WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 32 |

«ТОМ ОД И Н А Д Ц АТ Ы Й Пе реп ис к а библ ио тек аря Р ус с кого Св я то П а н т е л еи монов а мон ас т ы ря н а Афоне о т ц а М атфе я с у чен ы м и в ос токов е д а м и Рос с и и и ...»

-- [ Страница 1 ] --

Серия: Русский Афон XIX–XX веков

ТОМ ОД И Н А Д Ц АТ Ы Й

Пе реп ис к а библ ио тек аря

Р ус с кого Св я то П а н т е л еи монов а мон ас т ы ря

н а Афоне о т ц а М атфе я с

у чен ы м и в ос токов е д а м и

Рос с и и и д р у г и х с т ра н

Издание Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне

Святая Гора Афон

Серия издается по благословению игумена

Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне

Священно-Архимандрита ИЕРЕМИИ

Главный редактор серии:

иеромонах Макарий (Макиенко) — духовник и первый эпитроп Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне П е р е п и с к а б и б л и о т е к а р я С в я т о -П а н т е л е и м о н о в а м о н а с т ы р я с у ч е н ы м и в о с т о к о в е д а м и Краткая биография монаха Матфея (Ольшанского)

КРАТК А Я БИОГРАФИЯ МОНА Х А МАТФЕЯ (ОЛЬШАНСКОГО)

Монах Матфей, в схиме Матфий1 (в миру Михаил Павлович Ольшанский) родился 5 ноября 1840 года в купеческой семье города Купянска Харьковской губернии. По окончании школьного образования некоторое время принимал участие в торговых операциях своего отца.

Наряду с общим развитием душевных сил и способностей в юноше Михаиле все более и более укоренялась и развивалась религиозная настроенность. Его мало занимала городская торговая жизнь с ее коммерческими интересами. «Любовь к книжке, привитая ему в школе, и семейная, строго церковная, обстановка, в которой проходила его юность, развили в нем весьма рано интерес к чтению книг душеспасительных и назидательных. В свободное время от обычных повседневных занятий и в праздники о. Матфей предавался с увлечением «книжному почитанию», и таким образом мало-помалу впитывал в себя идею о высоко-хриМонах Матфей (Ольшанский) стианской подвижнической жизни вне мира со всеми его страстями и суетными Жизнеописание составлено по книге: Душеполезныи собеседник. М., 1912, С. 112. См.

также: Дмитриевскии А. А. Русскии самородок на Святои Афонскои Горе // Сообщения Православного Палестинского общества. 1912. Т. 23. Вып. 1. С. 122–141; Инок Матфеи, библиотекарь Пантелеимонова монастыря на Афоне // Церковные Ведомости. 1912. № 4.

С. 133–134; Инок Матфеи, библиотекарь Пантелеимонова монастыря на Афоне и секретарь монастыря // Русскии Инок, 1912. Вып. 54. Март. С. 62; Лопарев Д. С. Схимонах Матфеи (библиотекарь Руссика) // Византиискии временник, 1913. Т. 20. Отд. 3. С. 355–358.

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами повседневными треволнениями. Помимо книг, укреплению в его сознании идеи о монашестве, как идеально-христианской жизни, содействовало и посещение им с своими родными знаменитой Оптиной пустыни, всегда привлекавшей в свои стены ревнителей церковности укладом строгой монашеской жизни и идеальных богослужебных порядков, а также замечательными образцами, в лице некоторых иноков, духовного руководительства (старчества)»2.

В сердце его постепенно зрело решение оставить суетный мир и уйти в монастырь, чтобы там, в монастырской тишине, всецело и нераздельно посвятить себя на служение Богу. Выбор его пал на Оптину пустынь.

И вот, оставив, по слову Спасителя, дом, родителей и вся красная мира сего, 19-летним юношей Михаил удаляется в скит, состоящий при Оптиной пустыни. Здесь под руководством великого старца иеросхимонаха Макария получил он первые уроки иноческой жизни. Эти уроки были особенно важны и необходимы для молодого послушника: они научили его терпению, смирению, послушанию и строгому вниманию к себе — добродетелям, которые потом составили главные черты его характера.

Около трех лет пробыл он в Оптиной, исполняя разнообразные послушания.

Смерть старца Макария (в 1860 году) нарушила течение его мирной жизни. Михаил стал все чаще думать об Афоне. Монашество афонское со своими тысячелетними традициями, с идеалами высокосозерцательной жизни давно привлекало его внимание. На Афоне, вдали от мира, в безмолвии мечтал он созидать свое спасение. Там безвестные миру иноки совершали высокие аскетические подвиги, восходили на высшие степени христианского совершенства. Там при полной бедности внешней обстановки господствовало духовное довольство и ярким пламенем горела чистая любовь к Богу и людям. Там ревностно и благолепно совершались продолжительные церковные богослужения. Одним словом, Афон вполне отвечал его желаниям. Ему захотелось самому повидать ту жизнь, поучиться ей у богомудрых старцев, которых немало было в то время на Афоне. Недолги были сборы. Взяв благословение у начальника скита отца Амвросия, Ольшанский отправился в путь.

Михаилу было 22 года, когда он прибыл на Афон и вступил в братство обители святого великомученика Пантелеимона. Скоро острый ум и постоянная сосредоточенность молодого послушника обратили на него внимание старцев обители. Он был послан в здешнюю афонскую греческую школу в Карее для изучения Дмитриевскии А. А. Русскии самородок на Святои Афонскои Горе // Сообщения Православного Палестинского общества. 1912. Т. 23. Вып. 1. С. 122–141.

–  –  –

греческого языка. В 1865 году Михаил был пострижен в монашество и наречен Матфеем. А через два года послан в посольскую церковь Константинополя певчим.

У него рано развилась охота к пению. В Оптиной он пел на клиросе и был канонархом. И здесь, на Афоне, эта склонность сохранилась у него до самой смерти.

Иногда, уже будучи почтенным старцем, он раскрывал ноты и один в своей келье распевал догматики.

Занимая послушание певчего при посольстве, отец Матфей не оставлял и своих работ по самообразованию. Он брал уроки турецкого языка, французского. Он всю жизнь постоянно пополнял свои знания и по общеобразовательным предметам. «Это пребывание в Константинополе имело и другие благие последствия для отца Матфея, — пишет Дмитриевский. — Он ближе сошелся со многими членами нашего посольского духовенства, познакомился с чиновниками и служащими русских посольства и консульства, установил личные связи с духовенством вселенской патриархии, вошел в сношения с некоторыми русскими учеными, приезжавшими для научных занятий в Константинополь и, по природной своей любознательности, успел прекрасно ознакомиться с древностями столицы св. Константина и пристраститься к византийской нумизматике»3.

В 1873 году он был вызван в монастырь и назначен помощником библиотекаря отца Азария, с которым уже давно имел деловую и духовную связь. Дмитриевский так писал о старце Азарии: «Отец Азарий — вятич родом, окончивший местную духовную семинарию, и учитель греческого языка в одном из духовных училищ, был тонким знатоком этого языка. На Афон прибыл по искреннему влечению к уединенной аскетической жизни и, подчинившись воле любимого им старца-игумена Герасима и духовника о. Иеронима, он всецело и беззаветно отдался служению благу родной, приютившей его, обители. Владея прекрасно греческим языком древним, он в совершенстве изучил язык и новогреческий, на котором не только вел всю деловую монастырскую переписку, но и писал свободно обширные публицистические статьи в греческих газетах Константинополя и Афин. Его знания и таланты для обители в этом отношении оказались в высшей степени ценными в период времени страстной борьбы русских с греками из-за права господства в русском Пантелеймоновском монастыре. Собранием и изданием в свет актов русского Пантелеймоновского монастыря, при помощи о. архимандрита Антонина Капустина, он оказал громадную услугу обители во время упомянутого процесса Дмитриевскии А. А. Русскии самородок на Святои Афонскои Горе // Сообщения Православного Палестинского общества. 1912. Т. 23. Вып. 1. С. 122–141.

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами и исторической науке и византиноведению в частности. Знание живого новогреческого языка открыло ему возможность иметь живые связи с насельниками не только Афонской горы, но Эллады, Македонии, Фессалии и других мест, а это, в свою очередь, открыло ему возможность за весьма ничтожные деньги приобретать нередко очень ценные греческие и южно-славянские рукописи и обогащать ими собрания рукописей русских ученых архимандрита Антонина Капустина, епископа Порфирия Успенского и проф. Григоровича, сделавшиеся ныне ценным научным достоянием наших известных отечественных книгохранилищ. Это-то случайное обстоятельство натолкнуло отца Азария на мысль впоследствии не пренебрегать приобретением ценных книжных рукописных сокровищ и для своей монастырской библиотеки, крайне запущенной и расстроенной, благодаря отсутствию надежного надзора, в прежнее время.

Владея со школьной скамьи прекрасным бойким пером, отец Азарий этот счастливый дар Провидения использовал в интересах своей горячо им любимой обители, выступая нередко со своими статьями на защиту своей обители в влиятельных органах русской печати: «Московские Ведомости» и «Голос» под псевдонимом «Любителя истины». Спокойным изложением фактов истории и трезвым взглядом на ход дела отец Азарий много содействовал в свое время разъяснению и успокоению русских людей, взбудораженных задорным тоном продажной и узко-националистической печати восточной — греческой и французской.

В 1860 году им был переведен и переработан «Афонский Патерик», или сказание о жизни подвигах афонских замечательных иноков. В 1861 году напечатана им книга «Вышний покров, или сказание о мимо чудотворных иконах Св. Афонской Горы». Не прошли мимо его рук «Служба и похвальное слово преподобным и богоносным отцам нашим, на Св. Афонской Горе просиявшим», служба в честь иконы, именуемой «Достойно есть», «Житие и страдание св. великомученика и целителя Пантелеимона», службы русским святым в греческом переводе и афонским чтимым святым и праздникам в славянском переводе и некоторые другие популярные издания по истории монастыря»4.

В 1878 году отец Матфей после смерти почтенного старца монаха Азария занял должность старшего библиотекаря и вместе с тем монастырского граматевса (секретаря). Такое назначение вполне соответствовало его склонности. В библиотеке он проводил все свое время, роясь в книгах, знакомясь с их содержанием. Тридцать три года заведовал он ею, и за этот период времени он проделал Дмитриевскии А. А. Русскии самородок на Святои Афонскои Горе // Сообщения Православного Палестинского общества. 1912. Т. 23. Вып. 1. С. 122–141.

–  –  –

огромную работу для расширения и обогащения монастырской библиотеки, которая в его время, благодаря его любви и неусыпным заботам, встала в один ряд с лучшими книгохранилищами Афона — Ватопедским и Великой Лавры. Чтобы судить о трудолюбии отца Матфея, о его любви к книгам, надо принять во внимание то, что при нем библиотека увеличилась более чем вдвое, а число книг и рукописей достигло почтенной цифры (более 20 000 томов). Он сам просматривал текущую литературу и все полезное выписывал для монастыря.

Отец Матфей не только привел библиотеку в образцовый порядок, обогатил ее многими ценными экземплярами греческих и южнославянских рукописей, имеющих важное научное значение, но его стараниями само здание старой библиотеки было вновь отреставрировано и увеличено прибавлением нового корпуса. К этому периоду относится свидетельство одного из русских паломников, посетившего Свято-Пантелеимоновскую обитель и уделившего особое внимание описанию монастырского книгохранилища: «Библиотека производит отрадное впечатление своей чистотой и порядком, в котором выглядывают из-за стекол длинные ряды переплетов. Тут есть книги по самым разнообразным отраслям человеческого знания; но рукописный отдел менее обширен и интересен, чем в других афонских монастырях; вероятно, он немало пострадал во время несогласий, еще недавно происходивших в Руссике между греками и русскими.

Впрочем, в последнее время, понимая всю ценность старинных памятников письменности, монахи охотно покупают рукописи, если они попадают в продажу из других монастырей Афона; не знаю только, удачны ли подобного рода приобретения, тем более, что вовсе не имеется специалистов, которые могли бы руководить покупкой. Мы познакомились с библиотекарем, отцом Матфеем, который знает, кажется, наизусть все каталоги и названия книг, находящихся во вверенном ему книгохранилище»5.

Как истинный любитель древностей, он с любовью относился к разным древним достопримечательностям. Его трудами была приобретена и впоследствии значительно пополнена новыми редкими экземплярами нумизматическая коллекция при монастырской библиотеке. Немало терпения, времени употреблялось им, чтобы научно определить значение какой-либо истертой монеты или исторического достоинства какого-нибудь пожелтевшего листа пергамента. Как знаток византийской письменности, археолог и опытный палеограф, отец Матфей был много полезен молодым ученым, приезжавшим на Афон за материалами.

Смирнов А. А. Две недели на Святои Горе. М., 1887. С. 14.

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами Каждому, кто посещал Святую Гору с научной целью, приходилось иметь дело с отцом Матфеем. Он радушно принимал всякого приходящего к нему за советом или какой-либо справкой и с полной готовностью делал для просящего все, что мог. X. М. Лопарев, побывавший с научной целью на Афоне в 1896 году, писал:

«Пользуясь драгоценными указаниями библиотекаря отца Матфея, я ознакомился с новым списком мучения святого Модеста, архиепископа Иерусалимского, и затем, встретив здесь редкое печатное издание Творений Иосифа Вриенния, списал слово его, сказанное по случаю смерти супруги императора Иоанна Палеолога — Анны, дочери Великого князя Василия Димитриевича»6. Через несколько лет с отцом Матфеем суждено было познакомиться другому русскому исследователю, специалисту в области христианского искусства Н. П. Кондакову: «Библиотека Руссика, — писал Кондаков, — составляет видный почин афонского православия в деле его научного исследования, и на этом поприще уже начинают работать и руководят им достойнейшие представители афонского монашества.

Таков на первом месте отец Матфей, библиотекарь Руссика, ученый издатель монастырских «актов», видный инициатор всех научных стремлений этой выдающейся обители, доказавший монашеству практическую пользу исторической науки тем, что по актам доказал права русских на эту обитель»7.

С обширными разнообразными сведениями по многим отраслям знаний в нем соединялась готовность поделиться этими сведениями с каждым человеком, искавшим общения с ним. Обладая громадной памятью, он и сам был богатой живой библиотекой, которой можно было пользоваться всякому. У него всегда можно было встретить теплый прием и участливое слово. Простота общения, мягкость и деликатность делали его приятным собеседником. Он переписывался с такими выдающимися востоковедами России того времени, как И. С. Пальмов, А. А. Дмитриевский, Н. Ф. Красносельцев, И. Е. Троицкий, А. И. Алмазов, В. М. Истрин, Е. К. Редин, Н. П. Кондаков, А. С. Павлов, П. А. Сырку и другие, письма которых сохранены в архиве монастыря8. Также он имел переписку с известными французскими учеными Емилем Леграном 9, Луи Пети10 и др. Вот свидетельство русского ученого-паломника И. Соколова, побывавшего на Афоне в начале XX столетия и встречавшегося с отцом Матфеем: «Мы укажем только на Лопарев X. М. Краткии отчет о поездке на Афон летом 1896 г. // Сообщения императорского православного Палестинского общества. СПб., 1897. Февраль. С. 25.

Кондаков Н. П. Памятники христианского искусства на Афоне. СПб., 1902. С. 19–20.

См. АРПМА. Оп. 38.

АРПМА. Оп. 38. Д. 100. Док. 1574.

АРПМА. Оп. 38. Д. 164. Док. 1581.

–  –  –

библиотекаря отца Матфея, с которым приходится иметь дело всякому, кто приезжает на Афон с научной целью. Отец Матфей — человек замечательный в разных отношениях. Прежде всего, это ученый в полном смысле слова. Кажется, нет такой области знания, которой бы он не интересовался. Особенно почтенны его познания в богословии, истории, археологии, филологии. Между прочим, он прекрасно знает языки новогреческий, турецкий и французский, на коих и ведет обширную официальную корреспонденцию монастыря с Протатом, исполняя обязанности и монастырского грамматевса (секретаря). А сведения отца Матфея в греческой палеографии прямо изумительны: он не только с замечательным искусством читает греческие рукописи, но и прекрасно знаком с составом всех монастырских библиотек Афона и на каждый вопрос из этой области может дать интересующемуся обстоятельные сведения.

Свою библиотеку отец Матфей любит, как дорогое детище. Он не только привел и содержит ее в образцовом порядке, снабдив описаниями и каталогами, но и постепенно обогащает ее новыми приобретениями. Последнее дело заслуживает величайшей похвалы. В то время как библиотеки греческих монастырей остаются «статус кво» в течение десятков лет, отец Матфей ежегодно восполняет состав Пантелеимоновской библиотеки новыми кодексами и свежими списками драгоценных греческих текстов, сохранившихся в иных библиотеках Афона. Вследствие этого молодая библиотека Русского монастыря в настоящее время почти ничем не уступает в своем богатстве древнейшим книгохранилищам греческих обителей, а в некоторых отношениях даже и превосходит их (например, по составу рукописей из новейшей истории Греческой Церкви). Ученые заслуги отца Матфея известны всем, кто интересуется историей христианского Востока, и оценены даже на Западе: года два тому назад отец Матфей получил от Парижской Академии наук официальное признание в почетном звании ученого, удостоившись соответствующего ордена и диплома.

Особенно удивительно в этом человеке то, что свои обширные познания он приобрел самообразованием без предварительной систематической школы.

А затем, отец Матфей — редкий по скромности и нравственным доблестям монах. Несмотря на то, что в монастыре он, в некотором роде «персона грата», отец Матфей по своему смирению упорно отказывается от сана даже иеромонаха и остается простым иноком, неся наряду со всеми обычные монастырские послушания. Его дорога только в храм да в библиотеку, а за стены обители он никогда и не выходит, проводя все свободное от послушаний время в своей келии, среди кодексов и хартий, да в беседе с заезжими учеными, которые по приезде в Русский монастырь прежде всего спешат к этому замечательному человеку для поучения

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами

и наставлений касательно богатейшей и обширнейшей афонской письменности.

Дай Бог, чтобы в Руссике никогда не оскудевал дух геронта-отца Матфея»11.

Литературное наследие отца Матфея разнообразно, но “литературный заслуги его следует оценивать не только со стороны непосредственного личного участия в них, а главным образом по той руководящей, инициаторской роли, какую брал на себя отец Матфей вообще в разносторонней и обширной издательской деятельности русской Пантелеимоновской обители на Афоне. Уменье находить талантливых и усердных сотрудников для нее, и путем постоянной переписки и удовлетворения всех их запросов и нужд ободряющая и живительная поддержка и воодушевление их, какие он почерпал в себе, принесли незаменимую пользу этому прекрасному и достойному великой обители делу. Приснопамятный затворник епископ Феофан, можно сказать, всю свою жизнь неустанно работал на Пантелеймоновскую обитель, благодаря только живой непрерывной переписке с ним отца Матфея и предоставления ему свежих и интересных материалов из книгохранилищ Востока, при помощи другого постоянного корреспондента-краснописца пелусийского митрополита Амфилохия, проживавшего на покое на Патмосе. Так, появляются на свет Божий «Добротолюбие» в 5 томах, «Иноческие уставы», Слова Симеона, Нового Богослова, «Невидимая брань» Никодима святогорца, «Каллист патриарх и сподвижник его Игнатий Ксанфопулы» и целый ряд сочинений преподобного Феофана, как-то: «Путь ко спасению», «Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни», «Письма о христианской жизни» в 4 частях, «О покаянии, причащении Христовых Таин и исправлении жизни», «Мысли на каждый день года по церковным чтениям из «Слова Божия», «Что потребно покаявшемуся и вступившему на добрый путь спасения» и др.

Кроме епископа Феофана, в сотрудники по изданиям обители были привлечены отцом Матфеем архиепископы херсонские Никанор и Димитрий (Муретов), причем «Цветы из сада Димитрия, архиепископа Херсонского», приобретенные за тысячу рублей за право издания их, доставили ему немало огорчений и довольно длительную неприятную переписку с собственником и наследником преподобного Димитрия — С.

П. Никитским. Работали над изданиями Пантелеимоновской обители епископы Иустин, Мисаил, Петр, Никон (издатель троицких листков), арх. Антонин (Капустин), Леонид (Кавелин), профессора Соколов И. И. Афонское монашество в его прошлом и современном состоянии. СПб.,

1904. С. 72–73.

–  –  –

духовных Академий и многие известные в духовной литературе духовные и светские писатели”12.

Заслуги отца Матфея для науки были достойно оценены всеми, кто интересовался тогда историей христианского Востока. Он был признанным авторитетом для Русского археологического института в Константинополе, членом-сотрудником которого он состоял с 1896 года. Афинское историко-этнографическое общество считало его полезным своим членом еще с 1895 года.

Не чужд был отец Матфей и монашеского подвига. Он был истинным носителем лучших иноческих заветов, умел соединять свой аскетизм с практической деятельностью. В первую очередь он был настоящим послушником своих духовных отцов — отца Иеронима и отца Макария. Находясь на послушании в Константинополе, он не прерывал духовного общения с отцом Макарием и постоянно переписывался с ним.

После смерти старцев Иеронима и Макария его духовным отцом стал иеросхимонах Агафодор (Буданов), и, несмотря на относительную молодость нового духовника, отец Матфей проявлял безграничную преданность ему до самой своей смерти, чему свидетельство его обширная переписка с ним13.

Последние десять лет отец Матфей почти никуда из кельи не выходил. Это давало ему возможность больше заняться самоуглублением и анализом собственной души, заглянуть в ее тайники, заняться достижением нравственного идеала. Ему известны были все оттенки той борьбы, какую враг ведет с каждым истинным христианином. Он знал богатство души человеческой с ее неумолкаемым движением чувств и темными глубинами страстей. И тот светлый облик отца Матфея, который привлекал к нему многих, был не что иное, как плод неустанной 50-летней работы над собой.

В половине августа 1911 года отец Матфей занемог. Сначала он не придавал этому никакого значения, объясняя дело легкой простудой. Но время шло, а улучшения не было. Призванный врач не нашел ничего серьезного. Между тем, при отсутствии каких-либо резких симптомов, силы его угасали, организм слабел, и отец Матфей таял с каждым днем. 27 августа он принял постриг великой схимы с именем Матфий. Умирал он, напутствованный всеми таинствами Святой Церкви, окруженный всеобщей любовью и заботой. До последнего вздоха шептал Дмитриевскии А. А. Русскии самородок на св. Афонскои горе. Незабвеннои памяти схимонаха Матвея, библиотекаря Русского Пантелеимоновского монастыря // Сообщения Православного Палестинского общества. 1912. Т. 23. Вып. 1. С. 122–141.

АРПМА. Оп. 38. Д. 3. Док. 1366.

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами молитвы и был в полном сознании. В ночь на 3 сентября в последний раз старец удостоился приобщиться Святых Христовых Таин и затем тихо и мирно предал дух свой в руки Господа. На другой день после Литургии и соборного отпевания многочисленная братия проводила тело искренно уважаемого всеми отца Матфея на место вечного упокоения.

Текст писем публикуется по правилам современной орфографии и пунктуации. Устаревшие формы слов приведены в современном написании.

Многочисленные сокращения, свойственные эпистолярным текстам, раскрыты без указания. Авторские подчеркивания сохраняются.

Выделения текста, сделанные отцом Матфеем указываются выборочно.

Написание дат и мест отправления унифицировано. Корреспонденты сгруппированы в алфавитном порядке. Письма приводятся в соответствии хронологией их написания.

–  –  –

Тема, вынесенная в заглавие нашей статьи, достойна, полноценного монографического исследования, в чем читатель без труда убедится, обратившись к публикуемым материалам. От души хотелось бы надеяться, что когда-нибудь это и произойдет, тем более, что настоящее издание писем русских ученых к библиотекарю Пантелеимонова монастыря схимонаху Матфею (Ольшанскому), несомненно, этому способствует.

Интерес к рукописным сокровищам Афона восходит в России как минимум к середине XVII века, когда Арсений Суханов приобрел на Святой Горе замечательное собрание греческих и славянских кодексов, сохранившееся по преимуществу в фондах Синодальной (Патриаршей) библиотеки (ГИМ), Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря (ГИМ) и библиотеки московской Синодальной типографии (РГАДА)14. Научное использование этих рукописей (во всяком случае, славянских) совпало по времени с начальными шагами славистики в России в начале XIX века, когда один из членов знаменитого «Румянцевского кружка»15 К. Ф. Калайдович привлек для своей монографии о болгарском писателе и переводчике X века Иоанне Экзархе16 по крайней мере два кодекса из привезенных Арсением Сухановым:

древнейший (сербский) список «Шестоднева» Иоанна Экзарха 1263 г. и болгарский Сборник, переписанный в 1348 г. для царя Иоанна-Александра иеромонахом Лаврентием. Во второй половине XVIII века благодаря путевым запискам Василия Григоровича-Барского, неоднократно издававшимся начиная с 1787 года исследователям дополнительно стало известно об архивных богатствах Святой Горы, как греческих, так и славянских. Поэтому может показаться на первый взгляд странным, что глава «кружка» — известный меценат, граф и бывший канцлер Н. П. Румянцев, См. об этом, к примеру: Белокуров С. А. Арсении Суханов. М., 1891; Фонкич Б. Л. Греческо-русские культурные связи в XV–XVII вв. (Греческие рукописи в России). М., 1977. С.

68–104.

См. о нем подробнее: Козлов В. П. Колумбы россииских древностеи / В. П. Козлов; отв.

ред. В. И. Буганов. – 2-е изд., доп. – М.: Наука, 1985.

Калаидович К.Ф. Иоанн экзарх Болгарскии. СПб., 1824.

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами не предпринимал заметных усилий для получения копий книг и документов из монастырских собраний Афона, хотя в отношении других зарубежных хранилищ подобная работа велась весьма активно17. Тому есть несколько объяснений.

Прежде всего, предметом интересов «Румянцевского кружка» была главным образом российская история и российские древности, а сведения записок Григоровича-Барского не давали особых надежд на открытия в этом направлении. Существеннее, однако, другое. Последняя треть XVIII – первая треть XIX века — это время почти непрерывных русско-турецких войн: перспективы отправить научную экспедицию на Афон, входивший в состав Османской империи, были весьма мало реальны. И почти столь же малоперспективны были в тот момент надежды на научное сотрудничество с братией святогорских монастырей. В Свято-Пантелеимоновой обители (даже если оставить в стороне тогдашнюю бедность монастырской библиотеки) не было в тот момент русских насельников18. Хиландар с его богатейшей славянской библиотекой и средневековым архивом еще в первой половине XVIII века практически полностью утратил живые связи с дружественной России Сербией.

Другой сербский монастырь — Св. Павла — из которого немало ценных рукописей привез в Москву Арсений Суханов, окончательно стал греческим в 1779 году. Отсутствовали сколь-либо надежные контакты и с болгарским Зографом. Возможно, если бы Н.П. Румянцев дожил до четвертьвекового мирного промежутка, завершившегося Крымской войной (1829–1853), он нашел бы возможности для научных изысканий и на Афоне. Но эксканцлер скончался в 1826 году.

Подлинная волна интереса к афонским древностям возникает в русской науке в десятилетие перед Крымской войной. Она формировалась параллельно с возрастающей активностью русского монашества на Св.

Горе19 и определялась целым рядом обстоятельств. Формальным двигателем явилось создание в 1835 году кафедр славистики в немногочисленных еще российских университетах — новая дисциплина нуждалась в разыскании новых источников. Неформальным мотивом служил все возрастающий интерес к деятельности славянских первоучителей, к древнейшему периоду славянской письменности и к проблеме взаимоотношения двух славянских алфавитов – глаголицы и кириллицы. Афон начинает представляться исследователям своеобразным заповедником, «Эльдорадо» палеославистики, сулящим самые невероятные находки и открытия20, способствующие решению этих научных проСм.: Козлов В. П. Колумбы… С. 52–59.

Православная энциклопедия (ПЭ). М., 2002. Т. 4. (Афанасии – Бессмертие). С. 154–156, 160.

Там же. С. 154–155.

Показательно в этом смысле мнение «археолога»-энтузиаста П. И. Севастьянова (о котором подробнее ниже), основанное на впечатлениях от первых посещении Св. Горы в 1851 г.:

«Многие из монастыреи имеют огромные библиотеки, состоящие из рукописеи и печатных книг, но до сих пор еще немногие из них приведены в порядок, и хранятся в грудах. Кроме того, что могут видеть путешествующие, есть в монастырях таиники с драгоценнеишими рукописями, до которых в течение веков не касались руки человеческие…» (цит. по: Рукописные

Российская наука и Святая Гора Афон.

блем. В 1840-х гг. на Афон с минимальным хронологическим разрывом приезжают русские представители светской и церковной науки, имена которых в дальнейшем неразрывно будут связываться с изучением святогорских письменных сокровищ. В 1844 – начале 1845 года здесь побывал В. И. Григорович (возглавлявший в то время кафедру славяноведения в Казанском университете)21, в 1845 году — архимандрит (в будущем архиепископ Чигиринский) Порфирий (Успенский)22. Написанные обоими учеными книги23 на десятилетия стали настольными для всех ученых и любителей древностей, интересующихся Афоном и его византийскими и славянскими памятниками. Буквально накануне Крымской войны на Святой Горе дважды (в 1851 и 1852 гг.) побывал П. И. Севастьянов24. Во время этих поездок он составил наглядное представление о документальных, книжных и художественных («археологических», по терминологии того времени) сокровищах Афона и разработал проект, как сделать их по возможности доступными для исследователей и любителей древностей за пределами «монашеского полуострова» (к реализации его Севастьянов приступил уже после войны, во второй половине 1850-х гг.) В период после Крымской войны поездки российских ученых (как духовных, так и светских) на Афон становятся достаточно регулярными, их лишь ненадолго прервала Русско-турецкая война 1876–1878 гг. Афон (и при этом непременно СвятоПантелеимонов монастырь) посещают исследователи (византинисты и слависты) практически из всех российских университетских и академических (в смысле духовных академий) центров – Петербурга, Москвы, Киева, Казани, Одессы и Харькова. Помимо лиц, чьи письма публикуются ниже, здесь необходимо упомянуть также архиепископа Порфирия, вторично побывавшего на Св. Горе в 1858–1861 гг. и почти так же подробно, как в первый раз, описавшего позднее свое путешествие25, архимандрита Леонида (Кавелина) и академиков Е. Е. Голубинского и Н. П. Кондакова, хотя этим список, безусловно, не исчерпывается.

Особо стоит остановиться на двух персонажах: архимандрите Антонине (Капустине), в то время настоятеле посольской церкви в Афинах, и уже упоминавшемся собрания Государственнои библиотеки СССР им. В. И. Ленина / Указатель. М., 1983. Т. 1.

Вып. 1 (1861–1917). С. 140).

См. подробнее о нем и его путешествии: Рукописные собрания... С. 161–172; ПЭ. М.,

2006. Т. 13 (Св. Григории Палама – Даниель-Ропс). С. 102–104.

См. о нем, к примеру: Кирило-Методиевска енциклопедия / Гл. ред.: П. Динеков. София, 1985–2003. Т. 4. (П–С). С. 219–221 (здесь же предшествующая библиография).

Григорович В. И. Очерк путешествия по Европеискои Турции. Казань, 1848 (2-е изд. – М., 1877; репринт – София, 1978); Порфирии (Успенскии), еп. Первое путешествие в Афонские монастыри и скиты в 1845 г. Киев, 1877. Т. 1. Вып. 1–2; М., 1880. Т. 2.

См. о нем. к примеру: Рукописные собрания… С. 139–146 (здесь же предшествующая библиография).

Он же. Второе путешествие по святои горе Афонскои в годы 1858, 1859 и 1861, и описание скитов Афонских. М., 1880.

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами П. И. Севастьянове (в 1859 году они путешествовали вместе). Первый написал о своей поездке книгу26, основанную на дневниковых записях, и в отношении научной информативности служащую достойным продолжением «Очерка путешествия» В.

И. Григоровича (напомним, что сочинение епископа Порфирия о поездке 1845 года увидело свет значительно позднее). Второй — П. И. Севастьянов, начиная с поездки 1857 года27 приступил к исполнению задуманной ранее программы. Она заключалась в привлечении новых технических средств (фотографии) для копирования письменных и художественных памятников (включая архитектуру). Наиболее значительные работы были проведены в 1859–1860 гг. Их результаты представлены в архиве П. И. Севастьянова (ОР РГБ), а также в целом ряде исследовательских центров, как отечественных, так и зарубежных. Снимки афонских актов, выполненные во время экспедиции 1859–1860 гг. на протяжении более чем столетия служили основой их научных изданий. По окончании съемок Севастьянов подарил фотоаппаратуру русскому монастырю Св. Пантелеимона и обучил искусству светописи двух русских монахов обители. Тем самым была положена основа монастырскому ателье, продолжавшему функционировать по крайней мере до второй половины 1920-х гг.

Примерно с последней трети XIX века и вплоть до начала Первой Мировой войны библиотека и библиотекари Свято-Пантелеимонова монастыря (в рассматриваемый период ими были многократно упоминаемые на страницах данного издания отец Азария (Попцов) и отец Матфей (Ольшанский) становятся весьма заметным фактором развития российской гуманитарной науки — это в равной мере относится и к ее церковному ответвлению, и к светскому (университетскому и академическому), и материалы тома более чем наглядно это демонстрируют. Этот фактор в полной мере базируется на готовности небольшого библиотечного коллектива (библиотекарь и один-два его помощника) бескорыстно (и при этом вполне профессионально) помогать исследователям в их научных занятиях. По совокупности издаваемых писем российских исследователей видно, что помощь эта в итоге достигает уровня повседневного подвига, двигателем которого выступает непоказной патриотизм и глубочайшее уважение к науке. Не будет преувеличением сказать, что библиотека Руссика превратилась в рассматриваемый период в своеобразный отдел обслуживания российской (а через нее в значительной степени и зарубежной28) гуманитарной науки. И можно лишь поражаться тому, как много было сделано столь скромными силами, и восхищаться этим.

По просьбе многочисленных ученых монастырский библиотекарь (прежде всего отец Матфей) наводил справки, копировал рукописи (либо нанимал копииста), сверял сделанные списки с оригиналом, отыскивал новые рукописи с искомыми Антонин (Капустин), архим. Заметки поклонника Святои Горы. Киев, 1864.

Всего он был на Афоне четыре раза: в 1851, 1852, 1857 и 1859–1860 гг.

О связях с Пантелеимоновым монастырем иностранных ученых см. статью Л. А. Герд в настоящем томе.

–  –  –

текстами в своем хранилище и в собрании других обителей. И вновь копирование (фотосъемка применялась еще довольно редко, несмотря на наличие в монастыре Св. Пантелеимона фотоателье), и вновь сверка. Масштабы копирования рукописей на Афоне для исследователей в это время явно приближались к интенсивности средневекового книгописания. С учетом пространств, которые приходилось преодолевать на Афоне до отдаленных монастырей и скитов пантелеимоновским энтузиастам-библиотекарям и их сотрудникам в условиях плохих дорог и неналаженной регулярной связи, масштабы работы возрастали многократно. В подобной ситуации присылка корреспондентами пантелеймоновских книгохранителей книг для монастырской библиотеки выглядит минимальной компенсацией за их труды. Но, очевидно, подобное положение вещей вполне устраивало обе стороны.

Добавим к этому, что география переписки рукописей не ограничивалась Афоном; рукописи для российских исследователей копировали и на острове Патмос, и в Афинах. При этом координационным центром всей этой деятельности оставался отец Матфей.

Стоит, пожалуй, отметить и еще один положительный эффект от организации копирования (неважно, в какой форме) афонских рукописей в библиотеке русского монастыря – заметное сокращение (хотя и неполное исчезновение29) хищения рукописей приезжими исследователями, в особенности варварского их расчленения, столь типичного для более раннего периода (1840–1850-е гг.) ученых изысканий на Афоне30.

Безусловно, к 1914 году библиотека Свято-Пантелеимонова монастыря усилиями ее создателей и хранителей превратилась в одну из лучших (если не в лучшую) библиотек на Афоне. Рукописное собрание Пантелеимоновской библиотеки является в полной мере рукотворным, оно создалось благодаря неустанным поискам и приобретениям на Афоне и за его пределами все тех же монастырских книгохранителей отца Азарии (Попцова) и отца Матфея (Ольшанского). Неприметная и явно незначительная в середине XIX века коллекция греческих рукописей Руссика занимает в настоящее время четвертое (по числу томов и значимости) место среди афонских собраний31, славянская32 — хотя и с заметным отставанием в количестве — явля

<

Этим, к примеру грешил один из активнеиших корреспондентов отца Матфея А. А. Дми-

триевскии сам склонныи сурово обличать своих предшественников на этом поприще (об афонских отрывках в его собрании см.: Пергаменные рукописи БАН СССР: Описание русских и славянских рукописеи XI – XVI вв. / Сост. Н. Ю. Бубнов, О. П. Лихачева, В. Ф. Покровская. Л., 1976. С. 15, 102, 113, 120, 123, 162, 177).

См.: Дмитриевскии А. А. Наши коллекционеры рукописеи и старопечатных книг: профессор В. И. Григорович, епископ Порфирии (Успенскии) и архимандрит Антонин (Капустин) / Публ. с комментариями Ф. Б. Полякова и Б. Л. Фонкича // Byzantinorussica / Византинороссика. М. 1994. №. 1. С. 161–197.

ПЭ. Т. 4. С. 129.

Насчитывает свыше 160 рукописеи XIII – середины XIX вв. (включая отрывки), связанных с древнеи традициеи по репертуару, почерку и оформлению. См. краткии новеишии Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами ется третьей по числу после собраний сербского Хиландаря и болгарского Зографа33. Отдельно следует сказать о научно-справочной литературе и соответствующем научном аппарате, к которым обращались и хранители других святогорских монастырей, что устанавливается порой по косвенным признакам. К примеру, отец Савва Хиландарец в расширенном и дополненном варианте каталога славянских рукописей «своего» монастыря (1897–1906 гг.), оставшегося, к сожалению, неопубликованным, ссылается (знамение времени) при датировке на данные филиграней34.

Между тем альбомы водяных знаков (К. Я. Тромонина и Н. П. Лихачева) имелись в то время только в библиотеке Руссика, где они хранятся и по сей день. В 1910 году было завершено строительство специального двухэтажного здания для библиотеки (первого на Афоне) и археологического музея, созданного отцом Матфеем.

Многочисленные буклеты-каталоги иностранных книжно-антикварных магазинов и аукционов конца XIX – начала XX вв., сохранившиеся в монастырской библиотеке, наглядно свидетельствуют, что пантелеимоновские книгохранители внимательно следили за состоянием европейского книжного рынка и не упускали случая приобрести как раритеты, так и необходимую научную и справочную литературу.

Российские ученые, посещавшие Святую Гору с научной целью, находили в Пантелеимоновом монастыре не только прекрасно укомплектованную научную библиотеку, редкие старопечатные греческие и славянские книги или собранные из разных концов греко-славянского мира рукописные памятники, но и радушный прием, заботу о своих душевных потребностях и, наконец, отдых. Об этом свидетельствуют записи, сделанные в гостевой книге обители.

«Пробыл на святой Афонской Горе я грешный и недостойный с 25 июня по 12 августа. Усерднейше благодарю Русскую обитель св. Пантелеимона за ее гостеприимство, смиренно прошу ее не оставить меня в святых молитвах», — записал в монастырской книге 11 августа 1873 года профессор Московской духовной академии Е. Е. Голубинский.

Другой ученый, побывавший на Афоне в разгар греческо-русского противостояния из-за выбора нового игумена, А. С. Будилович, делает более развернутую каталог: Каталог рукописеи, печатных книг и архивных материалов Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне (Серия: Русскии Афон XIX–XX веков. Т. 7). Ч. 1 (Славяно-русские рукописи, хранящиеся в Библиотеке и Архиве монастыря) / Сост. мон. Ермолаи (Чежия). Св. Гора Афон, 2013 (из них свыше 20 происходят из собрания Скита Богородицы (Ксилургу), перенесенного в Русскии монастырь только в 1983 г.).

Библиотека монастыря Св. Павла, на протяжении столетии являвшаяся третьим по числу собранием славянских рукописеи на Афоне погибла во время пожара обители в 1903 г.

Отдельные рукописи из нее еще в XIX в. попали в Свято-Пантелеимоновскую библиотеку и в собрания других афонских монастыреи.

См.: Богдановић Д. Каталог ћирилских рукописа манастира Хиландара. Београд, 1978.

С. 16–17.

АРПМА. Док. 86. С. 55.

35

–  –  –

запись. «Хотя мне удалось посетить из 20 Афонских монастырей и многочисленных скитов лишь Руссик и Св. Андреевский скит, однако на основании всего виденного, слышанного и читанного я смею утверждать, что две означенные обители не уступят ни одной из прочих Афонских ни в благочестии и подвижничестве братии, ни в благолепии храмов, ни в гостеприимстве поклонников. Утешаюсь этим как христианин, и горжусь как русский! Да будут эти две обители центрами все новых и новых поселений русских подвижников. В утверждении на Афоне русского элемента я вижу залог и необходимое условие восстановления нравственного значения Святой Горы, которое угрожают подорвать эгоизм и фанатизм греческих поселенцев Афона. Да здравствует русская братия Афона; да распространяется она и развивается на славу Бога, пользу Афона и честь России! Магистр славянской филологии, профессор Санкт-Петербургской духовной академии Антон Семенович Будилович.

июля 1974 г.»

Политические события естественным образом влияли на связи России с Афоном. Греко-русский Пантелеимоновский процесс 1874–1875 гг., заговор младотурок и свержение султана Абдул-Азиза в Константинополе в 1876 году, последовавшая затем Русско-турецкая война 1877–1878 гг., убийство императора Александра II в 1881 году — все это не способствовало русским ученым путешествиям на Афон;

активное возобновление научных контактов начинается лишь в царствование Александра III.

В 1882 году в Петербурге создается Православное Палестинское Общество, которое возглавляет брат царя великий князь Сергей Александрович. На его личные средства в 1882–1883 гг. на Восток, в Палестину и на Синай, с научными целями был отправлен А. А. Цагарели. На обратном пути Цагарели заехал на Святую Гору и побывал в обители Св. Пантелеимона, оставив об этом соответствующее упоминание.

«После шестимесячного путешествия по святым местам Востока, посетив Святую Гору, провел несколько дней в Руссике, где я нашел ту истинно-христианскую приветливость и предупредительность, которые составляют характеристическую черту русского духовенства, — за что приношу я душевную благодарность всей братии Пантелеимоновского монастыря в лице его представителей: Их Высокопреподобия отцов архимандрита Макария и Иеронима. 15 июля 1883 года. Александр Цагарели, профессор Санкт-Петербургского университета.»

Прибывший на Афон в ноябре 1883 года и радушно принятый русской братией Свято-Пантелеимонова монастыря И. С. Пальмов начал свою научную работу с изучения рукописей монастырской библиотеки Руссика. Ученый впоследствии отмечал, что благодаря всевозможному содействию и искренней готовности к помощи игумена отца архимандрита Макария и всей монастырской братии Свято-Пантелеимоновская библиотека дала ему больше материалов, чем все остальные афонские

–  –  –

Переписка библиотекаря Свято-Пантелеимонова монастыря с учеными востоковедами монастыри. По богатству печатных изданий библиотека монастыря св. Пантелеимона ко времени приезда И. С. Пальмова уже превосходила остальные афонские библиотеки. Вместе с тем в этот период она постоянно пополнялась и новыми рукописями: монастырь, заботясь о сохранении рукописных памятников от естественной их гибели вследствие нерадивого хранения и хищений, покупает их и хранит в специально устроенном для этого сухом здании. Именно новоприобретенные монастырем рукописи и стали основным объектом научных изысканий И. С. Пальмова в библиотеке Руссика. Ознакомившись со старой коллекцией и не найдя среди новоприобретенных славянских рукописей памятников, представляющих существенный научный интерес, ученый сосредоточился на изучении новоприобретенных греческих манускриптов. И. С. Пальмов описал новую коллекцию и сделал копии рукописей имеющих, по его мнению, интерес для церковно-исторической науки. Намереваясь продолжить исследовательскую деятельность в других греческих и славянских афонских монастырях и заручившись необходимыми рекомендательными письмами, И. С. Пальмов обратился в Протат за письменным разрешением работы в библиотеках афонских обителей, однако несмотря на поддержку представителей славянских монастырей (Пантелеимонского, Зографского и Хиландарского) это разрешение так и не получил. В рекомендательном письме к афонским монастырям, полученном И. С. Пальмовым в Протате, посещение библиотек упомянуто не было, а в получении повторной письменной рекомендации с упоминанием посещения библиотек ему было отказано. В первом же греческом монастыре, куда попал И.

С. Пальмов, в Ватопеде, доступ в библиотеку ему так и не был разрешен, поэтому исследователь в дальнейшем решил отказаться от посещения греческих монастырей.

После недельного пребывания в болгарском Зографе, и изучении его славянских рукописей и архива И. С. Пальмов отправился в сербский Хиландарский монастырь, занятый в то время в основном болгарами, румынами, греками и отчасти сербами.

Библиотеку монастыря И. С. Пальмов застал в запущенном состоянии. Расположены книги и рукописи были беспорядочно, каталога в библиотеке не было, многие манускрипты, виденные еще Григоровичем, теперь отсутствовали. Изучив славянские рукописи Хиландара, ученый сосредоточился на работе в монастырском архиве, где исследовал и переписал множество ценных историко-церковных документов.

Возвратившись в Пантелеимоновский монастырь, И. С. Пальмов по совету архимандрита Макария посетил находящиеся в дружественных отношениях с Руссиком Симоно-Петров монастырь, монастыри Григориат, Дионисиат и св. Павла. В этой поездке основное внимание И. С. Пальмов уделил библиотеке монастыря св.

Дионисия, поскольку библиотеки Симоно-Петрова и св. Григория невелики, а в монастыре св. Павла славянских рукописей ему не показали. Отбыл И. С. Пальмов с Афона в конце января 1884 года.

24 августа 1886 года в книге гостей расписались двое ученых представителей разных школ, но путешествоваших вместе: профессор Санкт-Петербургской

Российская наука и Святая Гора Афон.

духовной академии Иван Егорович Троицкий и ординарный профессор Новороссийского университета Александр Александрович Кочубинский. Оба имени записаны рукой А. А. Кочубинского, так что стоит считать, что и запись была сделана им от лица обоих ученых. «С благоговением вступил на священную почву исторического монастыря Св. Пантелеимона, с умилением сердечным; и в то же время с сожалением о невозможности пробыть дольше в святой обители расстаюсь я с приснопамятным Афоном: воспоминание о братстве будет источником моего умиления к нему»38. А месяц спустя 21 сентября 1886 года обитель посетил профессор Киевской духовной академии К. Д. Попов.

В том же 1886 году на Святую Гору впервые приезжает А. А. Дмитриевский, ставший впоследствии первым историком и летописцем Русского Афона. Его связала искренняя и тесная дружба с архимандритом Макарием (Сушкиным) и библиотекарем отцом Матфеем (Ольшанским), начавшаяся в этот момент, переписка с ними продолжалась на протяжении всей жизни старцев. Дмитриевский бывал на Афоне неоднократно, всегда оставляя записи о своих впечатлениях в монастырской гостевой книге. Исключение составляет лишь третье посещение Дмитриевским Афона, упоминаний о котором в книге посетителей не обнаружено. Приведем эти записи полностью, одна за другой.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Деятельность Смоленского государственного университета за II квартал 2015 года О положительном опыте работы Смоленского государственного университета во II квартале 2015 года 1. С 1 по 7 апреля 2015 года на художественно-графическом факультете прошел конкурс фотографий на тему «Великая Отечественная война глазами молодых». Конкурс был проведен активом факультета. Его цель – патриотическое воспитание молодежи. Студенты представляли на конкурс фотографии, сделанные ими. На фотографиях – портреты...»

«МОДЕЛЬ СЕМАНТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА СУБЪЕКТА – ОСНОВА ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПОДХОДА В ОБРАЗОВАНИИ Шередеко Юрий Леонидович, Международный научно-учебный центр информационных технологий и систем НАН и МОН Украины, г. Киев, Украина В докладе на первом форуме [1] автор бегло представил свою модель семантического пространства субъекта и ее роль в стратегическом управлении развитием образовательного пространства и в разрешении наиболее насущных его проблем. Было показано, что смена концепцией развития...»

«Бюллетень № 277 (476) ДНЕВНИК ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ 9. О Федеральном законе О регулировании отПредседательствует дельных вопросов, связанных с проведением в Председатель Совета Федерации Российской Федерации XV Международного конВ.И. Матвиенко курса имени П.И.Чайковского в 2015 году, и внесеI. Открытие триста семьдесят четвертого засении изменений в отдельные законодательные акты дания Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Российской Федерации. (Звучит...»

«eLearning Server система управления обучением РУКОВОДСТВО ПРЕПОДАВАТЕЛЯ 4.1 Руководство преподавателя Содержание ВВЕДЕНИЕ На кого рассчитано руководство Как пользоваться руководством 1 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1.1 Назначение eLearning Server 1.2 Основные понятия и термины 1.2.1 Обзор базовых ролей 1.2.2 Учебный курс 1.2.3 Учебный материал 1.2.4 План занятий 2 ФУНКЦИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ 2.1 Действия с учебными курсами 2.1.1 Отображение курсов 2.2 Работа с составными элементами курсов 2.2.1 Учебные модули...»

«ФГБОУ ВПО Самарская ГСХА Издание 2015-0 Положение о деятельности СМК 04-56-201 Лист 1 из 1 УТВЕРЖДАЮ Ректор академии _А.М. Петров «_»2015 г.ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО ТРУДОВОГО РАСПОРЯДКА (рассмотрено на заседании Ученого совета академии – протокол № 8 от 03.04.2015года) Учт.экз.№ Кинель 2015 ФГБОУ ВПО Самарская ГСХА Издание 2015-04 Положение о деятельности СМК 04-56-2015 Лист 2 из 18 Содержание 1 Назначение.. 2 Область применения.. 3 3 Нормативные ссылки.. 3 4 Обозначения и сокращения.. 3 5...»

«CERD/C/ARM/5-6 Организация Объединенных Наций Международная конвенция Distr.: General о ликвидации всех форм 20 July 2010 Russian расовой дискриминации Original: English Комитет по ликвидации расовой дискриминации Доклады, представляемые государствамиучастниками в соответствии со статьей 9 Конвенции Пятый и шестой периодические доклады, подлежавшие представлению в 2004 году* Армения** [8 января 2010 года] * Настоящий документ содержит пятый и шестой (объединенный) периодические доклады Армении,...»

«1. Климат, климатообразующие факторы, глобальные изменения климата Климат (греч. (klimatos) — наклон) — многолетний режим погоды, характерный для данной местности, определяемый ее географическим положением. Климат — статистическая совокупность состояний, через который проходит система: гидросфера литосфера атмосфера за несколько десятилетий. Климат усреднённое значение погоды за длительный промежуток времени (порядка нескольких десятилетий), то есть климат — это средняя погода. Погода —...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ ОТЧЕТ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ПО ОЦЕНКЕ РЫБНЫХ ЗАПАСОВ (Хобарт, Австралия, 13–23 октября 2003 г.) СОДЕРЖАНИЕ Стр. ОТКРЫТИЕ СОВЕЩАНИЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОВЕЩАНИЯ И ПРИНЯТИЕ ПОВЕСТКИ ДНЯ. 295 ОБЗОР ИМЕЮЩЕЙСЯ ИНФОРМАЦИИ Требования к данным, определенные в 2002 г Разработка базы данных АНТКОМа Обработка данных Промысловая информация Представленные в АНТКОМ данные по уловам, усилию, длине и возрасту Оценки уловов и усилия при ННН промысле Данные по улову и усилию для промысла клыкача в водах,...»

«Утверждена Приказом Министерства мелиорации и водного хозяйства СССР от 16 апреля 1984 г. N 145 Срок введения июля 1984 года Вводится впервые ТИПОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ВОДОХРАНИЛИЩ ДЛЯ НУЖД ОРОШЕНИЯ, ЕМКОСТЬЮ ДО 10 МЛН. КУБ. М ВСН 33-3.02.01-84 Типовая инструкция по эксплуатации водохранилища емкостью до 10 млн. куб. м для нужд орошения составлена В/О Союзводпроект и институтами: САНИИРИ им. В.Д. Журина, Средазгипроводхлопок, Южгипроводхоз, Укргипроводхоз, ВНИИГиМ им. А.Н. Костякова....»

«ПРОГНОЗ по африканской чуме свиней в Российской Федерации на 2015 год http://www.fsvps.ru/fsvps/iac Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору Федеральное государственное бюджетное учреждение «Федеральный центр охраны здоровья животных» (ФГБУ «ВНИИЗЖ») ПРОГНОЗ по африканской чуме свиней в Российской Федерации на 2015 год Авторы: Петрова О.Н. Коренной Ф.И. Дудников С.А. Бардина Н.С. Таценко Е.Е. Караулов А.К. Владимир 20 http://www.fsvps.ru/fsvps/iac УДК...»

««Далида. Мой брат, ты напишешь мои мемуары» Катрин Риуа (перевод с французского языка Ирины Лиминг) Предисловие Орландо Эта книга – не биография Далиды: это жизнь Далиды, рассказанная мной, ее братом. Далида сказала мне: «Ты напишешь мои мемуары». Все, что вы найдете в этой книге, я рассказал по желанию Далиды. Семь лет я хранил все документы, все записи, блокноты, газеты и письма, оставленные моей сестрой, в запечатанных конвертах, в сейфе. Через семь лет, найдя нужного мне человека в Катрин...»

«1. Цели освоения дисциплины Основной целью освоения дисциплины является формирование у обучающихся экологического мировоззрения и осознания единства всего живого и незаменимости биосферы Земли для выживания человечества, а также способностей оценивать и решать проблемы экологии и природопользования. Цели дисциплины и их соответствие целям ООП Формулировка цели Цели ООП Код цели Ц1 ознакомить студентов с Подготовка грамотных специалистов для основами охраны оценки оказываемого антропогенного...»

«2013 Географический вестник 3(26) Гидрология УДК 556.552 Е.В. Обухов, Е.С. Корягина © ОБОБЩЕННЫЕ ОЦЕНКИ ВРЕМЕННОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ ТЕМПЕРАТУРЫ И ИСПАРЕНИЯ С АКВАТОРИИ КАХОВСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА ЗА ПЕРИОД ЕГО ЭКСПЛУАТАЦИИ Проведены обобщения реальной гидрометеорологической и морфометрической информации по акватории Каховского водохранилища, сопоставления и анализ результатов. К л ю ч е в ы е с л о в а : водохранилище; испарение; температура; поверхность воды; амплитуда; участок; эксплуатация. Введение...»

«Р. Г.Назиров К вопросу об автобиографичности романа Ф.М.Достоевского «Игрок» 1962 г. Дебют Р. Г. Назирова в достоевсковедении Монография Р. Г. Назирова «К вопросу об автобиографичности романа Ф. М. Достоевского “Игрок”» — первая в череде его трудов об авторе «великого пятикнижия». Она завершена в 1962 году, судя по дневникам ученого, обнаруженным в его архиве, в качестве одного из вступительных испытаний в аспирантуру МГУ. Вместе с тем титульный лист переплетенного машинописного текста не...»

«И. Г. Чавчавадзе АРМЯНСКИЕ УЧЕНЫЕ И ВОПИЮЩИЕ КАМНИ перевод с грузинского Н. И. Алексеева-Месхиева Тифлис, 1902 «Не так страшусь открытого врага, как врага, прикидывающегося другом, страшусь его ласки, его улыбки». Руставели. Вряд ли найдется на земном шаре народность, которая была бы так оскорбительно унижена, обесславлена всеми, кому только не лень было это делать, как наша. Всякий старается или перешагнуть через нас, или затоптать и сравнять с землею. Чуть ли не хотят уничтожить и...»

«ОБЩЕСТВО АНТРОПОСОФСКО ОБЩЕСТ ВО В БЪЛГАРИЯ ЖИВОТ И СМЪРТ Култура на умирането Семинар 16 – 18 ноември 2012 г. София ПРОГРАМА 16 ноември – петък Регистрация 16:30 – 17:30 Рецитация – Хор на живите и мъртвите 17:30 – 18:00 Откриване 18:00 – 18:30 Лекция: „Деменцията – един дълъг път към 18:30 – 20:00 умирането” – Пайви Лапалайнен 17 ноември – събота Работни групи 9:00 – 10:30 Пауза 10:30 – 11:00 Лекция: „Смъртта като празник на духовно раждане 11:00 – 12:30 – пътят в сферите след смъртта” – Ханс...»

«Инновационный конвент «КУЗБАСС: ОБРАЗОВАНИЕ, НАУКА, ИННОВАЦИИ» _ ББК Ч 214(2Рос-4Ке)73я4 УДК 001.89:378 И 6 Редакционная коллегия: Остапцева А.В. – председатель СМУ Кузбасса, к.б.н., c.н.с.; Двуреченская А.С. – председатель СМУ КемГУКИ, к.культорологии, зав.каф.; Кашталап В.В. – председатель СМУ НИИ КПССЗ, к.м.н., зав. лаб.; Чечин В.В. – председатель СМУ КемГУ, асс.каф.; Стародубов А.Н. – председатель СМУ ИУ СО РАН, к.т.н., с.н.с.; Гречин С.С. – председатель СМУ ИУХМ СО РАН, к.ф.-м.н., ученый...»

«ПЕРЕД ЛИЦОМ КЛИМАТИЧЕСКОЙ УГРОЗЫ РЕКОМЕНДАЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ПО ИЗМЕНЕНИЮ КЛИМАТА (неофициальный перевод на русский язык, выполненный Всемирным фондом дикой природы – WWF России) Январь, 2005 г. Международная рабочая группа по изменению климата Стефан Байерс, Олимпия Сноув, сенатор член парламента (Соединенные Штаты Америки), (Великобритания), сопредседатель сопредседатель Боб Карр, член парламента (Австралия) Проф. Джон П. Холдрин (США) Д р Мартин Хор Кок Пенг (Малайзия) Натали...»

«Российская академия наук Дальневосточное отделение ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ Хоздоговор № 06-09/БР-0-280-2009 Экз. № УТВЕРЖДАЮ Директор ИВЭП ДВО РАН, член-корр. РАН Б.А. Воронов 15 декабря 2009 г. НАУЧНЫЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ЗОНЫ ВЛИЯНИЯ БУРЕЙСКОГО ГИДРОУЗЛА (СВОДНЫЙ ОТЧЕТ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ МОНИТОРИНГА ЗА 2003-2008 ГОДЫ) Ответственный исполнитель работ: Исп. директор межрегионального центра по экологическому мониторингу гидроузлов ИВЭП ДВО РАН, канд. биол. наук С.Е....»

«УДК 338.93+608.1 Е. А. Соломенникова » „‡‡ „ ‚‰‚‡. ‡‰. ‡‚ ‚‡, 17, ‚·, 630090, — E-mail: esolom46@mail.ru ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ В статье рассмотрены некоторые аспекты исследования конкурентоспособности фирмы, которые возникают в связи с неоднозначной трактовкой ее понятийного аппарата и методов оценки. Ключевые слова: конкурентоспособность товара, конкурентоспособность предприятия, оценка конкурентоспособности предприятия. Большинство авторов, как...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.