WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 26 |

«АФАНАСЬЕВ АЛЕКСАНДР ПЕРИОД РАСПАДА МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО МЕЧ ГОСПОДА НАШЕГО * * * ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ КНИГИ * * * АННОТАЦИЯ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Лейтенант Тимоти Аллен находился во втором вертолете — золотая команда, они должны были штурмовать и зачистить комплекс. Их было тринадцать — несчастливое число, если не считать за боевую единицу собаку. С ними была собака: огромная немецкая овчарка в наморднике и с ней проводник — собака была обучена искать тайники в домах и задерживать людей. В Афганистане это хорошо работало — смертник, даже если на нем пояс шахида, вряд ли будет подрываться вместе с нечистым животным. Собаку предполагалось задействовать, если пояс шахида будет на ком то из тех, кого они найдут в доме… Лейтенант сидел у окна, оно было полупрозрачным — но все же кое-что было видно.

Они прошли хайберский проход — зарево огней, огненная змея дороги Пешавар-Кабул, движение на ней не прекращается ни днем, ни ночью — а потом ушли севернее. Сейчас — они шли горами, прячась за склонами, ныряя из одного ущелья в другое. Здесь было пусто и мёртво — только шестым чувством можно было понять, что вертолет двигается. Так — это как в ангаре подводной лодки до его затопления… — Чертова псина! — выругался Снейк, который сидел так, что псина частично лежала на нем, дыша на него — от нее воняет.

— Сэр, он приносит удачу.

— Он приносит блох. Чертова тварь… Сидевший рядом Ордус, в который уже раз проверявший свое оружие — засунул свой Р226 в кобуру на груди, взял пса и неуклюже попытался перетащить его к себе на колени — сын фермера, он любил животных. Пес глухо, недовольно зарычал — если бы не глухой намордник — он бы уже бросился.

— Осторожнее, сэр — сказал проводник.

— Нам всем… надо быть осторожнее.

Никто не хотел думать о том, что за окном. Никто не хотел думать о том, что предстоит.

Вертолет шатало в неровных воздушных потоках ущелья… — Лезвие два главный, что там у нас — запросил Снейк через систему внутренеей связи.

— Тридцать пять майк. Немного опаздываем. Сейчас будет Папа-таун[36], обходим с севера.

Зарево огней, далеко на горизонте — как пожар. Два вертолета неслись в ночи — и никто нее знал, что их ждет в пункте назначения.

На Абботабад они вышли точно. Помимо станции спутниковой навигации на каждом вертолете — во время эвакуации агенты ЦРУ оставили радиомаяк, работающий в постоянном режиме на частоте, которая мало кем использовалась. Сейчас пилоты шли точно на него, зная, что цель — меньше, чем в полумиле от маяка.

— Палм-Бич! — крикнул пилот, отмечая последнюю точку перед целью. Каждая такая точка называлась условными обозначениями, в качестве которых использовались названия американских городов.

— Четыре майк, готовность! — проорал выпускающий сержант в отсеке Лезвия один, головного вертолета основной боевой группы.

— Лима, Лима я Лезвие — один, продвигаюсь вперед для выполнения десантирования.

— Лезвие один, вас понял.

Два вертолета HH-60 с комплектом Silent Hawk для снижения радиозаметности — ушли вперед. Вертолеты «Фонарь один» и «Фонарь два», несущие резервную группу спецназа и большую резиновую емкость с топливом в смертельно опасной операции Копье Нептуна — остались в пограничной зоне одни. Они совершили посадку всего в трех километрах от границы на пакистанской стороне.

Командир экипажа вертолета с позывным «Лезвие два» переключил на себя связь с центром управления операцией.

— Лима, Лима, я Фонарь два, пять майк до точки, у нас все о-кей, прошу информацию по обстановке.

— Фонарь два, пока все чисто, повторяю — все чисто, бандитов в ваших секторах нет.

— Лима, вас понял, присматривайте за нами.

— Фонарь два, мы сам внимание. Удачи вам там.

— Я Лезвие два, цель идентифицирована, повторяю — цель идентифицирована.

Наблюдаю активность, захожу на цель. Атака, атака, атака!

— Лезвие два, левый борт горячий!

— Лезвие два, правый борт горячий![37] Люки по левому и правому борту малозаметного вертолета «Лезвие два», которые в положении «прорыва» были плотно задраены — сейчас были открыты и в каждый из них — смотрел ствол пулемета М-240Е6 готовый огрызнуться огнем.

Борт вертолета НН-60 1 SOAR USAF «Лезвие два»

Pave Hawk — гибрид транспортного и ударного вертолета, с максимальным вооружением по возможностям поддержки десанта он не уступал AH-64A Apache самых первых серий, но в отличие от Апачей даже с самой тяжелой загрузкой он мог нести десять десантников.





Сейчас, после переоборудования машины в малозаметный вариант, вооружение было снято, заменено лишь на два бортовых пулемета, в каждом вертолете было по двенадцать спецназовцев DEVGRU, после нанесения удара по зданию первый из них должен был высадить на крышу и во двор здания две специальные группы, соответственно «красная команда» и «черная команда». Они должны были провести штурм здания, одновременно с двух направлений, с крыши и со двора. Во втором вертолете были снайперы, переводчик, кинолог с собакой и еще одна штурмовая группа, «золотая команда» в задачу которой входило зачистить второстепенные объекты, такие как гостевой дом. После того, как первый вертолет высадит десантные группы и прикрытие снайперов будет не нужно — второй вертолет должен будет совершить посадку на поле рядом с домом либо, в ситуации противодействия — высадить группу на тросах.

Перед тем, как идти на эту операцию, связанную с глубоким проникновением на территорию чужого и возможно враждебного государства — они долго тренировались в «проникающих» полетах над территорией Ирака и Афганистана и быстрой высадке десанта под огнем. Они знали, что объект защищают до двадцати боевиков и были готовы к противодействию, отрабатывали это на учениях — с имитационными боеприпасами, естественно. Но жизнь — как обычно поломала все планы быстро и сразу.

Капитан ВВС США Тимоти Сталкер пилотировал головной НН-60 «Лезвие один» почти на инстинкте, он работал на этом вертолете восемь лет, из них четыре года возил спецназ и мог пилотировать вертолет в ночное время с закрытыми глазами. На голове его был специальный шлем с забралом, на которое отражалась информация от FLIR, радара для полетов в сплошной темноте, и одновременно информация от терморадара, интегрированного в систему прицеливания.

— Лезвие два, я Лезвие один, захожу на цель с востока.

— Лезвие один, я Лезвие два — тебя понял. Остаюсь на исходной.

Объект, который он много раз видел на компьютерном мониторе — существовала трехмерная проекция этого объекта и прилегающей местности — приближался, он обратил особое внимание на четвертый этаж здания — там было что-то вроде укрепленной огневой позиции, чтобы простреливать ведущую к дому дорогу. Но там никого не было — ни единого белого пятна.

— Тридцать секунд! — прокричал он в микрофон для десантной группы.

— Тридцать секунд, готовность!

Кто-то из ударной группы «черных», которых он вез — отодвинул в сторону дверь десантного отсека. Капитан маневрировал, призывая в помощь весь свой летный опыт — чтобы высадить группу именно там, где нужно.

В этот момент — по крыше метнулась тень — они появились как из-под земли! Потом — здание озарила вспышка.

— Вспышка! Она летит к тебе! — позабыв всю процедуру связи, закричал пилот Лезвия — два, подполковник Моуден.

Он дернул ручкой, слишком резко… и почувствовал, как вертолет проваливается назад.

Коварный характер неотработанного вертолета дал о себе знать самым худшим образом.

Управление потеряно, лопасти больше не держат вертолет в воздухе — и он падает. Сбоку, почти впритирку с кабиной — пронеслось что-то, оставляя дымный след.

— Держитесь! Лезвие один совершает жесткую посадку в районе с координатами… Вертолет тяжело хрястнулся обо что-то хвостом, это частично уменьшило силу удара.

Потом был еще один удар — такой, что содрогнулся вертолет. Капитан сильно ударился головой — так сильно, что расколол забрало шлема. Последнее, что он видел перед тем, как потерять сознание — красные трассы, летящие в небо.

Вашингтон. День операции Один из штабов операции «Копье Нептуна» был организован в самом делом доме, в небольшом помещении со столом и большим монитором: оно использовалось как запасной центр секретной связи.

В зале заседаний Совета национальной безопасности собрались все действующие лица: Гейтс, Донилон, Клинтон, Кейпс. Директор ЦРУ Леон Панетта наблюдал за операцией из здания в Лэнгли из оперативного штаба. В помещении спецсвязи находился только заместитель командующего USSOCOM бригадир Маршалл Уэбб. В ожидании новостей никто не мог сидеть на месте — кто-то нервно ходил по кабинету, ктото ел сандвич или пил кофе, чашка за чашкой.

Примерно в четырнадцать ноль — ноль по вашингтонскому времени — в то время, как в Пакистане была ночь, в Вашингтоне самый разгар рабочего дня — собравшиеся услышали звук вертолетных лопастей. Президент возвращался в Белый дом — до этого, он предпочел уехать, чтобы не нервничать.

Президент почти бегом вбежал в восточное крыло, поднялся в зал заседаний СНБ. Со словами «Я должен это видеть» — пошел к центру связи. Остальные последовали за ним.

В помещении центра связи мест было как минимум вдвое меньше, чем количество людей, которые набились в него. Посадили Президента, миссис Клинтон как даму, министра Гейтса как человека, которому стоять уже тяжеловато. Остальные встали за их стульями, у входа, не желая ничего пропустить из разворачивающейся перед ними на экране монитора драмы.

Видно было плохо. Различные оттенки черного и серого, потом — огни города, любой город даже ночью имеет источники света.

— Что происходит? — спросил президент.

— Они у цели — почему-то шепотом сказал Уэбб — они прорвались, сэр.

Затем — они увидели вспышку в центре экрана — аппарат фокусировался на цели.

Опытный, не раз такое видевший бригадир Уэбб выругался сквозь зубы.

— Что-то не так?

— Похоже, они нарвались на сопротивление — ответил Гейтс… Бригадир взял трубку спутникового телефона, начал набирать номер. Огонь не прекращался, всем показалось, что они видят один из вертолетов. Только Уэбб и скорее всего Гейтс смогли понять, что дело худо. Вспышки выстрелов были подобны искрам электросварки — и их было много. Очень много… — Что там делается? У нас проблемы, да?

Уэбб выслушал доклад, сказал только одно слово «действуйте». Положил трубку.

— Да, сэр, у нас проблемы. Они обстреляны, один из вертолетов уже на земле. Второй совершил посадку.

— Что значит «на земле»? Что это, черт возьми, значит?! Он сбит?

— Совершил экстренную посадку, сэр, причем во внутреннем дворе. Вероятнее всего, сбит. Второму удалось сесть, периметр не прорван. Они дали сигнал тревоги… И в этот момент — прервалась трансляция… Борт вертолета НН-60 160 SOAR USAF «Лезвие два»

Снайперскую группу, прикрывающую место высадки — составляли два снайпера и координатор. Все они находились по правому борту вертолета, люк был открыт. Первый снайпер поместил свое оружие в порт для пулемета, второй — вынужден был устроиться у двери. Они еще не вышли на позицию — а кто-то уже увидел вертолеты и открыл по ним огонь из гранатомета. Они видели вспышку и серую полосу дыма — выстрел из РПГ-7… — Контакт! РПГ — на час!

— Вспышка! Она летит к тебе — крикнул по связи командир их вертолета, пытаясь предупредить коллегу об опасности.

Один из снайперов был вооружен винтовкой М110, другой — карабином М4 с ночным прицелом и глушителем.

— На крыше!

Гранатометчик упал, не успев укрыться… — Лезвие один падает, он падает!

Только этого еще не хватало… — Третий этаж, балкон — контакт!

Света не было, но наблюдатель заметил движение на третьем этаже. Снайпер с карабином — дал короткую очередь… — Цель… нейтрализована… — Подтверждаю, цели нет! — доложил второй снайпер.

Ракета прошла мимо, это видели — но вертолет Лезвие один со штурмовой группой исчез за высоким забором, было видно, как полетели обломки. Пламени, сопровождающего взрыв баков — не было видно. Хоть что-то хорошее… — Лима, это Лезвие два, Лезвие два, мы над целью! Лезвие один упал в районе цели, мы его не видим, повторяю — нет визуального контакта.

— Лезвие один, это Лима, выйдите на связь!

— Лима, это Лезвие один, нахожусь на земле, повторяю — нахожусь на земле. Лезвие один не наблюдаю, повторяю — Лезвие один не наблюдаю.

— Лезвие два, десанту готовиться к сбросу, десанту — на сброс! Все накрылось к чертовой матери!

— В зоне сброса чисто! Сто пятьдесят футов! Сто тридцать!

Офицер DEVGRU, командующий резервной золотой командой и являющийся старшим по званию офицером на месте цели — сунулся в пилотскую кабину, лицо его уже было раскрашено маскирующим кремом, на глаза — опущен ночной монокуляр.

— Что там у нас?

— Сопротивление выше расчетного, Лезвие один сбит. Уничтожили стрелка и ракетчика с РПГ, но там могут быть еще.

— Черт… — Фонарь два, это Лима, штаб запрашивает возможность активизации плана Б, повторяю — штаб запрашивает возможность активизации плана Б.

— Лима, твою мать, там сбитый вертолет и десять наших парней!

— Лезвие, вопрос — ты сможешь их забрать?

Мать их… — Лима, я иду на снижение, высажу десант на запасной площадке! Продолжаем операцию, повторяю — продолжаем операцию!

— Сэр!

— Готовь своих людей, я высажу их перед зданием!

— Постарайтесь как можно ближе, сэр!

— Черт бы вас побрал. Постараюсь… Подполковник снизился насколько, насколько мог и завис, не выпуская шасси и не касаясь земли. Вертолет мотало, он удерживал его ручкой управления, чувствуя, как с каждым покинувшим его спецназовцем вертолет становится легче.

— Десант на земле!

— Сэр, снайперы просят подняться повыше, чтобы прикрыть действия наземных групп огнем.

— Лезвие два, это Лима, вопрос — что там у вас происходит, черт побери! Вы высадили золотых?

Твою мать… — Лима, десант на земле, повторяю — десант на земле! Лезвие один сбит в районе цели, повторяю — Лезвие один сбит в районе цели. Сопротивление выше расчетного, нас обстреляли из РПГ.

— Лезвие два, вопрос — вы можете держаться в воздухе? Доложите ваши повреждения!

— Лима, повреждений нет, мы можем держаться в воздухе, но думаю, что мне придется совершить посадку! Это надолго!

— Лезвие два, я направляю к вам вертолет с резервной группой. Действуйте по обстановке.

— Лима, вас понял… — Сэр, снайпер доложил, что подавил еще одну огневую точку. Бортстрелок вести огонь не может, опасная близость!

Черт… На вертолете был пулемет — но единственными, кто мог вести огонь — оказались снайперы. Какого хрена тогда вообще пулеметы поставили… За несколько дней до этого Апрель 2011 года Где-то в Пакистане Белого цвета «Лэндровер» остановился на обочине дороги, ведущей в Читраль — очень опасное место, высокогорный город на самой границе с Афганистаном. Следом за ним — на обочине дороги остановилась «Тойота» производства восьмидесятых годов, но все еще бодрая и старый, носатый грузовик Мерседес.

Сидевший на переднем сидении человек посмотрел на часы. Рано… — Господин бригадир, а он придет? Он может нас предать.

Бригадир не обернулся. Будь это кто-то другой — он получил бы пощечину и заткнулся — но это был Тарик. Тарик, сын майора Амаля и одной девушки, которую он любил очень — очень давно и даже не хотел вспоминать ее имени. Их пути разошлись, он ушел в Пакистан, она вышла замуж, ее супруг, майор Амаль стал полковником, потом генералом, но уже генералом армии Талибана и погиб под бомбами в районе Вардака при отступлении.

Она умерла еще раньше — в Кабуле, от лихорадки, от которой в Афганистане не был застрахован никто. Бригадир нашел Тарика совершенно случайно, уже в Пакистане, выправил ему гражданство, устроил его в армию. И оставил его при себе — он поклялся памятью погибших — что выведет Тарика в люди. Только так он и мог отплатить своей погибшей стране и своей гибельной любви… — Он не предаст — тяжело ответил бригадир.

— Но почему, о муаллим?

— Он мстит.

Про него и про Тарика думали всякое. В Пакистане — мужеложство существовало всегда, многие из имамов мечетей сожительствовали с маленькими мальчиками — а около бригадира никто и никогда не видел женщины. Но пусть думают, что хотят в меру своей испорченности и мерзости, главное — он знает. И этого достаточно… Когда минутная стрелка на часах бригадира коснулась двойной отметины, единственной на циферблате — впереди, поднимая тучу пыли, затормозил новенький джип «Тойота».

Бригадир вгляделся — номер те, о которых и договаривались.

— Всем оставаться на местах. Не выходить из машин.

Холодный ветер с гор ударил с лицо. Стараясь не дышать гарью и поднятой колесами пылью, бригадир пошел к новенькой Тойоте. С переднего сидения — выскочил нукер — молодой, вооруженный. Уважительно поклонившись, открыл перед бригадиром дверь.

— Салам алейкум — поздоровался бригадир, садясь на роскошное, королевской роскоши заднее сидение «двухсотой» Тойоты.

— Ваалейкум ас салам, Тарик-эфенди — ответил пожилой, благообразного вида мужчина перебирающий янтарные четки своими старческими, но все еще сильными пальцами — воистину, Аллах улыбнулся при твоем рождении.

— Перестаньте, полковник — брезгливо сказал Тарик — вы не верили в Аллаха тогда, стоит ли оскорблять Его лицемерием сейчас. Никто из нас не верил, и я удивлюсь, если вы прочитали хоть один ракат за последние несколько дней… — Спасутся те, которые уверуют, капитан — ответил бывший полковник армии Демократической республики Афганистан Саид Джан — стоит ли отрезать путь к спасению.

— А он давно для меня отрезан. Иди вперед, не оглядываясь назад, не то обратишься в камень, знакомо?

— Да, он для тебя давно отрезан, капитан… — сказал полковник — тогда удовлетвори мое старческое любопытство. На кого ты все-таки тогда работал? На нас? Или на проклятого предателя пуштунского народа, на собаку Наджиба? Кто ты, капитан? Может ты и сейчас — работаешь на две стороны?

— Я работал на родину. Но вам это не понять. Где они?

Полковник вздохнул. Отложил четки в сторону. Достал из бардачка свернутую карту.

— Они здесь.

Бригадир придержал карту. Красным, командирским карандашом была поставлена отметка у населенного пункта Коталь.

— Где именно?

— В мечети, где же еще. Ты знаешь обычаи.

Бригадир их знал. Правоверному путнику, которому негде жить — на ночь всегда открыта дверь мечети, и никто не посмеет запереть ее.

— Только в мечети?

— Не только. Есть пещера. На востоке.

— Где именно?

— Увидишь сам. Или забыл, чему тебя учили шурави?

— Нет. Не забыл. Сколько там человек?

— Шестеро. Гражданские.

— Охрана?

— Человек десять. Не больше. Самых преданных — остались после его смерти.

— Значит, это все-таки правда. Где он захоронен?

Полковник покачал головой.

— Этого не знаю даже я. Знаешь поговорку: если секрет знают много — это не секрет.

Если секрет знают двое — это фокус. Если секрет знает один человек — это магия.

— Разумно.

— Он стал знаменем. Ты знаешь, как это происходит здесь. Мертвый — ценнее живого.

Он не совершит харама. Не сойдет с пути… — Почему именно там? — спросил бригадир.

— Что ты хочешь узнать?

— Они не пошли бы в первое попавшееся место. У стен есть уши, у гор — глаза. Почему именно там?

— Там живет шейх Хамди. Он не только многим обязан — они породнены через детей.

— Через которых?

— Ты не знаешь. Один из его детей появился в Афганистане. Он никогда не признавал его — но всегда помогал. Этот ребенок от шиитки[38].

— Он тоже там?

— Да. Он тоже там. Все они — там, капитан. Все — там.

— Как узнать дом шейха?

— Самый большой. И первый — от мечети. И поторопись, капитан — я слышал, там неподалеку летали американские вертолеты.

Нет… ничего не предпримут. Бэнкс, который пять лет тут сидел — его вышибли из страны — а Виденс только приехал… в дела не вошел. Время в любом случае есть — если даже они достоверно знают. Но немного.

Бригадир пакистанской армии Алим Шариф козырнул, не по уставу, приложил два пальца к непокрытой голове.

— Счастливо оставаться, полковник.

— И тебе счастья… капитан.

Хлопнула дверь. Газанув, «Тойота» отъехала, окатив бригадира мелкими камешками и пылью, поднятыми колесами.

Немного придя в себя от встречи с прошлым — бригадир помахал рукой — общий сбор.

Захлопали дверцы машин, откинулся задний борт грузовика — и на обочину стали спрыгивать вооруженные до зубов солдаты элитного, горнострелкового полка. Тарик, вышедший из Лэндровера — нес автомат для бригадира и своего приемного отца.

Бригадир передал карту подбежавшему к нему майору, тот глянул на нее, сверился со своей.

— Выступаем. Трое в головной дозор! Смотреть по сторонам — пошли!

Бригадир принял автомат, привычно отвел затвор, чтобы убедиться, что патрон в патроннике. Забросил его за спину.

— Муаллим, я хочу пойти с вами — сказал Тарик — разве я не солдат?

— Гони машины назад — сказал бригадир тоном, не терпящим возражения — это приказ. Сиди на рации, не слезая. Этим — ты поможешь мне.

Бригадир знал, что осталось немного. Даже не знал, скорее — чувствовал. Рано или поздно… везение не может длиться вечно, не одни — так другие. Но он должен успеть сделать то, что сделать должен. И оставить что-то за собой… Не оборачиваясь, бригадир пошел по тропе, догоняя ушедшую группу спецназа.

Ложились спать здесь рано. С закатом… Как только солнце зашло за горы и стало темно — горы пришли в движение. Медленно, метр за метром — черные тени пробирались все ближе к деревне. Сжимали кольцо.

— Зульфикар[39]— один, наблюдаю первого — доложил снайпер, лежащий рядом с бригадиром — готов поразить цель.

— Зульфикар — два, наблюдаю цель. Цель движется, готов работать.

За то время, пока отряд спецназа провел у деревни — они вскрыли всю систему охраны и наблюдения, которая здесь была. К деревне было не так-то просто подобраться — она находилась на самом гребне, у верха, что было нетипично для местных поселений. Первый наблюдатель сидел на минарете круглые сутки, наблюдая за возможным появлением вертолетов. Второй — был чуть в стороне, он ошивался у домика, который вероятно строился как гостевой. Пролет небольшого беспилотника, закупленного у США для борьбы с терроризмом — показал, что крыла у этого домика не простая — она построена так, что ее можно быстро сбросить. Значит, там или ДШК или что похлеще. У наблюдателя на минарете гранатомет и он может очень даже неплохо бить по подлетающим вертолетам. А вот нападения с земли они не ждут.

— Группа один на позиции! — доложил один из офицеров. Первая группа должна была блокировать со всех сторон дом шейха.

— Группа два на позиции — доложил майор. Вместе с небольшой, отборной, хорошо подготовленной группой — он взялся зачистить пещеру. Все группы сменили оружие — теперь они были вооружены пистолетами — пулеметами НК МР-5К с глушителями и лазерными прицелами, как нельзя лучше подходящими для штурма и зачистки помещений.

— Снайперам — огонь! — принял решение бригадир.

Рядом щелкнула винтовка и сразу — еще раз.

— Зульфикар один, цель поражена.

— Зульфикар два… цель двигается… цель лежит.

— Штурмовым группам вперед!

В бинокль это выглядело совершенно обычно. Черные тени, подбиравшиеся со всех сторон к большому жилому дому, вдруг разом пришли в движение, у ворот — как китайская хлопушка хлопнул взрыв, и группы проникли внутрь. Потом — еще одна вспышка, уже внутри периметра, они могли видеть только отсвет за дувалом.

— Из мечети выходят вооруженные люди — доложил снайпер Зульфикар-один — передвигаются бегом.

— Снайперам один и два, цели на улицах — уничтожить.

Захлопала винтовка, посылая пулю за пулей… — Группа один — вспышка, вспышка! Именем Аллаха — вспышка!

Бригадир облегченно выдохнул. Он сделал это! И не именем Аллаха — но именем тех, кто погиб тогда. Хотя в этом — он не признался бы и себе самому… — Вызывайте вертолеты. Немедленно… Ночь на следующий день Абботабад. Высшая военная академия Бригадир пакистанской армии Алим Шариф, сильно поседевший и осунувшийся за последнее время — сидел на раздрызганном стуле в подвале академии, пил чай и слушал приглушенные крики, раздающиеся из импровизированной камеры, в которую превратили одно их помещений с надежным замком в подвале. Когда-то — здесь хранили учебники, содержащие секретные сведения… — Он ничего не скажет… — майор Реза почтительно наполнил чашку бригадира чаем, как только она, опустевшая, коснулась стола, потом налил и себе.

— Скажет… — бригадир посмотрел на часы — рано или поздно скажет. Пойди и передай, чтобы прекратили… — Слушаюсь.

Двадцатитрехлетнего сына Осамы Бен Ладена, Халида — трясли уже двадцать четыре часа: избивали, но так, чтобы только причинять боль и не давали спать. Сейчас, по прикидкам бывшего капитана ХАД, а ныне бригадира спецслужб Пакистане Алима Шарифа — самое время было показать задержанному пряник.

Бригадир допил чай — не спеша, со вкусом. Потом — направился к камере… Надо сказать, что Халид еще легко отделался. В Пакистане про права человека забывали легко и просто, все существование этого государство было основано на принуждении и насилии. Халид висел, подвешенный за наручники на крюк к потолку, и все тело его было в синяках от резиновых шлангов. Но, выполняя приказ бригадира — били умеренно, даже нос не разбили… Впрочем, они только начали… Бригадир толкнул дверь камеры — и она открылась со скрипом несмазанных, несущих тяжелую ношу петель. Снял с крюка висящего на нем человека, с усилием перетащил его к стулу. Несмотря на не слишком высокий рост и непрезентабельную внешность — бригадир был сильным. Очень сильным… — Мне нужна твоя помощь, Халид — сказал он, сев напротив.

Халид вместо ответа сплюнул на стол кровь.

— Мне нужен ответ на один вопрос, Халид. Только один. Пора это все закончить. Скажи мне — и я уйду.

— Нет… — Ты напрасно упорствуешь. Рано или поздно — мы все равно найдем это место. Мы сделали ошибку, но мы ее исправим… Халид поднял голову — и внезапно плюнул в лицо бригадиру слюной, смешанной с кровью. В глазах его — плескалась ненависть.

— Аллах покарает тебя на небесах, а его воины — на земле.

— Лает тот, кто не может укусить. Ваше дело проиграно, Халид. Настали другие времена. Совсем — другие.

— Ты можешь убить меня, как убил моего отца! Но если ты даже будешь резать меня на куски, я ничего не скажу.

— Зачем же убивать тебя? Я лучше убью твою семью. Отцы поели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина… Ах, да, это из Библии… Халид попытался вскочить со стула — но это ему не удалось.

В допросную — заглянул майор Реза, показал рукой — телефон.

— Никуда не уходи, Халид. И подумай над тем, что я тебе сказал. Даже просто умереть хорошей смертью — милость Аллаха… Самой большой глупостью было думать — что Талибан и Аль-Каида это одно и то же.

Американцы по наивности своей так думали — может быть, именно поэтому и захлебывались кровью в афганских горах, воюя без шанса на победу.

Что такое Аль-Каида? Это проект ЦРУ США и Мухабаррат аль-Амма, саудовской разведки, вышедший из под контроля американцев. Что такое Талибан? Это проект пакистанской разведки и отставных пакистанских генералов, впоследствии поддержанный кое-кем из американских нефтяных магнатов. Американцы хотели получить нефтепровод — из Средней Азии и от Каспия в порт Карачи. Пакистанские генералы хотели получить лояльную и подконтрольную страны на западной границе, полигон для распространения влияния на север, зону для нелегального выращивания наркотиков. Аль-Каиду и Талибан нельзя отождествлять, более того — первоначально Бен Ладена вообще в Афганистане не должно было быть. Он переехал туда после того, как порвал отношения с ЦРУ и в Судане — оставаться стало небезопасно. За то, чтобы его приютили в Афганистане, он взял деньги — но разве лендлорд отвечает за убийство, произошедшее в доме, который он сдает.

К одиннадцатому году Аль-Каида аль-Сульбах стала почти что лишним звеном в раскладе. Пакистан получал крышу у Китая — и за счет этого пакистанская элита стала намного агрессивнее вести себя. Если до договоренности с Китаем — она была вынуждена играть под американскую дудку, позволить разместить в стране базы беспилотников, дополнительные силы ЦРУ, позволить агентам ЦРУ работать почти открыто, выдавать американцам людей, арестованных за террористическую деятельность — то после договоренности с Китаем это США вынуждены были долго просчитывать последствия каждого своего шага. Саудовская Аравия, почувствовав слабость и безвыходное положение США — переметнулись моментально и за год — наладили столь тесные отношения с Пакистаном — что была достигнута договоренность о том, что в случае войны с Ираном или любой третьей ближневосточной страной — Пакистан направляет свои войска на помощь и передает Саудовской Аравии ядерное оружие со средствами доставки — не бесплатно, конечно.[40] С этим и были связаны резкие перемены в Пакистане. Беназир Бхутто, ставленник прозападных сил, сама бывший премьер и дочь убитого премьера Бхутто — была убита во время митинга террористом — смертником. Этого не произошло бы, если бы не четко выраженная смена позиции пакистанского генералитета: навязываемый им «контролер»

сверху был безжалостно уничтожен. По этой же причине вынужден был уйти в отставку генерал Первез Мушарраф. Его отставка была инспирирована внутренними, а не внешними причинами. Генерал Мушарраф, который с самого начала был настроен на сотрудничество с Западом ушел, потому что понимал: он лишний, он потерял поддержку в стане военных. И если он не уйдет по хорошему — то станет вторым пакистанским генералом, следом за Зия уль-Хаком, совершившим переворот и погибших на своем посту от рук убийц.

При этих условиях — человек по имени Осама Бен Ладен стал не только не нужен — он стал почти что опасен. Потому что он слишком много знал — его откровения относительно того, что происходило тут в девяностые, относительно военной помощи моджахедам и как она была использована, относительно договоренностей, касающихся трансафганского нефте и газопровода из Средней Азии, кто из американцев и в каком количестве финансировал Талибан для «замирения» Афганистана — все это могло стать политической бомбой.

Именно поэтому — Бен Ладена надо было убрать.

Бен Ладена убил в двух тысяч восьмом году человек по имени Алим Шариф, бригадир пакистанской армии и разведчик, обучавшийся еще в спецотделе ХАД. Сделал он это потому, что такое решение было принято на тайном совещании бывших и действующих пакистанских генералов: как один из шагов к расчистке пути для прямых договоренностей с Саудовской Аравией и Китаем. В убийстве участвовала саудовская разведка Мухабаррат альАмма, которой тоже было невыгодно, чтобы Бен Ладен был взят живым и заговорил.

Лекарство от почек, смешанное с ядом — почти тот же почерк, что и при ликвидации в России бандглаваря Хаттаба — дошло по назначению: информация о смерти Бен Ладена была подтверждена сразу из трех независимых источников. О смерти никому не сообщили, никому из непосвященных не было известно, где захоронен отец современного террора.

Живым — он был невыгоден никому из игроков, мертвым он был выгоден всем. Восток — совершенно особенное место, мертвые участвуют в сражениях наряду с живыми.

Взорванные, повешенные, расстрелянные — их суровые лики глядят на молодых муджахеддинов со стен и экранов телевизора, их не знающий снисхождения взгляд выискивает слабых и колеблющихся в умме[41]. Мертвый, но оставшийся в памяти людей как живой — Осама Бен Ладен должен был стать ликом террора, мучеником, зовущим к освобождению всех Святых мест, к установлению исламского халифата на всем земном шаре, к возмездию. Мертвый — он не раскается, не предаст, не наговорит лишнего, не будет схвачен американцами и привезен на позорный суд. Так думал бригадир Алим Шариф, тоже в каком то смысле отец — отец Талибана. Но его начальство — думало иначе… После короткого телефонного разговора — бригадир Алим Шариф взял машину и немедленно выехал в Равалпинди где должна была состояться встреча. Ночью — на дороге машин почти нет, и он гнал как сумасшедший. С собой он взял только Тарика… Встреча состоялась на поле для гольфа. Построенное еще британскими офицерами для приятного времяпрепровождения на чужой земле — сейчас оно было одним из самых популярных мест для развлечений высшей пакистанской элиты. Была ночь, по периметру поля включили прожектора. Бойцы личной охраны и расквартированного поблизости пехотного полка — заняли позиции по периметру, готовые стрелять. Все было серьезно — с бронетранспортерами у въезда… Бригадир Шариф не стал брать клюшку. Он почтительно подождал, пока генералы — многие из них в отставке, но они были влиятельнее, чем действующие — закончат играть.

Наконец, двое подошли к нему. Это произошло быстро — ночью играли только четыре лунки, по-быстрому… Один из подошедших когда-то был начальником Генерального штаба Пакистана. Второй — министром внутренних дел. Отцы Талибана… — Салам… — Ва алейкум ас салам, эфенди — поклонился бригадир, хотя перед ним были просто гражданские люди.

— Ты добился своего? — спросил бывший министр.

— Эти люди у меня — коротко ответил бригадир, и добавил — живые.

— Это хорошо. На этом твоя работа выполнена. Утром прибудут люди, ты передашь им всех, кто у тебя есть.

Это в корне противоречило тому, что говорилось раньше.

— Слушаюсь, эфенди… — бригадир не осмелился сказать ни слова против.

Министр и начальник Генерального штаба переглянулись.

— То, что будет происходить дальше — не твоя забота. Ты должен будешь заняться коечем иным. И в другом месте. Это очень важная и ответственная работа. За нее ты получишь чин генерал-майора и станешь — таким же, как и мы.

— Ты делом доказал свою преданность, рафик, и мы считаем нужным вознаградить тебя — сказал министр внутренних дел — что же касается награды, то в награду ты получишь дом. Дом в Исламабаде, рядом с нами.

Рафик… Он думал, уже никто не помнит. Ан нет — помнят… — Аллах, да вознаградит вашу доброту.

— Иди. Утром… точнее следующей ночью — передашь своих пленников нашим людям.

И немедленно, со своими людьми ты покинешь Абботабад.

Объект в Абботабаде, известный как «убежище» — никогда и не был домом для Бен Ладена. Это был центр дознания пакистанских спецслужб, использующийся так же в качестве укрытия.

Об этом — говорило практически все. Согласно показаниям свидетелей — в здании была очень скромная обстановка, люди спали на кроватях с тонкими пенополиуретановыми матрацами, нормальных одеял то же не было. Внутренняя планировка здания была больше похожа на отель, нежели чем на жилое здание — отдельные, отгороженные друг от друга апартаменты с дверьми, выходящими в коридор.

Некоторые коридоры никуда не вели, некоторые двери и ставни — были ложными, когда ты их открывал — то упирался в кирпичную стену. В нескольких местах — в самом доме были поставлены решетки, как в тюрьме, не бронированные двери — а именно решетки. В доме не было почти никаких личных вещей, зато было полно оргтехники. Комната, которую потом назвали классом для детей Бен Ладена — была больше похожа на помещение для брифингов. Никакой дом — так не строится и так не выглядит.

Именно туда — перевезли на следующую ночь пленников, чтобы работать с ними. Но помимо этого — у пакистанских военных были и другие планы. Иначе — пакистанский офицер никогда не подтвердил бы американцам большое значение убежища в Абботабаде и не предоставил бы им свой дом для оборудования там пункта слежения. Да и… как думаете, сколько мог бы тайно просуществовать укомплектованный американцами пункт слежения в таком месте, как Абботабад? А?

Борт вертолета МН-47 160 SOAR USAF «Фонарь один»

Ровно двенадцать ноль — ноль по местному. Начало нового дня… Два вертолета МН-47 — грузные, но оснащенные по последнему слову техники «летающие коровы» оторвались от взлетки Джелалабада и пошли на восток. Самый надежный путь в Пакистан — это «Хайбер Пасс», хайберский проход. Но он плотно прикрыт радарами, теперь это китайские радары и они зорко отслеживают любое движение в этом районе — не просто так все чаще и чаще американские беспилотники терпят крушение в этом районе, особенно беспилотники новых моделей. Они пошли намного севернее, чтобы, перевалив через горные кручи — достигнуть промежуточной точки посадки, которую подобрал для них штаб с помощью трехмерной карты местности и беспилотника, кружившегося несколько суток над этим районом. От промежуточной точки до цели — было примерно семьдесят миль, от границы — три, это было что-то похожее на русло сухой реки, вади… — Восемьдесят процентов… озабоченно сказал второй пилот вертолета, смотря на показатели работы турбины — мы на пределе.

— Температура? — бросил майор, обратив все свое внимание на экран, показывающий картинку в ночном режиме и на показатель высоты над уровнем поверхности.

— Девятьсот шестьдесят,[42] медленно поднимается.

— Контролируй. Что с топливом?

— Немного экономим. Примерно восемь галлонов плюсом.

Несмотря на огромные дополнительные баки, делающие и так широкий вертолет похожим на хомяка, раздувшего щеки, несмотря на то, что МН-47 обладает большой дальностью беспосадочного полета — топливо никогда не бывает лишним. И любой опытный летчик его экономит.

— Время?

— Пять майк.

— Готовность. Правый, левый борт, хвост — готовность на пулеметах.

— Левый борт горячий.

— Правый борт горячий.

— Хвост горячий.

Для этой миссии — вертолеты были тяжело вооружены: три пулемета М3 калибра 12, на каждом. Посадочная зона находилась в опасном районе, вертолетам предстояло садиться без поддержки, без возможности быстро сменить посадочную зону и ночью. Такие обстоятельства — требовали возможности самостоятельно зачистить посадочную зону.

Вертолеты перевалили через хребты и теперь шли на пределе — в разреженном воздухе, на полной мощности турбин.

— Два-майк.

— Доложить готовность к посадке.

Зазвучали доклады. Члены экипажа докладывали о состоянии систем, бортстрелки — о наблюдаемых ими целях или их отсутствии. Майор Соколовский начал выполнять мероприятия посадочного режима, по докладам — посадочная площадка была чистой… — Сэр, внешняя связь, секретная передача! — резко сказал штурман.

Соколовский подключил канал… — Лима, десант на земле, повторяю — десант на земле! Лезвие один сбит в районе цели, повторяю — Лезвие один сбит в районе цели. Сопротивление выше расчетного, нас обстреляли из РПГ.

— Лезвие два, вопрос — вы можете держаться в воздухе? Доложите ваши повреждения!

— Лима, повреждений нет, мы можем держаться в воздухе, но думаю, что мне придется совершить посадку! Это надолго!

Мать их, они вляпались… — Фонарь два, это Фонарь один главный, как принимаешь?! — запросил Соколовский.

— Фонарь один, это Фонарь два, принимаю чисто… — ответил командир экипажа второго вертолета, майор Хардкастл иду на посадку.

— Лима, Лима, прием.

— Фонарь один, это Лима, приказываю действовать по чрезвычайному плану. Фонарь два остается в резерве.

— Лима, это Фонарь два. Фонарь один совершил посадку, мы держимся в воздухе.

Вопрос — что нам делать.

— Э… Фонарь два, садитесь на точке Майами. Фонарь один, направляйтесь в основную точку, Фонарь два прикрывает резервную, как понял?

— Лима, вас понял… Вертолет с позывным «Фонарь два» — совершил посадку на точке, обозначенной как точка Майами — промежуточной посадки и дозаправки. Справа, примерно в миле — была деревня, но в темноте ее не было видно — не горел ни один огонек. Электричества здесь — никогда не было… Вертолет с позывным «Фонарь один»- не снижаясь, ушел к цели.

Gold team Здание было в нескольких десятках ярдов от них — странное, стоящее на отшибе, окруженное высоким забором неправильной формы. Вертолет, который должен был высадить штурмовые группы на крышу и во внутренний дворик, вместо этого упал в самом периметре объекта и еще неизвестно — были ли живы те, кто находился на его борту. Была слышна стрельба и сам факт стрельбы внутри забора — говорил о том, что хоть кто-то из штурмовых команд — остался в живых… Высадившись, они побежали к зданию точнее — к его укрепленным воротам. Лейтенант коммандер Снейк, который был в первом вертолете — настоял на том, чтобы, несмотря на жесткие ограничения по весу снаряжения средства взрывания были у каждой группы.

Сейчас это решение, утвержденное со скандалом — позволило им продолжать операцию, а не топтаться перед дверьми как идиотам… Бейн, их сапер — приложил к дверям большой квадрат взрывного устройства, которое при подрыве передавало энергию взрыва на большую площадь и буквально вышибало ворота — а Нобл тут же приложил еще два заряда, длинных и тонких, похожих на французские багеты. Весьма неудачное кстати сравнение для зарядов пластиковой взрывчатки… Грохнуло, просверкнуло, повалил дым и пар — центральный заряд вышибал дверь специальным гелем на основе обычной воды: испытания показали, что такое взрывное устройство равномерно распределяет энергию взрыва на большую площадь и безопасно (в плане возможного образования осколков) для штурмовой группы, которая стоит у двери… Аллен, оказавшийся на острие атаки — первым ворвался во дворик, тут же ушел в сторону, падая на колено и прикрывая прорыв остальных. Вертолет, который упал в этом дворике, горел — но все остальное было намного лучше, чем они предполагали. Видимо, большая часть «красных» выбралась с потерпевшего катастрофу борта до того, как он вспыхнул — живыми и не покалеченными. Стена, которая отгораживала этот дворик от остального здания, преграждала путь «красным», дверь была подорвана за ней — шла стрельба.

Снейк сообразил первым.

— Золотые, за мной!

Золотые изменили направление движения, дело в том, что был еще один проход — слева, у самой стены, он вел в длинный, насквозь простреливаемый коридор, по которому могла проехать машина. Соваться туда было рискованно — но сейчас это был единственный выход.

Один из золотых приблизился к двери. Оглушительно грохнул М26 — модуль для вскрывания дверей, заряжающийся патронами двенадцатого калибра, сверкнуло дульное пламя.

— Есть!

Тяжелый удар по двери.

— Еще раз!

Новый выстрел, за ним еще один.

— Есть!

Дверь под ударом проваливается внутрь — и золотые оказываются в коридоре, шириной футов десять и длиной под сотню — удивительно, но в них не стреляют. Здесь допустили ошибку те, кто отвечал за безопасность комплекса: этот коридор был перекрыт тяжелыми и высокими воротами с двух сторон, получался своего рода тамбур, как в тюрьме. Но при этом — ни на тех, ни на других воротах не было бойниц и обороняющееся во внутреннем дворике не могли ни просматривать, ни простреливать этот коридор. Но это они поняли только сейчас, самый опасный путь внезапно оказался самым безопасным. Со спутника этого не было видно… Стена. Одну из стен этого коридора образовывала стена основного здания, особняка. Это было просчетом в системе безопасности, небольшим — но все же просчетом.

— Чисто!

Подрывники прикрепили к стене здания второй, резервный подрывной комплект, способный пробить дыру в двери или стене. Теперь у них остался только один комплект для пробивания стен из четырех — если красная команда его не потеряла… — Запал подожжен! Всем назад!

Грохнуло, в пыли — спецназовцы бросились к образовавшейся в стене дыре.

— Вспышка!

В проеме грохнуло, они рванулись внутрь. Первым вломился Нобл — но среагировать не успел, возможно, потому что был снайпером, и потому не слишком был хорош в ближнем бою. Это было что-то вроде холла, достаточно большого — но ход из него вел не вперед, а вправо. Развернуться он не успел — откуда-то из глубины дома прострочил автомат. Семь шестьдесят два против легкого бронежилета, да с близкого расстояния — смертельно почти всегда… Поскольку план операции летел ко всем чертям — план прикрытия так же поменялся.

Теперь — на прикрытие можно было выделить всего пятерых, считая переводчика и все, что они могли — это перекрыть с обеих сторон дорогу, ведущую от абботабадского укрытия.

Остальные — бросились на штурм гостевого дома в поместье.

Переводчик с урду занял позицию на севере, с той стороны дороги, которая вела в город.

Две пары бойцов — залегли в поле, по обе стороны от дороги — один пулемет прикрывал подход от училища, другой — со стороны города.

Несмотря на темное время суток — начала собираться толпа. Переводчик — на урду приказывал им уходить, потому что здесь идет полицейская операция. Пока ему верили… Про внутреннюю планировку здания толком не знал никто и ничего — никаких строительных чертежей, обязательных в цивилизованных страхах — здесь не было и в помине. Оставалось надеяться — что полученная ими в ходе многомесячных усилий тренировка по ближнему бою — поможет им остаться в живых и выполнить задание. Никто из них не знал, сумеют ли они выбраться отсюда живыми — но пробивались наверх.

Оказалось, что наверх ведет лестница, высокая и широкая. На каждом этаже лестница выходит в помещение, широкое, что-то вроде холла. Тут же — группируются входы в комнаты. Планировка была простая — одна из самых простых, какие только возможны — очевидно, что архитектор не планировал ближний бой в этом здании. Основное сопротивление в главном здании было подавлено на первом этаже — убив двоих и потеряв одного, они выскочили на лестницу. Стали подниматься наверх, прикрывая друг друга и постоянно сменяясь на острие атаки.

Между вторым и третьим этажом их обстреляли — какой-то бородач высунулся из-за двери и пустил очередь из Калашникова, почти не целясь. На острие был Этерли — он прикрыл всех и сам получил три пули, две из которых сумел задержать бронежилет.

Следующим шел Леппин, он убил или тяжело ранил бородатого ответной очередью и остался с раненым Этерли.

Теперь первым шел командир, лейтенант-коммандер Снейк, вторым, за ним — лейтенант Аллен. Оба они были вооружены автоматическими винтовками и готовы к любым неожиданностям. На третьем этаже — они увидели, что все двери там закрыты.

К ближайшей от лестницы двери они поднялись почти бегом. Это было опасно — но другого выхода не было.

— Три — два — один!

Дверь на вид была прочной. Лейтенант — коммандер выстрелил в замок двери и пинком открыл ее — а Аллен забросил внутрь светошумовую. Оба отпрянули — чтобы стены защитили их от воздействия. Громыхнуло… Первым шел Аллен, он увидел пятерых, похоже, что гражданских, трое из них были женщинами. Ни один из мужчин не был Коленвалом, по возрасту слишком молоды. Двое на пятерых — слишком много, да еще три женщины. Приказа брать только живым не было — но и убивать гражданских было как-то не с руки.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 26 |


Похожие работы:

«Приложение № 1 к приказу о районной операции Первоцвет от «24» февраля 2015 г. № 169 ПОЛОЖЕНИЕ об экологической операции «Первоцвет 2015»1. Общие положения 1.1 Районная экологическая операция «Первоцвет» проводится ежегодно с целью воспитания бережного отношения к окружающей среде, ознакомления с видами первоцветов, занесенных в Красную книгу, охраны первоцветущих растений, разъяснения учащимся, родителям и населению о необходимости их сохранения в природе и значения для первых насекомых (далее...»

«03.02.2014 | Новости Пленум Верховного Суда РФ разъяснил трудовые права женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 г. N 1 О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних разъясняются особенности регулирования труда с женщинами, лицами с семейными обязанностями и несовершеннолетними. Затронуты такие вопросы, как заключение, изменение и расторжение трудового...»

«СТАНДАРТ ПРЕДПРИЯТИЯ _ ДИПЛОМНЫЕ ПРОЕКТЫ (РАБОТЫ) ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ СТП 01–2013 Минск БГУИР 2013 УДК 006.037 Р а з р а б о т а л и: А. Т. Доманов, Н. И. Сорока Редакционная коллегия: В. Л. Смирнов Е.Н. Живицкая А. А. Костюкевич А. П. Ткаченко А. Е. Курочкин Д. А. Мельниченко В. И. Кирилов Е. Н. Унучек В. А. Прытков А. М. Ткачук С. Н. Касанин А. А. Петровский А. Г. Черных Ц. С. Шикова С. А. Ганкевич К. Д. Яшин С. М. Лапшин Э. А. Афитов С. И. Сиротко Д. В. Крыжановский О. А. Чумаков Утвержден...»

«И. А. Суровцева. Новые Правила работы архивов организаций УДК 930.25 И. А. Суровцева НОВЫЕ ПРАВИЛА РАБОТЫ АРХИВОВ ОРГАНИЗАЦИЙ: ОЖИДАНИЯ И ПРОБЛЕМЫ Статья посвящена разработке новых правил работы архивов организаций. Автор ставит целью формулировку требований, которым должен соответствовать этот нормативный акт в современных условиях. Предложения автора основываются на знакомстве с проектом «Правил организации хранения, комплектования, учета и использования документов Архивного фонда Российской...»

«Федеральное государственное бюджетное  образовательное учреждение высшего  профессионального образования  «Челябинский государственный университет»    Библиотека  Информационный бюллетень  новых поступлений  2015            № 9 (190)  «Информационный бюллетень новых поступлений»  выходит с 1997 г.          Периодичность:  в 1997 г. – 4 номера в год  с 1998 г. – 10 номеров в год  с 2003 г. – 12 номеров в год  с 2007 г. – только в электронном варианте и размещается на сайте ...»

«~тйживипг\ Ф Е Д Е РА Л ЬН О Е Г О С У Д А РС Т В Е Н Н О Е БЮ Д Ж ЕТН О Е О БРА ЗО ВА ТЕЛЬНО Е У Ч РЕ Ж Д Е Н И Е В Ы С Ш Е ГО П РО Ф Е С С И О Н А Л ЬН О ГО ОБРА ЗО ВА НИ Я «М О С К О В С К И Й ГО С У Д А РС Т В Е Н Н Ы Й У Н И В ЕРС И ТЕТ П У ТЕЙ С О О БЩ ЕН И Я » К аф едра «В ысш ая и вычислительная математика» Л.В. П угина Т ЕО РИ Я В ЕРО Я ТН О С Т Е Й И М А Т ЕМ А ТИ Ч ЕС К А Я СТАТИСТИКА Рекомендовано редакционно-издательским советом университета в качестве м етодических указаний для...»

«A/62/1 Организация Объединенных Наций Доклад Генерального секретаря о работе Организации Генеральная Ассамблея Официальные отчеты Шестьдесят вторая сессия Дополнение № 1 (A/62/1) Генеральная Ассамблея Официальные отчеты Шестьдесят вторая сессия Дополнение № 1 (A/62/1) Доклад Генерального секретаря о работе Организации Организация Объединенных Наций • Нью-Йорк, 2007 A/62/1 Примечание Условные обозначения документов Организации Объединенных Наций состоят из прописных букв и цифр. Когда такое...»

«В. А. Федосов Русский язык в Венгрии Научные исследования Русский язык в Венгрии Памяти профессора Йожефа Крекича BIBLIOTHECA BALTOSLAVICA BUDAPESTIENSIS IV. REDIGIT ANDREAS ZOLTN В. А. ФЕДОСОВ Русский язык в Венгрии Научные исследования Tolsztoj Trsasg — Argumentum Budapest, 2015 В. А. ФЕДОСОВ Русский язык в Венгрии Научные исследования Tolsztoj Trsasg — Argumentum Budapest, 2015 A knyv megjelenst az Alaptvny a Kelets Kzp-eurpai Kutatsrt s Kpzsrt tmogatta A knyv illusztrlt vltozata...»

«№ 30.06.2008 ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ «СТРАНЫ СНГ. РУССКИЕ И РУССКОЯЗЫЧНЫЕ В НОВОМ ЗАРУБЕЖЬЕ» Издается Институтом стран СНГ с 1 марта 2000 г. Периодичность 2 номера в месяц Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ № 77-7987 от 14 мая 2001 года РЕДАКЦИЯ: Редакция: Игорь Шишкин, Андрей Грозин, Андрей Куприянов Адрес редакции: 119180, г. Москва, ул. Б. Полянка, д. 7/10,...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СОСНОВОБОРСКИЙ ГОРОДСКОЙ ОКРУГ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 18/12/2015 № 3231 Об утверждении новой редакции Устава муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 8» города Сосновый Бор В целях приведения Устава муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 8» города Сосновый Бор в соответствие с действующим законодательством Российской Федерации, администрация Сосновоборского...»

«Левченко Алла Леонидовна, заведующая сектором непрерывного образования, Псковская областная универсальная научная библиотека МЕТОДИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ФОРМАТЕ 3D: Доступно. Доходчиво. Дифференцированно. XXI век все чаще называют «креативно-информационным», и библиотеки тоже оказались вовлечены в этот процесс. Сегодня поэтому мы хотим поговорить о том, что представляет собой Методическая служба в формате 3D, какое место она занимает сегодня в реальном и виртуальном пространстве, о том, что уже...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» Научно-исследовательский институт прикладной этики ВЕДОМОСТИ ПРИКЛАДНОЙ ЭТИКИ Выпуск сорок шестой УНИВЕРСИТЕТ – ЦЕНТР ФОРМИРОВАНИЯ И ВОСПРОИЗВОДСТВА ЭТИКИ ПРОФЕССИИ Под редакцией В.И. Бакштановского, В.В. Новоселова Тюмень ТюмГНГУ Университет – центр формирования и воспроизводства этики...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/30/5 Генеральная Ассамблея Distr.: General 20 July 2015 Russian Original: English Совет по правам человека Тридцатая сессия Пункт 6 повестки дня Универсальный периодический обзор Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору Малави Приложение к настоящему докладу распространяется в том виде, в каком оно было получено. GE.15-12190 (R) 140815 170815 *1512190* A/HRC/30/5 Содержание Стр. Введение............................»

««5-100»: цена провала комплексный анализ результатов проекта по повышению конкурентоспособности ведущих российских университетов Экспертный доклад На повышение позиций ведущих российских университетов в международных рейтингах Правительство России выделило беспрецедентное для сферы образования финансирование. Вместо роста рейтингов российских вузов мы видим объяснения и отговорки чиновников Минобрнауки о том, почему снова и снова рейтинги вузов не растут, а зачастую и падают. Кто из чиновников...»

«Вероника Ткаченко АСТРОЛОГИЯ МОДЫ и КРАСОТЫ Звезды подскажут вам, как выглядеть неотразимо РИПОЛ классик Москва, 2006 УДК 132.52 ББЛ 86.42 T 48 Ткаченко Вероника T 48 Астрология моды и красоты: Звезды подскажут вам, как выглядеть неотразимо. Стиль, одежда, косметика, аксессуары. — М.: РИПОЛ классик, 2006. — 224 стр.: ил. — (Женская мудрость). ISBN 5-7905-3985-8 В книге приводится оригинальный алгоритм прогнозирования новой моды, основанный на астрологических циклах и движении планет. В...»

«Глеб Олегович Павловский Система РФ. Источники российского стратегического поведения: метод George F. Kennan Серия «Тетрадки Gefter.Ru» Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10744884 Система РФ. Источники российского стратегического поведения: метод George F. Kennan: Издательство «Европа»; М.; 2015 ISBN 978-5-9739-0221-6 Аннотация Во второй из своих книг о «Системе РФ» Глеб Павловский продолжает исследовать российское государственное поведение. На этот раз автор...»

«УТВЕРЖДЕНО приказом Генерального директора ЗАО «Страховая группа «УралСиб» от 10.04.2014 № 83 АГЕНТСКИЙ ДОГОВОР № SRE1001/2015-541-1005 ЮЛ «17» июня 2015 г. г. Новосибирск ЗАО «Страховая группа «УралСиб», именуемое в дальнейшем «Принципал», в лице Руководителя розничного канала продаж Ларисы Ивановны Гариной, действующей на основании доверенности от 31.01.2015г., с одной стороны и Общество с ограниченной ответственностью «Интернет технологии», именуемое в дальнейшем «Агент», в лиие директора...»

«21 ноября 2011 года N 323-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Принят Государственной Думой 1 ноября 2011 года Одобрен Советом Федерации 9 ноября 2011 года Список изменяющих документов (в ред. Федеральных законов от 21.11.2011 N 323-ФЗ, от 25.06.2012 N 89-ФЗ, от 25.06.2012 N 93-ФЗ, от 02.07.2013 N 167-ФЗ, от 02.07.2013 N 185-ФЗ, от 23.07.2013 N 205-ФЗ, от 27.09.2013 N 253-ФЗ, от 25.11.2013 N 317-ФЗ, от 28.12.2013 N 386-ФЗ, от...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/11/SUR/1 Генеральная Ассамблея Distr.: General 16 February 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Одиннадцатая сессия Женева, 2–13 мая 2011 года Национальный доклад, представленный в соответствии с пунктом 15 а) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека Суринам* * Настоящий документ воспроизводится в том виде, в котором он был получен. Его содержание не означает выражения...»

«Годовой отчет Сердце Санкт-Петербурга и Ленинградской области В непрерывном ритме смены напряжения и расслабления сердце дает нам энергию на протяжении всей жизни. Благодаря уникальным свойствам своих клеток, оно служит для человека генератором, бесперебойно посылающим энергию во все органы и клетки тела. В каждой клетке тела – а их примерно 75 миллиардов – энергия сердца. Энергия – это ключевое слово современного мира. Как человек не может жить без энергии сердца, так и мегаполисы, города,...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.