WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 26 |

«АФАНАСЬЕВ АЛЕКСАНДР ПЕРИОД РАСПАДА МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО * * * ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ КНИГИ * * * АННОТАЦИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

— Лезвие — два, подходим к цели… У самой цели — вертолеты включили посадочные огни, но на них были специальные фильтры, отсекающие видимую часть света и оставляющие только невидимую. В приборах ночного видения посадочная площадка была ярко освещена и оставалось только надеяться, что у пакистанцев не будет приборов ночного видения.

— Действие! — выкрикнул кто-то в бортовую радиосеть, скорее всего бортстрелок на правом пулемете.

— Лезвие два, прикрой!

Морские пехотинцы не сплоховали — вынесенный пулеметный пост ударил аккурат по садящемуся вертолету. Но и подполковник Моуден был тоже не лыком шит — он посадил машину так быстро, что лазерные лучи достали вертолет, когда они уже были на земле.

Подгоняемая криками командиров, красная команда разворачивалась в боевой порядок на земле. Пулемет морских пехотинцев был уже подавлен с воздуха — второй вертолет с «золотой» штурмовой командой оставался в воздухе и должен был приземлиться только после того, как красные зачистят и займут периметр, а так же подорвут главные ворота… Подполковник Моуден с раздражением смотрел на дополнительный блок, выводящий показания от датчиков, регистрирующих попадания — получалось, что вертолет серьезно поврежден пулеметным огнем. Но больше всего — его беспокоило то, что при посадке ему едва удалось удержать машину от резкого, плохо контролируемого рывка вниз у самой земли. Вертолет как бы проваливался, лопасти теряли воздух — и с этим надо было что-то делать.

— Что думаешь?

Лейтенант Аллен напряженно смотрел на экран.

— Неплохо… Но нужен беспилотник, чтобы проконтролировать местность перед тем, как сажать там птички.

— Исключено. Это запрещено командованием.

— Нужен беспилотник, сэр… — настойчиво повторил Аллен — или прямой контакт со спутником. Если в районе будет засада — то мы должны знать об этом. Нам нужны данные даже не часовой давности… мы не раз наталкивались на хаджей там, где час назад их и духу не было. И желательно, чтобы было не два вертолета, а три.

— При катастрофе одного они смогут улететь на втором, хотя бы и с перегрузом.

— Я не об этом, сэр. Лучше, если один вертолет останется в воздухе, и будет постоянно поддерживать их огнем. И это будет страховочный вариант, на случай, если оба вертолета, которые совершат посадку — будут повреждены огнем. Нужно иметь двойную страховку.

Сэр, если это столь важная операция — они пойдут на это… — Возможно, ты и прав… База ВВС США Андерсен 29 марта 2011 года Очередное заседание Совета национальной безопасности состоялось здесь, на базе ВВС США Андерсен, недалеко от Вашингтона. Оно было секретным, официально его не было вообще. Здесь базировалась восемьдесят девятая, правительственная авиаэскадрилия и собрать здесь основных советников президента, а равно и самого президента — было довольно просто.

Президент прилетел сюда на правительственном вертолете, лишних людей с ним не было. В последнее время — он начал разочаровываться в своей наспех собранной команде и все больше и больше брать на себя. Если в первый год своего президентства он был наивным и беспомощным как слепой щенок: сказывалось отсутствие очень важного, губернаторского опыта — то теперь он более-менее освоился и готов был вести страну через бури и шторма к заветному берегу. Молодость и острый ум были хорошим подспорьем в этом: в отличие от предыдущего президента он не был фанатично-тупым консерватором и реагировал на события ровно насколько, насколько это было жизненно необходимо. Увы… ситуация в мире последовательно ухудшалась и реагировать все же приходилось.

Быстрой походкой, опережая своих охранников, президент прошел от вертолета к ангару, перед которым стояло несколько «Хаммеров» и выкрашенных в зеленый цвет внедорожников. Участники совещания уже прибыли на место, ждали только его… Часовой в черном берете — спецподразделение — открыл перед президентом дверь.

— Президент Соединенных штатов Америки! — выкрикнул он, потому что больше этого сделать было некому.

Присутствовавшие офицеры поднялись со своих мест… Этот ангар был свободен, поэтому под командование операцией избрали именно его. Его обустроили примерно так, как в первые дни долгой войны авиаторы обустраивались на бывших советских военных базах в Афганистане. Большой, быстросборный каркас в центре ангара, прочная полиэтиленовая пленка — это и стены и крыша, защита от пыли, влаги, грязи, перепадов температуры.





Внутри — аппаратура на быстроразборных стойках, простейшая мебель, экран для отображения оперативной обстановки, мониторы, станция связи. Где-нибудь в углу — дизель — генератор, питающий все это и прожекторные стойки, дающие освещение электричеством. Армия могла обеспечить сносные условия существования и работы в любой заднице — и то, что это место находилось в нескольких милях от столицы страны, ничего не меняло… — Джентльмены… — президент прошел на свое место — сегодня я отлично сыграл в гольф и поэтому можете просить у меня денег. В разумных пределах, конечно… Одним из достоинств действующего президента было то, что он мог пошутить. Причем убедительно пошутить, так чтобы снять раздражение и напряжение у собравшихся. В этом он ничуть не уступал бывшему президенту России Путину — хотя хитрости и предусмотрительности бывшего разведчика ему явно недоставало.

— Господин президент, моя машина давно нуждается в замене… — пошутил в ответ один из офицеров.

То, что все рассмеялись — показывало, что шутку приняли.

— Если мы сделаем то, что должны, думаю, в казне останутся деньги на хорошую машину — уже всерьез сказал президент — как продвигается работа? Уже есть что-то новое?

Первым — докладывал один из оперативников ЦРУ. Невысокий, внешне непримечательный белый мужчина со сморщенным лицом, видимо, аналитик.

Оперативники в настоящее время — все были загорелыми, хотя ни один из них не пользовался солярием… — Господин президент, джентльмены… В настоящее время мы прощупываем объект со всех сторон, но не прибегаем к непосредственному проникновению или слежению, потому что сочли это слишком опасным. Мы используем беспилотный аппарат RQ-170, он построен по технологии «невидимка» и не обнаруживается пакистанскими ВВС — но большей частью мы обходимся спутниками, потому что даже использование беспилотника может быть опасным. Мы подняли спутниковые снимки и выяснили, что объект построен в две тысячи втором году, причем построен очень быстро, по-видимому, за несколько недель. Мы считаем, что он был построен в летний период. Мы установили, что это здание обитаемо:

дважды нам удалось наблюдать, как сжигают мусор на внутреннем дворе и один раз — как во дворе играют дети.

— Дети? — переспросил президент — сколько их?

— Двое, господин президент. Возрастом до десяти лет.

Возможно именно это замечание — определило дальнейшую позицию президента. Он не хотел войти в историю как убийца детей.

— Нас насторожило то, что детей не выпустили на улицу, хотя может быть, это обусловлено тем, что рядом находится армейское стрельбище и детям на улице может грозить опасность. Судя по количеству сжигаемого мусора — в доме живет не меньше десяти взрослых людей. Мы не установили никаких излучений, исходящих от дома, там всего лишь одна спутниковая тарелка, причем небольшая. Вероятно — в доме нет интернета, что так же подозрительно, при том, что подобный дом может стоить никак не меньше полумиллиона долларов США.

Только один раз мы заметили, как из дома входили и выходили люди. Еду им привозят — фургончиком службы доставки, как они заказывают и расплачиваются за нее — непонятно, возможно, что им привозят одно и тоже, а расплачиваются они наличными при доставке. К дому подведено электричество, нам удалось проверить их счета — объем электричества, который они потребляют, просто смешон, обычное калифорнийское бунгало расходует больше. Все счета оплачиваются со счета в Мизан-банке, больше ничего узнать не удалось: по-видимому, расчетный счет пополняется наличными, а дальше банк списывает деньги в соответствии с приходящими счетами. Мы не увидели, что в этом доме есть гараж и автомобиль — в то время, как состоятельный человек должен иметь хотя бы один автомобиль. Пока это все, господин президент, мы постараемся осторожно подобраться, чтобы узнать больше — но это пока все… — Нора… — задумчиво сказал президент — ни автомобиля, ни Интернета, ни возможности выйти на воздух. Он, должно быть, несчастен там.

— У нас пока нет надежного подтверждения того, что он там, господин президент — возразил директор Национальной разведки Кейпс.

— Он там… — сказал президент — этот стервец там. Другой вопрос, так ли он нам нужен? Пусть и дальше подыхает в тюрьме, которую он сам для себя устроил.

Кто-то переглянулся, кто-то не посмел. Слова президента поставили всех в тупик.

— Что у нас дальше? Какие у нас планы по разведывательной части?

— Мы пошлем людей в военную академию — сказал Гейтс — но под прикрытием и только один раз, максимум два. Иначе это будет подозрительным, с той стороны сидят далеко не дураки и они относятся к нам враждебно, даже в тот момент, когда пожимают нам руку. Есть еще один план: под прикрытием организации «Врачи без границ» устроим вакцинацию детей во всем регионе. Враг попробует получить образцы ДНК детей, которых мы видели. Есть основания думать, что это либо дети самого Коленвала либо его сына — то есть его внука. В любом случае — у нас есть ДНК его сыновей, которые подтверждены и мы установим истину.

— Неплохо… — оценил президент — что по военной составляющей?

Со своего места поднялся контр-адмирал Бьюсак.

— Согласно вашему указанию, господин президент, за основу принят план с проникновением группы спецназа и штурмом особняка. Вариант с бомбардировкой рассматривается как резервный, на случай, если поднятые по тревоге части пакистанской армии блокируют группу на любой стадии операции, либо если вертолеты со штурмовой группой будут перехвачены и сбиты. Мы рассмотрели несколько вариантов возможного проникновения, включая тайное, по земле с последующей эвакуацией вертолетами либо самолетом МС-130. План с наземным проникновением хорош тем, что в нем мы не зависим от погодных условий и можно разбить группу на множество мелких групп по два — три человека — но в этом случае операция растянется во времени, а наши люди будут подвергнуты значительному риску раскрытия, ареста или даже гибели. Проблема будет и с доставкой необходимого оружия. Кроме того — они не смогут прибыть к цели все вместе, одновременно, первым прибывшим придется укрываться где-то недалеко от цели, поджидая остальных, а это увеличивает риск раскрытия группы пакистанской контрразведкой. Риск будет и при отходе — в случае, если по любым причинам мы не сможем послать эвакуационные вертолеты — им придется иметь дело с разъяренными пакистанцами. Так что — оценив все плюсы и минуты, мы пришли к выводу, что у нас нет иного пути кроме как быстрое проникновение с использованием вертолетов. Теперь — минутку внимания, господин президент.

На экране появилась карта Пакистана.

— Объект расположен на окраине города Абботабад, в одной из самых восточных точек Пакистана, девяносто три мили от Пешавара и примерно сто двадцать — от афганской границы. Это приемлемое расстояние для вертолетов, даже средних. Однако, мы должны учитывать и принимать риск того, что эти вертолеты могут быть обнаружены и сбиты: в последнее время Пакистан активно закупает у Китая современные радарные установки и зенитно-ракетные комплексы. Наиболее приемлемым было бы начинать операцию не с территории Афганистана — а с территории Индии, господин Президент, в таком случае, вертолеты могли бы появиться над объектом примерно через четыре минуты после того, как они пересекут границу.

— Не самая хорошая идея — сказал офицер в форме ВВС, который был теперь приписан к временной оперативной группе — дело в том, что Пакистан и Индия находятся в состоянии вялотекущего конфликта и как раз из-за штата Джамму и Кашмир, который находится рядом с Абботабадом. Соответственно, все силы ПВО, расположенные в этом районе — нацелены друг против друга, и если мы будем действовать с территории Афганистана — у нас появляется хороший шанс зайти к ним за спину. У них не такие хорошие радары как у нас и у русских — и есть вероятность, что низколетящие вертолеты, да еще и вертолеты — невидимки, они засечь не смогут. Но этот план можно использовать, как план бегства в случае чрезвычайной ситуации — они могут уйти в Индию, если увидят, что дорога назад перекрыта. Только нужно предупредить индийскую сторону, чтобы те не стреляли… — Исключается — отрезал Гейтс — мы не знаем, какие действительные интересы преследует индийское правительство в том регионе. Они за нас только на словах, на самом же деле им в какой-то мере даже выгодно существование Бен Ладена. Бен Ладен — это угроза государственности Пакистана, а враг моего врага — мой друг. Пока есть Бен Ладен, пока есть люди, которые готовы убивать под знаменем джихада — Пакистану будет не до Индии. А если Пакистан как государство рухнет — Индия сможет претендовать на включение его территорий в свой состав, потому что до сорок седьмого года это было единое государство. Если мы сообщим Индии о наших намерениях — процентов пятьдесят, что они найдут способ сплавить эту информацию дальше.

— Сорок седьмой год какого века? — спросил Бьюсак. Как и у большинства американских военных — с образованностью у него было туго и с Робертом Гейтсом, имевшего степень магистра в области русской истории, ему в этом вопросе было не тягаться.

— Прошлого. Двадцатого, хотя он не такой уж и прошлый.

— Да, ничего не кончилось… — подтвердил и контр-адмирал.

— Как насчет Джелалабада? — спросил министр обороны — вертолеты смогут добраться туда и обратно без дозаправки? Мы не сможем дозаправить их в воздухе над Пакистаном.

— Нет, сэр. Топлива в обрез. Находиться над объектом они не могут, им придется совершить посадку у объекта. Затем их придется дозаправить на обратном пути, для чего нам нужно будет организовать точку дозаправки, наземную. Если что-то пойдет не так, группе ничего не останется, как прорываться к границе, даже уничтожив вертолеты.

— Это секретные вертолеты… — мрачно сказал один из участников совещания, по виду гражданский.

— Джентльмены, я чего-то не знаю? — спросил президент.

— Да, сэр… — сказал тот же самый гражданский — эта история тянется с давних времен, как тут правильно сказали — с прошлого века. В восьмидесятые мы разрабатывали проект МН-Х, проект перспективного вертолета-невидимки для специальных операций.

Собственно говоря, его разрабатывали не только мы, был еще Мак-Донелл Дуглас, но их машина была намного меньше размером. Мы знали о том, что русские в девяностые полностью сменят как вертолетный парк, так и системы ПВО. Благодаря некоторым данным, полученным от… ЦРУ, мы провели моделирование и выяснили, что новые системы ПВО, которые планирует принять на вооружение Советский союз делают невозможным прорыв к цели даже на высоте в десять футов над землей в режиме следования местности:

наш MH-53 Pave Low был бы непременно сбит вместе со всеми его средствами радиоэлектронной борьбы и подавления и сорока беднягами на борту, которым не повезло.

Надо было что-то делать и с русским вертолетом-охотником, который разрабатывали русские, на нем предполагалось разместить самолетный радар и ракеты воздух-воздух специально для борьбы с нашими вертолетами. Мы несколько лет ломали голову как нам сделать вертолет если и не невидимым абсолютно, то необнаруживаемым современными советскими системами ПВО хотя бы полкового уровня. Мы взяли несколько стандартных армейских ястребов и на несколько лет засели в продувочной трубе, отрабатывая комплект радионевидимости. Но когда мы построили три машины, годные для того, чтобы предъявить их на испытания — программу свернули, нам сказали «спасибо и до свидания». Мы просто отогнали эти вертолеты в дальний ангар и забыли о них на двадцать лет.

Президент кивнул, разрешая продолжать. Специалист — явно из фирмы Сикорского, но с военным опытом, наверняка отставной рейнджер или парашютист-спасатель, он знал, о чем говорит, и не без удовольствия вспоминал те времена. Для главы государства же это были словно хроники из другого мира. В те годы, когда этот человек сидел в аэродинамической трубе с макетом нового вертолета или отрабатывал проникновение в закрытую зону советского ПВО на полигоне на Аляске — президент только начинал свою карьеру. Он что-то помнил насчет того, как показывали каких-то людей на ночной, то ли улице, то ли площади, как показывали танки… но он не испытывал радости от крушения СССР, он просто не обратил на это внимания. Все его мысли были направлены на то, как оплатить кредит за новенький Меркьюри и как к сорока годам стать не просто загнанной рабочей лошадью — а партнером в какой-нибудь солидной юридической или лоббистской фирме. Выросший в мире американского тотального превосходства — он просто не представлял себе, как может быть так, что на свете существовала еще одна сверхдержава. И как эта держава была столь сильна и опасна, что лучшие умы Америки несколько лет работали над тем, как если и не превзойти эту державу, то хотя бы оставаться с ней на равных. Ему просто в голову не приходило, что может быть и так.

— Так вот, сэр, когда к нам обратились в начале этого года с вопросом, нельзя ли какимлибо образом уменьшить радиолокационную заметность вертолета — мы сразу вспомнили про те прототипы. Они, конечно, были несколько… устаревшими, но они были сделаны на базе стандартного армейского вертолета, который состоит на вооружении и сейчас, и мы просто сменили двигатели и поставили полный модернизационный комплект. Получилось то, что мы продали за шестьдесят миллионов долларов штука и все были довольны.

— Беру свои слова насчет денег назад — сказал президент. Современный спасательный НН60 стоил пятнадцать миллионов долларов США.

— Эти пташки стоят своей цены, сэр — осклабился вертолетостроитель — не забывайте, что это эксклюзив, можно сказать, ручная работа. При серийном производстве, цена упадет вдвое, а если производить просто модернизационный комплект, то он и вовсе обойдется не дороже десятки… — Джим, сейчас не время… — министр обороны Гейтс почувствовал опасность для кармана своего ведомства.

— Почему же, самое время — сказал президент — итак, у нас есть вертолеты, которые возможно, смогут преодолеть пакистанскую радарную систему, не будучи обнаруженными, так?

— Скорее всего, так, сэр. Мы проводили испытания только в ангаре. Но наши птички уже летали в Неваде и сейчас летают в Ираке, выполняют тренировочные полеты. Мы отправили следом за ними еще один вертолет и пару специалистов, во время полетов он летит следом и регистрирует параметры заметности вертолета в любом аспекте:

визуальном, радиолокационном, тепловом. Мы проводим одновременно как военные тренировки, так и доработки наших птичек, сэр.

— Надеюсь, что доработки будут за ваш счет. Мне не улыбается платить за один товар дважды. Стив, что там с тренировками? Кто пойдет на дело?

— Спецотряд, сэр. Мы комплектуем его лучшими из лучших, люди прибывают до сих пор — потому что сейчас самые лучшие люди всегда заняты, пара человек даже вернулась с гражданки, чтобы принять участие в шоу.

Президент нахмурился.

— Надеюсь, эти парни помнят, как держать язык за зубами? Нам только не хватало, чтобы об операции рассказали по Си-Эн-Эн.

— О, не переживайте, сэр. Эти парни, как уже и было сказано — в Ираке, в лагере рядом с Багдадом. Мы выделили им закрытый сектор, пару ангаров, привезли туда команду военных полицейских, каждый из которых свирепей самой свирепой акулы. Все полеты производятся только по ночам, в обстановке секретности — они учатся действовать в полной темноте, раз за разом штурмуя все новые и новые здания, причем каждый раз они прилетают к цели на вертолете и убираются на нем же. Мы не торопимся, собираем лучших из лучших и проделываем все раз за разом.

— Они знают?

— Пока нет, сэр. Только в общих чертах.

— Хорошо… — подвел итог президент — потому что мы и сами ни черта не знаем. Я одобряю намерения ЦРУ по доразведке объекта перед ударом. И я обязываю министерство обороны, и лично вас, секретарь[26] Гейтс, продумать и предпринять все возможные меры к тому, чтобы при проведении операции наши люди не пострадали и смогли уйти оттуда, даже если мы вытянем пустышку. Это не рейд в один конец и я не хочу тратить жизнь даже одного нашего военнослужащего для того, чтобы достать подонка, который и так замуровал себя в гробу. Если у нас не получится — мы попробуем еще раз, а потом еще. Но если это будет что-то вроде… — президент замялся, подирая сравнения — что-то вроде спасения рядовой Линч[27], Конгресс и пресса сожрут нас живьем. Пакистан встанет на дыбы и второго шанса не будет ни у вас, ни у меня. Помните об этом, джентльмены. На этом — все.

Пакистан. Абботабад Апрель 2011 года Город Абботабад, расположенный на востоке страны недалеко от столицы — был хорошо известен как местный горный курорт и что-то вроде места, где богачи держат вторые дома, куда ездят на выходные. Это было красивое, горное место, покрытое самым настоящим лесом, не чахлой растительностью — а именно лесом. Здесь хорошо дышалось и было много военных, Аль-Каиды же не было совсем, здесь она была непопулярна.

Единственная проблема — это место находится на самой границе с Индией, хуже того — со спорным штатом Джамму и Кашмир, и если начнутся боевые действия — то будут проблемы. Впрочем — проблемы будут в любом случае, потому что и Китай и Индия теперь являлись ядерными государствами и четвертая война между этими некогда двумя частями единой страны — будет такой, что проблемы будут везде. По всему земному шару.

Было раннее утро, середина весны — возможно, самое лучшее время года в Пакистане, потому что уже тепло, но изнуряющей жары нет, и воздух свежий и чистый. По дороге, ведущей от Исламабада в Абботабад — катила новенькая белая машина. Это был микроавтобус Ссанг Йонг южнокорейского производства, очень популярный в странах третьего мира за счет дешевизны и хороших корней — лицензионный Мерседес-Бенц 100.

Вообще то он был медицинским — но мигалка пока была снята, а красные полосы заклеены специальной белой, под цвет кузова пленкой, чтобы не привлекать внимания… За рулем был Стив, в салоне были Джеремайя и Ник Уильямс, начальник станции в Пешаваре, который несмотря на недавний скандал со стрельбой на улице не оставил свой пост — решили, что раз он сам убрал за собой и проблем не было — значит, ничего и не было, плюнуть и забыть. Ник прилетел спецрейсом вместе с машиной — оставалось только надеяться, что те кто шпионил в аэропорту не присобачили жучок, а Джеремайя прибыл отдельным рейсом.

У Джеремайи было самое что ни на есть ниггерское имя, и по документам был из Кении — хотя на деле родился в Тенесси. Аналитики из аналитического отдела предположили, что если на контакт пойдет негр — это вызовет меньше беспокойства, ведь все неприятности здесь традиционно связывались с белыми, а к неграм просто не знали, как относиться. Джеремайя и в самом деле заканчивал армейские фельдшерские курсы, правда, из армии его вышибли — за то, что продавал наркотики сослуживцам. Среди сослуживцев был сын бригадного генерала — поэтому дали уйти похорошему, без срока и без записи в личном деле. Сейчас он числился в одной подозрительной структуре — но на самом деле работал в ЦРУ, использовался в тайных лагерях, так называемых «черных дырах» для пыток и ликвидации отработанного материала.

На это мало кто соглашался, держали латиноамериканцев — внештатников, и Джеремайа был единственным американцем — разъездным палачом. Сейчас ему предстояло сыграть роль врача — он знал суахили, его мать была настоящей кенийкой, а отец — бывшим хиппи, поехавшим в Африку по какой-то благотворительной программе. Врача для детей — последнюю смертельную инъекцию он сделал пять дней назад, а вообще за все то, что он уже совершил — в аду еще не придумали наказания. Он слушал рэп и от него воняло, поэтому Уильямс старался держаться от этой образины подальше… Вот только эта образина — держаться подальше от нормальных людей не желала… Смачно выплюнув в приоткрытую форточку жвачку, он тотчас достал новую Дирол… о зубах заботится… — Хотите, сэр? — весьма невежливо он толкнул начальника станции локтем в бок.

— Нет. Спасибо — холодно ответил Уильямс.

— И напрасно. Очень помогает против кариеса, тут вода такая, обязательно угробишь зубы. Или кишки. Нет, правда, сэр… Или вы не хотите, потому что вам предлагает ниггер.

— Джеремайя, мне нет дела до вашего цвета кожи — максимально вежливо ответил Уильямс.

— Нет, есть, сэр. Я вижу — есть. Я большой специалист по людям, сэр, я вижу их насквозь, вот так вот. Черт, у нас президентом избрали ниггера, но все белые как были расистами так ими и остались. Разве не так?

— Дже, заткнись! — проговорил Стив, не отрывая взгляд от дороги.

Уильмс не был демократом, но внезапно ему захотелось ткнуть в это белозубое и черномазое, широкое как суповая тарелка лицо кулаком, да так, чтобы этот сукин сын ни слова больше не произнес про президента Соединенных штатов.

— Это правда, правда, правда… — сказал Джеремайя, да, сэр, это истинная правда.

— А ну, заткнись!

Уильямс внезапно понял — в каких отношениях Стив и эта черномазая обезьяна.

Джеремайю просто нельзя было оставлять без контроля ни на минуту, и Стив был кем-то вроде укротителя… разъездного укротителя.

Ник Уильямс достал пробник с одеколоном, поднес к носу и сделал несколько глубоких вдохов, чтобы не вырвало — в стране, где взрывы происходят с регулярностью стука метронома, очень быстро учишься, как бороться с тошнотой. Его даже передернуло от осознания того, что этот ублюдок наверняка является государственным служащим — с чином и пенсионными накоплениями. Так его мать… — Подъезжаем — сказал Уильямс, глянув в окно — помедленнее. Я скажу, где повернуть.

— Здесь есть полицейские, сэр? — спросил Стив.

— Есть. Если что — то я все улажу.

Джеремайя сидел на сидении, закрыв глаза — наблюдать за белыми и корчить из себя тупого и недалекого ублюдка ему надоело. Когда-нибудь — он доберется и до этих высокомерных скотов… До всех — доберется… Они проехали улицами центра Абботабада — здесь было как и везде, плоские крыши, разномастные, часто уродливые дома, выцветшие плакаты и афиши.

Потом начали вертеться по городу, проверяя, нет ли слежки. Похоже, что не было. В процессе этого они чуть не своротили телегу с товаром, и за это кто-то кинул в них яйцом, которое разлилось по стеклу уродливой, мутной кляксой. Могли и гранатой… Временный форпост организации Врачи без границ находился в небольшом, двухэтажном здании. Около него стояло два внедорожника — и как минимум два раза больше было на выезде. Когда-то давно это был дукан — но сейчас его приспособили под другие цели. На улице стояли несколько закутанных в чадру женщин, они держали на руках грудных детей, которых здесь носили на руках и в своеобразных перевязях. Незадолго до этого — специально распространили слух, что может быть эпидемия птичьего гриппа и надо прививаться, детям обязательно. Прививаться пришли далеко не все, женщине охранял полицейский с автоматом, потому что некоторые мужчины в этом городе считали:

прививки не от Аллаха, а птичий грипп — от Аллаха, и если кому суждено умереть, то не дело идти против воли Аллаха. Поэтому — женщин охранял полицейский с автоматом наперевес, который зевал так, что вот-вот нижняя челюсть вывихнется.

Они оставили машину на виду и в ней оставили Джеремайю — чтобы не светить раньше времени. Договоренность была, относительно того, что Врачи без границ — имеется в виду легальная их часть — дадут одного своего специалиста, который здесь уже примелькался, а вторым пойдет Джеремайя, что-то вроде медбрата. Стив будет за рулем микроавтобуса, а Ник Уильямс посидит здесь, потому что начальника пешаварской станции ЦРУ могут знать в лицо. Потом — они вернутся с пробами или без — но новенькая машина останется в собственности Врачей без границ, это будет что-то вроде благодарности за помощь тире благотворительной акции ЦРУ. Вопреки общему мнению — Врачи без границ не были собственностью ЦРУ, они просто оказывали помощь и предоставляли крышу, потому что это было условием их финансирования и без этого было нельзя. Они поднялись на второй этаж по узкой, грязной лестнице — и то, как взглянул на них глава офиса, яснее ясного говорило, как он к ним относится. Во Врачах без границ было и немало идеалистов, которые хотят просто помогать людям.

— Ник Уильямс — глава станции улыбнулся, наводя мосты — мы привезли вам новенькую машину, распишитесь в получении.

— Одну минутку… — глава офиса открыл дверь и куда-то исчез.

— Как вам хватает терпения с этим ублюдком… — вполголоса спросил Уильямс молчаливого водителя Стива.

Тот просто пожал плечами.

Вернулся глава офиса врачей без границ, вместе с еще одним врачом. Женщиной… — Это Летиция, одна из наших волонтеров. Она приехала сюда, чтобы спасать людей.

Ваши люди на месте?

— Да, сэр.

— Тогда давайте, поскорее покончим с этим… Стив увел настоящего врача вниз, туда, где в машине слушал рэп палач двадцать первого века по имени Джеремайа.

— Кофе, сэр? Имейте в виду, у меня нет времени возиться с вами. Людей не хватает, и я сам тоже работаю по мере возможностей.

— Спасибо. Кофе — это все что мне требуется.

Кофе был, конечно, дешевый, регуляр — но сваренный хорошо. Он вызвал изжогу — но это было привычно, и начальник станции успешно справился с ней парой таблеток антацида. Он слышал, что язва желудка занимает одно из первых мест по причинам смертности сотрудников ЦРУ.

Какое-то время он сидел тут, на обшарпанном стуле, потом не выдержал — накинул на плечи подходящий медицинский халат, которые висели на вешалке, стараясь не шуметь, спустился вниз, на первый этаж. Прием пациентов проходил там, на втором этаже волонтеры жили и тут же был их офис.

Волонтерами были женщины… только женщина имеет право прикасаться к женщине, те двое мужчин, которые здесь были, в том числе и начальник офиса — выполняли всю остальную работу, которую можно было выполнять, не прикасаясь к чужим женщинам.

Уильямс посмотрел на это, потом стал по мере сил помогать. Впервые — его посетило чувство, что он делает что-то нужное — не для этой страны и ее народа, для себя.

Он работал, не смотря на часы, потом начали возвращаться разъездные бригады. Потом — они собрались наверху, снова пили кофе, обменивались шуточками — как и все люди, которые вместе сделали какое-то важное дело днем и теперь вечером могут отдохнуть.

Глава офиса оказался рядом.

— Видите, как мы работаем?

— Да… вижу — ответил начальник пешаварской резидентуры.

— Мы имеем дело с детьми. Клянусь Богом, это такие же дети, как и в любой другой стране, в какой я бывал. Они так же плачут, когда им больно или страшно, так же любят своих родителей и тоскуют, пока их нет.

— Не так давно — негромко сказал начальник станции — мне довелось побывать на месте очередного подрыва. Двое, с автоматами и поясами шахида, переодевшись полицейскими — приблизились к полицейской академии. Один из них подорвался на чекпойнте, когда его попытались досмотреть. Второй — прорвался внутрь, расстрелял весь магазин своего автомата по людям, и тоже подорвался. Второму — было пятнадцать лет.

Мы потом это установили. Если вы знаете какой-то метод, как это прекратить, я готов их выслушать.

— Может, просто дать им быть самими собой — спросил врач.

— Самими собой? Тот пятнадцатилетний ублюдок с поясом шахида и автоматом — он ведь был самим собой. Ни один человек не пойдет подрываться, не будучи сам собой, это мы — вечно играем какие-то роли. Вы, я… — Я не играю.

— Играете, доктор, играете… Вы берете наши деньги, и играете за них свою роль. Пусть эти деньги идут на самые благие дела, но вы знаете, откуда эти деньги и берете их. Просто мне досталась роль плохого парня, а вам хорошего, вот и вся разница между нами. И не смейте думать, что вы чем-то лучше меня, док… Возможный скандал — предотвратило появление Стива. Начальник станции вопросительно посмотрел на него — тот покачал головой. Не удалось… Подпрыгивая на мелких, но неприятных ухабах дороги, которая срезала путь к военному госпиталю — покрытый пылью белый микроавтобус скорой помощи подкатил к высокому с пущенной поверх колючей проволокой зданию, которое располагалось как бы на отшибе от всех остальных. ЦРУ знало, что это здание местные называют «Вазиристан-хавели», при этом слово Вазиристан предположительно обозначает место, откуда родом владелец этого здания, хавели — в переводе это «убежище». Никто и никогда не видел владельца этого здания, что само по себе наводило на размышления.

Само здание снаружи не выглядело богатым. Это особенность всего строительства в Пакистане — даже большие здания не выглядят богатыми, часто они выглядят как нищие трущобные халупы, непомерно расстроившиеся во все стороны. Забор — какого-то неопределенного цвета… детской неожиданности, и поверху отчетливо видны стальные, неопрятные арматурины, на которых держится колючая проволока. Само здание — бетон, шифер на крыше, никакого нормального архитектурного проекта — оно выглядит так, как будто его несколько раз перестраивали и надстраивали, причем каждый раз разные люди.

Этажность была высокой — целых три этажа, если не считать Ground floor, который традиционно считается за нулевой этаж. Наверху — узкие, занавешенные окна, больше походящие на бойницы и какая-то конструкция наверху. Возможно — пулеметная точка.

Микроавтобус остановился рядом с главным входом, из него выбрались двое, мужчина и женщина. Аналитики ЦРУ промахнулись, подбирая эту пару — она была запоминающейся.

Джеремайя был выше женщины — врача больше, чем на две головы и тяжелее чуть ли не в два раза. Они сразу привлекали внимание, к тому же — можно было догадаться, что таких здоровяков-негров в Кении, где часто недоедают — очень мало.

Негр выступил вперед, стукнул по двери, потому что никакого звонка не было. Потом — еще раз… Через несколько минут к ним вышли. Среднего роста, настороженный, бородатый мужчина-пуштун с блестящими, черными как голыши в реке глазами. Оружия у него не было, по крайней мере, на вид.

— Здравствуйте… — доктор выступила вперед — я доктор Зденка Петрович, из международной организации врачи без границ. Вы понимаете язык, на котором я говорю, или нам стоит перейти на другой.

Разговор шел на английском.

— Понимаю… — буркнул пуштун. Он явно не собирался уделять много внимания женщине, да еще и неверной. Хорошо хоть с повязкой на лице — почти что чадра.

— Правительство вашей страны ожидает эпидемию птичьего гриппа и заключило договор с нами. Мы должны привить всех, кого только можно. Детей мы прививаем бесплатно, взрослых — за очень небольшую плату, которая покрывает только расходы на саму вакцину. Здесь есть дети?

— Нет. — отрезал пуштун.

— Вы уверены? Может быть, вы считаете, что прививки не от Аллаха — но Аллах запрещает самоубийство, а эта болезнь, от которой мы пытаемся вас спасти смертельна.

— Здесь нет никаких детей! — отрезал пуштун.

— Может быть, вы… — Нет… Пуштун — охранник грубо оборвал разговор, повернулся к ним задом и зашел в дом.

Щелкнул замок на воротах… — Он боится… — сказал Джеремайя.

— Дже! Давай в машину! — крикнул со своего места водитель.

Джеремайя полез в машину, следом за белой сучкой… Афганистан. База ВВС США Баграм Апрель 2011 года Все произошло неожиданно — для всех.

В конце марта — их перебазировали на Баграм, в спецсектор базы, окруженный колючей проволокой. Там, за высоким забором — была построена точная копия какого-то здания, внешне довольно примитивного и уродливого. Это здание должно было располагаться не в Афганистане — в Афганистане не встретишь частного жилого здания с четырьмя этажами.

Каждый день ночью — они отрабатывали самые разные варианты проникновения — с земли или с вертолетов, два раза даже парашютированием с самолета МС-130, а днем — если оставались силы, отрабатывали штурм. Внутри было темно, то, что имитировало окна, было заклеено черной бумагой. Обстановка внутри здания — каждый раз менялась, как в доме убийств[28]. Судя по этому — здание, которое им предстояло штурмовать, отсняли, но никто не бывал в нем и не знал, как оно выглядит внутри… Авария произошла прямо на летном поле Баграма, буквально на первых секундах полета.

Майор Клузевский, первый пилот вертолета — только успел поднять машину в воздух, как приборная панель вспыхнула красным — обе турбины, не отработавшие и половину ресурса — катастрофически теряли мощность. Майор передвинул селекторы тяги на чрезвычайную мощность, чтобы компенсировать потери и выиграть хотя бы несколько секунд на посадку — но турбины не слушались управления. Через секунду — вертолет рухнул с высоты футов сорок на бетонку… Последствия были не катастрофическими. Никто не погиб, в основном переломы ног и у одного из штурмовиков подозрение на перелом позвоночника — его срочно, первым же самолетом отправили в Рамштайн. Будь это какая-то рядовая операция — особо страшного не было, просто заменили бы и персонал и вертолет и продолжали бы.

Но это была не рядовая операция. Из трех бортов, пригодных к работе остались только два — то есть запас стелс-вертолетов сократился до возможного минимума. Ситуация была столько серьезна, что контр-адмирал Бьюсак сел в первый же С17, отправляющийся в Афганистан, прихватив с собой нескольких специалистов, как фирмы Сикорского, так и оперативного штаба… Афганистан встречал привычной пылью, запахом горелой самолетной резины и выхлопа турбин, подернутыми дымкой горами на горизонте.

Многие из тех, кто служил здесь — больше всего помнили эти горы. Далекие, и в то же время донельзя близкие, они закрывали полнеба, словно говоря суетившимся у их подножья муравьям: вы уйдете, как ушли другие — а здесь все останется по-прежнему… Стоявший у ангара военный полицейский проверил документы у всех, включая контрадмирала, только потом нажал на кнопку, приоткрывая ангар. Контр-адмирал, технические специалисты и люди из местного штаба — зашли внутрь, где на пленке (чтобы не потерять ни частицы из обшивки вертолета), окруженный автоматической сторожевой системой с лазерными лучами контроля периметра — лежал потерпевший катастрофу вертолет.

Контр-адмирал какое-то время молча смотрел на обломки: пожара не было, но фюзеляж пострадал сильно.

— Как это произошло… — На взлете, сэр, буквально за несколько секунд. Пилот успел доложить, что турбины теряют мощность — и вертолет упал прямо на стоянку, на то же самое место, откуда он взлетел. К разбору пока не приступали — просто перенесли все сюда.

— Сколько человек это все видели?

— Немного, сэр. Дело было ночью.

— Отправьте их отсюда. На Аляску… куда-нибудь подальше.

— Слушаюсь, сэр.

На самом деле это было не наказанием — это было поощрением. На Аляске была весна… скоро будет лето, можно будет идти охотиться, потом пойдет путина и рыбу можно будет ловить прямо руками в ручьях. Куда лучше, чем здесь, в этой грязи, пыли, ненависти… — Ваше мнение… — контр-адмирал повернулся к специалистам Сикорского.

— Трудно сказать, сэр… Надо забрать машину к нам и хорошенько заняться ей, раз здесь нельзя. Заодно, установим причины аварии. Что-то с турбиной, возможно — из-за местной пыли, она вызывает повышенный износ двигателей.

Адмирал сжал кулаки. Произошедшее влияло на степень готовности в целом, на моральное состояние личного состава. Солдаты должны быть уверены в технике, на которой они идут в бой. Если вертолет грохнулся, не успев взлететь — каждый будет думать: а что если он так же грохнется у цели, и что тогда делать?

— Сколько времени потребуется на восстановление?

— Пара месяцев, сэр. Не все так просто, придется много чего восстанавливать. Эти машины — почти что ручная работа и мы тогда не оцифровывали чертежи. Да, сэр, пара месяцев… — Забирайте. Постарайтесь ввести его в строй как можно быстрее, у нас не останется резерва. Что с личным составом?

— На нем было восемь человек десанта, сэр. Двое не пострадали.

— Остальные?

— Переломы, сэр. У одного — подозрение на перелом позвоночника, остальные отделались легче. Экипаж выведен из строя, по крайней мере, на пару месяцев.

— Просто великолепно! — подвел итог контр-адмирал.

Продолжили в здании, в котором разместился филиал оперативного штаба, раньше тут сидели русские, которые бомбили Афганистан. Главный штаб находился на базе Андерсен, пока что он не переезжал: он должен был сделать это в самый последний момент и переехать в Джелалабад.

Сюда притащили аппаратуру и контр-адмирал с сопровождавшими его лицами — два с лишним часа смотрел одно и то же — записанные с камер разных штурмовых групп записи штурмов. Они были скомпонованы специально для показа высоким гостям, сейчас, с современными цифровыми камерами и компьютерами — такой фильм можно смонтировать за пару часов.

— Неплохо… — оценил, наконец адмирал — очень неплохо. Как отрабатываете высадку?

— С двух точек, сэр. Наверху есть удобная площадка, одну из групп можно высадить прямо на крышу, она спрыгнет вот сюда — здесь что-то вроде патио, широкий балкон. Она будет основной. Вторую группу — высаживаем перед зданием, она будет прорываться вот здесь, подорвав либо дверь, либо, в крайнем случае — стену. Это на случай сильного сопротивления, если первая группа будет блокирована на верхнем этаже огнем.

— Запасной вариант?

— При сильном обстреле обе группы высаживаются вот здесь, на поле. Затем развивают наступление.

— Поддержка с воздуха?

— Только крайний вариант, сэр. Топлива не хватит, вертолеты придется сажать в любом случае, на поддержку у нас будет не больше десяти минут — и есть риск потерять вертолет под огнем. В состав Золотых включен снайпер, у него будет М11 °CQB с термооптическим прицелом, с которой он сможет точно воздействовать на цели. При необходимости — он же сможет принять участие в штурме, эта винтовка достаточно маневренна.

— Что внутри здания?

— Стандартно, сэр, вспышки и прорыв вперед. Оружие — штатное.

— Как насчет пулеметов? Если десять минут есть, за это время с воздуха можно сделать многое.

— Сэр, мы просчитывали это. На вертолеты штурмовой группы можно установить любое оружие, там сохранились стандартные точки крепления, просто люки для пулеметчиков в транспортном положении закрываются. Вопрос в том, что мы должны максимально облегчить вертолеты, чтобы дать им возможность как можно больше находиться в воздухе.

Каждый сэкономленный фунт топлива может оказаться решающим, мы до сих пор не знаем точно, каким путем вертолеты смогут пройти к цели. А Мк-44 с боеприпасами весит много.

— Поставьте стандартные пехотные пулеметы — предложил контр-адмирал — на Мкесть стандартные крепления, они могут крепиться в турели. Два вертолета — значит, четыре тяжелых пулемета с боекомплектом. Они могут быть использованы как с воздуха, так и по земле. Кто-то должен будет прикрывать периметр, совершившие посадку вертолеты. Если все накроется ко всем чертям, то четыре тяжелых пулемета будут бесценным подспорьем, чтобы выбраться оттуда… — А это идея… — И отличная идея… — подтвердил кто-то из штабных подхалимов.

— Какой уровень сопротивления закладывается?

— Средний, сэр. В доме не более двадцати человек, из них как минимум двое — дети.

Возможно, что и женщины. Остается — примерно двенадцать, максимум пятнадцать человек. Возможно четыре — пять ручных противотанковых гранатометов, но скорее всего этого нет. Еще менее вероятно наличие ручных ракет типа Стрела. Мы не заметили особо серьезной организации защиты, сэр, они не ждут нападения и не готовы к нему.

— Там с двух сторон военные училища, какая вам к чертям еще нужна защита… — сказал контр-адмирал — если пакистанцы сумеют вывести в поле вооруженных людей, нас там просто порвут на части. Продолжаем тренировки с двумя вертолетами, десанту придется потесниться. Я пока остаюсь здесь, лично прослежу за подготовкой. И… подберите кого-нибудь в группу на замену выбывшим.

— Сэр, это не так просто сделать… — осторожно ответил один из штабных — наши требования… — Черт с ними, с нашими требованиями. Вы лучше знаете, кто подойдет? Неужели на крупнейшей базе США в Афганистане невозможно найти пять — шесть свободных парней?

— Полагаю, что возможно, сэр… — Вот и займитесь этим, вместо того, чтобы стул просиживать!

— Сэр… — сказал один из штабных — в связи с потерей третьего вертолета… — Говорите, говорите… — Возможно, стоит разместить в Джелалабаде парочку спасательных вертолетов с группой парашютистов — спасателей на борту? Если все пойдет плохо — у них будет шанс прорваться и оказать помощь.

— Возможно… Об этом потом. Где здесь у вас кормят?

Прибытие контр-адмирала Бьюсака вылилось в то, что их заставили выдраить чуть ли не языком свои каюты — и все это в личное время, мать их. Потом стали прибывать новички — в восполнение потерь. Точнее: прибывать, это громко сказано. Люди здесь всегда были, просто брали за шкирку тех, кто ничем особым не был занят и записывали в отряд.

И тут у Аллена появилась проблема. Проблему звали Джон Дулитл.

Они были равны по званию, и даже по обстоятельствам попадания в отряд в чем-то были схожи. Только Аллен потерял своего напарника, будучи сам прикомандированным к ЦРУ — а Дулитл потерял всю свою группу, причем это были котики. Сам он при этом был ранен — но не тяжело, и уже встал в строй. Обстоятельства потери группы как всегда трактовались по-разному: кто-то говорил, что сам Дулитл дал неправильные координаты и вызвал огонь в опасной близости, чтобы получить медаль — а накрыло его группу прямым попаданием.

Кто-то говорил, что веселые морские пехотинцы на удаленной огневой базе ничего не поняли, перепутали, где находятся дружественные войска, а где враги — и влупили со всей дури. Нормального расследования не проводилось, дело замяли, потому что между морскими пехотинцами и котиками всегда были напряженные отношения. Дулитл пришел в отряд уже накрученным — и как-то так получилось, что цапаться они стали друг с другом.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 26 |


Похожие работы:

«R CDIP/14/ ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ ДАТА: 22 СЕНТЯБРЯ 2014 Г. Комитет по развитию и интеллектуальной собственности (КРИС) Четырнадцатая сессия Женева, 10-14 ноября 2014 г.РЕЗЮМЕ ОТЧЕТА ОБ ОЦЕНКЕ ПРОЕКТА РАЗРАБОТКА ИНСТРУМЕНТОВ ДЛЯ ДОСТУПА К ПАТЕНТНОЙ ИНФОРМАЦИИ — ЭТАП II Документ подготовлен г-жой Катрин Монагль, консультантом, Женева. В приложении к настоящему документу содержится резюме подготовленного 1. внешним независимым экспертом консультантом г-жой Катрин Монагль (Женева) Отчета об оценке...»

«Просветительское общественное объединение «Фонд им. Льва Сапеги» Европейская ассоциация по местной демократии – ALDA ГРАЖДАНСКОЕ УЧАСТИЕ В ПРОЦЕССЕ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ Примеры из практик в рамках Европейской недели местной демократии (ЕНМД) Минск 2015 Этот документ был подготовлен при поддержке Европейского Союза. За содержание данного документа несут ответственность его авторы и Европейская ассоциация по местной демократии – ALDA. Содержание данного документа ни при каких...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» Институт геологии и нефтегазовых технологий, Центр дополнительного образования, менеджмента качества и маркетинга СПУТНИКОВЫЕ СИСТЕМЫ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЯ Конспект лекций Казань 2014 Загретдинов Р.В. Спутниковые системы позиционирования. Конспект лекций / Р.В. Загретдинов, Каз. федер. ун-т. – Казань, 2014. – 148 с. В курсе рассмотрены принципы работы ГНСС GPS и ГЛОНАСС, описано преобразование координат и...»

«Исполнительный совет 177 EX/8 Сто семьдесят седьмая сессия ПАРИЖ, 3 августа 2007 г. Оригинал: английский Пункт 8 предварительной повестки дня Десятилетие грамотности Организации Объединенных Наций (ДГООН) (2003-2012 гг.): доклад о ходе работы за 2006-2007 гг. РЕЗЮМЕ В соответствии с решениями 169 ЕХ/3.4.3 и 172 ЕХ/9 Генеральный директор представляет доклад о ходе работы за 2006гг. на региональном и международном уровнях по проведению Десятилетия грамотности Организации Объединенных Наций...»

«УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования и науки Российской Федерации /А.Б. Повалко / КОНКУРСНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ по проведению конкурсного отбора научных проектов в рамках выполнения проектной части государственного задания в сфере научной деятельности образовательным организациям высшего образования, подведомственным Минобрнауки России СОГЛАСОВАНО Директор Департамента науки и технологий Министерства образования и науки Российской Федерации /С.В. Салихов/ Москва, 2014 г. ОГЛАВЛЕНИЕ I. ТЕРМИНЫ...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СОСНОВОБОРСКИЙ ГОРОДСКОЙ ОКРУГ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 18/12/2015 № 3229 Об утверждении новой редакции Устава Муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 12» города Сосновый Бор В целях приведения Устава Муниципального бюджетного дошкольного общеобразовательного учреждения «Детский сад № 12 комбинированного вида» в соответствие с действующим законодательством Российской Федерации, администрация...»

«ISSN 2078-0702 Developing the Institutional Framework for the Management of Animal Genetic Resources, 2011. FAO Animal Production and Health Guidelines No. 6.. 2015.. :. 6..,,,. ISBN 978-92-5-408606-0 ©, 2015 ©, 2011 [ ],,.,,,,,,,,.,, : www.fao.org/contact-us/licence-request copyright@fao.org. (www.fao.org/publications); : publications-sales@fao.org. iii Оглавление Благодарности xii Список сокращений xiii Предислови–  –  – РАЗДЕЛ 5 Функции и обязанности...»

«~тйживипг\ Ф Е Д Е РА Л ЬН О Е Г О С У Д А РС Т В Е Н Н О Е БЮ Д Ж ЕТН О Е О БРА ЗО ВА ТЕЛЬНО Е У Ч РЕ Ж Д Е Н И Е В Ы С Ш Е ГО П РО Ф Е С С И О Н А Л ЬН О ГО ОБРА ЗО ВА НИ Я «М О С К О В С К И Й ГО С У Д А РС Т В Е Н Н Ы Й У Н И В ЕРС И ТЕТ П У ТЕЙ С О О БЩ ЕН И Я » К аф едра «В ысш ая и вычислительная математика» Л.В. П угина Т ЕО РИ Я В ЕРО Я ТН О С Т Е Й И М А Т ЕМ А ТИ Ч ЕС К А Я СТАТИСТИКА Рекомендовано редакционно-издательским советом университета в качестве м етодических указаний для...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ ОТЧЕТ О РЕЗУЛЬТАТАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕЗИДИУМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ ЗА 2014 ГОД И ПЕРИОД ДО 15 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА г. Симферополь, 2015 г..Если мы будем с вами напряженно трудиться, ответственно относиться к своему делу, то у нас с вами все получится. В.В. Путин 7 февраля 2015 года ОТЧЕТ О РЕЗУЛЬТАТАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕЗИДИУМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ ЗА 2014 ГОД И ПЕРИОД ДО 15 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА Президиум Государственного Совета...»

«Урок внеклассного чтения по литературе на тему «Мастерская одного стихотворения» (по стихотворению Константина Михайловича Симонова «Жди меня.») Составитель: учитель русского языка и литературы Фиалковская В.П. Класс: 7 Форма проведения: творческая мастерская Тип урока: урок комплексного применения знаний Цели: Деятельностные: развивать умения конструирования индивидуальных знаний, работать в группах, представлять свои знания в группе и классе; систематизировать знания об анализе лирического...»

«Исполнительный совет 196 EX/19 Сто девяносто шестая сессия Part I ПАРИЖ, 5 марта 2015 г. Оригинал: английский/ французский Пункт 19 предварительной повестки дня Выполнение нормативных актов ЧАСТЬ I Общий мониторинг РЕЗЮМЕ В соответствии с решением 195 EX/15 в настоящем документе представлен сводный доклад о конвенциях и рекомендациях ЮНЕСКО, мониторинг выполнения которых поручен Комитету по конвенциям и рекомендациям (КР). Доклад включает анализ конкретных мер, предпринятых Секретариатом в...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА Ул. Володарского, И г. Челябинск, 454080, тел./факс: (8-351) 266-54-40, e-mail: edu@cheladmin.ru Начальникам РУО, На № от руководителям ОУ, находящихся в исключительном ведении Управления Направляем для работы требования к организации и проведению школьного этапа Всероссийской олимпиады школьников, утвержденные приказом Управления по делам образования от 02.09.2014 №1129-у «Об организации и проведении школьного...»

«ОБОСНОВЫВАЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ К СХЕМЕ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ГОРОД НИЖНИЙ НОВГОРОД» ДО 2028 ГОДА (АКТУАЛИЗАЦИЯ НА 2015 ГОД) ГЛАВА 9. ОЦЕНКА НАДЕЖНОСТИ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ Нижний Новгород, 2014 ОБОСНОВЫВАЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ К СХЕМЕ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ГОРОД НИЖНИЙ НОВГОРОД» ДО 2028 ГОДА (АКТУАЛИЗАЦИЯ НА 2015 ГОД) СОСТАВ ДОКУМЕНТОВ Схема теплоснабжения города Нижнего Новгорода до 2028 года (актуализация на 2015 год). Глава 1 Существующее положение в сфере производства,...»

«СОДЕРЖАНИЕ Введение Р а з д е л 1. Общие сведения о Российской таможенной академии.1.1. Нормативная и организационно-распорядительная документация, регламентирующая деятельность Академии. 8 1.2. Соответствие системы управления Академией уставным требованиям Р а з д е л 2. Образовательная деятельность 2.1. Подготовительные курсы 2.2. Организация набора обучающихся. Конкурс. Качественный состав абитуриентов 2.3. Высшее образование (бакалавриат, специалитет, магистратура). 38 2.4. Подготовка...»

«Приказ Минтруда России от 27.11.2014 N 942н Об утверждении профессионального стандарта Буровой супервайзер в нефтегазовой отрасли (Зарегистрировано в Минюсте России 22.12.2014 N 35300) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 12.03.2015 Приказ Минтруда России от 27.11.2014 N 942н Документ предоставлен КонсультантПлюс Об утверждении профессионального стандарта Буровой Дата сохранения: 12.03.2015 супервайзер в нефтегазо. Зарегистрировано в Минюсте России 22 декабря...»

«АППАРАТ ГОСУДАРСТВЕННОГО МИНИСТРА ГРУЗИИ ПО ВОПРОСАМ ПРИМИРЕНИЯ И ГРАЖДАНСКОГО РАВНОПРАВИЯ ОТЧЕТ ПО ОЦЕНКЕ ВЫПОЛНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ ТОЛЕРАНТНОСТИ И ГРАЖДАНСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ И ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ НА 2009-2014 ГГ. Тбилиси Аппарат государственного министра Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия Адрес: Тбилиси, 0134, ул. Ингороква №7, Канцелярия правительства, 5-й этаж Телефон: + 995 32 2922632 Электронная почта: tinagog@hotmail.com Веб-страница: www.smr.gov.ge Содержание...»

««СТАТИСТИЧЕСКИЕ КЛАССИФИКАТОРЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В НАЦИОНАЛЬНЫХ СТАТИСТИЧЕСКИХ СЛУЖБАХ СТРАН СНГ» Статистический комитет СНГ обобщил информацию, представленную на сайтах национальных статистических служб государств-участников СНГ по теме «Статистические классификаторы, используемые в национальных статистических службах стран СНГ». Данная информация о системах классификаций, используемых в настоящее время в странах Содружества, предоставляется для сведения членам Совета руководителей статистических...»

«План мероприятий ФАНО России («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки в учреждениях, подведомственных ФАНО России», разработанный в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 апреля 2014 г. № 722-р Основные направления I.1. Развитие науки и технологий через развитие фундаментальных научных исследований включает в себя:развитие фундаментальных научных исследований; развитие системы...»

«Главные новости дня 10 июня 2013 Мониторинг СМИ | 10 июня 2013 года Содержание ЭКСПОЦЕНТР 10.06.2013 ТПП-Информ В Экспоцентре стартовал крупнейший смотр выставочной индустрии «Через формат «выставки для выставочников» мы уже перешагнули. В 2012 году форум был удостоен знака Всемирной ассоциации выставочной индустрии UFI. И это говорит о том, что наш форум стал авторитетным», – сказал в своем приветственном слове генеральный директор Экспоцентра Сергей Беднов. 7  10.06.2013 Коммерсантъ Не салона...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/11/SUR/1 Генеральная Ассамблея Distr.: General 16 February 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Одиннадцатая сессия Женева, 2–13 мая 2011 года Национальный доклад, представленный в соответствии с пунктом 15 а) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека Суринам* * Настоящий документ воспроизводится в том виде, в котором он был получен. Его содержание не означает выражения...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.