WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 26 |

«АФАНАСЬЕВ АЛЕКСАНДР ПЕРИОД РАСПАДА МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО * * * ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ КНИГИ * * * АННОТАЦИЯ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Первый раз — это получилось через два дня после того, как Дулитл был приписан к отряду. Немного отоспавшись, они пошли в дом убийств и стали оттачивать навыки ближнего боя, прорыва в помещение и его зачистки. В пары вставали произвольно, потому что постоянные пары здесь не годятся — при штурме никогда не знаешь, кто окажется с тобой рядом.

Сейчас их было трое. Дверь вскрывал Гаммер, они двое — Аллен и Дулитл — должны были прорваться внутрь и зачистить помещение. Сложности задачи добавляло и то, что они пользовались длинноствольным оружием, в тесноте оно было куда неудобнее короткоствольного. Оба они не служили друг с другом и повадок друг друга не знали.

Поставленный судьей Нобл крикнул: «время» — и щелкнул секундомером. Отсчет начался.

Прикрывая друг друга и идущего впереди «вышибателя дверей» — они пробежали по коридору, на повороте — Аллен, чуть вырвался вперед. Он первым и поразил свалившуюся с потолка мишень — та исчезла с громким звоном, подтверждающим поражение цели.

У нужной двери они заняли позиции — Аллен прикрывал конец коридора, Дулитл — то место, откуда они пришли. Гаммер с баллистическими очками на глазах — можно было и глаза лишиться от летящих во все стороны щепок — поднял ружье.

Бабахнуло — и оба они бросились внутрь. При этом — столкнулись друг с другом в проходе и Дулитл — он должен был идти вторым, потому что у Аллена была лучшая возможность обстрела — от столкновения упал, но свои цели поразить успел. Вот только — одна пуля ушла совсем неконтролируемо и ударила в стену.

— Чисто! — крикнул Аллен — и Дулитл в этот момент пнул его под колено.

Аллен этого просто не ожидал — да и возможности, чтобы увернуться не было. Колено взорвалось болью, но он сумел перебороть себя и ударил в ответ — ногой в грудь поднимающемуся. Вышло не лучшим образом — на всех на них были легкие бронежилеты — но все равно, прилетело достаточно. Больше — ни тот ни другой сделать не успели — вбежавший Гаммер, а за ним и Нобл толкнули Аллена в сторону, и встали между ними.

— Это какого хрена!?

— Этот сукин сын меня толкнул!

Надо сказать, что в отрядах SEAL такого не было. Он меня толкнул — это детский сад по любым понятиям. Тренировки шли очень интенсивно и с нарушением многих норм безопасности, вполне могло быть так, что свалившееся бревно сломало кому-то ногу, отдавило пальцы или даже кто-то попал под выстрел — и хорошо если не насмерть.

Конечно, офицеры отвечали за безопасность, и по каждому такому случаю было служебное расследование и оргвыводы. Кого-то увольняли, особенно если случай с гибелью, можно было и под суд попасть — но вот солдаты по этому поводу между собой не разбирались. И как можно — боевое задание может прийти в любой момент, и что если в группе будет раздрай? Такое может привести и к гибели всей группы.

— Какого черта происходит? — лейтенант-коммандер Снейк зло пнул искалеченную дробовым выстрелом дверь.

Тюлени подавленно молчали.

— Я спрашиваю, какого хрена здесь происходит?

— Упражнение отработано, сэр — сказал Нобл.

— Ты что, совсем идиот? Аллен, за мной!

Они вышли в коридор. Спустились на «земляной» этаж — дело происходило на четвертом.

— Аллен, какого хрена? Можешь мне ответить?

— Никакого, сэр. Напарник упал, один выстрел был неконтролируемым.

— Перестань. Какого черта ты хромаешь?

— Старая травма, сэр.

Коммандер протянул руку.

— Дай!

Лейтенант дал ему свое оружие, потом и каску. Коммандер вытащил карты памяти и оттуда и оттуда.

— Я твой командир. Ты можешь ответить как человек, какого черта там произошло?

— Не могу, сэр. Я сам ничего не понял.

— Какие у тебя отношения с Дулитлом?

— Никаких, сэр.

— Ты с ним раньше служил?

— Нет, сэр.

— Тогда какого хрена вы с ним цапаетесь?

— Я не могу сказать, сэр.

Коммандер глубоко выдохнул и вдохнул, чтобы унять бешенство.

— Вот что, лейтенант. Я знаю вашу позицию, и знаю, как вы относитесь к чужакам. И к парням с другого берега. Мы сколоченная группа, не раз бывавшая под обстрелом. А они — нет. Я все это понимаю. И я не в восторге от того, что нас срочно решили усилить черти кем. Но я не позволю, чтобы в отряде были разборки. Этот парень потерял всю свою группу, сам был контужен — но врачи разрешили ему вернуться в строй. Возможно, этот тип не слишком-то приятен в общении, но вы должны понимать — общее дело, которое мы делаем сейчас — важнее каких-то мелочных разборок. Можешь воспринимать это так: мы должны сделать дело, а потом мы избавимся от ублюдков раз и навсегда. Но дело мы сделать должны, ты понимаешь, что стоит на карте?





— Да, сэр.

Коммандер внимательно смотрел на лейтенанта.

— Пока не понимаешь. Но поймешь. Скоро поймешь, не я придумал эти дурацкие требования по безопасности. И я рассчитываю, что ты не только усвоишь все, что я тебе сказал — но и донесешь мои слова до остальных.

— Да, сэр.

— Вот и отлично. Больше ты с Дулитлом в пару не встаешь. И вы будете в разных группах. Постарайтесь больше не затевать ничего.

— Скажите это ему, сэр.

Взгляд коммандера посуровел.

— Я говорю это тебе.

— Я все понял, сэр.

— Сдай оружие и иди к врачу. Я не могу допустить, чтобы у меня еще один солдат выбыл из строя. Пусть посмотрит твою ногу. Если надо — возьмешь короткий тайм-аут.

— Да, сэр… — Все. Иди.

Врач — своего не было, зато тут было полно врачей ВВС — осмотрев колено, рекомендовал сделать перерыв на несколько дней и наложил давящую повязку. Так же — дал какое-то средство, каким пользуются игроки в американский футбол, и велел это втирать в колено, как только будет чувствоваться боль. Лейтенант понял, что выбыл из строя на несколько дней, и ничего хорошего в этом не было. Он попросил разрешения сходить на пару дней с логистической колонной в Кабул, и лейтенант-коммандер подписал ему три дня увольнительной. Требования безопасности запрещали такое — но Снейк хорошо понимал, что болтающийся по базе лейтенант может что-то натворить, опять столкнуться с Дулитлом.

Да и вообще — Аллену надо было дать немного развеяться перед тем, как снова приступать к занятиям, долгие тренировки и неизвестность вымотали всех до предела. Так что — с первой же логистической колонной, лейтенант Томас Аллен отбыл в Кабул.

Кабул одна тысяча четыреста тридцать второго года хиджры представлял собой город, мало похожие на какой-либо иной на этой планете… Когда американцы пришли в Кабул — он был мало похож на город. Русские в восьмидесятые отстроили его по своим проектам, четырех и пятиэтажками, в основном панельными, совсем не держащими тепло — но это было хоть какое-то жилье, ведь до прихода русских многие жители Кабула ютились в грязных землянках, вырытых на склонах гор, был даже уникальный, единственный в мире подземный рынок. Потом — русские ушли и в городе начались бои. При коммунистической власти Наджибуллы — боев не было, коммунисты сдали город без боя — все началось потом. Таджики Раббани и Масуд моментально схватились с пуштуном Хекматьяром. Точнее — это пуштун Хекматьяр, основатель и «владелец» самой крупной из семи партий — Исламской партии Афганистана, включавшей в себя до трети моджахедов — не хотел делиться власть с грязными таджиками и с другими полевыми командирами. Он хотел власть себе и кресло премьер-министра его не устроило. Тяжелые бои, которые велись даже в городских кварталах — закончились поражением Хекматьяра, он отступил в населенный пуштунами Кандагар, от поста главы правительства не отказался — но делами страны не занимался, вместо этого он начал промышленно выращивать опиумный мак. О походе на Кабул он заикался, но как-то вяло — места для выращивания мака хватало.

В девяносто шестом — город, и тоже без боя взяли уже талибы. Это снова были пуштуны — но совсем не такие, как обросший жирком Хекматьяр. Молодые, голодные и злые пуштуны из сельской местности, говорящие на пушту взяли миллионный город, который населяли люди, говорящие в основном на дари, и среди них было много не пуштунов.

Город этот — на протяжении многих десятилетий испытывал влияние вестернизации: в двадцатые Эманулла-хан приказал проложить к своему дворцу первую (и последнюю) афганскую железную дорогу, в шестидесятые тут было не протолкнуться от хиппи, шалевших от горного воздуха и растущей в горах на открытом доступе афганской, лучшей в мире конопли, в восьмидесятые здесь были русские. Еще в начале девяностых — Раббани и Масуд не слишком то усердствовали в вопросах веры и можно было увидеть женщину на улице если и не в мини-юбке, то без чадры. Но сейчас — наступили совсем другие времена.

Первым делом, талибы (и не только они) ворвались в представительство ООН и зверски убили скрывавшегося там президента Афганистана Наджибуллу. Ни Раббани, ни Масуд на такое не решились — они все же видели Афганистан какой-то частью мирового сообщества и не могли позволить себе с ходу жечь мосты. Талибы сделали это не колеблясь — тем самым, они показали, что не намерены считаться со всем остальным миром и намерены навязывать свои порядки везде, где они будут. Они прошлись по домам и разбили все телевизоры и радиоприемники. Они приказали всем мужчинам отращивать бороду, а женщинам надеть глухую паранджу — за ослушание зверски убивали на площадях. Они уничтожили все портреты, какие были — Аллах запрещает изображать человеческое лицо.

Начали работать исламские трибуналы — где судьи, окончившие едва ли и один класс школы, выносили поистине изуверские по жестокости приговоры. Город, где еще десять лет назад встречали первого афганского космонавта[29] — стремительно погружался в пучину средневекового варварства, откровенной дикости, фанатичности. Автомат Калашникова, вонючая борода, грязный халат и самодельные чувяки, черная чалма, фанатичный взгляд и безграмотная, постоянно прерывающаяся упоминанием Аллаха речь — таким был портрет хозяина афганской столицы все эти годы. Город, где когда-то работала Академия наук — стремительно превращался в одну гигантскую трущобу: не работали никакие системы жизнеобеспечения, свет получали от дизель-генераторов, на последних этажах домов ставили печки-буржуйки, оконные проемы затыкали шкурами скота и картоном. Талибы продемонстрировали готовность убивать и делали это снова и снова. Женщин, многие из которых учились в настоящих школах — низвели до положения скота. Рождаемость подскочила до предела — и в чудовищном гнойнике под названием Афганистан — вызревал тот гной, который в новом тысячелетии должен был выплеснуться на север, занимая все новые и новые территории. В старом Талибане были десятки тысяч — в новом обещали быть миллионы, неграмотных, фанатичных подростков, несущих веру на штыке своего автомата.

Не получилось.

Американцы взяли Кабул в самом конце первого года — и снова без боя. Кабул почти никогда не брали с боем, он падал победителю в руки сам, как бы подводя итог происходивших ранее событий. Американцы просто пришли — и оказались хозяевами полуразрушенного, изгаженного города, где ничего не работало, где в банке Афганистана в сейфе обнаружили в углу стопки старых банкнот, которых не хватало, чтобы дом здесь купить. Река Кабул текла через город, в ней мылись, тут же набирали воду для питья, тут же — выплескивали помои и испражнялись. Беженцы со всей страны ринулись в Кабул, они бежали от нищеты и безысходности и ждали гуманитарной помощи. За короткий срок — население города увеличилось с миллиона до двух с половиной миллионов человек, беженцы жили в землянках, в каких хороший хозяин и скотину держать не стоит, свирепствовали болезни. Но самое главное, чего не было — это общества.

Афганское общество было разрушено до основании… подобных примеров до этого было немного, один из них это Сомали. У афганцев — за тридцать предыдущих лет сменилось восемь правительств[30], взаимно отрицавших друг друга и уничтожавших сторонников своих предшественников физически. Страна пережила сначала гражданскую войну, став полем боя сверхдержав, а потом и нашествие варваров. В стране не было единого народа: на севере были таджики, узбеки, хазарейцы, на остальной территории страны — пуштуны, поделенные на племена. Невозможно было говорить ни о каком уважении собственности — здесь привыкли подбирать брошенное и отбирать чужое. Надо было начинать с чистого листа — но начинать с чистого листа никто не хотел, а американцы, в отличие от русских, не обладали громадным историческим опытом воссоздания жизни на пепелище — и ничего афганскому народу предложить не могли. Они пришли сюда, чтобы уничтожить Аль-Каиду и поймать Бен Ладена — а проект строительства мирной жизни в Афганистане не воспринимали всерьез. Так начиналась долгая война…

Через десять лет пребывания американцев в Кабуле — город изменился и сильно:

лейтенант здесь был три раза, первый раз — еще в четвертом — и каждый раз, приезжая сюда, он видел другой город. Они входили в город с северного направления, логистической колонной, в которой было больше сорока машин. До этого — они большую часть времени шли все равно что по пустыне — пыль, угрюмые горы на горизонте и абсолютно безжизненная земля у дороги, одиночные домишки — интересно, чем живут их обитатели.

Дорога была огорожена от остальной части Афганистана высокими бетонными отбойниками, образуя коридор, по которому они шли. На пути им встречались блок-посты, над которыми развевались самые разные флаги: чешский, румынский, польский, литовский, хорватский. Посты были усилены обваренными решетками бронетранспортерами, MRAPами, против снайперов были выставлены экраны. Солдаты приветствовали их не по форме одетые, кто-то и голый по пояс, но в бронежилете, увешанные оружием, в том числе трофейным — здесь на блоки тащили все, что может стрелять, потому что при нападении ничего не будет лишним. Все это — безжизненная дорога и блок-посты, больше похожие на укрепленные пункты из Безумного Макса[31] — давило на нервы и вызывало депрессию.

Было видно, что здесь их не ждут, и они держатся за эту землю из последних сил.

В город колонна не пошла, остановилась на логистическом терминале на окраине — огромная территория, огороженная блоками HESCO и пулеметными вышками, на которой вперемешку стояли как военные машины, так и машины гражданских подрядчиков. Грузы были в контейнерах, работа шла довольно быстро. Осмотревшись по сторонам — лейтенант направился к зданию, где по его разумению сидело какое-то командование. Нужно было отметиться, расспросить о том, какой транспорт отсюда ходит, и что вообще творится в городе.

Он долго сидел в каком-то светлом и чистеньком коридорчике — шел какой-то брифинг.

Потом — брифинг закончился, в коридоре появился капитан в форме «цифровая пустыня» и с надписью Абрамович на именной бирке. Коротко кивнул, предлагая зайти в кабинет… — Сэр, лейтенант Аллен — представился лейтенант, подавая документы.

— С флота… — сказал военный полицейский, бегло их просматривая.

— Так точно, с Баграма. Мы там временно размещены.

— Купить что-то хочешь? Здесь есть небольшой маркет. Не Уолл-Март, конечно… — Нет, сэр. Просто пройтись по городу.

Капитан военной полиции испытующе посмотрел на лейтенанта.

— Не лучшее место для пешего туризма, парень.

— Я знаю, сэр… — Бывал здесь?

— Три тура, сэр. Не считая этот… — Понятно.

Капитан смекнул, что четыре тура в зону боевых действий мог набрать лишь представитель спецназа.

— Транспорта, конечно нет.

— Нет, сэр. Я прибыл с колонной.

— И оружия нет.

— Никак нет, сэр. Оружия нет.

Потом — этот капитан и этот вопрос, заданный, в общем-то, для проформы — избавят лейтенанта от больших неприятностей.

— И ты собираешься гулять по городу, один, пешком, без оружия и машины. Да ты, парень, псих, вот что я скажу тебе.

— Сэр, я умею справляться с кризисными ситуациями.

— О, не сомневаюсь, сынок. Проблема в том, что все, что тут происходит — это одна большая кризисная ситуация.

— Сэр, я знаю язык и собираюсь переодеться. Местная одежда — у меня в мешке.

— Знаешь? Салам аалейкум. Хуб асти, четур асти?

— Хуб хастам, сахиб афсар.[32] Капитан, приняв какое-то решение — достал какой-то бланк, наскоро его заполнил, черкнул роспись и дату.

— Знаешь… Держи. Гараж по правую руку от нас, спросишь Тома Адамса. Он даст тебе пикап, афганские ублюдки пару дней без него перебьются. Разобьешь — прослежу, чтобы вычли из жалования. Все.

— Спасибо, сэр.

— Не благодари.

Пикап и в самом деле был совсем новым, да еще и частично бронированным. «Форд Рейджер» светло-песчаного цвета, но не американский — а малоизвестный в цивилизованных странах малазийской сборки. Комплектация Heavy Duty, простейшая коробка передач — стик, кабина «кинг кэб» с двумя рядами сидений. В дверцах броня, моторный отсек тоже укреплен, стекла оклеены специальной пленкой — пулю не держат, но камни — вполне. Единственно, что плохо — что эти машины население воспринимает как полицейские и относится к ним соответственно. А так — лучше и придумать нельзя, сел и поезжай.

Вместе с другими машинами, держась ритма движения — он ехал и смотрел по сторонам.

Изменения были. Бывший городок советских военных советников — им пришлось там жить, поставив палатки в разоренных квартирах без окон и дверей — был восстановлен и заселен и выглядел совсем даже неплохо. Тут же рядом — строился новый жилой комплекс, десятиэтажный, архитектура чем-то напоминала дома, которые строят в странах Магриба и Ближнего Востока для бедняков — но для Кабула это было элитное жилье. Среди машин много такси, самых разных — от держащейся на честном слове старой советской Волги — до новеньких корейских микролитражек. Много и людей на тротуарах, которые отделены от проезжей части высоким отбойником.

Полицейские — в таких же, как у него пикапах — стоят почти на каждом перекрестке, к центру их становится больше. Посты безопасности прикрыты колючей проволокой и мешками HESCO, около них торчат боевые машины — в основном старые «Хаммеры»

начального периода войны, которые проще было подарить афганцам, что и было сделано. На пулеметах — никто не дежурит… Чем ближе к центру столицы — тем роскошнее становится. Дуканы сменяются лавками с вывесками известных брендов, иногда самодельными — но есть и настоящие магазины с витринами, как в цивилизованном мире. Выделяются здания банковских офисов — Кабулбанк, Паштани-банк, еще больше черно-желтых вывесок «Вестерн Юнион» — денежные переводы из-за границы для многих существенное подспорье, да и американцы иногда посылают деньги на родину именно так, особенно если они заработаны не совсем честным способом. Особенно выделяется Кабул-Банк — серый бетон и василькового цвета остекление здания. Такой офис — хорош даже для какого-нибудь американского города типа Чикаго. Видно, что определенная прослойка населения тут не бедствует, и деньги крутятся изрядные. Нищим не нужны банки.

Он остановил машину на свободном месте, перелез на заднее сидение и там переоделся, оставив только нижнее белье и ботинки. Из оружия у него была только ручка, в которой прятался стилет — причем она была керамической, не обнаруживаемой металлоискателем.

Разложил деньги — по разным карманам, чтобы все разом не украли. Прислушался к себе — колено пульсирует, но терпимо. Открыл дверь, шагнул на тротуар… Обычный город. Обычный город. Если постоянно повторять это — то можно даже и поверить.

Он отрастил короткую бородку — теперь боевые пловцы воевали в основном на суше и требования по герметичности прилегания маски их не касались. В характерной для местных одежде он выделялся в толпе лишь ростом, да и то ненамного. Никто не проявлял к нему враждебности — и он ни к кому враждебности не проявлял. Присматриваясь и прислушиваясь, он шел к Майванду, главной торговой улице города.

Обычный город… По улице тек поток машин — в центре машины были либо дорогими, либо армейскими — но дорогие уступали армейским, потому что у армейских были пулеметы. На одном из перекрестков стоял необычный черный «Шевроле» с афганским флажком на кабине и пулеметом Калашникова в кузове, афганские полицейские выделялись матово-черными, неглубокими шлемами и черной боевой униформой. Видимо, какой-то спецназ, что они тут делали — непонятно.

Лейтенант вышел на Майванд, и сразу понял — не по нему. Сейчас на Майванде обычному флотскому лейтенанту, даже с дополнительными выплатами за риск — делать нечего. Витрины буквально ломились от дорогих товаров — Гуччи, Роллекс и прочее. Он сразу свернул — от греха подальше.

Он решил купить себе что-то из одежды. Например — чалму, самую настоящую. Чтобы потом — от этой вылазки в Кабул что-то осталось. С этой мыслью, он толкнул дверь одного из дуканов, приличного на вид — и колокольчик над дверью негромко и мелодично звякнул, приветствуя покупателя.

Из-за ширмы показалась девушка, совсем молоденькая и привлекательная — как успел заметить лейтенант. Увидев посетителя мужчину — она ахнула и метнулась за ширму, после чего снова появилась, но уже в наспех накинутой чадре. Если ее увидят разговаривающим с мужчиной без чадры — потом могут быть проблемы.

— Салам аллейкум — вежливо поздоровался лейтенант.

— Ва алейкум ас салам — ответила девушка — что угодно господину?

— Что-нибудь из… одежды.

— Американской одежды?

Лейтенант нахмурился.

— Так заметно?

— Да, конечно… — Нет. Из вашей. Я хочу сувенир. На память, понимаете?

— Да, память… Через несколько минут — перед лейтенантом лежал целый набор.

— Редко встретишь женщину, которая занимается торговлей… — заметил лейтенант, перебирая ткань.

— Я подменяю дедушку. Он заболел и пошел в больницу… — Вот это… Где это производят? — лейтенант отложил в сторону ткань для чалмы, на которой были белым отпечатаны слова шахады.

— В Пакистане, где же еще… — Сколько… — Шестьсот афгани, господин…[33] — Сто… — начал торговлю лейтенант.

Звякнул колокольчик над дверью. Лейтенант резко развернулся, помня, что у него нет оружия, и только ловкость может помочь ему в случае чего остаться в живых.

Это был полицейский. Самый настоящий афганский полицейский — толстый, усатый, в бронежилете, довольно молодой. В этой стране модно было быть толстым — потому что это показывало: в отличие от многих ты питаешься досыта.

Не обращая внимания на зашедшего в дукан американского солдата — он прошел вглубь лавки. Достал откуда-то коробку и начал выгребать деньги… Лейтенант посмотрел в лицо девушке. Потом — сделал два шага вперед… Полицейский среагировать не успел — рука попала в захват. Противник был сзади.

— Развлекаешься, бача? — спросил лейтенант.

— Какого черта… — возмутился полицейский. Это он произнес на чистейшем английском — видимо, набрался на курсах, там язык общения инструкторов английский.

— Ты зашел не в тот дом, бача. Вали отсюда… — Да кто ты такой?!

Рука полицейского разжалась, деньги упал на пол. Лейтенант отпустил руку полицейского — и рывком за плечо развернул его к себе… — Разберемся, бача?

Полицейский не выдержал первым. Что-то бурча на дари, по стенке начал пробираться к выходу… — Не ходи сюда больше, бача. Не надо… Жалобно звякнул колокольчик. Деньги остались лежать на полу.

Лейтенант посмотрел на девушку. Он не должен был делать того, что он сделал — но впервые за долгое время он чувствовал, что сделал что-то однозначно правильное… — Не надо было этого делать… — сказала девушка.

— Он часто сюда ходит? — спросил лейтенант.

— Это Амаль. И это его район. Каждые три дня он приходит и забирает дневную выручку. Это его доля… — Доля за что? За то, чтобы вы существовали?

— Мы так живем, американец. У него власть.

— У него нет никакой власти — сказал лейтенант — мы пришли сюда не для этого, черт возьми.

Звякнуло стекло, что-то тяжелое увесисто шмякнулось на пол. На улице взревел мотор машины… — Ложись! — лейтенант прыгнул и погреб девушку под собой, ожидая оглушительного взрыва.

Но взрыва не было. Лейтенант понял это только через минуту — взрыва не было. Он лежал на грязном полу дукана, ощущая под собой горячее женской тело, прикрытое лишь тонкой тканью.

Он встал, подошел к гранате. Посмотрел на нее, потом поднял. Учебная… — Ублюдок. Сукин сын… — Он вернется… Аллен выскочил на улицу — он хотел запомнить номера машины, на которой ездил этот ублюдок полицейский, чтобы потом сообщить о нем. Он уже понимал, что сделал все неправильно, вмешался в то, что не понимал и к чему не имел никакого отношения — и сделал в итоге только хуже, подставил людей, которым лучше было бы расстаться с третью наторгованного, чем с жизнью. Он хотел исправить хоть что-то, сообщить об этом оперативному дежурному… тогда информация пойдет дальше, этому жирному ублюдку закатят показательную порку и он поопасается связываться с девушкой из этого дукана и его дедом — дукандором. Американцев все-таки боялись, они были главными подонками в этом аду — и проще было утереться и забыть. Он увидел корму полицейского, бело-синего пикапа, сворачивающего с улицы, и побежал за ним… машины здесь двигались медленно, и он вполне мог догнать полицейскую машину и запомнить знак, чтобы потом сообщить.

Расталкивая торговцев, он рванулся вперед — и в этот момент, как раз в том месте, за углом, куда завернул полицейский пикап — раскатисто треснула автоматная очередь… Мать твою… Он выскочил из-за угла, когда все уже кончилось. Треск мотора скоростного мотоцикла — таял вдали, ему на смену приходил нарастающий вой сирен. Полицейский пикап стол, ткнувшись носом в припаркованную у обочины машину, кто-то лежал на тротуаре, около него суетились люди. Даже отсюда было видно, что стекла в полицейском пикапе — разбиты пулями.

Правосудие по-афгански свершилось.

Лейтенант развернулся — и пошел по улице в обратную сторону, смотря себе под ноги и стараясь не привлекать к себе внимания. Еще не хватало — вляпаться в это, он и так уже вляпался по самое некуда… На чекпойнте, который прикрывал въезд на территорию логистического комплекса — его проверили и пропустили быстро. По памяти — он поехал налево, пропуская мимо себя ряды массивных, запыленных контейнеров.

У гаража — он сдал машину, нигде расписываться не пришлось — машину ему давали неофициально. Дальше — он направился в штаб, чтобы отметиться и договориться о месте в конвое на Баграм… На входе в штаб — его и арестовали. Грубо, жестко — как врага. Он вошел — и кто-то ткнул ему в спину электроразрядником и нажал на кнопку. Будь он обычным солдатом — он наверняка вырубился бы. Но он не был обычным солдатом — разорвав контакт, он развернулся и двинул ублюдку локтем в лицо, хорошо так двинул. Но тут — в него выстрелили электропатроном[34] — и этого он уже не вынес… Черный колпак с него сорвали в допросной — допрашивали тут только афганцев.

Это был небольшой стандартный контейнер армии США со стеклом — превращенный в мобильный центр дознания. Такие — были по всему Афганистану и не только. Их мобильность — позволяла их быстро доставлять на место самолетами или автомобилями, и при необходимости быстро убирать — не оставляя следов. ЦРУ держало такие контейнеры в аэропортах стран Восточной Европы и даже бывшего СССР — нищие, озлобленные, имеющие мало представления о правах человека и готовые на все, чтобы угодить США — эти страны с радостью предоставляли свою территорию для противозаконных пыток и убийств. Вот только эти контейнеры — не были предназначены для того, чтобы в них содержались американцы.

Однако — он тут содержался, и от этого было никуда не деться… Допрашивающих было двое, он понял это по голосам и по силуэтам. Яркий свет прожектора бил в глаза, можно было увидеть лишь темные силуэты и какие-то искры… как нимб, исходящий от этих фигур. Только это были не святые — не было здесь святых… — Ваше имя?

— Да пошел ты! — огрызнулся лейтенант.

— Вы обязаны отвечать!

— Да пошел ты!

— Ваше имя Томас Аллен! Лейтенант Томас Аллен!

— Да пошел ты!

— К какой части вы относитесь!?

— Да пошел ты!

— Что вы делали в Кабуле?

— Да пошел ты!

— Для чего вы ездили в Кабул, лейтенант Томас Аллен!?

— Да пошел ты!

— Вы совершили что-то противозаконное, лейтенант Томас Аллен!?

— Да пошел ты!!! — заорал лейтенант.

— Что же, по крайней мере, мы уверены, что этот — будет молчать.

Лейтенант-коммандер Снейк, который смотрел на экран видеокамеры, транслировавшей происходящее в центре допросов — кивнул головой.

— Он один из лучших. С нами еще с Ирака. Один из тех сукиных сынов, которые становятся только злее от того, что их бьют. Он будет молчать, сэр.

— Его пока что не били.

— И не рекомендую. Очень — не рекомендую.

— Мы подозреваем, что ваш человек совершил тяжкое преступление.

— Это дерьмо собачье!

Хлопнула дверь. В быстровозводимое помещение — вошел контр-адмирал Бьюсак, за ним еще трое, один из них в форме армейского полковника со значком, означающим его принадлежность к командованию специальных операций.

— Что здесь происходит, джентльмены?

— Наш человек арестован военной полицией, сэр — доложил лейтенант-коммандер Снейк.

— Что?! Какого черта, мы группа особого назначения.

Стоявший тут же человек с зеленой нашивкой с двумя пистолетами[35] — решил, что самое время вмешаться.

— Полегче, контр-адмирал. Я майор Бриксби, шестая группа военной полиции, в настоящее время приписан к четыреста тридцать пятой объединенной группе. Мы проводим дознание и у нас есть на то полномочия. Если у вас есть претензии к нашей работе — можете адресовать их к нашему командиру, вице-адмиралу Роберту С. Гарварду.

При всех возможных недостатках — контр-адмирал Бьюсак дрался за своих как лев, никого не оставлял в любых обстоятельствах. И ссылка на флотского офицера выше званием — его ничуть не впечатлила.

— Мне насрать на ваше дознание и на ваши полномочия. Мы часть прямого подчинения, операция, которую мы проводим — особой государственной важности и совершенно секретна. Если вы немедленно не освободите моего человека — я позвоню министру обороны и доложу о сложившейся ситуации. Или — я могу позвонить Президенту, полномочия у меня есть. Но не факт — что после этого полномочия останутся у вас… В себя — Аллен пришел на борту транспортного вертолета, несущего его в Баграм. В вертолете был Снейк, контр-адмирал Бьюсак, несколько офицеров штаба и приписанная к ним группа охраны ВВС, отвечающая за безопасность. Он не знал о том, что его — освободили по звонку министра обороны США, предписавшего немедленно прекратить дознание.

Снейк был мрачен как туча. Аллен — предпочел ни о чем не спрашивать — ему только было непонятно одно: как вся эта история в Кабуле так быстро стала известна и повлекла столь серьезные последствия. В том дукане что — какая-то явка была?

После посадки — лейтенант-коммандер провел его в тесное здание штаба. Налил кофе — ему и себе. Кофе был на удивление хорошим.

— Теперь рассказывай — сказал он — как ты сумел вляпаться в дерьмо. Ты что — совсем рехнулся?

Лейтенант рассказал все, что произошло в Кабуле. Без утайки. Коммандер Снейк посмотрел на него как на сумасшедшего.

— Что за херню ты порешь, Аллен? Какой к чертям дукан?

— Сэр, но это так.

— Твою мать… Аллен почувствовал, что дело неладно. Совсем неладно.

— Сэр, что-то произошло?

Коммандер отхлебнул кофе, и лишь потом сказал — как плюнул.

— Дулитл убит. В Кабуле. Из американского оружия… Лейтенант Джон Дулитл был убит двумя пулями сорок пятого калибра буквально у самого американского посольства в Кабуле, в дипломатическом квартале, охраняемом как последний рубеж обороны. Стреляли в спину, дважды, с близкого расстояния, никто ничего не видел и не слышал. Тело обнаружили почти сразу же, но убийцы или убийц — уже и след простыл. Судя по направления выстрелов — стреляли из проезжающей машины, и попали очень точно. Тот, кто это сделал — знал, что делает.

И теперь — операция была под угрозой срыва… На следующий день — приехала специальная группа из дознавателей ВМФ, какие-то необычные дознаватели с большими полномочиями. Лейтенант Аллен, как человек, конфликтовавший с Дулитлом — пошел на полиграф первым и сидел там три часа, ответив на триста двадцать восемь хитро сформулированных вопросов — их учили лгать на полиграфе, но сопоставление реакций при одних и тех же вопросах, заданных в разной формулировке — должно было выявить ложь или хотя бы помочь определить степень искренности отвечающего.

Ничего не определилось. Как нельзя кстати, поспела информация из посольства США в Исламабаде — пару месяцев назад лейтенант Аллен, выполняя специальное задание ЦРУ попал в антитеррористическую полицию Пешавара и был там избит до потери сознания и сотрясения мозга. Травмы Аллена подтвердил посольский врач, в том числе травму головы.

В сочетании со специальными навыками допрашиваемого — это говорило о том, что картина исследования на полиграфе могла быть искажена до неузнаваемости и не могла свидетельствовать ни в пользу лейтенанта Аллена — ни для его изобличения.

Ничего. Ноль.

Допросили всех остальных — хотя понимали, что это бессмысленно. По журналу — выходило, что отсутствовали только Дулитл и Аллен, все остальные были в Баграме и могли подтвердить алиби друг друга, их видели и посторонние люди. У Аллена был мотив — хотя и слабый, но больше против него ничего не было.

Так ничего и не выяснив, группа дознавателей улетела в Кабул. Им приказали обо всем забыть и продолжить тренировки, информацию засекретили. По официальной версии — лейтенант Джон Дулитл погиб во время тренировочного спуска, сорвавшись с троса и сломав шею, об этом было записано в официальных документах. Естественно — настроения в группе это не улучшило.

Вашингтон. Белый Дом 29 апреля 2011 года Последнее… крайнее перед атакой совещание состоялось в ноль восемь тридцать по времени Восточного побережья, в дипломатическом кабинете Белого Дома. Участвовал весь силовой блок: Бреннан, Дониллон, Панетта, по спецсвязи из Джелалабада — участвовал Бьюсак. ЦРУ представляя директор Национальной разведки Кейпс. Не было министра обороны Гейтса, государственного секретаря Хилари Клинтон. Первый сказался больным.

Вторая была занята. Это были два опытнейших политических бойца, с отменным чутьем и их отсутствие могло бы и насторожить президента.

Не насторожило… Президент был в не слишком хорошем настроении, хоть и не показывал этого. Не далее как вчера — у него было совещание с представителями ФРС и членами экономического блока правительства. Прямо перед самой президентской кампанией — они сказали, что кризис победить не удается и есть как минимум тридцать пять — сорок процентов вероятности повторного кризиса в течение ближайших двух лет, и такова же вероятность — длительной, в пять — семь лет стагнации. И это только в том случае, если европейцы удержат евро, если нет — вероятность цепной реакции обвала по всему миру существенно возрастает. Это были как нельзя лучшие новости перед выборами — тем более, что каждый пятый американец находился за чертой бедности, а каждый восьмой — не имел работы.

Президент понимал всю тяжесть сложившейся в экономике ситуации и даже думал о том, чтобы отложить специальную операцию на несколько месяцев, чтобы она пришлась аккурат в разгар предвыборной гонки — так, она намечалась на июль-август. Но последние события — заставили наоборот, форсировать подготовку к операции.

Все дело было в человеке по имени Абу Ахмед аль-Кувейти. Аль-Кувейти — было не именем, а кличкой, что означало — кувейтянин, человек из Кувейта. Такие клички были необходимы и становились частью фамилии, потому что Абу Ахмед — очень распространенные в арабском мире имя и фамилия.

Все началось еще в две тысячи втором году — тогда в руки ЦРУ попало немало людей, занимавших высокие посты в Талибане и Аль-Каиде. Среди имен, которые удалось тогда получить — было и имя Абу Ахмед аль-Кувейти — никто не знал, подлинное оно или вымышленное. Этот человек считался курьером и никакого значения ему не придавали. Эту информацию подтвердили в две тысячи третьем году захваченный Халид Шейх Мохаммед, оперативный командир Аль-Каиды, а в четвертом году — Хасан Гул.

В две тысячи пятом году был взят живым новый командир Аль-Каиды, Абу Фарадж альЛиби, который на допросе сообщил, что курьером Бен Ладена был человек по имени Маулави Абд аль-Халик Ян, про человека с именем аль-Кувейти он не знает. К тому времени — у сотрудников ЦРУ уже было подозрение относительно аль-Кувейти — и Халид и аль-Либи всячески старались убедить следователей в том, что аль-Либи имел самое минимальное отношение к организации. В то же время — с первого года человека с подлинным или вымышленным именем аль-Кувейти никто не видел.

Однако, эта информация так могла бы и остаться без использования: в конце концов, никаких данных по аль-Кувейти не было — если бы не один аналитик ЦРУ по имени Джон.

Невысокий, неаккуратный, с внешностью бухгалтера — он обладал редкостным терпением и усидчивостью. Кропотливо перебирая протоколы допросов, запоминая имена — он скармливал это компьютерной программе, которая должна была помогать антитеррористическим силам в их работе. Эта программа, поглощая огромные объемы информации, приходящие с системы перехвата Эшелон и от ее операторов, вводящих в нее совершенно секретную информацию — должна была выстраивать что-то вроде математических моделей происходящего. Математический аппарат этой программы был настолько сложен, а количество входящих данных столь велико — что под ее работу потребовалось закупить суперкомпьютер. Но дело стоило того. Именно эта программа в середине девятого года идентифицировала аль-Кувейти и благодаря нелегально полученным базам данных перевозчиков — указала на город Абботабад в северо-западном Пакистане, известный в стране курорт и военный центр на самой границе. А потом — и на здание, построенное недавно и с очень подозрительно оплачиваемой электроэнергией.

Да здравствуют новые технологии.

Налет на Абботабад наметили на середину или даже конец лета этого года — но тут произошло событие, заставившее резко поменять планы. Wikileaks, скандально известный интернет-проект опубликовал совершенно секретные досье, в том числе подлинные протоколы допросов из Гитмо — Гуантанамо! Имя аль-Кувейти там звучало и не раз — и оперативники ЦРУ, устанавливающие размер ущерба от утечки — были вынуждены предположить, что рано или поздно на утечку обратят внимание пакистанские спецслужбы.

Как только это произойдет — аль-Кувейти будет признан ненадежным, а бен Ладен, если он там — уйдет еще глубже в тину.

Штурмовая группа была готова. Вот только: уверенности в том, пустышка это или нет — не было до сих пор.

Все молча заняли свои места.

— Джентльмены, я слушаю вас — заявил президент.

Докладывать начал Бреннан.

— Господин президент, в соответствии с планом действий в чрезвычайных обстоятельствах личный состав отряда «Нептун» переброшен на базу в Джелалабаде. У нас там два спецвертолета, три вертолета поддержки, на всякий случай там базируются Апачи и поисково-спасательная группа. Есть подготовленный резерв специальных сил. И у нас есть новые данные, господин президент. Новые изображения.

— Покажите.

Толстый конверт из манильской бумаги лег на стол, из него высыпались сделанные на дорогой фотобумаге фотографии.

— Это засек беспилотный летательный аппарат, который мы послали на последнюю разведку.

У хорошо знакомого президенту треугольного особняка — стоял белый внедорожник, еще один — заехал внутрь, в то место, которое они определили как закрытая стоянка внутри огороженной территории. До этого — они не видели таких машин рядом с домом.

— Господин президент, эти машины нам удалось отследить на снимке, сделанном трое суток назад. Вот здесь, у здания военной академии. Но до этого — их здесь не было, хотя мы просмотрели снимки за все то время, пока наблюдали за этим местом. И вот еще что… на следующих снимках — внутренний двор здания военной академии, той ночью, когда мы обнаружили там машины. В том числе — снятый в терморежиме.

Президент увидел белые точки, парами стоящие по углам, у входа в здание — и еще были во дворе.

— Это люди? Белые точки?

— Да, сэр, это люди. Военная охрана, прибывшая сюда на как минимум двух крупных военных грузовиках и вот этих двух белых внедорожниках. Эти люди заняли периметр военной академии, посты у машин. И все это — ночью, когда в военной академии нет никого постороннего. А сейчас — мы видим эти машины около интересующего нас здания… — Они что-то знают… — понял президент.

— Да, сэр, они что-то знают. Уже несколько дней посольство в Исламабаде, станция в Пешаваре, пункт в Читрале — взяты под усиленное наблюдение. Человек, сотрудничающий с нами, сообщил по чрезвычайному каналу — что за ним постоянно следят.

Президент понял, что решение надо принимать прямо сейчас. Немедленно.

— Донилон… Том, я хочу, чтобы ты вышел на контакт с Дели. Но только после того, как вертолеты будут в воздухе. Намекни им на то, что услугу, которую они нам окажут — мы не забудем, даже если она и потребуется.

— Хорошо, сэр.

— Далее. Я хочу иметь резерв на случай чрезвычайных обстоятельств. Все идет к тому, что мы заставляем наших людей сунуть голову в пасть льва. Я хочу, чтобы у наших людей был твердый шанс выбраться оттуда — даже если там их будет ждать целый полк или дивизия. Это обязательное условие, без этого операцию не начинать.

— Хорошо, сэр — ответил на сей раз Бреннан.

— И начните эвакуацию оттуда наших людей. Тех, которых следят за домом.

Подготовьтесь к экстренной эвакуации американского посольства.

— Хорошо, сэр — ответил директор Национальной разведки, принимая эту миссию на себя.

— И дайте связь с Джелалабадом.

На монитор — дали картинку из Джелалабада. Контр-адмирал Бьюсак был в полевой форме и с оружием.

— Господин президент! — поприветствовал он Обаму.

— Как у вас там дела? — поинтересовался президент.

— Ветер немного сильнее, чем мы рассчитывали, господин президент! Все остальное в норме! Обе команды готовы — и основная и запасная. Люди рвутся в бой, сэр.

Президент подумал, чем все это закончится — если пакистанцы всем знают, и там — засада. Но недолго.

— Я даю добро. Все в твоих руках, друг… Пакистан. Воздушное пространство 30 апреля 2011 года Операция Копье Нептуна Операция «Копье Нептуна» началась тридцатого апреля две тысячи одиннадцатого года по дате европейского континента — в США даты сдвинуты. Первоначально, она должна была начаться на день раньше — но погода внесла свои коррективы. Операцию передвинули на сутки — и на следующий день погоду сочли подходящей.

Оперативная группа была разделена на несколько частей, каждый имел свой позывной и свою задачу. Всего — в обеспечении операции участвовали более четырехсот человек, в том числе семьдесят девять — в отрядах особого назначения, а двадцать четыре — в ударном отряде. До многих — например, до пилотов спасательных вертолетов — информацию довели в самый последний момент и не в полном объеме. Про Бен Ладена никто не говорил, задача — обеспечить высадку спецгруппы в Пакистане и ее возврат на базе.

Группа управления в этой операции имела позывной Лима. Она состояла из наземной компоненты и воздушной. Наземная компонента представляла собой штаб в Джелалабаде на бывшей советской военной базе, там находился командующий операцией, контр-адмирал Бьюсак, сотрудники ЦРУ США, обеспечивающие разведку и связь и поддерживающие контакт с беспилотным малозаметным летательным аппаратов RQ-170 Hummingbird. Во время активных действий — он должен был находиться над целью, передавая изображение на командный пункт и в Вашингтон.

Воздушная компонента состояла из двух самолетов EA-6 Prowler, которые обеспечивали подавление сигналов вражеской ПВО и в критической ситуации могли служить платформой разведки и запасным ретранслятором.

Штурмовая группа — состояла из двух вертолетов HH-60 Silent Hawk с экипажами, двадцати четырех спецназовцев из DEVGRU, специальной морской группы развертывания, и проводника с собакой. Вертолеты имели позывные «Лезвие-один» и «Лезвие-два» и только они должны были сблизиться с целью — в случае, если все пойдет как надо.

Резервная группа состояла из двух подгрупп численностью по двадцать семь человек каждая — итого пятьдесят четыре человека. Позывные — Фонарь один и Фонарь два. По спешно откорректированному плану два вертолета MH-47 с усиленной группой спецназа на борту должны были приземлиться на пакистанской территории, примерно в двадцати километрах от границы, в Зоне племен. Если все пойдет как надо — они тихо уберутся оттуда, как все закончится. Если нет — они должны будут проследовать к Абботабаду и помочь блокированным там спецназовцам вырваться с боем из окружения… На случай, если все пойдет совсем плохо и в бой вмешаются подразделения пакистанской армии — существовала группа прикрытия — группа Копье. Восемь истребителей — бомбардировщиков F15 Strike Eagle, четыре истребителя F16, которые находились на базе Баграм в полной боевой готовности. Задействование этой группы предусматривалось лишь в самом крайнем случае — если в районе будет засада, со средствами ПВО и бронетехникой. В этом случае — группа Копье обязана была обеспечить прорыв, подавив сопротивление пакистанцев любой ценой. На задействование группы Копье требовалась отдельная санкция Президента — потому что ее задействование было чревато ядерным ударом по Джелалабаду, Кандагару и Кабулу в ответ на действия США. И, возможно — атакой авианосца Карл Винсон, находящегося сейчас в Индийском океане.

Риски были столь велики, что в последний момент — из Вашингтона пришел приказ отменить действия группы Копье. Энтузиазма участника операции это не добавило — получалось, что если что-то пойдет не так, что они останутся на территории противника без поддержки.

Группа Лезвие взлетела с аэродрома Джелалабада в одиннадцать часов пятнадцать минут, вертолеты направились строго на восток, прячась в складках местности, чтобы свести к минимуму риск обнаружения радаром. Группа «Фонарь» должна была взлететь через сорок пять минут, в двенадцать ноль-ноль. Группа Лима — уже находилась в воздухе.

Группа Лезвие. Над Абботабадом Два малозаметных вертолета взлетели с аэродрома Джелалабад первыми. Когда должна была взлетать вторая волна — они уже должны были быть у цели. Так было задумано для того, чтобы массированный взлет вертолетов не насторожил пакистанские (читай, китайские) разведывательные пункты у границы.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 26 |


Похожие работы:

«Из решения Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 25 марта 2005 года № 12 (429) «О результатах проверки эффективности и целесообразности расходов государственных средств Тульской области, в том числе использования средств федерального бюджета, перечисленных бюджету Тульской области в 2004 году»: Утвердить отчет о результатах проверки. Направить представление Счетной палаты губернатору Тульской области. Направить информационные письма Министру финансов Российской Федерации и прокурору...»

«Содержание коллективного договора 1. Общие положения 1.1. Определения 1.2. Стороны и статус коллективного договора 1.3. Цели и задачи Коллективного договора 1.4.Обязательность выполнения коллективного договора 1.5.Срок действия коллективного договора 1.6.Условия заключения коллективного договора, внесение изменений и дополнений 1.7. Контроль за выполнением коллективного договора 2. Трудовые отношения, основание возникновения, изменения и прекращения трудовых отношений 2.1. Порядок заключения,...»

«ИНФОРМАЦИЯ (МАТЕРИАЛЫ), ПРЕДОСТАВЛЯЕМАЯ АКЦИОНЕРАМ ПРИ ПОДГОТОВКЕ К ПРОВЕДЕНИЮ ГОДОВОГО ОБЩЕГО СОБРАНИЯ АКЦИОНЕРОВ ОАО «ГАЗПРОМ» В 2015 ГОДУ Москва, 2015 г. Перечень информации (материалов), предоставляемой акционерам при подготовке к проведению годового Общего собрания акционеров ОАО «Газпром»1. Информационное сообщение о проведении годового Общего собрания акционеров ОАО «Газпром». 2. Годовой отчет ОАО «Газпром» за 2014 год и годовая бухгалтерская отчетность ОАО «Газпром» за 2014 год, в том...»

«Содержание № Наименование раздела Стр. п/п Общая характеристика образовательного учреждения. 1. Условия осуществления образовательного процесса. 2. Режим обучения.. 3. Кадровое обеспечение образовательного процесса. 4. Методическая работа.. 5. 14 Состав обучающихся.. 6. 20 Результаты образовательной деятельности. 7. 21 Трудоустройство выпускников.. 8. 21 Исполнение контрольных цифр приема и государственного задания. 9. 22 Воспитательная работа.. 10. Финансовое обеспечение.. 11. 44...»

«Приложение к Альбому форм договоров № 3900 от 25.06.201 Условия предоставления брокерских услуг ОАО «Сбербанк России»Оглавление: ЧАСТЬ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. СТАТУС УСЛОВИЙ 2. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ 3. СВЕДЕНИЯ О БАНКЕ 4. ВИДЫ УСЛУГ, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫЕ БАНКОМ ЧАСТЬ 2. НЕТОРГОВЫЕ ОПЕРАЦИИ 5. ПРИСОЕДИНЕНИЕ К УСЛОВИЯМ 6. УСЛОВИЯ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО ДОСТУПА К СИСТЕМАМ ИНТЕРНЕТ-ТРЕЙДИНГА 7. ПОРЯДОК ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНТРОЛЯ ЦЕЛОСТНОСТИ И АВТОРСТВА ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ ИНВЕСТОРА. 19 8. ОТКРЫТИЕ...»

«Основные сведения об Организации Объединённых Наций Основные сведения об Организации Объединённых Наций Основные сведения об Организации Объединённых Наций Департамент общественной информации Организации Объединённых Наций Нью-Йорк Основные сведения об Организации Объединенных Наций Перевод выполнен по тексту издания Департамента общественной информации ООН «Basic Facts about the United Nations» (2014), ISBN 978-92-1-101279-8. Настоящее русское издание не является официальным переводом ООН....»

«ИНСТИТУТ СТРАН СНГ ИНСТИТУТ ДИАСПОРЫ И ИНТЕГРАЦИИ СТРАНЫ СНГ Русские и русскоязычные в новом зарубежье ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 15.10.200 Москва ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ «СТРАНЫ СНГ. РУССКИЕ И РУССКОЯЗЫЧНЫЕ В НОВОМ ЗАРУБЕЖЬЕ» Издается Институтом стран СНГ с 1 марта 2000 г. Периодичность 2 номера в месяц Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ №...»

«ISBN 978–5–9906325–6–1 «МОЛОДЕЖЬ В НАУКЕ:НОВЫЕ АРГУМЕНТЫ» Сборник научных работ II-го Международного конкурса Часть II Липецк, 2015 Научное партнерство «Аргумент» II-й Международный молодежный конкурс научных работ «МОЛОДЕЖЬ В НАУКЕ: НОВЫЕ АРГУМЕНТЫ» Россия, г. Липецк, 21 октября 2015 г. СБОРНИК НАУЧНЫХ РАБОТ Часть II Ответственный редактор: А.В. Горбенко Липецк, 2015 УДК 06.063:0 ББК 94.3 М75 Молодежь в науке: Новые аргументы [Текст]: Сборник научных работ II-го Международного молодежного...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ, ЭКОЛОГИИ И КРИОЛОГИИ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИНАУК СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИПРЭК СО РАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ И СТУДЕНТОВ ЗАБГУ «НАУКА ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ» Материалы молодежной научной сессии, посвященной празднованию Дня российской науки 9-11 февраля 2015 г. г. Чита Чита, 2015 УДК 001(08)+5(08) ББК Ч 21 я 43+Бя 43 Редколлегия: к.г.н., В.Ю. Абакумова, к.б.н., И.Л.Вахнина, к.г.н., К.В. Горина,...»

«22.09.2015 Печать документа 29 июля 1998 года  N 135­ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Принят Государственной Думой 16 июля 1998 года Одобрен Советом Федерации 17 июля 1998 года Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья  1.  Законодательство,  регулирующее  оценочную  деятельность  в  Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 27.07.2006 N 157­ФЗ) Оценочная  деятельность  осуществляется  в  соответствии  с  международными договорами ...»

«ПРЕДПОСЫЛКИ ВОСПИТАНИЯ ХАРАКТЕРА У СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ РУКОПАШНОГО БОЯ Бурко Сергей Валерьевич Национальный университет биоресурсов и природоиспользования Украины, г. Киев, Украина Актуальность, постановка проблемы. Занятия по рукопашному бою способствуют формированию физически здоровой, творчески активной личности, включенной в постоянный процесс самосовершенствования, разностороннего развития и проявления своих способностей, отдающей предпочтение волевым, нравственным и эстетическим...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Юго-Западный государственный университет» Система менеджмента качества Утверждаю Ректор университета (должность) С. Г. Емельянов «» _ 2014 г. ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДИСТАНЦИОННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ П 76.008-2014 (Издание 2) Введён в действие Приказом от «» _ 20 г. №_3 Дата введения «» 20 г. Срок действия...»

«mitragrup.ru тел: 8 (495) 532-32-82 ООО «МИТРА ГРУПП»; Юр. Адрес: 129128, г. Москва, пр-д Кадомцева, д. 15, пом. III, ком. 18А; Факт. адрес: г. Москва, ул. Ленинская слобода, д.19; ОГРН: 1147746547673; ИНН: 7716775139; КПП: 771601001; Банк: Московский банк ОАО «Сбербанк России»; р/с: 40702810738000069116; к/с: 30101810400000000225; БИК: 044525225 ОТЧЁТ № 562796-Н об оценке рыночной стоимости, трехкомнатной квартиры, общей площадью 93,7 кв. м., расположенной по адресу: г. Москва, Мичуринский...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ ОФИЦИАЛЬНАЯ БРЯНЩИНА Информационный бюллетень 17 (191)/ 18 июня БРЯНСК ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЗАК ОН БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ «ОБ ОХРАНЕ СЕМЬИ, МАТЕРИНСТВА, ОТЦОВСТВА И ДЕТСТВА В БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ» ПРИНЯТ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМОЙ 29 МАЯ 2014 ГОДА Статья 1. Внести в Закон Брянской области от 20 февраля 2008 года № 12-З «Об охране семьи, материнства, отцовства и детства в Брянской области» (в редакции законов Брянской области от 7...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА к профессиональному стандарту «Специалист по капитальному ремонту скважин» Москва 2015 Содержание Раздел 1. Общая характеристика вида профессиональной деятельности, трудовых функций.3 1.1. Информация о перспективах развития вида профессиональной деятельности 1.2 Описание обобщенных трудовых функций и трудовых функций, входящих в вид профессиональной деятельности, и обоснование их отнесения к конкретным уровням (подуровням) квалификации Раздел 2. Основные этапы разработки...»

«Статистико-аналитический отчет о результатах ЕГЭ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК в Хабаровском крае в 2015 г. Часть 2. Отчет о результатах методического анализа результатов ЕГЭ по ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ в Хабаровском крае в 2015 году 1. ХАРАКТЕРИСТИКА УЧАСТНИКОВ ЕГЭ Количество участников ЕГЭ по предмету Предмет 2013 2014 2015 чел. % от общего чел. % от общего чел. % от общего числа числа числа участников участников участников Английский язык 551 7,14 539 8,10 454 7,73 В ЕГЭ по английскому языку участвовало 454...»

«ISBN 978–5–9906325–6–1 «МОЛОДЕЖЬ В НАУКЕ:НОВЫЕ АРГУМЕНТЫ» Сборник научных работ II-го Международного конкурса Часть I Липецк, 2015 Научное партнерство «Аргумент» II-й Международный молодежный конкурс научных работ «МОЛОДЕЖЬ В НАУКЕ: НОВЫЕ АРГУМЕНТЫ» Россия, г. Липецк, 21 октября 2015 г. СБОРНИК НАУЧНЫХ РАБОТ Часть I Ответственный редактор: А.В. Горбенко Липецк, 2015 УДК 06.063:0 ББК 94.3 М75 Молодежь в науке: Новые аргументы [Текст]: Сборник научных работ II-го Международного молодежного...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Забайкальский государственный университет» (ФГБОУ ВПО «ЗабГУ») Документированная процедура ДП 7.01-03-2014 Научно-исследовательская деятельность УТВЕРЖДАЮ Ректор ЗабГУ _С.А.Иванов «» 2014 г. СИСТЕМА МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ДОКУМЕНТИРОВАННАЯ ПРОЦЕДУРА НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДП 7.01-03-2014 Дата введения: « » 20 _ г....»

«Урок внеклассного чтения по литературе на тему «Мастерская одного стихотворения» (по стихотворению Константина Михайловича Симонова «Жди меня.») Составитель: учитель русского языка и литературы Фиалковская В.П. Класс: 7 Форма проведения: творческая мастерская Тип урока: урок комплексного применения знаний Цели: Деятельностные: развивать умения конструирования индивидуальных знаний, работать в группах, представлять свои знания в группе и классе; систематизировать знания об анализе лирического...»

«СТЕНОГРАММА заседания круглого стола на тему Реализация Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы: семейные формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сопровождение замещающей семьи 30 марта 2015 года З.Ф. ДРАГУНКИНА.(Запись не сначала.).который стал главным событием по выезду нашего комитета в Московскую область. Инициатором этой замечательной инициативы стала наша коллега сенатор от Московской области Лидия Николаевна Антонова,...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.