WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 26 |

«АФАНАСЬЕВ АЛЕКСАНДР ПЕРИОД РАСПАДА МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО * * * ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ КНИГИ * * * АННОТАЦИЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

— Башня три, это Акула, слышимость отличная. Скоро рассвет, о-кей?

— О-кей, Акула… у нас здесь небольшая проблема. Мы не можем оказать вам поддержку с воздуха, у нас проблемы с метеоусловиями. Морские пехотинцы могут накрыть лагерь артиллерией, о-кей?

Лейтенант прикинул — не сходилось.

— Башня три, это Акула. Не рекомендую, повторяю — не рекомендую. Этот объект выглядит слишком серьезным, чтобы артиллерия смогла что-то с ним сделать. Повторяю — здесь подземные укрепления, капитальные, самые настоящие пещеры, черт бы их побрал.

Целый подземный город, очень серьезно выглядит. Черт, Башня три, в чем там у вас дело?

Оператор помедлил пару секунд.

— Э… Акула… штаб прислал отказ на твой запрос авиаподдержки. У нас новые ограничения на применение авиации, штаб опасаются, что там могут быть гражданские.

Если бы Дулитл мог — он бы заорал во весь голос. Но он — мог передать свой гнев и раздражение лишь тоном.

— Черт, Башня, какие здесь гражданские? Это чертовы пещеры, а хаджей здесь столько, что и сосчитать невозможно. Это настоящее осиное гнездо, черт побери, какого хрена вы медлите! Мне нужна авиация и срочно, мать вашу!

— Акула… это прямой запрет штаба, повторяю — прямой запрет штаба. Все, что я могу для вас сделать — это передать координаты на ближайшую огневую базу морской пехоты, они окажут вам помощь. Или — сматывайтесь оттуда и вызывайте эвакуационный вертолет, это все, Акула.

Лейтенант не размышлял ни секунды… в конце концов, он не для того целый день подыхал от жажды, чтобы просто так уйти отсюда.

— О-кей… Башня три… давай мне морскую пехоту. И пусть она подавится[19]… Морские пехотинцы вышли на связь почти сразу — как будто и ночью дежурили у орудий. Голос артиллерийского контролера был веселым, молодым… — Эй, Акула… здесь Дробовик-Зулу-три, морская пехота США. Из Кабула свистнули, что вам требуется срочная помощь, верно?

— Верно, парень. Надеюсь, тебя научили стрелять, как следует?

— Не волнуйтесь, Акула… у меня здесь целых шесть Драконов и все они готовы изрыгнуть огонь. Вопрос — опишите цель.

— Дробовик Зулу три, цель групповая, пехота противника и скальные укрепления, на вид выглядят очень серьезно. Пехоты до пять ноль единиц, повторяю — до пять ноль единиц. Я бы рекомендовал стрелять сначала с воздушным разрывом, потом — контактными, чтобы попытаться завалить эти норы. И с рассветом — я бы бросил сюда группу, чтобы зачистить здесь все.

— О-кей, Акула, как только полковник проснется, я передам ему все это. Вопрос — вы можете откорректировать огонь?

Веселость морского пехотинца можно было понять — это не им придется рисковать своими задницами, но результат запишут на них. Хотя, конечно, не в результате дело.

— Да, Дробовик Зулу три, может. Включаю рацию в режим маяка, цели — примерно в миле на северо-восток, повторяю — цели в миле на северо-восток от маяка, как понял?

— Акула, вас понял, на северо-восток от маяка, примерно клик от нрас.

— Дробовик Зулу три, верно.

— Акула, даю пристрелочный… — Ложись! — дал команду лейтенант, хотя все и так залегли… Приближение снаряда они скорее почувствовали, чем услышали — лишь в самый последний момент раздался нарастающий, очень высокий, уходящий в ультразвук свист.

Куст разрыва встал примерно в полукилометре от них, между ними и целью. В ночной бинокль было идно, как активизировались хаджи… — Акула, прошу корректировку.

— Дробовик Зулу три, поправка ноль точка пять клика на северо-восток, повторяю, ноль точка пять клика на северо-восток. Запрашиваю десять залпов, в максимальном темпе на поражение… — Акула, запрос принят… Первый залп лег, как следует — стопроцентное накрытие. Ночной склон накрыло вспышками разрывов, рвануло что-то на самом склоне. И второй тоже. Третий они услышали в последний момент и удивились — звук летящих снарядов было намного более высоким. Удивляться пришлось недолго — в третьем залпе один из пяти снарядов накрыл их лежку… Морские пехотинцы обнаружили их с воздуха, совершенно случайно. Никто так и не понял — каким образом, у одного из орудий огневой батареи сбилась настройка, и никто на это не обратил внимание. Восемь снарядов сделали свое дело — Ли уже был мертв, а Стимпсон умер в вертолете по дороге в госпиталь. Дулитл и Орфи были ранены, причем Орфи был ранен так, что вставал вопрос о возможности дальнейшего прохождения службы.





Как это обычно и бывает — рот заткнули наградами — Дулитлу дали Серебряную звезду, Орфи — Бронзовую. Только никто так и не поинтересовался — а что было в душе у этих лежащих на госпитальных койках парней. Армия — всегда вспоминала о душах только тогда, когда им приходила пора направляться на встречу с Господом. Ли и Стимпсона захоронили с почестями на военных кладбищах — и винтовочные залпы были эпитафией, концом всего, что они сделали для страны.

Ирак. Западнее Багдада. 26 марта 2011 года Военная база Кэмп Виктори Жилая зона Dodge City North Лейтенант Томас Аллен летел в Ирак не военным транспортом, как обычно — через базу Рамштайн или через Акротири, Кипр. Несмотря на то, что спрос на такие полеты был — попасть в Багдад напрямую из Нью-Йорка было невозможно, прямых рейсов не было. Но с пересадками были, в основном через Дубай. Он выбрал рейс новой авиакомпании «Иттихад Эйрлайнс», в последний момент, чтобы не отследили — купил билет и целый день наслаждался восточным комфортом на борту новенького Боинг — 777 и в спецтерминале аэропорта Дубай. На Востоке — не все было плохо и оставалось только удивляться, почему одни создают такие авиакомпании как «Иттихад Эйрлайнс», и строят такие города, как Дубай — а другие подкладывают бомбы и убивают.

Когда они почти прилетели — лейтенант, уже пристегнувшись, выглянул в иллюминатор, увидел коричневую, блестящую ленту Тигра, понял — Багдад. Город, о котором он хотел бы навсегда забыть, город, где он терял друзей, город, где бессмысленно пролито много, очень много американской крови — и у лейтенанта было такое ощущение, что прольется — еще больше.

Паспортный контроль он не проходил — в город ему не было нужно. Вместо этого — он забросил на плечо большую, черную спортивную сумку со всем необходимым и с независимым видом зашагал в строну укреплений Кэмп Виктори, главной базы американских войск в Ираке.

На КП его пропустили сразу же — нравы здесь были простые, любой, кто идет со стороны летного поля, не с города — воспринимался с доверием. Спросив, где здесь находятся специальные силы флота, он получил ответ — что, кажется, тюленей видели в Додж Сити Норт, одной из жилых баз комплекса. На территории Кэмп Виктори была штабквартира многонациональных сил (бывший президентский дворец аль-Фау) — но это было не чисто военное поселение, здесь жили и контрактники, работавшие на многочисленные частные военные фирмы, и даже чисто гражданские контрактники, помогавшие Ираку стоить что-то, что было бы похоже на нормальную страну.

Он уже настроился на долгие поиски — у военных своеобразное чувство юмора, и если спросить армейского, где находится штаб-квартира флота, он пошлет тебя в противоположную сторону чисто чтобы посмеяться. Но судьба улыбнулась ему — едва войдя на территорию Додж Сити — он столкнулся с лейтенантом-коммандером Снейком, который куда-то спешил с кейсом в руке.

— Аллен?! Ты какого хрена тут?

— Прибыл на замену, сэр, можно так сказать.

— Ты же работал на этих ублюдков в костюмчиках.

— Это в прошлом. Хватит с меня этого дерьма.

Лейтенант-коммандер рассмеялся и дружески толкнул лейтенанта в плечо. ЦРУшников здесь не просто не любили — их тихо ненавидели.

— Правильно мыслишь. И правильно идешь. Идешь дальше по улице и смотришь на номера — тридцать второй вагончик и те, что дальше — наши. Усек?

— Так точно.

— Приеду — поговорим.

— Так точно.

База Додж Сити Норт была в стороне от путей, какими обычно ходит командование, желающее проинспектировать состояние дел на местах — и потому насчет удобства тут особо не парились.

Разровненная грейдером и чисто прикатанная катком земля, небольшие, светло-голубого цвета, обгоревшие под иракским солнцем вагончики — модули, огромные, в четыре фута высоты бетонные модули разграждения, которые прикрывают здесь эти вагончики со всех сторон. Он подошел поближе — из одного из вагончиков доносился красивый перезвон гитары. Все стекла в модулях — были наглухо запечатаны… Он толкнул дверь и остановился на пороге. Все были здесь. Ордус, Нобл, Леппин, Бейн, Ли. Кевин Этерли, их красавчик — мачо, бывший пляжный спасатель из Калифорнии музицировал на гитаре, остальные — сидели, кто где, пили кто что — кто пиво из Египта, кто — обычную воду, кто холодный чай. Они все были здесь — вот только Джо Снубла не было. И никогда не будет… — Черт возьми… Том Леппин отставил в сторону банку с пивом — да никак блудный сын вернулся… А ведь сегодня — третья годовщина… И пол закружился под ногами лейтенанта, а память неумолимо понесла его туда, где он никак не хотел бы побывать еще хоть один раз… Ретроспектива Ирак. Басра. 26 марта 2008 года Южнее международного аэропорта… Британская боевая машина Уорриор прикрывала перекресток дорог, и только поэтому он еще не был взят. Тридцатимиллиметровая пушка садила в сторону города и прилегавших к перекрестку заболоченных низин короткими, отрывистыми очередями, звук был похож на отбойный молоток — тук-тук-тук, тук-тук-тук. В ответ — хлопали одиночные, перемежаясь глухим грохотом Калашниковых. Пули, уже на излете, бессильно бились в броню, поднимали фонтанчики грязи. За откосом дороги, на гравии — лежали затянутые в бронежилеты как черепашки — ниндзя, грязные, усталые британские солдаты. Кто-то грелся в десантном отсеке Уорриора — он был рядом с двигателем, и там было жарко как в печке… Два светло-серых, небронированных пикапа «Форд», в кузове каждого из которых стояла турель с ПК — приближались со стороны аэропорта. Проехать было невозможно — БМП стояла боком, перегораживая обе полосы для движения. Не доезжая бронемашины и лежащих в грязи британских солдат — они остановились, начали сигналить и тут же, одно из стекол головного пикапа покрылось причудливым узором трещин. Пуля Калашникова ударила в стекло — но пробить его не смогла… — Мать твою… — первый лейтенант первого батальон Стаффордширского полка Кен Тривейн не веря своим глазам, глядел, как из «Фордов» высаживаются люди, непонятно в какой форме, вооруженные — да эти парни совсем рехнулись, мать их! Куда они прутся?

— Вниз! Вниз здесь снайпер! — капрал — сверхсрочник Бен Уиттакер, лежавший ближе всего к этим психам замахал рукой, показывая, что лучше залечь и не вставать — вниз, идиоты!

Американцы не спеша спустились вниз, под насыпь. Пахло болотом, тухлыми яйцами, под ногами хлюпала вода. Басра — это то самое место в Ираке, где воды даже больше чем нужно. Когда то давно это место называли «арабская Венеция» — когда это было… — Кто здесь старший?

— Я, первый лейтенант Тривейн — лейтенант поднялся на ноги, по привычке пригнув голову — вы что, совсем психи? Проезд закрыт!

— Это заметно. Что там дальше?

— Дальше?! Дальше полная задница творится! Хаджи как сбесились сегодня! Мы вышли на подмогу из аэропорта, Горди сожгли вон там — лейтенант показал пальцем в сторону города. Там чертова уйма гранатометов, мобильные группы. Кажется, половина полиции переметнулась на их сторону, они гоняют по городу на полицейских траках. Там полная задница, мы ждем авиационного удара и только после этого намерены выдвинуться.

— Мы намерены пройти дальше! Вы можете показать, где противник? — один из американцев достал карту.

— Парень, да он там везде, не ошибешься! Часть полицейских переметнулась на сторону этих ублюдков, причем непонятно какая — то ли большая, то ли меньшая! На вашем месте я бы оставался здесь и дождался брони.

— Мы не можем ждать, парень! У нас приказ! Передай дальше, чтобы не стреляли в нас!

— Тогда удачи!

— То ли большая, то ли меньшая… — с чувством продекламировал Этерли, когда они двинулись дальше — как мило… — Ты ожидал другого? — скептически заметил Ален, самый мрачный тип из всей это моряцкой гоп-компании.

— Нет. Но каждый день я очаровываюсь этой страной все больше и больше… — Звезда два, хватит болтать… — послышался по рации голос из командира, лейтенанта Снейка.

— Сэр, да мы и не начинали… — деланно обиделся Этерли, крутя баранку.

— Всем внимание, пулеметчикам занять свои места! Мы в красной зоне… К пулемету можно было пролезь прямо из просторного салона «Форда» через форточку в заднем стекле. В «Шеви Аваланш», которой часто пользовались контрактники, сделать это было еще легче — но армия ее не закупала… — Итак, было Святое рождество… — начал декламировать Этерли — и все в этом чертовом доме спали… Словно отзываясь на слова — со стороны города ударил пулемет, трассирующие пули летели в их направлении. Оба «Форда» увеличили скорость, чтобы проскочить опасный участок дороги… — Кроме нескольких козлов, которые купили на базаре пулемет, и которым не терпелось узнать, как именно он работает!

— Черт, Красавчик, заткнись, а! — не выдержал и Нобл — без тебя тошно!

— Да я нем как рыба… — деланно обиделся только пришедший в отряд бывший пляжный спасатель… — Так… Картинка пошла… — донесся в наушниках голос командира — кажется, у нас есть работа, ребята. Однозначно, у нас есть работа… Идея этой операции пришла в голову оперативному штабу, работающему в Багдаде и отвечающему за всю территорию страны, включая и те сектора, которые были под контролем британских, польских и прочих войск. Юг страны приносил наибольшее беспокойство — там было полно шиитов, там была длинная, со сложным рельефом, почти никак не прикрытая граница. Восемь лет в этих местах шла война, копались военные сооружения, металлолома в виде подбитой техники осталось столько, что хорошему металлургическому заводу на год хватит. И если вначале основное сопротивление оказывали в крупных городах и оказывали его сунниты — тех, кого лишили главенствующего положения при режиме Хуссейна, бывшие военные и спецслужбисты — то теперь все большее и большее беспокойство вызывала шиитская община. Почувствовав запах крови, сильно активизировался Иран… если в четвертом году он принял свержение Хусейна с внешним равнодушием и даже со скрытой радостью — то сейчас кумские аятоллы почувствовали запах крови. Цена на нефть ползла вверх, что давала авторитарному режиму фанатиков возможность серьезно перевооружить свою армию и заткнуть недовольным внутри страны рот деньгами. Ирак и Иран — две страны, где большинство составляли шииты, на выборах в Ираке победили шииты, но американцы не дали им возможности насладиться плодами победы, поставив президентом Ирака вообще курда и христианина, и создав коалиционное правительство. Но выборы дали кумским аятоллам сигнал:

большинство голосов в этой стране у шиитов и если раскачать ситуацию, а так же дать иракской шиитской общине нового, агрессивного и подконтрольного Тегерану лидера… То на выходе может быть конфедеративное или даже федеративное государство, которое автоматически становится самой мощной сверхдержавой региона. Нефть, газ, выход в Каспий и Персидский залив, дружественная Сирия и через нее — выход к Средиземному морю. Для этого — надо было лишь вести тонкую игру, и заставляя американцев уходить, и не сильно зля их и подготавливая почву для появления «лидера-объединителя».

Так возник Муктада Ас-Садр — молодой и агрессивный политик-шиит, призывающий к установлению агрессивно-религиозной, чисто шиитской власти. К тому же самому призывал и его отец — в ответ Саддам приказал гвардейцам вбить ему в голову гвоздь, и приказ был выполнен. Увы, американцы сделать то же самое не смогли… В ответ американцы придумали провернуть пропагандистскую операцию — но начало ее должно было быть исключительно боевым. Было известно, что на территорию Ирака просачиваются боевики из Корпуса стражей Исламской революции Ирана, в том числе и высокопоставленные — в КСИР была система званий как в армии. Эти боевики встречались с местными ополченцами и лидерами исламских милиционеров, передавали им деньги, оружие, инструкции по организации вооруженного сопротивления. Аналитики — предложили командованию выследить и захватить, обязательно живыми — одного или даже боевиков КСИР, желательно высокого ранга. Потом, после того как их доставят в Кабул и идентифицируют — планировалось предъявить пленных мировой общественности. Дальше — полный набор: дипломатическая нота Тегерану от имени иракского и американского правительства о грубом вмешательстве в дела суверенной страны, демарш в ООН с требованием назначить санкции против Тегерана, точнее не назначить, а ужесточить, выступления и пропагандистская кампания в иракской прессе. Почему-то аналитики решили, что от вида пленных КСИРовцев народ Ирака, в том числе и шииты — проникнутся гневным возмущением и ненавистью к соседней стране и аятоллам из Кума.[20] Сама операция для любого человека, сколь либо понимающего восточную улицу была до дикости наивной — но командованию многонациональных сил она понравилась и была сформирована специальные оперативные группы из «котиков», Дельты, рейнджеров.

Каждой из них была придана техника и самолет С130. Это было что-то вроде пожарной команды — как только в штаб поступала развединформация о том, что где-то могут быть гости из соседней страны — группа немедленно вылетала на реализацию… В Басру выпало лететь им… Они ехали по объездной дороге, не слишком опасное место, с обеих сторон поля, город — по левую руку, а там сейчас — основной беспредел творится. В городе стреляли и по ним стреляли… они шли по высокой насыпной дороге и были приличной целью — но стреляли неточно и они даже не отвечали. В одном месте — они разминулись с американским усиленным бронетехникой взводом, у них был даже танк. Американские пехотинцы лежали на насыпи не поднимаясь, скорострельные пушки с Бредли и пулемет с танка обстреливали город, главный калибр пока молчал. Командир — оказалось, что это вообще национальные гвардейцы — сказал, что дальше, в апельсиновых рощах кишмя кишат хаджи и пожелал удачи. Спецназовцы узнали самое главное — дальше постов нет, красная зона, одни хаджи непуганые.

Проехав еще немного — они съехали на обочину. Под неприцельным обстрелом со стороны города — очень неприятно, когда пули цвикают, свистят над головой, хоть и понимаешь, что не твоя, свою не слышишь, но все равно неприятно — они нацепили на себя куртки иракской полиции, напялили на себя чалмы. Этерли достал и гордо водрузил над кузовом своего пикапа черный флаг с шахадой — Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк Его. Для первого пикапа такого флага не было — но лейтенант Снейк достал и наклеил под лобовое стекло широкую, самоклеящуюся ленту, на которой было написано «Аллаху Акбар!», а ниже — укрепил портрет Муктады Ас-Садра, молодого шиитского лидера в черном тюрбане и с поднятым вверх пальцем, что означало «Единый Аллах».

— Так… быстрее, быстрее. Леппин, что ты там возишься, черт тебя дери.

— Извините, сэр.

— Не извиняйся! Садись в машину, двинулись, двинулись, пока нас тут не отоварили, как следует!

Машины снова выскочили на дорогу, теперь это был типичный бандитский караван, по некоторым признакам — перекрасившиеся полицейские, решившие принять участие в кровавом шабаше.

Теперь им следовало опасаться уже своих… британцы держали в этом районе вооруженные пулеметами вертолеты и один из вертолетчиков мог счесть караван подходящей добычей. Могли впереди быть и британские посты — а британцы тоже долго раздумывать не будут, разозленные потерями они нажмут на спуск… Они проехали еще какое-то время по этой насыпной, ведущей по сырой, болотистой местности дороге, потом — резко свернули влево. Здесь была зеленка — район Умм АшШия и несколько других: дома здесь перемежались с апельсиновыми рощами и пальмами, отлично растущими здесь, в дельте Евфрата. Зеленка где-то была ухоженной, прореженной от сорняков — а где-то сплошным зеленым полем, где можно было кануть без следа… — Стоп.

Машины остановились.

— Аллен, вперед. Прикроешь нас. Десять минут — и выдвигаемся… Аллен на тот момент был вторым номером снайперской пары — первым номером был Бэтчли, но он сейчас лежал в госпитале с тяжелой контузией, и группа осталась без нормального снайпера. Остальную часть группы — подготовленные штурмовые пары — разбивать было нельзя, и лишних людей тоже не было. Поэтому Аллен сам предложил идти в одиночку и лейтенант согласился — хоть и не без сомнений.

Аллен, тогда еще капрал — вскинул руку в жесте, примерно соответствующем No pasaran — и канул в зеленые джунгли… Это были самые настоящие джунгли — пусть и не такие, как в Панаме, где они обучались выживанию в южном учебном центре войск специального назначения. Если классические джунгли вздымаются над землей на двадцать — тридцать метров, то здесь — апельсиновые деревья росли метра на три, на четыре, а густой подлесок из сорняков и лиан, через который надо было просто продираться — произрастал человеку по грудь.

Исполинами на этом фоне выглядели пальмы, высотой и восемь, и десять, и больше метров, около них всегда была вонь от гнилых плодов, которые никто не собирал. Эти места, когда то бывшие раем на земле — сейчас были заброшены человеком и без заботливой хозяйской руки возвращались в состояние первобытной дикости.

Аллен, как второй номер снайперской пары был вооружен автоматом М4 с глушителем и термооптическим прицелом Raptor, второму номеру большего и не надо. Но основным оружием его был пистолет Kimber с десятипатронным магазином, он держал его в правой руке, а в левой он держал палку, которой прокладывал себе дорогу и прощупывал местность перед собой на предмет змей. Змей здесь было до черта — но они не были агрессивными, стоило им почувствовать человека, они уползали с недовольным шипением. Их здесь уже давно — никто не тревожил… Наконец, он нашел себе подходящее укрытие, наблюдательный пункт и снайперскую позицию одновременно. Это была пальма — большая, старая, но все еще с зеленой кроной.

Она была такая толстая, что только два человека, взявшись за руки, могли обхватить ее ствол. Это дерево было именно таким, каким оно выглядело на спутниковых снимках и, за неимением другого, как нельзя лучше подходило для его целей.

Он укрепил на своих ботинках альпинистские когти, после чего — перехватил ствол толстой и прочной веревкой, обвязав ее вокруг себя и создав тем самым опору своему телу.

Цепляясь за шершавый ствол руками, и помогая себе ногами, он стал быстро и аккуратно подниматься по стволу, передвигая веревку и стараясь не показываться тем, кто смотрел бы на это дерево с востока. Потому что его цель была именно там.

Позицию он занял на самой вершине. Ноги он как следует, обустроил на стволе, вонзив когти в жесткую древесину: весь вес его тела теперь приходился на ноги, через некоторое время они затекут, и будут болеть, но это ненадолго. Чтобы хоть немного ослабить нагрузку на ноги — он откинулся назад, налегая на веревку: если с той стороны веревку кто-то перебьет пулей, случайной или нет — он полетит вниз и запросто может сломать позвоночник.

Но это оправданный риск, как только начнется стрельба — он будет намного осторожнее. Из-за спины — он достал свою винтовку, затем — сделал на веревке сбоку петлю-закрутку и ловко вставил туда цевье — вот тебе и стрелковая позиция, не самая лучшая — но максимально стабильная для данных обстоятельств, стабилизирует винтовку при стрельбе и не дает нагрузку на руки — как если бы он держал винтовку на весу.

Приложился к винтовке, попробовал, как быстро можно переносить огонь — приемлемо.

Цель была в зоне видимости, простреливалась вместе с ближайшими окрестностями.

Примерно четверть мили — лучшая дистанция стрельбы для его оружия.

— Звезда, Звезда, я Сова. Позицию занял, готов работать.

— Сова, пять минут.

— Принято.

В головном пикапе — терминал передавал картинку с беспилотника.

Здание — одноэтажное, не слишком богатое, но огороженное забором — дувалом.

Видимо, кто-то здесь раньше фермерствовал, и это его жилище. Около него — два автомобиля. Первый — бело-синий китайский пикап, полицейский, которому тут делать явно нечего. Второй — микроавтобус, корейский, которые здесь обращаются в больших количествах, их закупали оптом для государственных нужд. Еще одна машина — старый, белый «Ланд Круизер» — стоит на дороге, перекрывая подход со стороны реки. На реке были американцы — и в последнее время боевики научились бояться тех, кто приходит с реки на вооруженных или бесшумных катерах, убивает и исчезает как тени. Четвертая машина — стояла всего в ста метрах от них, но им не была видна из-за поворота дороги.

Были видны и люди — двое у самого здания, у Тойоты, у машины, которая перегораживала им дорогу. Все люди были вооружены… Снейк посмотрел на часы… — Чикаго, проверка связи. Группа Звезда на исходной… — Звезда, это Чикаго — отозвался штаб в посольстве США в Багдаде — слышу вас четко и громко, связь установлена. Наличие цели подтверждено. Птица над целью, огонь по готовности… — Чикаго, это Звезда. Четыре майк.

— Звезда, четыре майк, принято. Начал обратный отсчет… — Поехали — распорядился Снейк — передайте Сове — готовность, две майк, огонь без команды. Пусть пока прикроет нас.

Дорогу перекрывал пикап, на сей раз не полицейский — а обычный китайский пикап, которые тут закупали тысячами и списывали через год, если они не подорвутся раньше.

Один в кузове, двое у машины, два автомата наизготовку, на неожиданно появившиеся машины. Но они увидели флаги и портрет Муктады — и хотя не опустили автоматы, явно расслабились.

Один из боевиков подошел к машине.

— Ас салам алейкум… Он заподозрил неладное — было видно, как расширились его зрачки, как он вздрогнул.

За его спиной — от головы стоявшего за машиной боевика отлетел кусок и он начал падать влево — значит, стреляли справа, с позиции Совы. Лейтенант — а разбираться с боевиков выпало именно ему — сунул террористу в лицо маленький и очень удобный НК с коротким глушителем и дважды нажал на спуск. Третий боевик — он на свою беду стоял в кузове пикапа, то есть высоко над дорогой — выстрелить не успел. Все то же самое пуля в голову и террорист валится влево, на крышу кабины пикапа… — О-кей!

— О-кей! — доложили из второй машины.

— Сова, о-кей — доложил снайпер.

— Работай по целям. Начали движение!

— Звезда, это Чикаго! Один майк, обратный отсчет!

Снайпер, вооруженный винтовкой с термооптическим прицелом — на полях Долгой войны, где приходилось действовать против малоорганизованных ублюдков с АК и РПГ — все равно, что Бог.

Или нечто близкое к этому понятию. Термооптический прицел делает бессмысленными любые попытки укрыться в зеленке или замаскироваться каким-либо другим способом: предательское тепло, которое испускает любое человеческое тело, выдаст врага с головой. В термооптическом прицеле мир виден в черно-серых оттенках, ярким — может быть только пламя и человеческие тела. В этом прицеле ты не видишь противника, ты не видишь, как он выглядит, не можешь посмотреть ему в лицо, как в обычной оптике.

Человек в этом прицеле — не более чем ярко светящаяся фигурка. Ты подводишь перекрестье прицела к этой фигурке, нажимаешь на спуск, винтовка едва заметно отдает тебе в плечо и фигурка начинает медленно, очень медленно тускнеть. Потому что человеческое тело остывает медленно, темп более на жаре… Точку прикрывали двое снайперов — он видел из винтовки, более темные на сером фоне дня. Он подвел перекрестье прицела к первому из них, нажал на спуск, винтовка треснула короткой очередью. Снайпер дернулся и выронил винтовку. Второй — так толком и не поняв, что происходит — последовал за ним.

В следующее мгновение — упавшая с неба комета ударила в скопление машин перед домом — и половину прицела залило ослепительно белым, это было похоже на то, как на металлургическом заводе начинает разливаться сталь. Ослепительно-белые брызги брызнули во все стороны, они были столь яркими, что было больно смотреть… Два пикапа оказались рядом с точкой, когда удар был уже нанесен — и почти бампер в бампер столкнулись с поспешавшей с другой стороны Тойотой. Пулеметчик котиков — на пулемете стоял Джо Снубл — оказался быстрее. Длинная очередь из ПК — и «Тойота»

отвернула в сторону, ткнулась в заросли с разбитым лобовым стеклом и залитым кровью салоном. Опасность была устранена… Несколько котиков выскочили из машин, привычно разбиваясь на пары. У каждого из них — под цевьем автомата был установлен уродливый, странной формы пистолет — Taser.

Он стрелял проводами, по которым потом подавалось электричество — такое использовалось в американских тюрьмах для подавления бунтов заключенных и американскими полицейскими для задержания преступников. Еще двое — были вооружены стандартными армейскими дробовиками, в патронах которых была не картечь — а мешочки с мелкой стальной крошкой — если не стрелять в голову, они не убивали, а сбивали с ног и наносили ранения, но убить не могли. Именно такая задача и стояла — взять живыми… Пулеметчики открыли прикрывающий огонь по зарослям — и чтобы обезопасить фланг и для того, чтобы подавить тех, кто находится за дувалами грохотом пулеметного огня.

Котики в одно мгновение оказались у дверей, двери были раскрыты настежь, один из котиков забросил в горящий двор светошумовую.

— Бойся… Нужного человека они все же нашли… он был в гражданском, но он был старше всех, и с виду выглядел именно так, как и должен был выглядеть старший офицер: с короткой, аккуратно подстриженной, с проседью бородкой и продубленной всеми ветрами кожей.

Этерли, которому было не привыкать спасать людей — подхватил оглушенную электроразрядом добычу и потащил ее к пикапам, пока остальные короткими очередями добивали остальных. Тут были и иракские полицейские, но на американцев это не произвело никакого впечатления. Если полицейские тайно встречаются с представителями бандформирований и спецслужб другого государства — то это никакие не полицейские, а обычные бандиты в форме.

Тут Этерли сделал грубую ошибку. Ему было лень заталкивать добычу в кабину пикапа, поэтому он свалил ее под ноги Снублу, как раз меняющему ленту… — Эй, на кой черт здесь мне это дерьмо! — возмутился тот.

— Присмотри за ним. Я свяжу ему руки… можешь дать ему с ноги по морде, если будет бузить… — Черт бы тебя побрал… Этерли связал оглушенному руки пластиковыми наручниками — и тут из ворот выскочили остальные… — Уходим!

— Чикаго, Чикаго, я Звезда. Миссия успешна. Цель взята, повторяю — цель взята.

— Звезда, вас понял. Дорога свободна, птица над вами… Они остановились — надо было подобрать Сову их снайпера, который отлично поработал сегодня. Большая часть работы была сделана именно им: убрал двоих на передовом посте, обоих снайперов на прикрытии, потом еще поработал по двору, блокируя выскочивших после удара беспилотника во двор гостей в самом дворе. Если бы они перебрались через дувал и дали деру по зеленке — ищи их потом… Сова выскочил на дрогу как Лось, в нескольких метрах от машин. Винтовка в одной руке и пистолет в другой.

— Все о-кей?! — спросил он, протискиваясь в пикап.

— Взяли! — поделился новостью Нобл.

— Все, ходу, ходу, ходу!

Никто так и не понял, что произошло. Выстрелов не было слышно, непонятно было и то, откуда стрелял этот снайпер — третий, замаскировавшийся так, что его никто не нашел и выждавший момент. Они поняли, что что-то не так, только когда Луис, второй пулеметчик — открыл огонь по зеленке. Аллен с переднего сидения — обернулся и увидел, что Снубла у пулемета нет, а все заднее стекло — в брызгах крови.

Снубл погиб. Вторая пуля сразила пленного, который чуть поднялся над бортом пикапа:

тот, кто это сделал, был снайпером чрезвычайно высокого класса: так мог стрелять один из десяти тысяч. Потом — их обстреляли американцы, контролирующие дорогу, и им пришлось съехать в кювет, чтобы не погибнуть всем вместе: вторая машина перевернулась в кювете и двое поломались. Но это уже не имело никакого значения: миссия, которая уже была успешно завершена — полностью провалилась, когда никто этого и близко не ждал… Жилая зона Dodge City North 26 марта 2011 года Лейтенант очнулся от того, что кто-то лил воду на его лицо. Закашлялся.

— Черт, Китаец, кто тебя научил так спасать людей? — голос Этерли.

— Это не спасательная операция. Это старинная китайская пытка водой. Правда, там льют поменьше, по капле… — И какого черта? Пойди, поработай над кем-нибудь из иракцев.

— С ними скучно. Они быстро раскалываются.

Лейтенант сел на кровати.

— Какого черта? Что со мной?

— Это мы должны спросить, что с тобой — спросил Этерли — то что, нас увидел и в обморок упал от радости?

— Кажется… нет.

— Он упал в обморок от радости, что снова в Ираке… — Эй — сказал как всегда серьезный Джо Ордус — может, тебе к врачу сходить? Тебя что — где-то взрывом шибануло?

— Ага. Пыльным мешком по голове.

— Нет, серьезно.

— Все, хорош… Да перестань ты на меня лить эту проклятую воду. Дайте лучше пива.

Лейтенанту протянули банку холодного египетского пива Sakara и он надолго присосался к ней. Пиво было вкусным — настолько, насколько может быть вкусным египетское пиво.

— А вы какого хрена здесь забыли?

Боевые пловцы его группы, так называемой «Red team» переглянулись.

— Да так. Паримся под солнышком то тут, то там ходим. Трудяги — бродяги, голь перекатная. А ты тут какими судьбами?

— Меня в Норфолке приписали к какой-то «группе Альфа». Вы не знаете — что это за хрень такая и какого хрена она здесь делает?

— Группе Альфа? — переспросил Ордус.

— Точно. Какая-то временная группа советников, вроде как для обучения боевых пловцов. Обязательно знание языка. Хотя какого хрена нам понадобилось учить местных боевых пловцов — я так и не понял… — Это ты удачно зашел… — протянул обычно молчаливый Леппин.

Группе был придан «Шевроле Субурбан» и на нем был кондиционер — роскошь, которая полагается далеко не каждому и не всегда. Наскоро собравшись, они вышли из вагончика, дошли до автомобильной стоянки, завели машину и покатили куда-то в сторону военного сектора аэропорта.

— Эй, парни, а мы куда? — спросил Аллен.

— Сейчас увидишь. Хотим тебе кое-что показать… В военном секторе аэропорта — такой сутолоки, как в прошлые годы не было, в основном боевые задачи раскидали по провинциальным группам, которые базируются каждая на свой аэродром, а завозить в Ирак было почти что нечего — дай Бог вывезти хоть что-то, чтобы окупить многомиллионные расходы… да какие к черту миллионные — а миллиардные не хотите? Лейтенант отлично помнил, как он вместе с товарищами стоял в оцеплении, когда разгружали эти самолеты — а потом сопровождал их груз. Это были деньги — новенькие стодолларовые банкноты, обмотанные пластиковым упаковочным материалом и сложенные в мешки, и их было столько, что их привозили в Ирак самолетами, а потом кидали в закрытые машины, как мешки с картошкой или зерном. Банковской системы в Ираке не было — а подмазать надо было многих… очень многих, в том числе и самих себя. Он прекрасно помнил точки разгрузки… всем заведовал Пол Бремер, ушлый тип, который всего год пробыл начальником временной гражданской администрации, но умудрился пустить налево шесть миллиардов долларов — как потом выяснили на слушаниях в Конгрессе. И обвинений — так никому и не предъявили.

Они прошли через одну зону безопасности, затем другую. Вторая охранялась сотрудниками военной полиции, и они отказывались пускать Аллена, потому что у него в карточке не было какой-то отметки, а сама карточка была временной. Потом Ордус психанул, позвонил куда-то, возможно тому же лейтенанту-коммандеру — пустили. Не преминув напомнить, что временный пропуск необходимо сдать как можно быстрее и обзавестись постоянным.

Перед ними были ангары — самые обычные стандартные ангары под С130. Удивительно только, что их обнесли такой стеной безопасности, двойной. Да еще и с военной полицией.

— Ну и что здесь? Тайная тюрьма? — спросил лейтенант.

— Еще круче. Рик, покажи ему.

Рик приложил свой палец к сканеру, замок щелкнул, система приглашающе пиликнула.

Лейтенант обратил внимание на глазок камеры, установленной наверху и направленной на вход в ангар. Здесь что — снимают круглые сутки.

— Заходи, не бойся.

Лейтенант шагнул внутрь… Сначала — он не разобрался в том, что перед ним. Стандартное высадочное средство боевых пловцов — это вертолет H-70, переоборудованный в соответствии с современными требованиями, морской вариант знаменитого «Черного ястреба» от Сикорского. Сначала ему показалось, что это и есть Н-70, только вооруженный. Но потом — его глаза притерпелись к темноте, и он понял, что с вертолетом что-то не так.

Его очертания — не были похожи ни на один современный вертолет. На носу, где обычно громоздится камера системы FLIR, штанга для дозаправки, и возможно — лазерная система прицеливания — ничего такого не было, вертолет имел очень чистый и обтекаемый силуэт. Как у акулы — только силуэт был граненым, как у самолетов — невидимок.

Доминирующей фигурой дизайна был треугольник — признак специальной проработки конструкции для обеспечения малозаметности на радаре. Никакого вооружения не было — не торчали стволы Миниганов, не было крыльев с подвесками для ракет — ничего такого.

Несмотря на то, что по силуэту это был Сикорский — каждая грань его тела была переработана. Лопасти были шире, чем обычно, хвостовой ротор — совершенно необычной формы. Он знал о разработках вертолетов Стелс и думал, что на хвосте применят систему NOTAR[21] — но тут был хвостовой ротор, правда, очень необычно выглядящий. Возможно — фирма Сикорского не получила от MD разрешения использовать эту технологию и вынуждена была экспериментировать с обычным хвостовым ротором.

Вертолет был черным. Чернота бывает разной — например дорогие машины покрываются краской цвета черный металлик, которая отражает блики, заставляя их играть на поверхности кузова. Здесь вертолет был черным — радикально черным, было такое ощущение, что краска частично впитывает бьющие через открытую калитку лучи света, не давая им идти дальше.

— Это что еще за хрень такая?

— Не знаю, лейтенант… — сказал старшина Джон Нобл — но мы на этой штуке летаем каждый день. Точнее — каждую ночь. Через весь Ирак и обратно, с дозаправками и без.

Высаживаемся где-то в Курдистане и отрабатываем штурм здания, каждый раз нового. Вот и все — что мы знаем, лейт. И кажется — никто не знает о том, что мы летаем на этой штуке, в том числе и диспетчеры аэропорта. Ее здесь нет. И нас — здесь нет… Лейтенант-коммандер Снейк стоял перед ними в полной боевой: черная, боевая униформа, разгрузка, автомат Mk18 на груди, на сложной системе ремней. Каска, на которой укреплен монокуляр ночного видения и небольшая видеокамера — она позволяла разбирать действия каждого солдата при штурме и потом указывать на ошибки. Все они были одеты точно так же, в их группе почему-то не было снайперов и Нобл — вместо снайперской винтовки держал такой же автомат. Чуть в стороне — механики вытаскивали на водиле[22] из ангара вертолеты и расставляли их по площадке.

— Джентльмены, внимание. Сегодня занятие с проникновением в помещение и полной зачисткой — при этом нам будет противостоять реальный противник. Десантируемся посадочным способом. Ножи и приемы рукопашного боя использовать запрещаю. Имейте в виду — нам противостоят морские пехотинцы и они знают, что мы нагрянем. Всем ясно?

— Да, сэр!

— Мы сделаем их! Ни один морпех никогда не сможет похвастаться тем, что завалил котика, по крайней мере, в моей жизни!

— Да, сэр!

Оружие каждого из них подверглось небольшой переделке — специальный затвор и магазин с подавателем синего цвета, а так же защитная униформа и бронестекло на шлеме, чтобы не искалечило. Это были патроны, разработанные по программе PEOSOLDIER, автоматическая винтовка могла работать на них, в том числе и автоматически огнем — но вместо пули в них был шарик специальной синей краски, очень больно, до синяков бьющий на малой дистанции. Это позволяло тренироваться не с пейнтбольными автоматами и не с лазерными имитаторами, а с реальным оружием, с таким, с каким они пойдут в бой.

Патроны были чертовски дорогими, в несколько раз дороже стандартного М885, поэтому их выдавали не всем и не всегда — большинство тренировок происходили при помощи старых добрых лазерных имитаторов, выстрел из которых ничего не стоит. Если каждому из них выдали по полному боекомплекту — восемь снаряженных магазинов — таких патронов, то это значило, что намечается что-то серьезное.

— Итак, джентльмены, я уяснил, что ваши намерения вполне серьезны. По коням!

Вместе со всеми — лейтенант бросился к вертолетам, его остановил голос коммандера[23] Снейка.

— Аллен! Ко мне! Сегодня ты в группе управления, прикрываешь меня и не отходи никуда, понял!

Аллен подбежал к лейтенанту, тот направлялся к новенькому НН92, намного более крупному, чем «Черный ястреб» — но все же поменьше размерами, чем «Зеленые гиганты».

[24] В этом вертолете — были всего он, Снейк и несколько техников за стойками с аппаратурой. По-видимому — вертолет использовался как разведывательный и воздушный штаб при координировании специальных операций.

— Пристегивайся. И смотри сюда — коммандер показал пальцем на экран, установленный перед ними — все будет здесь. Сегодня летишь пассажиром и внимательно смотришь за всем, что происходит. Сегодня морпехи явно настроены надрать нам задницу, и я не хочу, чтобы хоть кто-то налажал… — Понял, сэр — лейтенант не обиделся, потому что и сам бы не вынес, если бы их извечные враги и соперники морские пехотинцы США, которые мнят себя спецназом в полном составе — переиграли морских котиков.

— Задача следующая. Мы должны пролететь пару сотен миль на предельно малой, причем нас будут искать. Здесь, на борту тоже есть радарная установки, и мы постоянно будем замерять радиозаметность птичек, которые полетят перед нами. Нам надо понять — действительно ли они так хороши, как об этом говорят умники их спроектировавшие. И пытающиеся нам их продать за шестьдесят миллионов долларов за штуку, мать их. Затем мы высадимся и разыграем штурм дома, который будут защищать морские пехотинцы. Если все пройдет о-кей — мы вернемся обратно, посмотрим кадры, на которых запечатлен наш героизм — и завалимся спать. Это все дерьмо мы проделываем каждую вторую ночь здесь, в разных вариациях. Ты должен смотреть на это на все как на голую бабу, чтобы запомнить порядок действий: в основном он не меняется, отрабатываем одно и то же в разных вариациях. Следующий раз ты пойдешь вместе со всеми — и попробуй только налажать… — Коленвал[25], сэр? — помедлив, спросил Аллен.

— Не знаю… — ответил Снейк — может быть, он, может какой-то другой ублюдок. Но держи ушки на макушке, потому что мы имеем шанс войти в историю.

Или вляпаться в нее — мрачно подумал Аллен.

Тем временем — два черных вертолета уже обогнули светящийся ночью заревом огней Багдад, нырнули к земле и уверенно пошли в направлении северо-северо-восток, держа скорость примерно сто пятьдесят миль в час на высоте тридцать футов от поверхности… Подполковник Марк Моуден, один из наиболее опытных вертолетчиков США, пилот сто шестидесятой эскадрильи особого назначения пилотировал вертолет сам, не доверяясь автопилоту, который на этом вертолете был. Все, что у него было — это очки ночного видения, радарная система, подающая в наушники сигнал при опасном сближении с землей и двадцатидвухлетний опыт полетов, в основном в экстремальных условиях и с нарушением правил безопасности. Внешне небрежно придерживая рукой в сшитой по заказу перчатке из тонкой кожи ручку управления, он раз за разом убеждался, что этот вертолет закупать не стоит.

Он был нестабилен. В военной авиации понятие «стабилен-нестабилен» используется часто, слово «нестабилен» — все одно, что приговор. До этого — он летал на Pave Low IV, вертолете, борт которого был создан еще под руководством «дяди Игоря» — гениального русского авиаконструктора Игоря Сикорского. В воздухе он был как средневековая каравелла — абсолютно устойчив даже на предельно низкой высоте. Он на спор пилотировал этот вертолет, опустив ручку управления на какое-то время — и вертолет прощал это. Потом — они пересели на HH-60H, спасательный «Черный ястреб», намного меньший по размерам: он был не столь стабилен в воздухе, но он был меньше по размерам, и в него труднее было попасть. А вот это… чудо природы, которое, небось, стоит как два Pave Low IV — оно нестабильно в воздухе, даже исправный, он постоянно рыскает и пилот, пилотирующий его должен постоянно быть настороже. Что-то с аэродинамикой… пытаясь создать вертолет — невидимку с аэродинамикой намудрили и где-то есть срывы воздушных потоков. Еще хуже было при зависании — хороший вертолет, по мнению подполковника, должен был висеть даже с опущенной ручкой управления — а этот начинал шататься. Нет… конечно, принимать решение будет не он — но он сделает все от него зависящее, чтобы эта летающая шлюха не попала на вооружение… — Поисковый радар на два часа… — сказал Тим Нахан, майор и бывший офицер радиоэлектронной борьбы с авианосца USS Theodore Roosevelt — он шарит по горизонту, но нас не видит. На твоем месте, я бы отклонился на десять градусов влево сейчас и обошел бы его, не поднимаясь выше, чем сейчас. Майор помолчал и добавил — сэр, может, включить автопилот?

— Десять градусов влево исполнил — сказал подполковник, не желая вдаваться в дискуссию — следи за радаром.

— Да, сэр. Излучение стабильно, поисковый режим.

По условиям учений — если радар включался в режим прицеливания — это означало проигрыш вертолетной команды.

— Излучение стабильно.

— Где Лезвие два? — спросил майор.

— Следует за нами, сэр. Контакт стабильный.

Для снижения заметности прорывающейся группы — только первый вертолет включал радар. Второй следовал, ориентируясь на тусклый фонарь на хвосте, который ведущий мог выключить при атаке на них. Каждый такой полет — был специальной операцией и шансы погибнуть — были не меньше, чем в горах во время разведвыхода.

— Пять майк — бросил штурман.

— Пять майк, готовность — продублировал подполковник.

В десантном отсеке — все собрались, дослали патроны в патронник. Приготовились и выпускающие… — Два майк!

Посадочная площадка по условиям учений никак не обозначалась. Наземной группы не было, никто не заводил на площадку — что лишь увеличивало риск.

— Штурман, что с Лима Зулу?

— Подходящая площадка прямо по курсу.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 26 |


Похожие работы:

«Белгородская государственная универсальная научная библиотека Отдел производственной литературы ШАХМАТЫ ДЛЯ ВСЕХ РЕКОМЕНДАТЕЛЬНЫЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Белгород, 2015 ББК 75.581 Ш 31 Главный редактор Н. П. Рожкова Ответственный за выпуск С. А. Бражникова Составитель Н. Ф. Шутенко Ш 31 Шахматы для всех : реком. список лит. / Белгор. гос. универс. науч. б-ка, Отдел произв. лит. ; сост. Н. Ф. Шутенко ; гл. ред. Н. П. Рожкова ; отв. за вып. С. А. Бражникова. – Белгород : ИЦ БГУНБ, 2015. – 84 с. ББК...»

«Анализ диалоговых инициатив относительно урегулирования конфликта в Украине Январь 201 Содержание Вступление Раздел 1. Особенности урегулирования конфликта в Украине Многоуровневость конфликта Дипломатические инструменты для урегулирования конфликта Применение инструментов официальной, полуофициальной и неофициальной дипломатии для урегулирования конфликта в Украине Национальный диалог как инструмент урегулирования конфликта в Украине. Инструменты неофициальной дипломатии для урегулирования...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ и экологии РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) МОНИТОРИНГ СОСТОЯНИЯ И ЗАГРЯЗНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩ ЕЙ СРЕДЫ В РАЙОНАХ РАСПОЛОЖЕНИЯ ОПАСНЫ Х ПРОИЗВОДСТВЕННЫ Х ОБЪЕКТОВ РД 52.18.770-2012, РД 52.18.769-2012 Обнинск Предисловие к сборнику В сборник включены два руководящих документа по обследованию компонентов природной среды в районах расположения опасных производ­ ственных объектов. РД 52.18.769-2012...»

«Статистико-аналитический отчет о результатах ЕГЭ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК в Хабаровском крае в 2015 г. Часть 2. Отчет о результатах методического анализа результатов ЕГЭ по ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ в Хабаровском крае в 2015 году 1. ХАРАКТЕРИСТИКА УЧАСТНИКОВ ЕГЭ Количество участников ЕГЭ по предмету Предмет 2013 2014 2015 чел. % от общего чел. % от общего чел. % от общего числа числа числа участников участников участников Английский язык 551 7,14 539 8,10 454 7,73 В ЕГЭ по английскому языку участвовало 454...»

«ЛИНГВОПЕРЕВОДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ЖАНРА НА МАТЕРИАЛЕ СТАТЬИ «Sailing Season and More: What to See, Eat and Do in Marseille» Хузягалеева А.Н. Международный Институт Рынка Самара, Россия LINGUISTIC TEXT ANALYSIS OF PUBLICISTIC GENRE ON THE MATERIAL OF THE ARTICLE «Sailing Season and More: What to See, Eat and Do in Marseille» Khuzyagaleeva A.N. International Market Institute Samara, Russia Самара 2014 Оглавление Введение Цель работы Библиографическое описание текста...»

«A/HRC/WG.6/7/AGO/1 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 30 November 2009 Russian Original: French Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Седьмая сессия Женева, 819 февраля 2010 года Национальный доклад, представленный в соответствии с пунктом 15 А) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека* Ангола * Настоящий документ до его передачи в службы перевода Организации Объединенных Наций не редактировался. GE.09-17295...»

«РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН РАЗВИТИЯ И РЕКОНСТРУКЦИИ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ 2005-2015 годы Санкт-Петербург «Генеральный план развития и реконструкции Российской национальной библиотеки. 2005-2015 годы» определяет перспективы ее развития с учетом тенденций, сложившихся к началу ХХ1 в. в библиотечно-информационной сфере страны и мира. План представляет из себя комплексный документ, включает совокупность характеристик РНБ и условий ее функционирования, Концепцию...»

«КРИЗИСНОЕ СОСТОЯНИЕ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Писарчик Т.П, Писарчик Л.Ю. Оренбургский государственный университет, г. Оренбург 1. Положение фундаментальной науки в России С точки зрения некоторых российских ученых наша наука может выйти из кризиса и занять достойное место не просто за счет увеличения финансирования, а в результате определенной структурной реформы науки. При этом российская наука должна преодолеть свою отделенность от мировой, свою «провинциальность». Один из...»

«СТАНДАРТ ПРЕДПРИЯТИЯ РАБОТЫ КУРСОВЫЕ И ДИПЛОМНЫЕ. СТРУКТУРА И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ. СТП МИУ 2.0.01Минск Изд-во МИУ УДК 001.1.(006) C 77 Приказом по институту от 11 декабря 2009 г. № 251-О введен в действие с 01 января 2010 г.Авторы-составители: Суша Н.В., Гедранович В.В., Пикуль М.И., Спирков С.Н., Таборовец В.В. Стандарт предприятия: Работы курсовые и дипломные. Структура С 77 и правила оформления. СТП МИУ 2.0.01-10 / авт-сост. Н.В. Суша и [др.]. – Минск: Изд-во МИУ, 2010. – 48с. Настоящий...»

«Федерация спортивного ориентирования России Е. Иванов 50-летию отечественного спортивного ориентирования посвящается Дистанция длиною в жизнь (записи из дневника) «А нам всегда не достает До счастья самой малости, То компас малость барахлит, То карта малость врет». Ю.Переляев Москва ББК 75.72.3 И20 Е. Иванов. Дистанция длиною в жизнь (записи из дневника). – М., ФСО России, 2013. – 284 с., илл. Автор книги Евгений Иванович Иванов – один из первых организаторов спортивного ориентирования в...»

«Павел В. Меньшиков Бухгалтерия без авралов и проблем. Руководство для главного бухгалтера Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6653377 Бухгалтерия без авралов и проблем. Руководство для главного бухгалтера / Павел Меньшиков: Манн, Иванов и Фербер; Москва; ISBN 978-5-00057-014-2 Аннотация Эта книга написана главным бухгалтером для главных бухгалтеров. Она о том, как создать эффективную бухгалтерию, сделать ее уважаемым и высокооплачиваемым подразделением;...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» Научно-исследовательский институт прикладной этики ВЕДОМОСТИ ПРИКЛАДНОЙ ЭТИКИ Выпуск сорок шестой УНИВЕРСИТЕТ – ЦЕНТР ФОРМИРОВАНИЯ И ВОСПРОИЗВОДСТВА ЭТИКИ ПРОФЕССИИ Под редакцией В.И. Бакштановского, В.В. Новоселова Тюмень ТюмГНГУ Университет – центр формирования и воспроизводства этики...»

«Межрегиональная общественная организация содействия развитию неонатологии «Ассоциация неонатологов» Проект клинических рекомендаций по диагностике и лечению гемолитической болезни новорожденных Рабочая группа: Дегтярев Д.Н., Дегтярева А.В., Карпов Н.Ю., Карпова А.Л., Сенькевич О.А. (модератор), Сон Е.Д. Ноябрь 2014 год СОДЕРЖАНИЕ стр.1. Методология 3 2. Определение, этиология, патогенез, классификация ГБН 6 2.1. Этиология 6 2.2. Патогенез 6 2.3. Классификация 7 2.4. Клиническая картина 8 2.5....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования учебной, научной, методической литературы и электронных изданий в ФГБОУ ВПО «АГАО»1. Общие положения 1.1. Инструкция устанавливает порядок формирования плана и рассмотрения рукописей учебной, научной, методической литературы и электронных изданий в редакционно-издательском отделе вуза. 2. Н орм ативны е ссы лки 2.1. Федеральный закон РФ «Об...»

«ВЫПУСК 6 МИНИСТЕРСТВО ГЕОЛОГИИ СССР УПРАВЛЕНИЕ ГЕОЛОГИИ СОВЕТА МИНИСТРОВ ТУРКМЕНСКОЙ ССР ГЕОЛОГИЯ И ПОЛЕЗНЫЕ ИСКОПАЕМЫЕ ТУРКМЕНИИ ГР ды У УПРАВЛЕНИЯ ГЕОЛОГИИ СОВЕТА МИНИСТРОВ ТУР КМ ЕП С К О П ССР ВЫПУСК 6 ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЫЛЫМ, АШХАБАД.ШЙ9 РЕДКОЛЛЕГИ Я М. К. Мирзаханов (редактор), Ф. А. Арест, В. Т. Воловик (зам. ре цактора), К. Н. Иомудский, Г. Н. Калмыков, Г. К. Литвин, Е. С. Пар никель, М. И. Раевский, М. М. Фартуков (зам. редактора). П Р ЕД ИСЛ О ВИ Е Управление геологии Совета Министров...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/11/SYC/2 Генеральная Ассамблея Distr.: General 21 February 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Одиннадцатая сессия Женева, 213 мая 2011 года Подборка, подготовленная Управлением Верховного комиссара по правам человека в соответствии с пунктом 15 b) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека Сейшельские Острова Настоящий доклад представляет собой подборку информации,...»

«ТЕМАТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ «СПОР ПОКОЛЕНИЙ: ВМЕСТЕ И ВРОЗЬ» Допустим, что нам дана именно эта тема. Попытаемся следовать выработанному алгоритму и проанализируем её. Ключевое выражение здесь очевидно: «спор поколений». Что такое спор? Это столкновение мнений по какому-либо вопросу между людьми или группами людей, занимающих противоположные позиции. Что мы понимаем под словом «поколение»? Это группа людей, близких по возрасту, сформировавшихся в один период времени и, как правило, имеющих сходные...»

«\ql Приказ Минобрнауки России от 30.07.2014 N Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки 36.06.01 Ветеринария и зоотехния (уровень подготовки кадров высшей квалификации) (Зарегистрировано в Минюсте России 20.08.2014 N 33706) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 11.09.2014 Приказ Минобрнауки России от 30.07.2014 N 896 Об утверждении федерального государственного образовательного...»

«Прозрачность и доступ к информации По мнению президента России Дмитрия Медведева, проблема коррупции в стране является одной из наиболее острых. При этом он не раз подчеркивал, что коррупция – угроза для любого государства, так как она снижает дееспособность страны, отражается на ее имидже, подрывает доверие граждан к власти, к тем проблемам, которыми власть должна заниматься, разлагает деловую среду. «Надо что-то делать, хватит ждать! Коррупция превратилась в системную проблему. Этой системной...»

«Учреждение Российской академии наук Геофизический центр ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНСТИТУТА ЗА 2011 год Москва В настоящем издании содержатся сведения о работе Учреждения Российской академии наук Геофизического центра в 2011 году, а также наиболее важные результаты проводимых исследований.Ответственный редактор: Л. М. Лабунцова, к.х.н., ученый секретарь ГЦ РАН Редколлегия: А. Д. Гвишиани, академик РАН Э. О. Кедров, к.ф-м.н. О. В. Алексанова Утверждено к печати 10.09.2012 г., Тираж 20 экз....»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.