я нашел Мятлева карточку и его стихи. Он прославился у нас Курдюковой.

Эта героиня, русская помещица, путешествует по Европе, рассказы­ вает карикатурно обо всем, что видит, и мешает, как Быченская, русские фразы с французскими. Местами смешно уморительно.

Мятлев читает ее всем наизусть по нескольку тысяч стихов. Он даже добрался до чтения государю, который много смеялся. Мятлев муж­ чина лет за 47; женат, но его жена живет в Италии, где и он долго пробыл». И дальше: «Из университета поехал я с визитом к Мятлеву. Он водил меня к старушке, своей матери, урожденной Салты­ ковой. Дом их самый аристократический и наполнен картинами, ста­ туями и разными редкостями Италии... В понедельник у них будет петь на дому Паста, и я приглашен обедать к ним по этому слу­ чаю».5 Из дальнейших писем выясняется, что Плетнев был у Мят­ лева, где пела Паста, которой аккомпанировал М. Глинка. И снова Мятлев приглашал Плетнева обедать, чтобы на этот раз послушать молодую английскую певицу, мадемуазель Бишоп. «Это, — сказал он, — было шампанское, а тогда мы попробуем Бишофу»6 (Бишоф — напиток, смесь вина с фруктовыми соками).

–  –  –

В мемуарах современников часто встречаются рассказы о том, как Мятлев вел себя в обществе. Приехавшая в Петербург из Гель­ сингфорса маркиза де Траверсе рассказывает об утреннем бале у В о­ ронцовых, где присутствовал Николай I: «За столом я сидела между мадам Шевич и Мятлевым, который смешил не только нас, но и со­ седей. Перед жарким Мятлев взял мой букет.. положил его себе на тарелку и, накрошив мои бедные цветы на мелкие куски, начал заправлять сал ат... Окончив свою работу, он вдруг, подозвав арапа, велел отнести салат адъютанту наследника Паткулю и сказать, что салат приготовлен из букета маркизы». Девушка, которой к тому же очень нравился Паткуль (она за него впоследствии вышла замуж), была так удивлена и огорчена поведением Мятлева, что уехала до­ мой, отговорившись головной болью, хотя соседка по столу и уте­ шала ее, утверждая, что «Мятлев так известен своими фарсами и шутками, что на него не обижается никто». Отдохнув и успокоив­ шись, девушка вернулась на бал Воронцовых. На лестнице стоял Мятлев с огромным букетом, и, «встав передо мною на одно колено, он упрашивал принять букет в знак того, что я прощаю ему утренний поступок».1 Эта манера вести себя создала Мятлеву репутацию буффона, шута. Каждая его выходка сопровождалась импровизированными стихами. В настоящем издании читатель найдет его эпиграммы, шу­ точные письма в стихах, каламбуры, импровизации.

Разумеется, репутация буффона, остряка, автора стихов на слу­ чай — не слишком лестная репутация, и, возможно, именно она стала одним из поводов сурового отношения Белинского к Мятлеву и его поэзии. Но следует иметь в виду, что целый ряд его шуточных, импровизированных стихотворений уже заключал в себе возмож­ ность перехода к юмористическим и сатирическим стихам, которые Мятлев считал возможным печатать в журналах и выпускать от­ дельными изданиями.

Этот новый оттенок, который приобретает образ Мятлева, когда знакомишься с его произведениями, великолепно уловил П. А. В я­ земский, вспоминая об А. О. Смирновой-Россет, в салоне которой Мятлев часто бывал «Переряженная и масленичная поэзия певца Курдюковой находила в ней сочувственный смех. Обыкновенно жен­ щины худо понимают плоскости и пошлости; она понимала их и радовалась им, разумеется когда они были не плоско-плоски и не пошло-пошлы. Наша красавица умела постигать Рафаэля, но не от­ 1 Воспоминания Марии Александровны Паткуль, рожденной мар­ кизы де Траверсе, за три четверти XIX столетия, СПб., 1903, с. 46—47.

ворачивалась от Теньера, ни от карикатуры Гогарта и даже Кома».1 Из этого отзыва ясно, как высоко ценила Смирнова и, конечно, пре­ жде всего не Смирнова, а сам Вяземский «переряженную и масле­ ничную поэзию певца Курдюковой», сопоставляя ее с такими явле­ ниями, как Теньер и Хогарт. «Переряженная и масленичная» — значит, родственная праздничным, масленичным, балаганным увеселениям, тому городскому фольклору, шутовству, карнавальной стихии, буф­ фонаде, раешнику, которые процветали во время этих балаганных увеселений.

Мятлев был, как уже упомянуто, коротко знаком с крупнейшими литераторами, поэтами и прозаиками, посещавшими и дворцовую квартиру, в которой жил Жуковский, и салон А. О. Смирновой-Россет, и, впоследствии, салоны Карамзиных и князя В. Ф. Одоевского, и обеды у поэтессы Е. П. Растопчиной. Всё это были разные салоны.

У А. О. Смирновой и Карамзиных бывали дружески связанные ли­ тераторы высшего круга. Самая атмосфера этих кружков пронизана была юмором, дружескими шутками, намеками, понятными только посвященным. Каждое слово воспринималось и подавалось в значе­ нии, трансформированном, обусловленном этой атмосферой. Так рождался домашний или, вернее, интимный салонный характер этих собраний.

У Одоевского аристократия встречалась с писателями разно­ чинного происхождения. В статье, специально посвященной литера­ турным кружкам и салонам первой половины минувшего века, от­ мечено было это различие между салонами Карамзиных и Одоев­ ского: «С расслоением писателей, естественно, изменяется и обста­ новка. Дружески-литературный характер салонов Смирновой и Ка­ рамзиных заменен у Одоевского либо официальностью в салоне, либо свободным обменом мыслей среди ничем друг с другом не связанных (потому что слишком многочисленных) посетителей его кабинета».1 Мятлеву важна была именно эта многочисленность аудитории, которой не было и не могло быть в замкнутых светских салонах, где все были связаны давними дружескими отношениями.

Вполне вероятно, что такие стихотворения, как «Фонарики», став­ шие впоследствии явлениями городского фольклора, или родствен­ ный деревенскому фольклору «Разговор барина с Афонькой», он чи­ тал не в замкнутых светских салонах, а именно в этой многочис­ ленной и в значительной мере случайной аудитории.

1 П. А. В я з е м с к и й, Поли. собр. соч., т. 8, СПб., 1883, с. 233.

2 М. И. А р о н с о н, Кружки и салоны В кн.: Литературные кружки и салоны, Л., 1929, с. 72.

Мятлев умер 13 февраля 1844 года, не дожив до пятидесяти.

Сороковые годы были периодом его расцвета. Журналы печатали его стихотворения, сатирические его стихи выходили отдельными изданиями, была опубликована знаменитая поэма о Курдюковой.

К этим годам поэзия, им созданная, достигла высшей точки своего развития. Недаром Вяземский назвал Мятлева «Гомером курдюковской Одиссеи».1

О его смерти Николай Полевой писал брату Ксенофонту:

«Вчера умер Мятлев, болезнь у него была моя — жестокое крово­ течение. Масленицу он дурачился день и ночь, и при припадке же­ стоком так ослабел, что уже никакие средства не спасли его.

Странно как-то видеть мертвым человека, которого за три дня ви­ дел здоровым по виду, веселым, роскошным: где стол был яств, там гроб стоит».1 Основное место в литературном наследии Мятлева занимают поэма о Курдюковой и шуточные стихотворения, менее значитель­ ное — стихотворения «возвышенного» плана, среди которых преоб­ ладает элегическая лирика.

Вчитываясь в его элегии, замечаешь, как похожи они на элегии десятых — двадцатых годов. Ведь годы поэтической работы Мят­ лева — это главным образом тридцатые и сороковые, хотя есть очень незначительное число стихотворений, написанных в двадца­ тые. Но и в тридцатые, и частично в сороковые годы Мятлев в эле­ гическом творчестве продолжает повторять предыдущую эпоху.

И тематика его элегий, и принципы ее развития, и то, что можно назвать элегической ситуацией (например, посещение кладбища, размышления на кладбище), неоднократно повторяются в стихах Мятлева. Особенно типичен в этом смысле круг элегий, в центре ко­ торых мотивы лунной ночи:

–  –  –

1 П. А. В я з е м с к и й, Из старой записной книжки. — «Русский архив», 1874, № 5, с. 1350— 1351.

2 К. А. П о л е в о й, Записки, СПб., 1888, с. 570.

–  –  –

На первый взгляд кажется, что перед нами как бы коллекция характерных элегических штампов, стертых, утративших эстетическое значение. Эпигонство обычно отмечено безликостью. Однако чем больше всматриваешься и вчитываешься в элегии Мятлева, тем больше обнаруживаешь в них черты, характерные именно для этого автора.

Останавливает внимание прежде всего «домашность» элегий, их приуроченность к семейным поводам — дням рождений, именин, ма­ леньких семейных событий. Мятлев был участником Отечественной войны и заграничных походов, современником декабристского дви­ жения; свидетелем литературных переворотов, битвы молодой поэ­ зии со «славяно-россами», как называли тогда архаистов, он не мог не быть в курсе слухов, связанных с гибелью Пушкина (хотя как раз в этот период находился за границей), но ни одно из этих событий, движений, течений не нашло отражения в его лирике. Русский ба­ рин, помещик, наслаждающийся благами жизни, человек верующий и не испытывающий никаких сомнений в своей вере, нимало не задумывающийся над серьезными проблемами, — вот то общее впе­ чатление, которое производит герой лирических стихотворений Мят­ лева. Одна из главных черт его лирического «я» — необыкновенное простодушие, душевное здоровье, жизнерадостность, органичность.

Автор не надевает никаких лирических личин, ни под какой маской не скрывает своего простодушия. Если и есть в его жизни какие-то драматические моменты, если и есть в его лирике традиционные мо­ тивы элегий, печальные и грустные, то они связаны с обычными жизненными впечатлениями — смертью близких или просто знако­ мых, уходом молодости и постарением, любовью, не встречающей взаимности. Именно обычное его простодушие, его житейский оптимизм, его легкомыслие заставляют его забывать обо всех дру­ гих обстоятельствах, обо всех других мотивах, обо всех других темах.

Среди стихотворений, которые были опубликованы в первом сборничке Мятлева, но не вошли в последующие издания, есть сти­ хотворение «Призыв», как и многие другие, построенное на элегических штампах, но напоминающее скорее мещанский романс, а не элегии десятых — двадцатых годов.

–  –  –

Стихотворение это не только напоминает мещанский романс, — ведь и мещанский романс числит в предшественниках своих высокую элегию, — есть в нем нечто пародийное (как почти во всех элеги­ ческих стихотворениях Мятлева).

Мы знаем случаи, когда стихотворение, написанное как паро­ дия, принималось «всерьез».

И. И. Панаев (Новый поэт) был чрез­ вычайно обрадован тем, что пародия его «Густолиственных кленов аллеи...» была принята за серьезное лирическое стихотворение и положена на музыку. То же немного раньше случилось с одной па­ родией Н. А. Полевого на Дельвига. «Возможны, наконец, пародии, граничащие с мистификацией. Они с самого начала рассчитаны на то, чтобы «широкая публика» приняла их всерьез к тайной радости пародиста и близкого к нему круга «посвященных». Возможно и противоположное: восприятие как пародии произведений, написан­ ных с серьезными намерениями. Они производят комическое впечат­ ление помимо воли их авторов. Чаще всего это эпигонские произве­ дения, беспомощные, неуклюжие и претенциозные. Их подражатель­ ный характер и обеспечивает им «второй план». Они воспринимаются на фоне «образцов» как их смешное преломление. Они «пародируют»

привычные штампы литературного обихода и приобретают тем паро­ дийную функцию».1 Автор цитированных строк удачно называет эти пародии «неумышленными».

Причина, по которой элегии Мятлева воспринимаются как на­ ходящиеся на грани пародии, заключена в том, что он беспрерывно нарушает принципы элегической лексики и фразеологии, либо при­ бегает к приему своеобразной реализации метафоры, — приему, кото­ рый действительно является одним из характернейших для пародии.

1 А. М о р о з о в, Пародия как литературный жанр (к теории пародии). — «Русская литература», 1960, № 1, с. 60.

Сюда же относятся н многочисленные лексические ляпсусы, тоже заставляющие воспринимать в высшей степени условную и стили­ стически строго нормированную элегическую лексику как своеобраз­ ный предмет пародирования. «Мятлев отошел от lapsus’a к паро­ дии»,— указывает В. Голицына.1 Действительно, как мы увидим дальше, пародийные элементы в творчестве Мятлева играют очень существенную роль.

Вот характерный пример из элегии «Разочарование»:

–  –  –

«Чаша радости» — обычный элегический штамп. Но возможность опьянеть оттого, что поэт вкусил эту «чашу радости», да еще, опья­ нев, разболтаться и «проговорить» тайну — переводит в пародию это элегически условное выражение. Это относится к фразе «не рас­ числил, не измерил расстояния мой глаз». Переводя эту фразу на язык «презренной» прозы, мы скажем, что поэт излишне доверился своему глазомеру, который обманул его, и в результате проверки поэт понял, что небо неизмеримо от него дальше, чем ему показа­ лось. Здесь уже не своеобразная реализация элегической метафоры, а грубое вторжение инородного прозаизма в условный словарь.

То же самое в элегии «Видение», где неуместно примененный глагол разрушает условность элегического словаря:

–  –  –

Вот еще примеры таких стилистически инородных прозаизмов,

Деформирующих элегический строй стиха:

1 В. Г о л и ц ы н а, Шутливая поэзия Мятлева и стиховой фелье­ тон. В сб.: Русская поэзия XIX века, с. 177.

–  –  –

Стилистические сдвиги — далеко не единственный фактор, раз­ рушающий условность традиционной элегии. Выше говорилось об элегической ситуации, связи мотивов, характерной для элегий Жуковского или Козлова. Мятлев в нескольких элегиях пытается соединить элегическую лексику, ее высокие элементы — Завядший розовый листок, Предмет таинственных мечтаний, Ты для души моей залог Святых, живых воспоминаний! — с темой, характерной скорее для Бенедиктова, для «сборного роман­ тизма». Оказывается, что завядший листок напоминает поэту бал, на который явилась красавица с цветком. Цветок «на грудь ее упал, когда красавица кружилась», поэт, «весь растревоженный, смущен­ ный», жадно смотрел на цветок, он выпросил у нее этот цветок и со­ храняет «как святыню». То же самое и в стихотворении «Статуя», которое я позволю себе привести целиком, потому что оно по прин­ ципам своим уже в целом близко к пародии и этим пародийным ха­ рактером обязано отнюдь не только отдельной случайной лексиче­ ской или фразеологической обмолвке:

–  –  –

Лх, если бы я способ отыскал, Как оживить, воспламенить статую, Как влить в нее любовь такую, Какою я, бессмысленный, горю.

Но я пустое говорю:

Мне суждено статуей любоваться, А ей — всё камнем оставаться.

И синтаксическая структура, иногда придающая стихотворению раз­ говорный оттенок (особенно в связи с перебоями метра), и некоторые эпитеты («стан роскошный», «прелестною ногою»), и концовка, явно переводящая стихотворение в комический план, — все это очевидные элементы пародии.

Характерные черты пародии сказываются в целом ряде элегиче­ ских стихотворений Мятлева. Потенциальная, «неумышленная» паро­ дийность— явление, часто в его лирике встречающееся. Такого рода объективно присущая стилю «неумышленная» пародийность характер­ на для целого ряда поэтов, чье творчество отмечено сложной и вычур­ ной метафоричностью, и в высшей степени свойственна всей «вели­ чаво-романтической школе» тридцатых и сороковых годов, особенно поэзии Бенедиктова.1 Нет, кажется, более убедительного примера «неумышленной пародии», нежели некоторые стихи Бенедиктова.

«Для вульгарного романтизма тридцатых годов первый создал стиль Бенедиктов, ниспровергший систему эстетических запретов, столь не­ преодолимую для поэтов предыдущего поколения. Бенедиктов в прин­ ципе отказался от всяких регулирующих начал: допустив любые слова в любых сочетаниях, он извлек из романтических возможно­ стей самые крайние результаты У Бенедиктова не только сняты классические нормы логики и хорошего вкуса, но и нормы языка оказались необязательными».1 2 Удачи ожидали Мятлева отнюдь не на тех путях, где он встре­ чался с Бенедиктовым (таких «встреч» было, кстати, немного: уже приведенное стихотворение «Статуя», стихотворение «Пахитос» и ряд срывов в «бенедиктовщину» в отдельных элегиях).

1 Здесь уместен термин «амбивалентность», недавно вновь вве­ денный М. М. Бахтиным: «Пародирование — это создание развенчи­ вающего двойника, это тот же «мир наизнанку». Поэтому пародия амбивалентна», — пишет Бахтин в кн : Проблемы поэтики Достоев­ ского, М., 1963, с. 170. Иначе говоря, в стихотворении может быть и независимо от воли и желания автора заложен смысл противоречи­ вый, противоположный прямому значению, которое вложил автор в стихотворение.

2 Л. Г и н з б у р г, Русская лирика 1820— 1830-х годов. В кн.:

Поэты 1820— 1830-х годов, «Б-ка поэта» (М. с.), 1961, с. 83.

Рядом с этими потенциально пародийными произведениями мы встречаем и стихотворения, в которых пародируемый объект ясен и очевиден, которые представляют собой «умышленные», так сказать, сознательные пародии, в которых пародийность входит в замысел и намерения автора. К их числу принадлежит стихотворение «Фанта­ стическая высказка» (другой вариант названия — «Таракан»), пред­ восхищающее «творчество» капитана Лебядкина, а в наши дни — H. М. Олейникова. Литературный объект этой пародии — элегическая лирика тридцатых годов, в частности некоторые элегии А. И. Поле­ жаева, написанные короткой строкой. Например, «Фантастическая вы­ сказка» — прямая пародия па Полежаевскую «Вечернюю зарю»:

–  –  –

«Фантастической высказкой» не ограничивается круг прямых, намеренных пародий Мятлева. Стихотворение «Артамоныч», которое в минувшем веке было популярной песней, представляет собою па­ родию на балладу, — не на чью-нибудь определенную балладу, а на самый жанр баллады. «Скрипка» — пародия на поэму романтиче­ ской школы, в частности, очевидно, на поэму А. И. Подолинского «Див и Пери».

Не нужно думать, будто элегическое начало сказалось только в стихотворениях, отмечейных потенциальной пародийностью, или в прямых пародиях. Как только автор отказывался от витиеватости, от пышной метафорической образности в стиле вульгарного роман­ тизма, от обычной элегической «интонации, от традиционных ритмико­ синтаксических ходов и ему удавалось воспроизвести живую, про­ стую и естественную интонацию устной речи — он создавал стихи, запомнившиеся, по свидетельству Тургенева, современникам, да и читателям позднейших поколений.

К числу таких запомнившихся стихотворений относится знаме­ нитая элегия «Розы», хотя и построенная на традиционном паралле­ лизме судьбы девушки и судьбы розы, но (особенно в первой стро­ фе) отмеченная безыскусным и подлинным лиризмом.

В основе некоторых наиболее удачных элегий и лирических сти­ хотворений Мятлева лежит полная естественность и простота инfoiiauHii, соединенная с лишенным всякой вычурности лирическим мотивом. Так, в стихотворении, посвященном маркизе де Траверсе:

–  –  –

Разговорность стиха, устная речь как основа стиха характерны для целого ряда стихотворений Мятлева. Недаром же в названиях многих из них фигурирует это слово — разговор: «Разговор с лу­ ною», «Разговор человека с душою», и во многих его стихотворениях мы найдем целые диалогические пассажи.

Эта разговорность, использование лексических и фразеологиче­ ских элементов, характерных для разговорной речи, просторечие, язык обыденности приносят удачу Мятлеву и в элегии, и в особен­ ности в юмористических стихотворениях, где разговорная манера раскрывается наиболее широко, становится как бы одним из основ­ ных принципов поэтики.

Упоминавшееся выше стихотворение «Фантастическая высказка» — относительно раннее, оно написано в 1833 году. Время созда­ ния этого и некоторых других юмористических стихотворений озна­ чает, что у Мятлева не было особого элегического периода, что его юмористические и сатирические произведения писались одновременно с серьезными элегиями. Правда, его лучшие комические стихи «Проект гросфатера», «Коммеражи» и некоторые другие — написа­ ны были под конец жизни, но это никак не колеблет утверждения, что работу над комическими вещами Мятлев перемежал созданием элегий. Так, почти одновременно с «Раутом», «Разговором барина с Афонькой» и «Проектом гросфатера» написан был лирический цикл «Тарантелла» и элегия «Нейдорфская ночь». Эта работа «впе­ ремежку» — внешнее свидетельство возможности перехода от элегии к комическим и сатирическим вещам, к стихам, в которых потен­ циально заложены черты комизма и пародийности.

Обращает на себя внимание жанровое многообразие стихотворе­ ний Мятлева. Здесь и элегия, и сатира, и мещанский романс, и бас­ ня. К этому перечислению следует прибавить стихотворения, напи­ санные в ритме определенных танцев («Великолуцкий французский кадриль», «Петербургский французский кадриль» и др.), в которых особенно ярко сказывается стремление к ритмическому разнообра­ зию, высокая техника версификации. Вспоминая о поэте Неелове — основателе «стихотворческой школы, последователями коей были Мятлев и Соболевский», — П. А. Вяземский писал: «Он между про­ чим любил писать амфигури, и некоторые из них очень удачны и за­ бавны... У французов называются амфигури куплеты, положенные обыкновенно на всем знакомый напев: куплеты составлены из сти­ хов, не имеющих связи между собою, но отмеченных шутливостью и часто неожиданными рифмами. Иногда это пародии на известные сочинения, легкие намеки на личности и так далее».1 Стихотворения Мятлева, написанные на известные танцевальные мотивы, как и те стихи, в основе которых тоже лежит какой-то бытовой напев (как, например, в стихотворении «Катерина-шарманка»), находятся в не­ сомненном родстве с амфигури. Куплетное строение в них иное, не­ жели описывает Вяземский, через все куплеты этих стихов проходит единый сюжетный мотив, однако при всех различиях амфигури и куплеты Мятлева чрезвычайно схожи.

Следует указать, что подобное жанровое многообразие было во­ обще свойственно поэзии первой трети минувшего века. Но позже этот широкий жанровый диапазон стал явственно суживаться, и только творчество Мятлева отмечено прежней широтой и много­ образием.

Среди перечисленных жанровых разделов есть такие, которые возможны преимущественно, а иногда и исключительно в поэзии юмористической, комической. В этом смысле, как и в некоторых дру­ гих, Мятлев является предшественником всей будущей юмористиче­

1 П. А. В я з е м с к и fi, Поли. собр. соч., т. 8, с. 360.

ской поэзии, начиная с творчества Нового поэта н дал ее— Козьмы Пруткова и поэтов «Искры». Основные признаки ее довольно устой­ чивы на протяжении многих десятилетий, и мы встретим их и в поэзии «Искры», и в поэзии юмористических журналов семидесятых—восьми­ десятых годов, и в «Сатириконе», и в «Новом Сатириконе», и в поэ­ зии советских юмористических журналов. Разумеется, нельзя во всем сопоставлять сатиру «Искры» с юмористической мелочью восьмиде­ сятых годов, поэзию «Нового Сатирикона» — с поэзией советских юмористических журналов. Однако это вовсе ие лишает разные типы поэзии юмористического журнала некоторых общих признаков.

Эти признаки — быт как одна из основных тем; специфически быто­ вой, то есть в сущности комический угол зрения на самые разные темы; ирония; обилие стихотворных размеров; использование необыч­ ных метрических и строфических форм, в частности короткой стро­ ки; импровизационная легкость стиха; богатые рифмы; высокая версификационная техника. Все это в высшей степени характерно для поэзии Мятлева.

Были в X V III и начале XIX века комические и сатирические по­ эты, существовала и традиция стиховой шутки, с которой Мятлев был, безусловно, связан, о чем будет сказано ниже, но специфиче­ ской поэзии юмористического журнала не было. Нельзя сказать, что и не могло быть, ибо творчество Мятлева есть именно такая поэзия, но еще не имеющая своего журнала. (Поэма о Курдюковой, снаб­ женная блестящими иллюстрациями-карикатурами В. Ф. Тимма, наиболее близка по типу издания к одному из самых распространен­ ных жанров юмористического журнала — путешествию и связанным с ним приключениям, печатавшимся с продолжениями из номера в номер.) Впрочем, и журнал не заставил себя долго ждать. Поэзия юмористического журнала развивается в истории русской поэзии как бы отдельной, второстепенной линией, но с момента возникновения «Искры» — непрерывной.

В основном поэзия Мятлева не сатирическая, а юмористическая, комическая. И недаром время ее расцвета — вторая половина три­ дцатых, первая половина сороковых годов — совпадает с временем расцвета русского водевиля, с временем Кони и Ленского, авторов популярнейших, до сих пор идущих водевилей. Связь некоторых Ко­ мических стихотворений Мятлева с водевильными куплетами несом­ ненна.

В упомянутой выше статье В. Г. Голицыной есть утверждение, что поэзия Мятлева близка стихотворному фельетону. Она так и на­ зывается— «Шутливая поэзия Мятлева и стиховой фельетон».

«Куплет, обнажающий конструкцию, — пишет она, — обращаясь к зрителю с водевильной моралью, на глазах у зрителя превращается в злободневный фельетон».1 Многое можно возразить против этой характеристики.

Жанры поэзии юмористического журнала отнюдь не сводятся к фельетону. Особенно у Мятлева, который чужд одному из основ­ ных требований фельетона — подведению частного случая, описанно­ го в стихотворении, под общую мораль. Мятлев не обличает, не разоблачает, не осуждает, не морализирует. Он не фельетонист, и это уже с полной ясностью обнаружилось в «Сенсациях и замеча­ ниях госпожи Курдюковой», которые чужды какой бы то ни было тенденции. Он — жанрист, большинство его юмористических стихо­ творений представляют собою уличную сценку, картинку, из которой решительно не следует ни вывода, ни морали. Таковы «Петергоф­ ский праздник», «Свадебный поезд колонистов» и др. Тенденция есть только в некоторых стихотворениях, в частности в «Сельском хозяй­ стве», единственном стихотворении действительно фельетонного ха­ рактера. Возможно, что, продлись жизнь Мятлева, он бы пошел именно по этому пути фельетона, но на этапе второй половины три­ дцатых — начала сороковых годов, когда были написаны лучшие его юмористические стихотворения, этот путь еще не был скольконибудь четко выражен.

Разумеется, поэзию юмористического журнала нельзя отделить резкими чертами от сатирической поэзии, границы между ними зыб­ ки. Мятлев не чужд был и этой сатирической области. Так, в «Сель­ ском хозяйстве» ему важна была не только мораль, которой закан­ чивается стихотворение, но и то непонимание, которое обнаружи­ вается в диалоге «старосты-пузана» и двадцати мужиков с барыней Бурдюковой, одним из вариантов госпожи Курдюковой. Ничего не понимая в сельском хозяйстве, она беседует с крестьянами, говоря­ щими по-русски, отвечает им по-французски и в конце концов гонит их прочь, хотя они предлагают ей нечто для нее выгодное. Они даже разговаривают на разных языках — где уж им понять друг друга!

Ни в одном стихотворении Мятлева нет такого парадоксального со­ четания русского простонародного языка с французским, как в «Сель­ ском хозяйстве». Такого рода стихотворений, уже не просто коми­ ческих, а с сатирическими нотами, у Мятлева не так уж мало.

Утверждение, что Мятлев был предшественником поэзии юмо­ ристического журнала, однако, не исчерпывает главных особенностей его творчества.

1 В. Г о л и ц ы н а, Шутливая поэзия Мятлева и стиховой фелье­ тон В сб.: Русская поэзия XIX века, с. 190.

Отмстим существенную черту его поэзии, черту, противоречащую его воспитанию, образованию, всей его биографии. Как мы помним, по утверждению Вяземского, творчество его было не «плоско-пло­ ским» и не «пошло-пошлым», к нему с интересом присматривались и прислушивались крупнейшие поэты эпохи.

Белинский, который, вообще говоря, очень сурово и резко от­ несся к поэзии Мятлева, похвалил «Разговор барина с Афонькой».

«Разговор, — писал он, — действительно хорош, и то потому, впро­ чем, что не сочинен г. Мятлевым, а списан им со слов какого-ни­ будь Афоньки, — почему и отличается тем особенным юмором, кото­ рый так свойственен людям этого сословия, когда они рассуждают о барах».1 Этот отзыв подтвердил Е. Бобров, опубликовавший ста­ тью «И. П. Мятлев и народное остроумие».1 Он указывает, что в «Русских народных сказках», собранных А. Н. Афанасьевым, и в «Картинах народного быта» в книге С. Максимова «Лесная глушь»

есть диалоги, с которыми мятлевский «Разговор барина с Афонькой»

состоит в ближайшем родстве. «Несущественные вставки, — пишет Бобров, — расширяют объем рассказа. Но самый народный рассказ остался у Мятлева совершенно без изменений — даже со всеми риф­ мами». Автор приходит к выводу, что в поэзии Мятлева есть «уди­ вительная жилка народности».3 Эго утверждение Боброва должно быть уточнено. Так, В. С. Киселев в комментариях к стихотворе­ ниям Мятлева указывает, что «Разговор барина с Афонькой» напи­ сан народным раешным стихом. «Мятлев щедро использовал в раз­ говоре фразеологию раешных произведений; в частности, весь раз­ говор о хлебном урожае почти дословно заимствован из народного «действа» «Царь Максимилиан» (диалог царя и Максимки)».4 Кстати, упомянутый диалог из народного «действа» почти дословно совпадает с диалогом из русских народных сказок, который в кни­ ге «Русская народная драма X V II—XX веков» помещен в раздел «народных представлений сатирического характера», «игрищ», а не сказок. Комментируя это обстоятельство, редактор и составитель сборника П. Н. Берков пишет: «Как Афанасьев, так и редакторы со­ ветского издания «Народных русских сказок» считали данный текст и ряд других, печатаемых ниже, сказками. Мы полагаем, что подобВ. Г. Б е л и н с к и й, Поли. собр. соч., т. 9, М, 1955, с. 263.

2 Е в г е н и й Б о б р о в, Материалы, исследования и заметки по истории русской литературы и просвещения в X V III и XIX веках, т. 4, Казань, 1902, с. 276—285.

3 Там же, с. 285.

4 Поэты 1840— 1850-х годов, «Б-ка поэта» (М. с.), 1962, с. 522.

иые диалогические сказки являются уже драматическими произведе­ ниями; даже когда они рассказываются одним лицом, рассказчик старается индивидуализировать манеру речи каждого из персона­ жей, сопровождает рассказ мимикой, жестикуляцией и т. д.».1 Д о­ бавим, что и реплика барина, с которой начинается стихотворение,— «Здравия желаю, господа сенаторы», — в сущности, заимствована из «Царя Максимилиана»* с этими словами появляется в одном из ва­ риантов драмы сам Царь (в другом варианте — Скороход), да и все обращение барина к окружающим представляет собою «вариант ва­ рианта» монолога царя Максимилиана.

Использование Мятлевым фольклорных мотивов не ограничи­ вается «Разговором барина с Афонькой». Басня «Медведь и Коза»

использует ситуацию, частую в представлениях ряженых, когда на условную сцену посиделок выходят три человека в овчинных шу­ бах, вывернутых наизнанку, представляющие Медведя, Козу и Во­ дителя.

Мятлев в высшей степени внимателен к городской и деревенской фольклорной речи, вплоть до мелочей ее. Так, в стихотворении «Катерина-шарманка» использовано характерное для райка выражение «андер манир». Каждый раз, когда показывался новый вид панора­ мы, которую демонстрировал раешник, эта перемена сопровожда­ лась выражением «андер манир».

Выше отмечалось пристрастие Мятлева к диалогической форме.

Мятлев любил куплеты, представляющие как бы стиховой диалог.

Так написаны «Коммеражи», «Проект гросфатера», «Разговор бари­ на с Афонькой», «Сельское хозяйство». Даже «Фонарики» — своеоб­ разный диалог, с обращением поэта к фонарикам, которые, хотя и хранят молчание, но как бы отвечают, так как за них говорит голос автора. Отсюда вкрапливание всякого рода разговорных словечек в текст вопросов, обращений, речи от автора:

–  –  –

Эти элементы разговорной речи встречаются не только в стихо­ творениях, имеющих диалогический характер, но и в стихотвореРусская народная драма X V II— XX веков. Редакция, вступ.

статья и комментарии П. Н. Беркова, М., 1953, с 317.

нннх-монологах. Это элементы языка собеседника, повествователя, сказителя Стиховая речь Мятлева — часто речь сказовая.

У него был хороший слух на народную речь, на бытовое словр, на обиходный оборот. И может быть, многочисленные прозаизмы, разрушающие условность поэтической лексики мятлевских элегий, обусловлены как раз этим тяготением Мятлева к обиходному, раз­ говорному языку, тому языку, которым написаны «Петергофский праздник», оба «Кадриля», «Коммеражи», «Фантастическая высказка», «Истолкование любви», «Брачная деликатность», «Видение в гостинице Шевалдышева».

Само собой разумеется, вывод Боброва о «жилке народности», как и слова Амфитеатрова о том, что Мятлев «знал народ»,1 сле­ дует принимать со всеми возможными оговорками. Творчество Мят­ лева, его поэзия не были народны в том смысле слова, в каком го­ ворим мы о народности классической литературы минувшего века.

Н о в сочинениях Мятлева ясно сказывается стремление к поэзии об­ щедоступной, построенной на элементах простонародной речи, на введении в поэзию стихии разговорного языка. На фоне поэзии ус­ ловно-риторической, исполненной напыщенности, гиперболизма, вы­ чурности в изображении эмоций и страстей, эта черта творчества Мятлева — и здравый смысл его, и просторечие, и разговорность — особенно бросается в глаза. Рядом с творчеством Бенедиктова и Кукольника некоторые стихотворения Мятлева поражали своим про­ стым человеческим голосом. В художественных особенностях его поэзии, в его положении среди «ложных романтиков» сороковых го­ дов есть что-то отдаленно напоминающее положение Беранже среди французских романтиков. Мятлев, проведший за границей, в частно­ сти во Франции, конец тридцатых годов, вполне мог быть знаком с творчеством Беранже, тем более что все основные сборники песен Беранже в это время уже были изданы, а слава о нем гремела как никогда. Все поэты Франции уступали ему в популярности.

В творчестве Мятлева есть аналогии с песнями Беранже и в том, что многие его стихотворения — песенны и недаром были положены на музыку, и в том, что он пользуется приемом своеобразной соци­ альной маски, персонажа, от имени которого ведется стиховое по­ вествование. Так, стихотворение «Катерина-шарманка» написано от имени много испытавшего человека, своеобразного современного Жиль-Блаза, который все время стремится выбиться «в люди» — то жениться на богатой вдове, то сделать служебную карьеру, но каж­ 1 А. А м ф и т е а т р о в, Мятлев и его поэзия. В кн.; И. Л. Мят­ лев, Поли. собр. соч., т. 1, с. X X V III.

дый раз все его замыслы проваливаются, и он остается ни с чем, «бедняк с сумою», как раньше, как всегда. Особенность развития этого сюжета в стихотворении Мятлева заключается в том, что ни один эпизод не досказан, вместо него вслед за описанием надежд идет повторяющаяся фраза — «Гум, гум! А ндер манирЬ:

–  –  –

Последняя строфа этого стихотворения рисует героя, близкого герою многих песен Беранже, вечного, неунывающего и не теряю­ щего оптимизма и надежд неудачника:

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«ЭХИНОКОККОЗ ЭЛЕКТРОННЫЙ УЧЕБНИК ОБЩАЯ ХИРУРГИЯ АЛЬВЕОКОККОЗ От вопросов к ответам, от сомнений к уверенности, от дилетантства к профессионализму АСКАРИДОЗ ПАРАЗИТАРНЫЕ ХИРУРГИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ В организме человека могут находиться в виде глистов или их зародышей около 150 ОПИСТОРХОЗ видов паразитов. Для хирургической практики наибольшее значение имеют несколько из них. АМЕБИАЗ ЭХИНОКОККОЗ — частое заболевание животных и человека, вызываемое ленточным глистом — эхинококком. У животных — овец,...»

«В. А. Мишнёв БОЛЬШОЙ УЧЕБНИК САКРАЛЬНОЙ АСТРОЛОГИИ «Спалах» Киев 2002 ISBN 966-512-151-0 Предлагаемый учебник является полным изложением оригинального подхода, базирующегося как на древнейших традиционных основах, так и на результатах последних разработок ученых-креацианистов и современных астрологов, к астрологическому исследованию человека. По сути, – это первая попытка очищения астрологии от многовековых искажений ее первоначального сакрального назначения. Но главное достоинство книги – ее...»

«Хронология жизни Алистера Кроули 12 октября. Между 23:00 и 24:00 часами в городке Лимингтон-Спа (Уорикшир, Англия) рождается Алистер Кроули. Его родители — члены фундаменталистской евангелической секты «плимутских братьев»: отец — пивовар и проповедник Эдвард Кроули, мать — Эмили Берт. 28 февраля. Рождается (и умирает, прожив всего пять часов) сестра Кроули — Грейс Мэри Элизабет Кроули. Других братьев и сестер у него не было. 11 июня. Семейство Кроули переезжает на «Ферму» в Редхилл (Суррей) 5...»

«Форма «Т». Титульный лист заявки в РНФ. Конкурс 2014 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами» Название проекта Номер проекта 14-18-00298 Теория и методология оценки эффективности деятельности в глобальном аспекте Код типа проекта ОНГ Отрасль знания 08 Основной код классификатора 08-15 Дополнительные коды классификатора 08-155 08-156 Код ГРНТИ 06.75.02 Фамилия, имя, отчество (при наличии) руководителя проекта Контактные...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ «ЦЕНТР ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ И КЛАСТЕРНЫХ ИНИЦИАТИВ» ЗАКУПКИ ГАУ «ЦИК СО» 2015 год № конкурса 29 лоты № КОНКУРСНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ Открытый конкурс № 29 Самара УТВЕРЖДАЮ Руководитель Регионального инжинирингового центра _А.Н. Миронов «_»_2015 г. Конкурсная документация по открытому конкурсу № 29 Раздел I. Общие положения 1.1. Основные положения 1.1.1. Государственное автономное учреждение Самарской области «Центр инновационного развития и...»

«Алексей Лосев Тайна общего дела Рассказы. Вступление Елены Тахо-Годи. Публикация и подготовка текста А. А. Тахо-Годи и В. П. Троицкого. ”Так вот и унес свою тайну! Поди теперь — разбери!” — говорят после похорон главного героя неоконченной повести ”Завещание о любви”. Примерно за пятьдесят лет до того, как в лагере на Беломорско-Балтийском канале заключенным Алексеем Федоровичем Лосевым в 1933 году была написана эта фраза, в Москве на открытии памятника Александру Сергеевичу Пушкину в 1880 году...»

«Антинаркотическая комиссия Хабаровского края Региональное управление ФСКН России по Хабаровскому краю ДОКЛАД О НАРКОСИТУАЦИИ В ХАБАРОВСКОМ КРАЕ ХАБАРОВСК 2015 1. Характеристика субъекта Российской Федерации (площадь территории субъекта Российской Федерации, наличие государственной границы и ее протяженность, количество муниципальных образований, количество населенных пунктов, численность постоянного населения (с разбивкой по половым и возрастным категориям), уровень жизни населения,...»

«Муниципальное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад №16 г. Черемхово» Россия, 665401, Иркутская область, г. Черемхово, ул. Дударского, д. Тел.: 8(39546)5-43E-mail: ygolek_16@mail.ru ПРОБЛЕМНО – ОРИЕНТИРОВАННЫЙ АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МДОУ №16 Г. ЧЕРЕМХОВО ЗА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД Выполнение задач годового плана Условия реализации ООП ДО Методическая деятельность Сохранение и укрепление здоровья воспитанников Взаимодействие с социальными партнерами Цель анализа: определение уровня...»

«ООО «ПАРТНЕР-ВЕТ» 8-800-200-07-12 (звонок по РФ бесплатный) E-mail : trade@partnerlab.ru, сайт : www.partnerlab.ru Санкт-Петербург : п.Тярлево, Институт генетики и разведения с/х животных,Московское шоссе, 55а (812) 575-09-21 Новосибирск : Краснообск, Институт Экспериментальной Ветеринарии Сибири и Дальнего Востока, офис 323 (383) 348-69-49 Каталог продукции Группа компаний «ПАРТНЁР» предлагает своим клиентам качественное и надежное оборудование и приборы для ветеринарии и животноводства по...»

«Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ Миссия по наблюдению за выборами Украина Внеочередные выборы народных депутатов Украины, 26 октября 2014 года ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ОТЧЕТ 19 сентября – 7 октября 2014 года 10 октября 2014 года РЕЗЮМЕ I. 26 августа Президент Украины Петр Порошенко объявил о проведении внеочередных • выборов народных депутатов Украины. Выборы проводятся по смешанной пропорционально-мажоритарной системе, в соответствии с которой 225 народных депутатов (НД)...»

«Вальтер Скотт: «Айвенго» http://www.adelaiderussianschool.org.au/library.html Вальтер Скотт Айвенго OCR Палек, MCat78 «Собр. соч, т. 8/20 «Айвенго»»: «Валев»; Минск; 1994 Вальтер Скотт: «Айвенго» Аннотация В сложное для Англии время молодой рыцарь Айвенго тайком возвращается из крестового похода домой: король Ричард Львиное Сердце взят в плен, а его брат принц Джон сеет смуту по всей стране и намеревается захватить престол. Айвенго копьём и мечом защищает свою честь и права, свою возлюбленную...»

«М. Кюри, Е. Кюри / Пьер и Мария Кюри //ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛKСМ „МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ, M., 195 FB2: mefysto, 129979727265930000, version UUID: {5A408137-DC77-4D37-A58E-C70599F16C81} PDF: org.trivee.fb2pdf.FB2toPDF 1.0, Jun 9, 201 Мария Кюри Ева Кюри Пьер и Мария Кюри (Жизнь замечательных людей) Книга включает два популярных биографических описания: жизни и деятельности супругов Пьера и Марии Кюри. Первое биографическое описание принадлежит перу М. Кюри — личные воспоминания о муже, дополненные деталями...»

«Антон Павлович Чехов www.antonchekhov.ru МАРИЯ ПАВЛОВНА ВСПОМИНАЕТ. Воспоминания М.П.Чеховой в записи С.М.Чехова. 1946 – 48 гг. Сергей Михайлович Чехов, племянник М.П. Чеховой, был незаурядным художником. Он оставил после себя интересные театральные работы, серию графических и карандашных рисунков, на которых запечатлел места в России и Украине, освященные именем Антона Чехова. Со временем он принял на себя миссию продолжателя летописи чеховской семьи и в этом качестве выпустил несколько...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ “МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСТИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ им. К.Г.РАЗУМОВСКОГО” ИННОВАЦИОННЫЕ РАЗРАБОТКИ МГУТУ им. К.Г. РАЗУМОВСКОГО г. Москва Содержание Основные направления научной деятельности Университета связаны с разработкой комплекса технологий и систем Опытно внедренческая инфраструктура МГУТУ им.К.Г. Разумовского Раздел 1. Инженерные технологии 1.1...»

«ООО «Альянс Инвест» 115054, г. Москва, Озерковская наб., д.48-50, стр. 1, Тел. 8 (499) 7469155, 8 (499) 746-9255, 746 -9055, тел./факс 746 -9455 Экз. № «УТВЕРЖДАЮ» Генеральный директор И.Л. Симонова Дата составления отчета: «29» мая 2015 г. ОТЧЕТ №А-150519/2015-931/34/1 об оценке движимого имущества оценка проведена по состоянию на 19 мая 2015 г. ЗАКАЗЧИК: НПФ «Профессиональный независимый пенсионный фонд» ИСПОЛНИТЕЛЬ: ООО «Альянс-Инвест» Москва, 2015 г. СОДЕРЖАНИЕ 1 ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ И ВЫВОДЫ...»

«Отчет о спортивном горном походе 2 категории сложности по Восточным Саянам в период с 23 июля по 2августа 2009 года Маршрутная книжка № 34-09-Г Руководитель: Артищев Артем Сергеевич телефон мобильный: 8-914-957-40-30 телефон рабочий: (8-395-2)-39-81-71 Отчт выполнили: Артищев Артем Кузьменко Мария Кузьменко Екатерина Ивкина Дарья Сластных Евгений Латышев Евгений Бав Евгений Мезенцев Виктор Иванова Елена Маршрутно-квалификационная комиссия ФСТИО_ рассмотрела отчет и считает что: поход может быть...»

«Еженедельный бюллетень информационного мониторинга ситуации по гриппу за период 20.03.2011-26.03.201 Выпуск № 52 Содержание Стр. Раздел I. Информация о ситуации по вирусам гриппа человека 2 1. Информация сайта штаб-квартиры ВОЗ 2 2. Информация сайта ЕРБ ВОЗ 2 3. Информация сайта Европейского центра по контролю и профилактике заболеваний (ECDC) 3 4. Информация сайта CDC 8 5. Информация сайта Минздравсоцразвития РФ 8 6. Информация сайта Роспотребнадзора РФ 8 7. Дополнительная информация 8 Раздел...»

«А. И. МЕЛУА В. И. ВЕРНАДСКИЙ — УЧЕНЫЙ И ОРГАНИЗАТОР НАУКИ ЛЕНИНГРАД — 1990 Этот препринт был подарен автором, Аркадием Ивановичем Мелуа, «Электронному Архиву В. И. Вернадского» (http://vernadsky.lib.ru) в составе подборки других книг и препринтов о Владимире Ивановиче Вернадском, за которые мы ему очень благодарны. В настоящее время профессор А. И. Мелуа является Генеральным директором Научного издательства биографической международной энциклопедии «Гуманистика». В рамках этого проэкта уже...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ФИЛИАЛ В Г. НОВОШАХТИНСКЕ Принят «Утверждаю» на заседании директор филиала Ученого совета филиала Л.И. Пилипенко Протокол № 9 от 26.03.2015 г. ОТЧЕТ О САМООБСЛЕДОВАНИИ ЗА 2014 ГОД ФИЛИАЛА ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АВТОНОМНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» В Г....»

«isicad.ru № 129, апрель 2015 От редактора. САПР-ветерок весенний — Давид Левин...3 Обзор отраслевых новостей за апрель. Уважение и сотрудничество — Алексей Ершов.7 Суперкомпьютеры и инженерное ПО — Подготовил Николай Снытников..13 О московском форуме PTC Live Tech Forum 2015...16 NVIDIA Quadro M6000: новый уровень поддержки для профессионалов САПР и компьютерного моделирования — Илья Гавриченков....20 Готовясь к вторжению HP, рынок 3D-печати преодолел рубеж 3.3 миллиарда долларов.43...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.