WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

««А я хочу!» - человек был недоволен. Очень. - «Ну почему, почему?! Почему ты делаешь это со мной? Ну же, ком-ком!. включайся, гад!» Тот был как плитка, как сто грамм шоколада – такое ...»

-- [ Страница 1 ] --

Тетралогия «Я хочу больше!»

Часть 1. СИМПЛ

Автор: Фантазёр

(Книга онлайн и новые главы на http://ya-hochu-bolshe.com/)

«А я хочу!» - человек был недоволен. Очень. - «Ну почему, почему?! Почему ты

делаешь это со мной? Ну же, ком-ком!.. включайся, гад!»

Тот был как плитка, как сто грамм шоколада – такое знакомое чувство в ладони,

так привычно давит на «он» указательный палец... Горький шоколад.

«Не может этого быть! Включайся, включайся!..»

Но гаджет не мог: он сломался.

«Не ломайся, не ломайся!» - человек заклинал, а ком-ком всё ломался, - «Вот гад!»

Ни проблеска надежды: экран безнадёжно потух.

«Вот тухляк!» - давя на кнопку побелевшим от усилия пальцем, человек всё острее ощущал: время. Уходит. Бесполезно.

- Тухляк, – прошипел он вслух, запихивая бесполезный гаджет… Кармана на месте не было.

Невероятно! Как он мог забыть?! Бодрое утро – рывком из постели – гардероб настеж – весенние кальсоны в обтяжку – рубашка или свитер, что дальше? Прогноз погоды на ком-коме! А тот сломался – гад.

«Вот пойду теперь на улицу в одних кальсонах, заболею и умру. А всё из-за тебя!»

- человек осуждающе посмотрел на виновника ВСЕГО. Молчание.

«Ну почему?!» - он живо представил себя на кладбище: необычном таком – для ком-комов. Вот-вот заплачет дождь, а он в одних кальсонах под сенью скорбно нависшего неба сидит на бесплодной земле – нет! – на тёмном глянце гигантского экрана.

Не он один. Вокруг, на коленях и все-все голые, ползают несчастные люди, сдирая маникюр, царапают по стеклу эпитафии. «Из-за тебя!..» - начинается каждая.

«Из-за тебя номер любимой тётушки был безвозвратно утрачен! Меня нет в её завещании!»

«Из-за тебя я остался без навигатора в чужой стране! Меня похитили в рабство!»

«Из-за тебя меня изнасиловали ВИЧ-инфицированные шимпанзе на необитаемом острове!»

«О да, да, ДА!» - сочувствие навернулось на глаза человека. Как же он понимает всех этих ком-ком-лишенцев!

- Из-за тебя я потеряю час своей жизни! – и высоко подняв гаджет в карающей пятерне, он, - кх-кх-кх, - зафыркал каверзным смехом.

Ну что значит потеря какого-то часа по сравнению с тем же ВИЧ-приговором?

Один метр по сравнению с тысячами. Смешно, кх-кх.

Только не надо было бегать вчера перед сном, как это сделал он: пять кэмэ кросса по холодрыге. Фырканью надлежало выйти с искрой, от которой тухлому настроению было положено вспыхнуть, чтобы тут же исчезнуть, а вышло совсем не то: пакостное клокотание – ну прямо пузырящееся сероводородом болото.

Человеку стало стыдно.

Сначала ком-ком, потом карман, а теперь ещё недосмех – как же так?! Ведь он рождён быть первым! Иначе, какой вообще смысл появляться на свет?

Вопрос, который с ним с детства, со школы, куда человек не ходил – бегал.

Полторы минуты от автобусной остановки по асфальтовой тропке. Той самой, по которой брели на уроки все остальные.

С какого перепугу белобрысина чешет? Ненормальный! Что такого важного в школе?!

Ему пытались преградить путь, схватить сзади за ранец… «Никто не смеет меня останавливать!» - человек вырывался. Нет, бегать ему вовсе не нравилось – шагом ведь легче – он просто хотел стать самым быстрым из всех. Бежать. Побеждать. Это кайф!

Иначе, какой вообще смысл появляться на свет?

«У нас просто идеальный ребёнок!» - восклицала сноска с полей пожелтевшей страницы. Дневник его мамы. Дневник развития ребёнка, который она вела, не пропуская ни дня. Аккуратистка, истинный учёный. Правда, больше никаких примечаний на полях не было. Все прочие записи носили исключительно информативный характер: фиксация массы, роста, рефлексов. Развитие шло строго по графику – именно поэтому «у нас просто идеальный ребёнок».

«Впрочем», - подумал человек, - «Другие записи были бы излишни». Основанием для этой смелой мысли – первое воспоминание, где он на неуверенных ногах в кроватке.

Стоять без опоры не может – падает, поэтому держится за парапет крепко. Деревянный, лаковый, тот достаёт ему до шеи, и ничего не мешает большущим зелёным глазам. Она появляется – мама – светлые пятна в тёмном проёме двери. И вдруг сразу рядом. Светлые пятна. Улыбка и белая чашка в руке. Поит с ложечки чаем, тёплым, слабым… «Терпеть не могу чая с сахаром!», - скривился человек. Но тогда ему нравилось.

То есть не то, что бы нравилось – было сладко. И кто-то, улыбаясь, поил его сладким.

Теперь понятно кто: мама, но тогда – нет, он не думал тогда, просто фиксировал, был как в том дневнике, где масса, рост, рефлексы – вот кем он был. Самым обычным ребёнком.

И взрослым оставался таким. Обычным. Каким? Разменной монетой? где-то посерёдке между талантами и пустозвонами? Да ладно, разве иметь талант необычно? Про себя каждый знает, что нет. Быть посерёдке значит быть в центре, а гении в центре, по жизни. То есть, кто такой гений? Самый, что ни на есть, обыкновенный человек.

Он.

Только об этом пока никто не знает. И не узнает, если не наладить ком-ком. Как тот посмел так с ним обойтись?! И всё-таки сбегать в сервис-центр придётся. Пятнадцать минут туда, пятнадцать обратно, полчаса там – на всё про всё минус час жизни, а может и больше! Но ничего не поделать: без ком-кома гению никак не обойтись.

Человек влез в джинсы, джемпер, кеды, подхватил кожаный чемоданчик красного цвета.

Год назад один пожилой господин поспешно схватил его со стеллажа в магазине, потом рассматривал долго, пока не вернул со вздохом на полку:

- Был бы я посмелее, выбрал бы красный.

«Мыслить смело!» - призывал этот цвет. Мыслить смело! Как можно гению без красного чемодана? А вот серый костюм остался в шкафу. Он старил, что было хорошо для работы, где в мозгах пациентов возраст соответствовал опыту и вызывал уважение.

Ах, люди так просто внушаемы! Стереотипы ходячие. Но сегодня с утра выходной – можно пытаться выглядеть юным.

Прежде, с рождения и до четверти века, человек и не думал о старости, пока юность вдруг не исчезла, прихватив с собой беззаботное чувство «Всё-ещё-впереди».

Теперь каждый день уходил, назойливо зудя на прощание:

- Знаешь, старик, фабрика «Перегной» по переработке непризнанных гениев становится ближе. Что ты успел сделать сегодня?

- Тебя, неблагодарный! Ты недоволен собой? Не огорчайся, завтра умрёшь.

Покойной ночи, кх-кх-кх.

Не помогало. Не получалось себя успокоить. Совсем. И чем дальше, тем злее жгло недовольство.

«Ну почему я должен что-то кому-то доказывать? Я же не просто так появился на свет – выходит, замены мне нет. Я – гений».

«Недоделанный», - жгло недовольство.

«А что если все-все гении, только недоделанные? Все с приставкой «недо». Всегото и нужно: стать человеком. Самым обыкновенным», - Недо захлопнул входную дверь и, взглянув на неё, улыбнулся.

Он сможет. «Умная дверь» - показатель его непревзойдённых способностей.

Лет десять назад, ещё учась в школе, он в неё вмонтировал ручку, вторую, повыше первой. Чтобы войти, надо было на обе нажать одновременно. Очень хитрая выдумка! А если гости дурни – пусть остаются за дверью!

Дурни липкие и противные, словно чай с сахаром, и к тому же зануды. В планах Недо было установить третью ручку – зубную – жаль, родители запретили. Ладно! И без неё была клоунада. Как-то раз сосед позвонил за отвёрткой, телом тучный, а лицом просто жопа – такое одутловатое.

- Открыто! Входите! – кричал Недо, наблюдая в глазок жопу с ручкой.

- А это точно та дверь?! – Ох, не слабо жопу от дурости пучило!

Ухмыляясь приятным воспоминаниям, Недо весело топал по тротуару. Тот, как и он, стремился вперёд, а вот проезжая часть, наводнённая палитрой авто, напротив, никуда не спешила: утренний час пик превратил трафик в джем.

Как здорово топать, оставляя авто позади! Когда весенний ветерок перебирает непослушные пряди, а тёплое солнце их золотит... Чудный денёк! Был, пока он не нагнал прелестную цыпу с куриной походкой.

Порой высокий каблук ниже уровня «секси», когда при шаге трясёт, как в фургоне лист жести.

«Разве так меня обольщают?!» - возмутился Недо и вообразил, как следует ходить, чтобы пробудить в нём похоть – парить.

Подростком он втайне очень страдал: когда же у него, наконец, вырастет грудь?

Нет, ну почему он только мужчина? Почему он должен быть ограничен хоть в чём-то?! Ну почему, почему, почему?! Чай с сахаром!

Впрочем, главное, знать как надо. Сейчас он покажет ей Женщину: походку, от которой нельзя устоять. Полный вперёд!

Шаг, шаг, шаг - его худощавая фигурка подрезала цыпу. Слишком резко. При обгоне корпус дал крена – критично – повело всё тело, кед зацепился о кед – «О, нет!» Недо едва не навернулся.

Походка, от которой нельзя устоять.

«Как глупо!» - он бегом рванул от цыпы, от невидимой, но такой очевидной усмешки: «Придурок!»

«Нет, я не такой! Несовершенен наш мир! Кривое зеркало! А я – красный!» лицо, действительно, краснело, вот самомнение гасло.

Под разным ракурсом он выглядел: красавцем, симпатягой, со спины, непристойно и просто мерзко. Красуясь в соц-сетях на десятке фотографий, прочие тысячи он стёр за некорректность.

«Неужели так сложно отразить красоту человека? Но я же ясно вижу её в других»,

- размышлял Недо, переходя на шаг в виду перекрёстка и красного сигнала светофора, Взять, к примеру, вот этого кекса – хорош!»

Под кексом он имел ввиду ловеласа в костюме без галстука, с искрой запонок, который ждал зелёного света, сосредоточенно уткнувшись в ком-ком. Из тысяч фотоснимков в его электронном альбоме только десяток был плох. Ха! Ну и что? На той вечеринке он был до безобразия пьян.

- Зацените, вот моё настоящее личико, – демонстрировал он кадры друзьям.

Ловеласа любили. Самоироничный, поджарый, поджаренный в солярии, всегда легко, не по погоде одетый. А его ранняя седина… мститель из слащавой вендетты. Ах, эта шапка пены с присыпкой какао! Так и хотелось лизнуть.

–  –  –

Хуй-тебе-в-глотку-как-же-ты-заебала!» - думал мститель, листая записную книжку в ком-коме. Завтра, послезавтра, день через годы – всё это «Алекс». Бесповоротно. И последние триста шестьдесят четыре дня по имени «Алекс» не оставляли сомнений: это на всю его жизнь. Долгую-долгую. Кто он отныне? Алекс, блядь!

А как же хочется послать её на ххх… хотя бы на эту недельку! Снять какуюнибудь в-рот-ебенную сучку и хорошенько, с причмоком, оттрахать.

Алекс давно уже так не хотелось. Позавчера даже пришлось представить её лучшую подружку – капризную, алчущую спермы мордашку, чтобы, в конце концов, на неё кончить. И в этом не было ничего особенного, со всеми предыдущими складывалось так же: желание через пару месяцев падало. И тогда – пока-пока!

Хватит! Одно и то же. С Алекс он пойдёт дальше. Семья. В неё уже столько вложено: времени, денег. Похерить всё это? Нет, слишком поздно что-то менять. Завтра годовщина знакомства – самое время бросить в бокал с шампанским кольцо. Ха! Что создаёт семью? Любовь?

–  –  –

«Пора копить на свадьбу», - оторвавшись от ком-кома, желая увидеть сигнал – надежды или зелёный? – Алекс заметил вместо него безобразие. Взъерошенные волосы горели на солнце, в руке чемоданчик, красный, как сигнал светофора. Угловатое безобразие перебегало дорогу и при этом казалось таким беззаботным. – «Удачи с капотом!»

«А что, отличная тренировка концентрации!» - самомнение, было угасшее, разгоралось по мере того, как на пути Его Величества Гения почётным караулом тормозили авто, - «Хорошие машинки, но не отвлекайте от мысли…»

Итак, высокая степень концентрации предотвращает ошибки. И всё ладиться, все показатели кверху! То есть, перебегать дорогу на красный – быстрый путь к успеху!

«И вообще, у меня глаза зелёные!» - закончил мысль Недо.

Он не любил рисковать – ассоциации с болью – он ничем не рисковал:

автомобилей на улице было так много, что пробка – ни задавить пешехода, ни обогнать пешехода.

«Так вам и надо! Следуйте за гением!» - но только он достиг тротуара, как споткнулся. Второй раз за день! На ровном месте! Кто посмел?! Шнурок. Развязался.

«Кто тебе разрешал?!» - он так и признался. Тогда, как стервятник, над червём из нейлона нависнув, он – вжик-вжик – связал его в узел: «Не путайся у меня под ногами!» а разогнувшись, смутился.

Ему навстречу шагало счастливое трио. Точнее, дочка парила, шагали папа с мамой, подхватив с двух сторон под ручки малышку. Смеялись. Идиллия. Смеялись… Блажные дебилы! Как они смеют смеяться, когда ему не до смеха?! Впрочем, это можно поправить.

Он идёт им навстречу – просто случайный прохожий – сутулый, руки в карманах, безликий для них, от смеха ослепших. Мамочка с краю, не замечает, как острую бабочку он достаёт. Взмах крылышек – нож входит под рёбра.

Кх-кх-кх. Неужели, не знали? Смех может ранить.

- Мама, мама! – тормошит малышка осевшую за плечи, а папа замер, шевелит губами. Он не понимает. Может, проснуться?

–  –  –

«Ну это уже перебор!» - Недо скрипнул зубами. - «За что я их убиваю? Они же хорошие! И много хорошего для меня могут сделать!» - его пронзила вина.

«Небось, до упада батрачат, чтобы малышка их, как в сказке росла, ни в чём отказа не зная. На одёжку ей откладывают, на образование копят, а на квартирку ей хватит? Ой, вряд ли. Дорого. Но смеются, надеются! Нельзя их смеху пропасть. Вот познакомлюсь и подарю им квартиру. Я-то ладно, пусть лучше они...»

Но тут же представив себе перспективу: зачахнуть в сугробе без зубов от цинги, – Недо избыл чувство вины. Так что, поравнявшись со сказочной семейкой, он ограничился всего лишь скользкой улыбкой.

У него не было своей квартиры: он жил с родителями.

- Вот я мудак! – просипел сквозь лихорадку Калека. Тело нещадно знобило, а кутаться в одеяло получалось, что бестолку. Ткань подмокла. От пота? Калека не был уверен. Возможно, забывшись, он нассал прямо в постель.

- В самый раз для такого, как я, - пробормотал он во тьму.

Света в комнате оставалось едва: на чёрную дыру потолка, на стул и шкаф – две сердитые тени – и на чернильные, как беспамятство, стены. Мрак.

Так ему и надо! Это другим повезло – здоровым детям из богатых семей. У них просторные, светлые апартаменты, а он сирота в бесцветной двушке.

- Давайте знакомиться, я – фрилансер с неоконченным школьным, живу у бабушки на её пенсию.

- Мудак, - сам себе ответил Калека, поперхнулся и зашёлся долгим, рвущим наизнанку кашлем. Отмучавшись, он подполз к тёмному обрыву, свесился и схаркнул на пол сладковатую мокроту.

«Плохо» - он уронил голову на дряхлую, полезшую перьями подушку – будто когти чудовищной птицы вцепились в затылок. Да, прямо как в ужастике «Когтеклюв – ранняя пташка».

«Утро. Бегом на работу. Солнышко, травка, весна. Когтеклюв. Падает с проводов, когтями впивается в голову. Ты любишь йогурт на завтрак? А он – клевать мозг!» вспомнился Калеке анонс к фильму.

Бред! Он и так без мозгов. Лысый мудак.

Окоченелые пальцы лихорадочно нащупали череп, блестящий, если на свету.

Бритые головы так не блестят – только лысые.

–  –  –

С раннего детства. Диагноз «Алопеция», причём тотальная – на всю голову.

- А как же мы? – гнулись домиком брови, но на диагноз при этом никак не влияли.

Это раньше, когда Калека был маленьким, голова его не шибко тревожила, к тому же внешность не портила, наоборот – выделяла. Ни роста, ни силы, ни рожи – никаких примет у него раньше не было, зато теперь в школе прозвище: «Лысый». И ни разу не обидно! Уж всяко лучше, чем «Ботан», которым он не становился и в мыслях. Э-э, разве что с приставкой «анти».

«Живи как проще!» - воскликнул леденец и растворился во рту. В одном мультфильме. Так Калека и жил. Нечего учиться, когда в доме есть Светоч! – плазма, от которой дни напролёт заряжалась молчаливая бабушка.

Бывало, когда заканчивалась очередная программа, она тянула руки к экрану, словно к камину, но с началом новой руки опускались, двигались только глаза.

Раз, два - у неё был сын, у сына жена. Три, четыре – автостопом дети колесили по миру. Пять, шесть – «Без вести пропали» - прислали ей весть. Семь, восемь – три путеводителя и внука бросили. Девять, десять – она ждала вестей – Светоч показывал вести: новостные программы и многие ещё, тоже интересные.

Вылёживала на тахте пролежни, дальше прихожей выходить не смея. Дурная голова! У неё постоянно кружилась голова, и лестницы, лестницы – сломанная шея. Пусть за пенсией и продуктами бегает внук.

Приходилось таскаться: жить-то хочется. А бабушку он не любил: она была роботом. Стирала, убирала, разогревала полуфабрикаты. За что её любить?

- Земной поклон тебе, дружочек. Прости меня, корку чёрствую, за то, что мудаком тебе стать позволила. - Изредка в бабушке происходили сбои. Ненадолго. Вскоре она, как ни в чём не бывало, возвращалась к Светочу, или к стиральной машине, или к микроволновке вперевалочку топала. У бабушки хватало забот. Она была роботом.

Когда пропали автостопщики, оставив по себе лысого кида, робот взял под контроль учёбу подкидыша: переместил письменный стол к себе на базу – к тахте поближе.

–  –  –

А Калека смотрел Светоч – куда интересней учёбы! И робот не был против: лежал на подзарядке. И время растворялось, как леденец во рту – приятно. Пока на голову не присело недовольство.

В средних классах оно было как пух, почти невесомым, но в старших распухло, грузило, отлучало от Светоча. Учителя всерьёз насели на голову неуча, заставив ощутить Неполноценность. За что? Ну и что, что его средний балл самый низкий: всегда же есть кто-то последний. И от чего бы не он?

«Просто оставьте меня в покое», - мысленно сопротивлялся Калека, но вслух возразить было страшно. Его всё чаще оставляли после уроков, к тому же на дом задавая кучу всего очень важного.

Но зачем, когда есть Светоч? Калека допоздна залипал перед плазмой, а утром не слышал будильник.

- Что ты сделал за вечер? Показывай! – давили насевшие.

«Что я смотрел вчера?» - пытался вспомнить Калека, но программы мешались в гомогенную кашу, а учителя оставляли после уроков всё чаще. Пока не заявились на дом.

Ругаться с роботом. Тот их за дверь не пускал – держал оборону. Плазма вещь хрупкая, и может случиться непоправимое, если впустить за дверь посторонних. «Светоч неприкосновенен» - у робота первый закон.

Зато в школе Калеке досталось по полной:

- Не хочешь учиться по-хорошему, будешь по индивидуальной программе.

Калека встретил эту новость спокойно: «Всё равно буду спать на уроке», - и собрался уже, как прежде, вздремнуть на последней парте, как вдруг обнаружил себя за первой, напротив ироничного учителя истории с глазами в разные стороны. Никого, кроме них в классе не было.

- Держи распечатку, оболтус. Специально для тебя: страницы славы нашего государства. Прочти, повтори, ещё раз повтори, а на третий раз повтори вслух.

«Э-э, не буду» - подумал Калека, но высказать протест опять побоялся. Не привык он разговаривать. С кем, если дома робот?

«Буду спать», - решил он. Пусть славные страницы истории сами собой в голове читаются, а потом повторяются, пока он их не запомнит. Реклама – умная, она всегда так поступает...

- Не спать! – взвизгнула щуплая химичка в очках. - Метан плюс кислород – что получится?!

- Ба-бах! – выпалил Калека, как злой чумазый шахтёр в репортаже о взрыве метана на шахте. На вопрос: «Что случилось?» - тот ответил именно так.

Но математик с пышной бородой не сдавался:

- Вычисли-ка мне, родненький, простой логарифм.

После знака равенства Калека написал: «Не отнимайте у компьютеров хлеб!», прямо как на транспаранте в сериале «БезрОботники».

А гладенький директор всё назидал:

–  –  –

«Но другим ведь нравится», - сомневался Калека. «С тобой что-то не так», давило недовольство. И как показал Светоч – да, так и было.

В тот исключительно памятный вечер они с роботом поглощали на тахте васабипиццу под шоу «Будьте здоровы!» Чихать он хотел на это шоу, но пульт от плазмы робот встроил за пазуху, так что приходилось терпеть тему «Будьте бдительны! Возможно, у вас ненормальный ребёнок».

Приглашённый в студию кривоусый профессор изобиловал терминами:

брахицефалия, катаракта, мышечная гипотония, зубные аномалии – нудятина, но вдруг стало весело:

- Настоятельно рекомендую родителям обратить внимание на голову ребёнка. – (Смешки в зале). – Я имею в виду волосяной покров. – Профессорский ус обиженно вздрогнул. – Облысение или, по-научному, алопеция, особенно её распространённая, тотальная форма, нередко является признаком психической патологии, - тишина в студии.

– Я говорю о слабоумии.

- Так вот почему ты мудак! – обрадовался робот. И он вместе с ним. Вот почему!

Теперь всё понятно! Он ни в чём не виноват.

Калека бросил школу. Себя не изменишь. Выходит, следовать аутотренингу «Краски» было тупейшей затеей.

- Это мой дом. – Белые стены, пол, потолок, едва различимая на их фоне снежная мебель и потерянный, холодный голос за кадром – так начиналась эта программа. – Я тоже где-то здесь, совсем рядом. Видите? Нет? Наверное, с домом что-то не так. Или это со мной что-то не то? Не разберёшь. Где между нами граница? И есть ли она? Неясно.

Внутри меня только то, что вокруг – стены, пол, потолок, мебель. Я – это дом, – из динамиков доносится скрэтч. – Пора браться за краски!

Белой комнаты нет, на экране контрасты – битва кричащих цветов. Кричит гитарный раздрай:

–  –  –

«Так это всё из-за дома!» - сделал вывод Калека – ошибочный, но тогда ему показалось: «Теперь видно, где выход». Сгоняв за пенсией и сэкономив на лекарствах для робота – пусть лучше будет цветотерапия – он приобрёл четыре аэрозольных баллончика:

зелёный, жёлтый, красный и синий.

Когда на корточках, когда в полный рост, а так как рост был неприметным, то чаще на стремянке, Калека менялся. Сначала он раскрасил свою комнату, потом кухню, туалет и ванную. Каждой поверхности – свой цвет. И неважно, что есть всего четыре варианта – главное, ярко. Теперь с учёбой всё будет в порядке, и его, наконец-то, оставят в покое.

Чтобы раскрасить базу робота, пришлось постараться.

- Что же ты вытворяешь, дружочек? Дышать в квартире нечем! Глаза слезятся!

Стой, паршивец, тебе говорят!

Калека не слушал, шмыгал вон из квартиры на лестницу, прихватив ключи, чтобы не остаться снаружи.

- Нет, ну ты совсем мудак что ли?! – топал тапками робот, однако за дверь выходить опасался. Постоит-побухтит, пар спустит, и двинет с присвистом на подзарядку.

А Калека за ним – распылять дальше краску. Красную, синюю, жёлтую, зелёную краску по стенам! Пол оставался грязным, потолок – грязно-белым.

Лысый псих! Он ошибался. Он ни в чём не виноват.

Бросив школу, Калека расслабился. Питался, когда в животе забурчит, спал, где отключка настигнет. За пенсией и продуктами справлялся, как в нужник, по необходимости. Один только Светоч всегда был по желанию – много часов. Много?

Совсем нет. Зачем отлучаться? Ярче не придумать картины. Жизнь – это программа. Не так уж плохо быть роботом.

Засвеченные дни. В один из которых пульт управления плазмой выпал из-за пазухи робота: во время просмотра комедии несварения «Обосраться от счастья» с лавстори шеф-повара и ресторанного критика, где вместо слов изо рта возлюбленных пёр неудержимый пердёж. Очень смешно. От смеха пульт не удержался за пазухой – выскользнул сначала на тахту, а оттуда, не мешкая, на пол.

Кряхтя от натуги, робот нагнулся за дружочком и шмякнулся лбом. Кверху задом.

Калека захихикал, но отлучаться не стал. Мысли занимало другое: когда же, наконец, ресторанный критик обосрётся от счастья?

Только к середине титров он вспомнил о роботе. Сколько времени прошло, а тот как лбом упёрся, так и не нарушил позы.

- Что это ты, ба, всё Светочу кланяешься? – спросил Калека, замирая сердцем.

Та не отвечала. Тогда он тихо-тихо, медленно-медленно сполз с тахты на четвереньки и потянулся украдкой, по миллиметрам… бросок кобры! – стиснул пульт в руке.

- Хи-хи-хи, – теперь он, теперь только он! А бабушку спустя какое-то время пришлось отправить в шкаф. Чтобы не воняла.

Засвеченные дни продолжались, только теперь Калека жал на все кнопки: пульта управления, стиральной машины, микроволновки. К слову, одному жить на пенсию оказалось вкуснее. Хорошее время, но закончилось плохо. Засвербело в носу, запершило в горле. Резь в глазах, слабость, озноб. Кашель, сначала поверхностный, лёгкий, потом наизнанку, до самых лёгких. Иногда до рвоты, и уже не до кнопок.

Калека лежал на тахте, смотрел в потолок, или, набок повернувшись, разглядывал стены.

–  –  –

Конечно, конечно… Он ждал, когда сможет заполнить сознание Светочем. Но болезнь не медлила – развивалась быстро, и он опоздал: мозг больше не желал пустовать – вспыхнули мысли, яркие как звёзды тоскливые.

Краски кричали всё громче, невыносимо:

–  –  –

«Нет, мой», - он встал. Шатаясь, надел школьную форму, бабушкино пальто, влез в дырявые ботинки. Как он добрался до магазина? Попросил аэрозольный баллончик, чёрный. Не было в продаже – одна банка эмали. Взял. Забыл взять малярную кисть. В прихожей подкосились ноги. Закашлялся, сплюнул жёлто-зелёную с кровяными прожилками слизь. Замазал окна ладонью. Выключил плазму. Мрак. Краски на стенах молчат. Опрокинул банку эмали, поскользнулся, измазался. От испарений стало жарко дышать. Лёг в кровать, чтобы от жажды плестись на ощупь в ванную, пить из под крана, потом назад – под одеяло. Потел. Холодно. Промокла постель. Думал в темноте. Потом… жизнь продолжалась. За окном гудела машина. Нестерпимо.

–  –  –

«Что же я такой слабак?» - досадовал Алекс, следуя попятам за Недо, то есть за цыпой – той самой, что с куриной походкой – за ловчей попкой. - «Почему я не могу бросить Алекс?»

Ювелирный приближался, грозя скорым кольцом. «Прочь!» - впереди надрывался клаксон.

«Я иду, как хочу, а машинки застряли, а у меня нет авто, потому что я – кто?» интересный вопрос. Недо прервал песенку.

«Кто я? Гений. Почти. Что не относится к теме! Нужен эпитет к «у-меня-нетавто», а значит я кто? Ла-ла-ла-ла…»

«БИ-И-П!» - визг клаксона – Недо аж вздрогнул: «Говно!»

«Люди – говно!» – так мыслил Наследник, жирной пятернёй кроша чипсы в пакете. «Доколе плодиться вам на планете, грязные твари?» - гневался он, одним махом ссыпая крошево в глотку. Залепив по клаксону, как прежде, без всякого толка, из под сиденья он вытащил колу. Враз опорожнил пол литровой бутыли, не заметив, что лихва на штаны пролилась.

- Говну нельзя давать власть! – он смачно рыгнул.

Грядёт день, истребят машины жалкое племя, и хорошо бы при жизни его поколения! Думать и делать машины никогда не устанут – они совершенство! Не из-за них, из-за говна он опоздает сегодня. Сегодня! Когда батя нагрянет с проверкой.

–  –  –

- Батя, батя – это не я, это обстоятельства… - передразнил себя Наследник плаксивым голосочком и тут же басом рявкнул, - ЛОЖЬ!

Скомканный пакет из под чипсов полетел на тротуар под ноги прохожих.

Сам виноват! Навигатор надо было включать – не привычку, чтобы не совершать непоправимых ошибок. Да, машины незаменимо удобны – борт-компьютер – маршрут без пробок. Люди так не могут, иначе автомобили давно бы летали, минуя все пробки. Как батя. Он может. Генеральный директор. Супермен.

Комикс-лаборатория «АЙкэн» - локомотив издательского дела – его детище.

Гордость тиражом в миллионы экземпляров в самый несезонный месяц. А он у бати самый молодой топ-менеджер. Комикс-кафе, специально для встреч фанатов открытое, в его зоне ответственности. Настоящая пытка! Ответственность – это невесело.

Когда Наследнику исполнилось три, батя поднял его выше своей головы.

- Ты рождён, чтобы меня превзойти! Ты – наследник моего предприятия!

Как превзойти супермена? Признаться, он без понятия. Но батя настроен всерьёз – перечить ему, как поезд пытаться пустить под откос. Подножкой. И с Наследника спрос.

Год назад ему поручили открыть первое комикс-кафе, причём неотложно. Договор аренды, ремонт помещений, набор персонала – за всё в ответе он – подскочило давление – гипертонический криз – на дом вызывал неотложку. Зато почти уложился в бюджет – не уложился немножко.

Момент расплаты. Совет директоров: длинный стол в два ряда успешных голов.

- А у вас, коллега, перерасход, – таким тоном безучастным оправляют в расход.

Таким тоном, листая отчёты с непроницаемой миной, батя публично заявил об оплошности сына. Лучше живьём быть зарытым в могилу! Но суровее кара стерегла горемыку.

Для начала Наследнику не выдали бонус, потом отпускные, а свой отпуск он мотал в лечебнице «Яппи» с девизом: «Успешные люди – худые». В норму приводил неэкономную массу: капуста, велотренажёр и ежедневные демотиваторы 4Д-формата ароматного «Гниение мяса». Живот сдулся, обвис как неглаженый фартук – только бате сына совершенно не жалко:

- Больше не подводи меня. Никогда! – лазерный резак – беспощадны глаза. При одном воспоминании об этих глазах – СТРАХ!

Наследник мелко затрясся успевшим расправиться брюхом. Батя вот-вот нагрянет с проверкой, а он опоздал безнадёжно… «Но если вдруг обойдётся, надо нажраться в говно!»

- Молчать! – приказал он своему двойнику, и в комфортабельном салоне седана стало отчаянно глухо.

«Успокойся», - дрожащими сальными пальцами, оставляя следы на дисплее, Наследник выбрал в меню раздел «мультимедиа», радио «Нова».

Осколки льда, всесокрушающий град – фортепиано.

Как же он нена… любит его, фортепиано. Чёрный рояль – подарок на восьмой день рождения.

«Ух ты!» - от подарка воодушевился Наследник. Было от чего! На крышке клавиатуры с удобством размещались подносы с попкорном и колой. Потушить верхний свет (пусть ровно горит уютный светильник на лаке рояля), и, пододвинув кресло, поглощать развалившись со снеками комикс... Какая полезная вещь!

Но в зал проникла длинная тощая тень и откинула крышку. А вслед за учителем музыки плечистый батя вошёл и так обратился к сынишке (не громко, но слышно):

- У человека всего две руки, зато по пять пальцев на каждой, – он разом надавил на клавиши всеми, и десять молоточков как один опустились на струны торжественным хором. – Учись использовать тело на все сто процентов. Ты можешь – делай!

И хотя сам батя не владел фортепиано, как впрочем, и любым другим инструментом – он использовал других на все сто процентов – у бати тысячи рук. А у него всего две, и короткие пухлые пальцы… Но если вечером Наследник играл, и вдруг получалось без фальши, то батя, сидя с газетой в руках, взглядом скользя через строки… Он улыбался.

«Ты сможешь понять», - Наследник вытащил из нагрудного кармана ком-ком.

Открыл список. «Супермен». Палец завис над желанием «Вызов».

Батя сможет понять: его сын всего лишь… «Говно? Я? Кх-кх-кх!..» - Недо вовсе не огорчился – напротив. Он кое-что вспомнил:

- Кто хочет покакать со мной? – спросил малыш в игровой детского сада ребятишек знакомых и в их числе Недо. Спросил, потому как на пути к туалету компашка девочек репетировала прыг-скок-танец, и каждого мальчика, кто шёл по нужде, вприпрыжку дразнила: "Засранец!" А малыш весь извертелся, скрепя попу руками. И глядя на его большое Желание, Недо внезапно ощутил то же самое.

- Я хочу! – вызвался он. А вот другие ребятишки не захотели. Забавно: в тот момент без всякой славы родилось его «Я», и тогда он впервые отделил себя от других.

Хотя вроде бы и раньше желания не совпадали.

–  –  –

Что скрывалось за этим «хочу»? Его-то самого ещё не было.

Он вошёл в жизнь пустым накопителем, пока вдруг не ворвалась информация – тогда он встретил её первым криком. Счастья? Боли? Недовольства. Слишком мало жизни за один вдох – он хотел вдохнуть больше.

Информация копилась, вступала в реакции, конфликтовала, комбинировалась. Из маленьких цепочек сшивалась сверхструктура – личность, операционная система под логотипом «Я».

«Я НЕ ХОЧУ!» - Недо был недоволен. Очень. Ещё сильнее! НЕНАВИСТЬ! Он уже не видел входную дверь с наклеенной издёвкой: «Технический перерыв. Сервис-центр откроется через...» - и таймер на присосках: 49.05, 49.04, 49.03… «Час! Целый час! Моя жизнь!» - в голове рвались бомбы. Виновны! Виновные должны умереть! Немедленно сдохнуть! Немедленно? Нет, это просто, слишком просто для них: отрубить ноги, перебить пальцы, вырвать язык, проткнуть барабанные перепонки, выжечь слизистую носа. Оставить только глаза – вечно льющие слёзы глаза:

«Прости нас, прости!»

«Никто не смеет меня останавливать! НИКТО НЕ СМЕЕТ!» Его время выходит – он умрёт, и без разницы будут ли жить остальные. Пусть лучше их страдания его развлекут, принеся весёлую пользу.

Недавно он придумал лекарство от рака: искусственные тела. Износилось одно?

Не беда – можно выбрать любое другое, перенести информацию со старого накопителя данных на новый. Не ново? Да, безусловно, на эту тему морочатся многие, но не в аспекте лечения рака.

Что до реализации замысла – это Недо заботило мало. Пусть морочатся многие – гений пишет рецепты. Всё просто.

Рецепты во множестве хранились на простеньком сайте «Безе», оформленном под кулинарную книгу. А что такое безе? Взбитый с сахаром яичный белок – вкусно и просто.

Недо любил безе, особенно если с тягучкой внутри, только оно всегда оседало, потому что духовка не успевала прогреться, потому что ждать не хотелось.

Терпения – этого ему не хватало. Но как же иначе? Жизнь коротка, а удовольствий

- парсеки. Скорее, скорей! пусть мир скажет два слова, два долгожданных: «Ты – гений!»

Ведь это так просто! И от него, наконец, отстанет недовольство, и тогда он начнёт жить в своё удовольствие.

Но скорей всего, ОН СДОХНЕТ РАНЬШЕ.

«НЕ ХОЧУ! Вся моя жизнь!» - мысом ботинка Алекс растёр розовый мрамор ступеньки. Одной ногой уже сделав свой выбор, он застыл у крыльца в ювелирный (в соседнем подъезде от недовольного Недо, в том самом доме, где мудачил Калека). В лицо оскалились фиксы витрин.

–  –  –

Ловчая попка пропала в прошлом. Деньги, время, Алекс, нервы – сделать шаг.

«НЕ ХОЧУ!» - он не станет звонить бате. Услышать: «Завтра пересядешь на общественный транспорт», - в одну давку с говном?

–  –  –

Гудок за окном надрывался нон-стопом.

- Не хочу… - давился кашлем Калека, - быть мудаком… плохо.

Плохо было всем. «НЕ ХОЧУ!» Жизнь продолжалась, требовала… «НЕ ХОЧУ» билось пойманной бабочкой в банке. «НЕ ХОЧУ» было желанием, но безымянным. ХОЧУ! А вот чего? «ХОЧУ-ЧТОБЫ-ВСЁ-БЫЛО-КАК-Я-НЕ-ЗНАЮ!» мятежное, рвущее связи желание. Ни один из четвёрки не мог облечь его в форму, и яркие образы на ленты разорванные свободно сквозь их сознания плыли, переплетаясь меж собой на экране ком-кома в кулинарной книге, где просто трахались ноты в композиции рондо свиваясь кругами, и обручальные кольца обрастали цепями из звеньев т-ы-г-е-н-и-й, прикованными к ножке рояля, блестящего, лысого...

Только у Калеки перед глазами картинка зависла. На ней он был, как в зеркале:

лысым, больным – плохо – он не хотел быть таким, но и не мог представить себя с волосами. Одним словом: «ХОЧУ-ЧТОБЫ-ВСЁ-БЫЛО-КАК-Я-НЕ-ЗНАЮ!» - аналогично Недо, Наследнику, Алексу. Сознания четверых переплетались, и в какой-то миг все лицезрели Калеку. Откуда? Почему? Им уже не до этого: слепяще много недовольного света.

А Я ХОЧУ!

Глава 1. Самый, что ни на есть, обыкновенный человек.

Солнце, но не весеннее – палящее, летнее, не в безоблачном небе, а ближе, как в телескопе без фильтров. Взглянуть на такое и больше ничего никогда не увидеть, ослепнуть. Но что если солнце горит по ту сторону глаз? Как Абсолютная Власть, Недопустимый Оргазм, как Предельная Ясность сознания. Или Победа – вот она, перед Недо. «Я могу!» - на сетчатке второго, третий в экстазе, четвёртый засвечен.

Счастье погасло в какой-то упущенный миг, и мрак навалился на всех, исключая Наследника.

Счастье прошло, сменившись покойным безвременьем, многоточием без восклицательных знаков, будто утро, первый день отпуска и можно нежиться в обнимку с матрасом, с головою зарывшись в подушку. Некуда спешить, всё в его власти.

Матрас содрогнулся, а подушка обернулась загривком. «Я – победитель!» - Недо пытался восстать.

«Человек. Беспокойный», - провёл анализ Наследник. - «Но раз ты кровать – знай своё дело».

- Не двигайся! – он отдал приказ. Никаких компромиссов!

«Да что за беда на меня навалилась?! Ведь я победил!» - как тут смириться? Недо не мог. «Я должен быть сверху! Выбраться-выбраться!» - тёрся телом о тело.

–  –  –

«Не двигайся! Умоляю, не надо, я больше не выдержу!» - в схватках стонало под Алексом меццо-сопрано. Когда-то. Но, вот те раз, сейчас его подмял тяжеловесный бас и настойчиво двигался в области зада. Засада. Засадил или нет? Была же у оргазма причина.

Но, может быть, не мужчина? Не сверху, а снизу лежала причина? Нос ощущал под собой шелковистую нежность. Бритые щёки не бывают такими: гладкими, женскими. Так с кем же из них? Вопрос неизбежен:

- Это с тобой... - на выдохе как бы несдержанном, - …было так хорошо?

«Верно, мне хорошо», - на бессильных волнах качался Наследник, Необоснованно! Я опоздал – жди наказания – так отчего мне не плохо?»

–  –  –

«А голосок-то небритый».

«Доктор», - Недо к сведению принял. Кто его просит? Один из знакомых? Голос чужой. Коллег по работе? Они не близки для интим-отношений. Ладно, хоть где он? В очень стеснительном положении. Слезть бы...

–  –  –

«Понятно», - разложил ситуацию Алекс. Не бас над ним, а мальчишка по тембру.

Голосок недотраханный, вредный. Елозит-елозит охочий до ебли, как и он, если честно.

Снизу один, двое сверху – клубный сэндвич – клуб анонимного секса. Тот-кто-выше – «доктор», тот-кто-ниже – «пациент». Все мужики, и что здесь такого? Счастье над тембром. Тогда… откуда оргазм, если его «пациент» закрыт одеялом, а «доктор» в одежде.

Петтинг?

«Наркотики», - подумал Наследник. – «В салон автомобиля газ закачали, неуловимый для фильтров». Он не опоздал на работу – его кто-то похитил. Вовремя. Ему предоставили алиби. Батя в курсе? Одно с гипотезой не совпадает: почему он очутился на докторе? С похищением плохо стыкуется.

–  –  –

Поддержано всеми. Кто первый? Кромешная тишь – хвостатых фантазий среда размножения.

Похитители не отвечают. Не считают нужным ответить? Не слышат? Стоят на страже за дверью, а низы непричастны, такие же жертвы. Увы, невезение – платёжеспособные семьи. Ради выкупа дети в заброшенном здании с глухими стенами, на окнах жалюзи. Нет, слишком темно: чулан или подвал.

Петтинг – трение – искры. А оргазм бил, был разряд! Петтинг не вариант – электричество. Шокер. Попасть им в особую точку, и всё заебись. Стоп. Внизу его «пациент», а он – «доктор». Так где же приборчик?

Не врачи они никакие, те бы сами ему всё объяснили. С другой стороны, он здоров. Или умер? Неясно. Вон очертания стула, шкафа, сам он в постели остался. Хе-хе, это ничего не доказывает. Одна тётя от науки на спиритическом сеансе спросила: «Как себя чувствуют мёртвые?» А провидица ей: «Они там живые». Да уж, как в жизни здесь действует физика. «Слезьте с меня!» - ещё раз попросить, или молча попробовать выскользнуть?

Победа, победа… В чём она заключалась? Не вспомнить. Память потёрта. Кем?

Кто на это способен? Лучшие люди, опередившие время и притом осторожные – гении, собравшиеся в тайную ложу. Его принесли на собрание для посвящения? признав достойным из-за «Безе»? Он бредит, или к нему возвращается память? Возможно всё в темноте.

–  –  –

- И поскорей, - сипнул Калека. Разумеется, свет! Перед тем как включить, с него надо бы слезть.

«Это не мне», - не шевельнулся Наследник, - «Я здесь не свой».

«Как же так, уже всё?» - Алекс категорически против. Что было мочи:

–  –  –

«У этого шок. На голову слаб – нагрузки не выдержал. Не иначе скоро на похитителей кинется – тем придётся принять контрмеры – огонь – рикошеты. «Убит сын гендиректора» – завтра в газетах. Говно! Надо брать под контроль ситуацию».

- Где находится переключатель? - Наследник быстр, краток, с шока на дело переключает балованных деток. Интересно, есть ли средь них похититель? кто же ответит? Тот был здесь при свете. Вот тогда станет ясно, кто здесь в ответе.

«На стене, рядом с дверью, белый, квадратный, рукой дотянуться, нажать», только представил Калека и – клац! – и груда на кровати распалась, будто башня из кубиков, если вытащить нижний. Хлобысть! Наследник затылком об стёртый ковролиновый пол, с потолка ему: «Гу-у-у», - люстра, похожая на праздничный торт со свечкой, калеющей тускло в кругу угасших сестёр.

Калека их не менял: хватало яркости Светоча. Одна горит и одна – что такого из этого? Зато теперь аналогия: «С первым днём смерти!»

«Я всё-таки умер», - рука упиралась в переключатель. Калека к нему сместился мгновенно, что есть показатель: у духов нет ограничения тела.

Скатившись с кровати, Недо подпрыгнул. На пол с попы. Кеды на стопах. Снизу вверх себя оглядел: кеды, джинсы, одетые дома. А это ещё что за новость? Поверх джемпера халат медицинский на клёпках (будничный стайл с работы). В правой руке так и не отданный в сервис ком-ком, в левой… …чемоданчик, золотые локоны – знакомый до безобразия доктор. «Впрочем, в чём кайф от знания личности, если в правой руке электроприборчик?» - на Алексе гондон и ничего лишнего, - «Ткни в меня шокер!» - разлёгся в постели. Поза соблазна: «Я умираю!

Дай мне лекарства!»

Недо не дал, его привлёк: «Ш-а-а-р-рк!» – по ту сторону кровати, где без сопелок и охов, надлежащих двухсоткилограммовому весу, будто телеса не из жира – из воздушного теста, отрывала спину от хрипящего пола флегматичная рожа. В круглых очочках, холёно-вальяжная.

«Сдаётся, председатель таинственной ложи».

Наследник, невозмутимо поднявшись, пощупал рукав пиджака: «Мой любимый чёрный вельвет – дело нечисто – позавчера сдал в химчистку. И это не всё…», - он подтянул на шее шёлковый галстук с тиснением в виде схватившей за горло красно-синей руки.

А перед ним привидение: бледное, лысое, в одеяле белом до пяток, всё в мрачных разводах и кляксах. Наследник узнал. Он увидел его как раз перед тем, как здесь оказаться.

Но где?

–  –  –

Комната. Шесть на шесть метров. Четыре стены. Левая (та, что вплотную к нему) окрашена в жёлтый (тот едва тлеет). В ней дверь с привидением. Справа стена как вечернее небо с квадратным окном (над ним доктор склонился) – замазано ночью. С подоконника капли, потёки застывшие. Дёготь? Довольно фантазий! (Не подчинялись).

Впереди шкаф и стул цвета ряски тонут в болоте. Стена позади тёмно-страстная (к ней изголовьем кровать с похотливым гондоном). К ногам липнет лужа – дёготь не дёготь, но вонь.

«Доктор, взгляни на меня!» - Алекс дышал шумно-часто. Аромат как весной от бульварных скамеек, только здесь концентрат. Чудо-препарат? Оргазмик?

«Сектанты. Жертвоприношения. Здесь приносят в жертву гениев», - Недо окно изучал. На стекле отпечатки ладоней. Били, били в предсмертной агонии! Опасное место.

Бежать ему что ли?

«Шварк-шварк», – отдирались подошвы. Наследник неспешно с инспекцией двинул по ковролину, истоптанному следами босыми. Символы, магия, фигура призыва.

Всё же, комиксы не бесполезное чтиво.

«Если я умер, то теперь в другом мире», - Калека разглядывал духов, - «как и они.

Раз мы будем жить вместе, пора познакомиться», - выдал:

- Прив-е-ет, - заунывным и отнюдь не приветливым стоном, как все паранормальные телевизионные духи. И ещё раз, - Прив-е-ет, - помахал перепачканной в краске ладонью, привлекая внимание: туда-сюда, туда-сюда.

«Кровь на руках! Машет-машет, а потом как барашков!» - в сумраке комнаты додумался Недо.

«А лысый с приветом. Тон похоронный – знать, не до секса – калека», - Алекс мысленно чиркнул из списка. Властный бас, что был сверху, тоже не в теме: на таких батутах скачут блядовые девки, но если у тебя не стоит, то зачем платить деньги? Прибор во владении доктора – куда интересней! С виду ком-ком, но понятно же, это…

–  –  –

«Хрясть!» - за ним, - «Бух!» Перегруженной диеты не выдержал стул, подломился

– Наследник упал на колени: «Колдовство! Маг хочет пред собой преклонения. Но не считаться с могуществом – верная смерть, а вежливость – благо».

- Приношу извинения, был неучтив… На лице колдуна не отразилось ни знака.

«Ему этого мало? Или он что-то скрывает? Под одеялом? От разводов и клякс двух цветов одеяло».

- Я вижу, вы – маг. Но какой? белый, чёрный?

«Вот оно что!» - Алекс подобрался в кровати. Точно, за миг до оргазма он видел это лицо. Здесь дело не в технике, тут – волшебство. Тело хочет ещё. А волшебник? Что магам потребно? Исполнит прилежно, но не бесплатно, в обмен на заклятье.

«Маг в мире смерти? Абсурдный сюжет», - Калека не видел прежде такого.

–  –  –

«Разъясню поподробней».

- Этот мир – потусторонний, - Калека схватился руками за горло, приметив туго повязанный галстук, - Вот так ты кончил.

«А я? разве кончал?» - стянул гондон Алекс (член с побудки обмякший). В семяприёмнике сухо, ни капельки спермы. Зачем тогда было предохраняться, раз причина оргазма не в сексе?

«Батя, всё кончено! Эмансипация! Есть-пить сколько хочешь! Интересно, здесь подают виски, колу, поп-корн, чипсы, пончики? И хорошо бы, чтоб комиксы!»

–  –  –

- Йе-хуу! Это надо отметить! – с колен вспрыгнул Наследник.

Алекс вскочил в смятой постели. Почему он в гондоне?

- Не до веселья. Он не тот, за кого себя выдаёт! – обличил указательным пальцем волшебника. Псевдоволшебника.

–  –  –

- Будь душкой, прочти заклятье оргазма.

Читать – учебник – учёба. А вдруг даже здесь? В потусторонней школе – вот где он оказался. А на кровати, как за доской, голый учитель духовных радостей.

–  –  –

Неофит? Непродуманный эксперимент? Гондон на члене – случайность?

«Посмотрим», - про себя решил Алекс. Что ж, если мальчик попался неопытный...

- Давай ещё раз попробуем. Разве тебе не понравилось?

Учитель пытается его подловить. Заклятье оргазма? Хе-хе, речь о солнце, что сияло внутри. И вот в чём уловка:

–  –  –

Никакой похвалы. Учитель начал дрочить.

«Говори-говори: миры, мертвы, духи. Запашок, не спорю, умопомрачительный – галлюциногены, но бежать мне нельзя», - смекнул Недо. Рискованно. Кто там за дверью?

Безопасней проветрить. Для начала ком-ком (не включается, гад!) незаметно сунуть в халат. Рядом стул безногий трёхногий. Стоит взять его в руки… Калека заметил: «Рушат мой дом!» - следом задумал, - Схватить!» - переместился в тот самый момент, когда доктор над хрупким окном замахнулся тонкой, как стебель бамбука, рукой, сжимавшей одну из трёх ножек.

Недо стул поднял, дальше по плану: выпустить вон психотропщину и закричать:

«Мама убила малышку!» - привлекая народ.

Кто-то схватил деревянную спинку – дёрг её вниз.

- Пи! - пискнул Недо как мышка, выпустил стул, чемоданчик, сам мостиком встал, халат под мышками треснул по швам.

«А вдруг не уймётся? Побуду на стрёме», - Калека уселся на подоконник, откуда изрёк:

–  –  –

«Мир без бати? Я не позволю!» - Наследник собрался на крайние меры. Пошёл.

«Я не сдамся!» - Недо едва распрямился, как сзади шаги: быстрые, грузные. Он обернулся.

На очочках бзики. Флегматичная рожа. Ручища. Схватила за горло:

- Что ты задумал? – спросил бас сурово.

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«Саймон Вайн ИНВЕСТИЦИИ И ТРЕЙДИНГ Формирование индивидуального подхода к принятию инвестиционных решений 2-е издание, исправленное и дополненное ПАБЛИШЕРЗ Москва УДК 330.3 ББК 65.262.1 В Редактор П. Суворова Вайн С. Инвестиции и трейдинг: Формирование индивидуального подхода В12 к принятию инвестиционных решений / Саймон Вайн. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Альпина Паблишерз, 2010. — 643 с. ISBN 978-5-9614-1266Финансовый рынок — это информационные джунгли с постоянно возникающими опасностями,...»

«ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ. Литературоведение № 10 УДК 821.161.3.09 ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА В РАННИХ РАССКАЗАХ ВАСИЛЯ БЫКОВА: ОПЫТ ТОЛСТОВСКОЙ ТРАДИЦИИ С.В. ЛАПУНОВ (Витебский государственный университет имени П.М. Машерова) Несмотря на разработанность проблемы освоения белорусской литературой художественных достижений русской военной прозы XIX века, влиянию традиций русской военной прозы XIX века, в том числе художественного опыта Л.Н. Толстого, на «малые» жанры белорусской военной прозы ХХ века уделено...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ОПЫТ РОССИИ АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД Москва УДК 349/351 ББК 67 П 78 Противодействие коррупции и модернизация государственного управления: П 78 опыт России : аналитический доклад; под ред И.Н. Барцица. – М.: РАНХиГС, 2011. – 62 с. Аналитический доклад подготовлен в Российской академии народного хозяйства и государственной службы...»

«Анализ рынка туристических услуг в России в 2009-2013 гг, прогноз на 2014гг Анализ рынка туристических услуг в России в 2009-2013 гг, прогноз на 2014-2018 гг 2 Аннотация По оценкам BusinesStat, в 2013 г оборот рынка туристических услуг России вырос на 13,2% и достиг 235,6 млрд руб. Выручка туристических компаний растет опережающими темпами по отношению к натуральному объему рынка. Основную часть выручки турфирмы России получают от отправления граждан России в путешествия за рубеж: в 2013 г доля...»

«Александр Бабинов Линия 1 – Судьба Серия «Линии», книга 1 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8491423 ISBN 978-5-4474-0280-8 Аннотация Городское фэнтези-антиутопия о простом парне, который попал в перипетии судьбы и понял, что это вещь, которая дана свыше, но может быть изменена с течением времени, где главный герой попытается разобраться с текущим положением дел в мире, повлиять на исход событий и заглянуть в возможные Линии будущего и попытаться выжить в противостоянии Смотрителей и...»

«КИНО И ТЕАТР (II) Александра ТУЧИНСКАЯ ТЕАТРАЛЬНОСТЬ КАК ОППОЗИЦИЯ КИНОРЕАЛЬНОСТИ Две статьи о «Дон Кихоте» Шаляпина и Пабста Фильм «Дон Кихот», снятый во Франции в 1932 году выдающимся немецким режиссером Георгом Вильгельмом Пабстом с великим русским певцом Федором Ивановичем Шаляпиным, вышел во французский прокат в 1933 году и имел у публики успех. «Успех, слава богам, исключительный, хотя, конечно, не обходится без критики (плохой), в особенности со стороны русских.»1—писал артист дочери в...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ СТАРООСКОЛЬСКИЙ ГОРОДСКОЙ ОКРУГ ГЛАВА АДМИНИСТРАЦИИ СТАРООСКОЛЬСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ «24» июля 2014 г. № 2506 г. Старый Оскол О проведении торжественной церемонии вручения ежегодной премии главы администрации Старооскольского городского округа «Одаренность» На основании решения Совета депутатов Старооскольского городского округа от 18.08.2010 № 462 «Об утверждении Положения о дополнительных выплатах гражданам,...»

«Управление образования администрации города Югорска Муниципальное общеобразовательное учреждение «Гимназия» (МБОУ «Гимназия») ПРИКАЗ «11» мая 2015 г. № 84/2 г. Югорск Об утверждении Порядка о приобретении, изготовлении, заполнении, учете, хранении и выдачи документов государственного образца об основном общем и среднем общем образовании В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации, Постановлением главы города от 31.03.2015 № 1703 «О...»

«Радар – 55 лет: прошлое, настоящее и будущее. Александров В.В., Кулешов С.В. Введение Мифы и сказки отражают наши потребности и, как правило, значительно опережают технологические возможности их реализации и повсеместного распространения. Естественный процесс прогрессивного развития цивилизации – «сказку сделать былью». Не исключением является и развитие радара. Радар – последовательное воплощение в реальность желания и потребность человека связать воедино пространство физическое и пространство...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ГЕОЛОГИИ БЕЛАРУСИ IV Университетские геологические чтения, посвященные 15-летию кафедры динамической геологии БГУ Минск, 2 3 апреля 2010 г. Под редакцией профессора Э. А. Высоцкого МИНСК УДК 55(476)(063) ББК 26.3(4Беи)я43 П78 Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я: Э. А. Высоцкий, В. Н. Губин, М. Е. Комаровский, О. В. Лукашев, Д. Л. Творонович-Севрук Р е ц е н з е...»

«УТВЕРЖДАЮ заместитель Министра транспорта Российской Федерации В.А. Олерский «_» _ 2015 г. ЗАКЛЮЧЕНИЕ о соответствии федерального бюджетного государственного образовательного учреждения высшего образования «Сибирский государственный университет водного транспорта» требованиям к признанной организации в области подготовки членов экипажей морских судов (дополнительное профессиональное образование) Комиссия по оценке компетентности федерального государственного бюджетного образовательного...»

«УТВЕРЖДАЮ Вр. И. о. Генерального директора КИТ Финанс (ООО) /Т.М.Долоцкая/ 20г. Руководство пользователя Система КИТ-Брокер ОГЛАВЛЕНИЕ НАЗНАЧЕНИЕ СИСТЕМЫ 1. 4 ТРЕБОВАНИЯ К ОБОРУДОВАНИЮ 2. 5 АКТИВАЦИЯ 3. 5 ПОДКЛЮЧЕНИЕ 4. 9 СМЕНА ПАРОЛЯ И КЛЮЧА ЭЛЕКТРОННО-ЦИФРОВОЙ ПОДПИСИ 5. 9 МОДУЛИ СИСТЕМЫ 6. 10 6.1. НОВОСТИ 10 6.2. АНАЛИТИКА 11 6.3. ТОРГОВЫЙ МОДУЛЬ 11 БИРЖЕВЫЕ ДАННЫЕ 6.3.1. 17 ГРАФИКИ 6.3.2. 19 ВВОД ЗАЯВКИ 6.3.3. 22 ВВОД СТОП-ЗАЯВКИ 6.3.4. 28 ТАБЛИЦА ЗАЯВОК 6.3.5. 31 ТАБЛИЦА СТОП-ЗАЯВОК...»

«ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ГУМАНИТАРНО-СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ» Рассмотрен на заседании Ученого Совета Протокол от 31.03.2015 г. № ОТЧЕТ О САМООБСЛЕДОВАНИИ образовательного частного учреждения высшего образования «ГУМАНИТАРНО-СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ» сокращенное название «ГУМАНИТАРНО-СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ» за 2014 год Красково 2015 г. ВВЕДЕНИЕ В настоящем отчете приведены результаты проведения самообследования образовательного частного учреждения высшего образования...»

«Создание сети птицефабрик на территории Северо-Казахстанской области Оглавление Список таблиц Список Диаграмм Список рисунков Список приложений Принятые сокращения Введение Методика исследования 1. Определение продукта 1.1 Виды домашней птицы 1.2 Описание продукции птицефабрик 2. Современное состояние мирового рынка продукции птицефабрик 2.1 Мировое производство мяса птицы и яиц 2.2 Мировое потребление мяса птицы и яиц 3. Государственное регулирование отрасли птицеводства 3.1 Законодательные...»

«ГЛАВА Красота есть добро Что хорошо — всегда прекрасно, то, что красиво, — хорошо! Дж. Г. Уиттиер. Сад В прекрасном — правда, в правде — красота. Вот знания земного смысл и суть. Дж. Китс. Ода к греческой урне Удивительное дело, какая полная бывает иллюзия того, что красота есть добро. Л. Толстой. Крейцерова соната Всем нам известны две аксиомы красоты — «у каждого свое представление о кра соте» и «никогда не следует судить о книге по обложке» (Langlois et al., 2000). Первая мысль предполагает,...»

«Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН УПРАВЛЕНИЕ БОЛЬШИМИ СИСТЕМАМИ Выпуск 58 СБОРНИК Ноябрь 2015 ТРУДОВ ISSN 1819-2467 Регистрационный номер Эл №ФС77-44158 от 09 марта 2011 г. Москва – РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова УПРАВЛЕНИЕ БОЛЬШИМИ СИСТЕМАМИ СБОРНИК ТРУДОВ Выпуск 5 Москва – 2015 УДК 519 ISSN 1819-2467 ББК 32.8 У 67 Управление большими системами / Сборник трудов. Выпуск 58. М.: ИПУ РАН, 2015. – 342 с. Дата опубликования:...»

«РОССИЯ, 123104, МОСКВА, УЛ. М. БРОННАЯ, Д. 2/7, СТР. 1. ТЕЛ.: (495) 690-09-70, ФАКС: (495) 697-91-11, E-MAIL: IPEM@IPEM.RU Аналитический отчет: «Анализ состояния конкуренции на рынке услуг по перевозке грузов при выполнении перевозочного процесса на железнодорожном транспорте с участием вагонов различной собственности». Москва — СОДЕРЖАНИЕ Глава 1. Введение 1.1. Предпосылки для выполнения данного исследования 1.2. Основание для проведения аналитической работы 1.3. Цель исследования 1.4. Порядок...»

«16 ГЛАВА 1. АНАЛИЗ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ ЧЕЛОВЕКА 1.1. ДИАГНОСТИКА ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ И ПРОБЛЕМА НАДЕЖНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА Бурный рост высоких технологий, в основе которых лежат автоматизированные системы контроля и управления сложными процессами, высветил проблему надежности человека-оператора, как одного из важнейших элементов таких систем [Alexandersson E., 2003; Greeves C.B., 2002; Helmreich R.L., 2000; Hobbs A., Williamson A.,...»

«Протокол № 9 заседания диссертационного совета Д 218.002.01 при Открытом акционерном обществе «Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта» (ОАО «ВНИИЖТ») от 16 декабря 2015г.Присутствовали: 1. Косарев Александр Борисович (председатель) д.т.н. 05.22.07 2. Коган Александр Яковлевич (зам. председателя) д.т.н. 05.22.0 3. Кучумов Владислав Алексеевич (зам. председателя) д.т.н. 05.22.07 4. Ермоленко Дмитрий Владимирович (ученый секретарь) д.т.н. 05.22.07 5. Бадёр Михаил Петрович...»

«ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность проблемы. Современное горнопромышленное производство не располагает полностью безотходными и экологически безвредными технологиями, что приводит к загрязнению атмосферы, почвы, поверхностных и подземных вод, накапливанию твердых и жидких отходов, а также к нерациональному использованию природных ресурсов. Особую опасность представляют минерализованные кислые воды медно-колчеданных месторождений Урала, объемы которых достигают 4 млн. м3/сут. и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.