WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 32 |

«Проект и организация: А. Лавров, В. Федоров Составители: Э. Буторина, Е. Друкарев, А. Лавров, И. Погодин, В. Федоров Фотографии для стр. 4 обложки: В. Горелов Шестидесятые годы на ...»

-- [ Страница 6 ] --

Когда рассказывают чудеса про Сколково, я всегда вспоминаю не очень удачный опыт строительства университетского городка в Петергофе. Кроме того, многие это забыли, «кремниевую долину» уже один раз у нас построили в Зеленограде, под Москвой. Что-то не очень слышно о больших успехах в создании отечественной элементной базы и суперкомпьютеров.

На целине

На целине мы были в Кокчетавской области. Ехали туда в товарных теплушках. Приехали, выгрузились на станции, ждем транспорта. Очень жарко. Раздеваемся до пояса, загораем. Появляется первый абориген, почему-то, как сейчас принято говорить, лицо кавказской национальности, притом ярко выраженное.

Направляется прямиком ко мне, тычет пальцем в мою волосатую грудь и говорит:

«Армянин?» Я говорю: «Нет, я еврей». Он не верит, говорит: «Почему не хочешь сказать, что ты армянин?» Я продолжаю настаивать, что я еврей. Он обижается.

Настаивает на том, что я армянин, но почему-то не хочу в этом признаться. Подходит мой однокурсник Сурен, который на самом деле армянин и подтверждает мои слова. Ему он верит. Обращаясь ко мне, говорит: «Ну, все равно, земляк, мы 0 с тобой хорошо будем жить, но ты, если только встретишь немца, сразу его режь.

Не разговаривай, а сразу режь».

Оказывается, там было много приезжих бригад армян, занимавшихся подрядными работами, и они очень враждовали с местными немцами. Такое было первое впечатление от целины.

Основной работой для нас была работа в качестве помощников комбайнеров на самоходных комбайнах. Работа хорошая, но иногда случались казусы. Так, например, некто Ваня Н., помогая комбайнеру в ремонте, забыл убрать инструменты, в том числе небольшую кувалду, и, когда комбайнер включил комбайн, их уволокло внутрь и протащило через весь тракт. Окончилось это серьезными поломками, и Ваню больше не подпускали к комбайну. Вообще Ваня был штатным неудачником. Когда мы работали на погрузке дуста на самолет (об этом позже), он умудрился зачем-то схватиться за поручень самолета, собирающегося взлететь.

Его потащило по полю, земля начала уходить из-под ног, а отпустить поручни, видимо, он уже не мог. В результате самолет уже начал взлетать, и только тогда Ваня отпустил поручни и в результате упал с довольно большой высоты и сломал ногу. После целины я в Университете его не встречал.

Часто нас использовали на других работах. Например, на заготовке силоса.

Делалось это так. Силос (мелко нарубленные стебли кукурузы) заготавливался комбайном и мощной струей направлялся на едущую параллельно грузовую машину. Наша задача была: стоя в кузове машины, разравнивать по кузову сыплющийся из трубы комбайна силос. При этом нужно было не попасть под струю силоса, иначе тебя за несколько секунд засыпло с ног до головы. Здесь многое зависело от работы шофера грузовика. Умелый шофер ехал то медленнее, то быстрее комбайна – так, что струя силоса довольно равномерно распределялась по кузову, и вам оставалось только немного подправлять поток. Но если шофер неумелый или зазевался, то насыпается очень быстро гигантская куча, которую разгрести крайне трудно, особенно учитывая, что все происходит быстро. Но самое неприятное – если шофер подставляет вас под струю силоса, тогда за считанные секунды с ног до головы засыпает противной, скользкой массой. И вот тут выяснились преимущества ненормативной лексики. Оказалось, что шофер понимает и адекватно реагирует только на такую лексику. Причем в этом случае не надо большого словарного запаса. Вас понимают буквально с полуслова, но слово должно быть достаточно крепким. Других способов объясниться, вылезая из-под кучи силоса, просто не находилось. При этом надо помнить, что тогда эта лексика использовалась совсем не так широко, как сейчас, когда она звучит и в устах милых девушек, и профессоров, редкий современный писатель обходится без нецензурных слов.

Самой трудной и неприятной работой была погрузка ядохимикатов на самолет для опыления полей от вредителей. Делалось это так. Ядохимикаты хранились в ангаре в сорокакилограммовых бумажных мешках. Естественно, часть мешков была порвана, и повсюду лежал слой дуста (обычно он использовался).

Поэтому при попытке вытащить мешок поднимался столб ядовитой пыли. Потом мешки надо было вытащить наружу, передать по цепочке к самолету, поднять по лестнице, вскрыть и высыпать в бункер самолета (тоже столб дуста). Работали

–  –  –

Похвальный лист за активное участие в уборке целинного урожая (1958)  мы в защитных комбинезонах и респираторах, в жару это было очень неприятно.

Когда окончили опылять, выяснилось, что вредитель (его называли совка) поразил не этот, а соседний район.

Поехал я на целину добровольно. Мы были тогда идейными комсомольцами и иначе просто не мыслили, никто нас не заставлял. Зарплату на целине мы получали, но какую-то смешную. (Время стройотрядов, куда студенты ездили специально зарабатывать деньги, еще не пришло.) Я не помню, какая была зарплата.

Помню только, что несколько лет после целины каждый год мы собирались небольшой компанией отпраздновать закапывание какой-то ямы, за которую нам заплатили неплохие деньги, но сколько именно, не помню. Думаю, что деньги были символические, просто был хороший повод собраться и вспомнить прекрасное студенческое время.

На сборах

Военную службу (месячные сборы) мы проходили в лагерях под Лугой (если не ошибаюсь). Жили в палаточном городке, в лесу, и недалеко было озеро.

Было очень жарко, а купаться нам не разрешали. Незадолго до этого произошел какой-то несчастный случай на озере, поэтому купания были запрещены. Но выход всегда есть.

Ночью открывалась замечательная картина. Ночи были белые, стоял июнь месяц. Видно было почти как днем. И вот весь лес заполнялся белыми фигурами (солдатские рубахи и кальсоны), которые бесшумно, как привидения, со всех сторон стекались к озеру. Там фигуры оживали, начинали шуметь, раздевались догола и с воплями бросались в воду. Вакханалия продолжалась часа два-три, потом фигуры исчезали. Кроме того, каждый вечер происходил такой ритуал. После отбоя, когда все укладывались спать, по лагерю прокатывалось – одни начинали:

«еще один день прошел», другие отвечали: «ну и хрен с ним» (слово было более нецензурное). Этот клич начинался в одном месте и прокатывался по всему лагерю. Начальство очень злилось, но сделать ничего не могло – найти зачинщиков не получалось. Поэтому в последний день нас решили наказать. Ночью был объявлен марш-бросок с полной выкладкой. Шинель, плащ-палатка, противогаз и т. д. Вес полной выкладки составлял около тридцати килограммов. Так нам немного отомстили наши начальники. Шли несколько километров, местами бегом. Под утро совершенно замученных, но непобежденных посадили в машины и увезли в город.

 Вспоминая студенческие годы В.П. Чечев (студент 1956–1961 гг., аспирант 1961–1964 гг., доктор физико-математических наук, руководитель Центра радионуклидных данных, Радиевый институт им. В.Г. Хлопина) То, что представлено ниже, не классические воспоминания, где есть последовательность событий, а лишь одномоментный взгляд в прошлое бывшего прилежного студента физического факультета ЛГУ, то, что осталось в памяти на момент написания этого очерка: 22–25 января 2012 года.

Первый семестр

Итак, я приехал поступать на физфак ЛГУ летом 1956 года из города Великие Луки Псковской области, который был в то время областным центром и почти восстановился после полного разрушения в годы войны (он три раза переходил из рук в руки). Я окончил Великолукскую среднюю школу № 5 с золотой медалью и по тогдашним правилам приема в вуз должен был пройти вместо экзаменов собеседование. Собеседование проводил заместитель декана факультета Вальков.

Я ответил, как сказал Вальков, на 21/2 вопроса из задания, включавшего 5 вопросов по физике. Вальков был в сомнениях относительно положительной оценки. И тут он вдруг сказал: «Что-то мне ваша фамилия знакома…» – «Да, старший брат мой несколько лет тому назад закончил физфак…» – ответил я. Этого оказалось достаточно, чтобы с оценкой 21/2 по собеседованию я поступил в университет.

Надо сказать, неважное мое собеседование было неслучайным. В школе я не любил уроки физики почти так же, как и зоологии. Это во многом было связано с качеством преподавания, потому что в то же время я обожал математику благодаря изумительному преподавателю – Петру Ефимовичу Эпштейну.

На 1-м курсе физфака сразу стали сказываться мои огрехи в знании физики, и многие контрольные я писал на двойки, тройки. Но лекции мне очень нравились, и вообще нравилось учиться. В школе я был отличником во всех смыслах этого понятия, т. е. скромным и прилежным учеником, в очках, не гнушавшимся зубрежки по учебникам нелюбимых предметов и регулярно получавшим похвальные грамоты «За отличные успехи и примерное поведение». И здесь, на физфаке, благодаря недюжинной старательности я быстро догнал своих «столичных» коллег по группе № 7, сдав экзамены за первый семестр на повышенную стипендию.

–  –  –

Наша седьмая группа 1–2-го курсов была весьма дружной. Мы и сейчас, через полвека, устраиваем иногда групповые вечеринки. Но больше всего я подружился с Киром Наумовым и Виктором Рассоловым. Оба были ленинградцы, простые и симпатичные ребята. Кир Наумов, стройный крепыш небольшого роста, тоже, как и я, носил очки, но близорукость у него была поменьше (минус 6).

Виктор Рассолов, худощавый, мускулистый, бывший моряк, отдавший 5 лет Северному флоту, был старше нас с Киром на 10 лет и к моменту нашего знакомства был уже семейным человеком. Они с женой жили тогда на 3-й Советской улице, и мы с Киром иногда к ним наведывались в гости.

Мы образовали практически неразлучную троицу, к которой часто присоединялся Виктор Гольба. Он приехал из Мичуринска Тамбовской области, на физфак поступил не сразу – со второй попытки, – был общительным парнем и упорным во всех своих начинаниях. Все университетское время он занимал различные общественные и профсоюзные должности.

Кирка был из нас самым «продвинутым» в отношении культурно-спортивной жизни. (Я пишу «был», имея в виду то время. Кир Наумов жив-здоров, доцент в ГЭТУ «ЛЭТИ», мы и сейчас часто встречаемся, а вот Виктор Рассолов умер в 1993 году от рака легкого.) Кир наизусть знал «Илиаду» Гомера, и все университетское время занимался гимнастикой, участвуя в соревнованиях за факультет.

Он приобщил меня к катанию на лыжах в Кавголово, где есть приличные горки и трамплины. С горок я научился съезжать, а с небольших трамплинов из нас троих мог прыгать только он. Помнится, однажды я рискнул спуститься с крутой горы, которая называлась почему-то «семейка», и, упав в конце спуска, потерял на некоторое время зрение. В тот момент близорукость моя исчислялась уже минус девятью диоптриями, и такая лихость, конечно, на пользу не пошла, но зато есть что вспомнить! Надо сказать, возвращаясь к началу, что именно большая близорукость способствовала моему поступлению в ЛГУ, так как в 1956 году я пытался сначала поступить в Московский энергетический институт, но там мои документы не приняли по медицинским показаниям. С близорукостью хуже минус шести в технические вузы тогда не брали, а я не знал этого, когда ехал в Москву. Поэтому из Москвы, забрав документы, мы с отцом отправились в Ленинград, где жил мой дядька Павел Иванович Скоринов, родной брат матери.

Теперь несколько слов о развлечениях нашей троицы во время встреч вне университетских стен. Кроме лыж в Кавголово зимой мы катались в ЦПКО на коньках, а летом там же – на лодке. Запомнился случай, когда мы заплыли на лодке так далеко в Финский залив, что не видно было никаких берегов, и заспорили, куда возвращаться. Кирка безапелляционно заявил: «Ну все, нам полная ж...

 на все триста шестьдесят градусов!» Но рассудительный Витька Рассолов всетаки разглядел на горизонте землечерпалку, мимо которой мы проплыли в этом далеком заплыве, и мы благополучно вернулись на берег.

По праздникам, обычно на 7 Ноября, или после зачетной сессии мы устраивали то, что у нас называлось прополоскать мозги, и отправлялись вечером в гости к Рассоловым на 3-ю Советскую. «Стандартным» сопровождением таких вечеров была водка «Московская». Домой мы возвращались с Киром уже ночью пешком по Невскому проспекту. Кир жил на улице Ракова (ныне Итальянская), вблизи Пассажа, а мне приходилось шествовать по всему Невскому, затем через два моста – Дворцовый и Строителей (ныне Биржевой) – к общежитию на проспекте Добролюбова. Помню, как в 1960 году в день финального матча сборной СССР по футболу в Париже на Кубок Европы все динамики на Невском ночью были включены – шел по радио репортаж Николая Озерова, и я, как болельщик, очень радовался победе сборной и возможности слышать репортаж.

Общежитие

Место в общежитии я получил не сразу. Оно предоставлялось нуждающимся по заявлению в зависимости от материального состояния семьи и успехов в учебе. Первое время я жил у дядьки на улице Кузнецова, у парка Победы, и ездил в университет на троллейбусе № 2. Метро тогда еще не было, и поездка занимала больше часа, хотя в то время пробки, конечно, отсутствовали. Позднее я снимал у одной бабули угол в комнате на улице Некрасова, а на 2-м курсе вместе с моим одноклассником из Великих Лук – комнату на улице Подольской, недалеко от Технологического института, где учился мой приятель. В конце 2-го курса я лишился этого относительно комфортного жилья после драки (из-за девушки) моего одноклассника с сыном хозяйки. Поэтому предоставление на 3-м курсе места в общежитии явилось для меня большим подарком. Сначала общежитие располагалось в сером обшарпанном здании позади НИФИ и филологического факультета с выходом фасада в какой-то проезд, а затем – на проспекте Добролюбова, дом 6, где оно было гораздо более благоустроенным. (К сожалению, в 2008 году дом 6 был снесен.) В памяти сохранилась вытянутая в длину комната с четырьмя койками, в которой вместе со мной жили Виктор Гольба (он был тогда председателем студсовета общежития), Саша Гузев (он увлекался классической борьбой и неоднократно побеждал в различных юношеских соревнованиях) и китаец Ху Цзянь Хуа (он был веселый малый, прогуливал комсомольские собрания изза походов в кино, плохо учился и в конце концов был отозван на родину). Жили дружно. Помню, что осенью (вплоть до морозов) Гольба и Сашка Гузев ходили по утрам окунуться в холодную невскую воду. У меня сохранилась фотография, как они ныряют в Неву с гранитного выступа на стрелке Васильевского острова.

Оба женились еще в университете, особенно памятна мне свадьба Саши Гузева.

А я увлекался главным образом шахматами и по-прежнему успешно сдавал экзамены на повышенную стипендию. Дотации от родителей на 3-м курсе сильно уменьшились, так как отец мой был отправлен на пенсию.

 В общежитии жили мы, как говорится, от стипендии до стипендии. Особенно часто хотелось поесть Гольбе. Запомнился один комический случай, связанный с ним. Однажды вечером, накануне получения стипендии, он мечтательно заявил:

«А я бы сейчас съел целую кастрюлю сарделек – двадцать штук». Тут же разгорелся спор, что не съест он столько. Мы сбегали в буфет, взяли в долг горячие сардельки, и он стал есть, откладывая для счета спички. На 12-й спичке он сдался, и мы с удовольствием доели оставшиеся сардельки. А условием спора было – долг буфетчице оплачивает проигравший.

Учеба, лекции, преподаватели

В наше студенческое время посещение лекций и практических занятий было обязательным. Никто, конечно, не отмечал присутствие или отсутствие студента на лекции, но регулярные пропуски сказывались на зачетах и экзаменах, так как преподаватели требовали ответы, очень близкие к изложенным ими лекциям.

Я старался посещать и записывать все лекции, что было важно не только для меня, но и для моих друзей, которые перед экзаменами могли переписать их у меня.

В этом отношении вспоминается один уникальный случай, произошедший с Киром Наумовым перед экзаменом по атомной физике. Он почему-то боялся этого экзамена и готовился к нему очень тщательно, штудируя по моей тетради все пропущенные им лекции. Однако в тетради он обнаружил в одном месте название темы и пометку моей рукой: «Лекция пропущена». Тогда он взял два учебника и по ним изучил пропущенную тему.

На экзамен мы с ним шли вместе, и для верности на моих глазах он съел «счастливый» (по равенству сумм трех первых и последних цифр) автобусный билет. На экзамене – надо же так случиться! – в экзаменационном билете ему попалась именно тема пропущенной и им, и мной лекции, и в ней вторым пунктом значился принцип Франка – Кондона, который не был упомянут в прочитанных книгах. Кир честно признался экзаменатору, что не знает этого принципа. Профессор Пенкин, принимавший экзамен, сказал:

«Ну что ж, давайте зачетку» – и поставил ему двойку. Самое любопытное, что это была единственная двойка, которую Кир получил за 5 лет учебы в ЛГУ.

Лекции читались обычно в Большой физической аудитории в здании НИФИ.

На неинтересных лекциях мы забирались с Киром на верхотуру (последние ряды) и рубились в карманные шахматы, где плексигласовые нарисованные фигурки передвигались по кармашкам шахматной доски-книжечки, передававшейся друг другу.

Из преподавателей первых университетских курсов, которые были очень хорошими лекторами, кроме упомянутого Пенкина мне запомнились (именотчеств, к сожалению, не помню): Русанов, рыжеватый математик, который начинал лекцию прямо от входа, не доходя до доски; Широхов, тоже математик, толстенький, лысенький и очень добрый, мягкого нрава; Курбатов, неплохо читавший физику; Друкарев и Демков, блестяще преподававшие квантовую механику;

Брандт – философ, маленький, тощенький, который все возмущался: «Почему физики так не любят философию? Если бы знали и не любили, а то ведь не знают!»

 Ну и, конечно, не могу не вспомнить двух совершенно колоритных лекторов – это Невзглядов, читавший нам на 3-м курсе теоретическую механику и статистическую физику (по прозвищу Граф), и В.А. Фок, всемирно известный ученый, прочитавший нам несколько лекций по квантовой механике.

Манеры и осанка Невзглядова вполне соответствовали студенческому определению, а возможно, он и был из графской династии. Невзглядов требовал знания довольно сложных формул наизусть и на экзаменах, если замечал, что кто-то списывает со шпаргалки, подходил к нему, переворачивал исписанный лист и заставлял снова написать то же самое, но уже под его пристальным взглядом! Тем не менее, так как в те времена на формулы у меня память была хорошая, я умудрился по обоим его предметам получить отлично вместе с некоторым нервным истощением после экзаменов.

В.А. Фоку в наши студенческие годы было чуть больше шестидесяти, на лекциях я помню его с неизменным слуховым аппаратом, фигура была весьма импозантная.

На 3-м курсе (1958–1959) на факультете произошло размежевание по специальностям, и седьмая группа разделилась. Я выбрал ядерную физику (вместе с Борей Дьяковым – позднее мы с ним выполняли дипломные работы у одного и того же руководителя), а мои друзья, включая Виктора Гольбу, решили специализироваться по радиофизике. Новая группа, в которую меня определили, была очень большой и интернациональной по составу. Она включала примерно пятнадцать китайцев, двух серьезных немцев из ГДР, одного венгра и одного очень веселого румына. Русских, насколько я помню, было всего пятеро. Больше всего я подружился с Володей Калинниковым, которого по окончании ЛГУ направили на работу в ОИЯИ, в Дубну, и сейчас в ранге профессора он продолжает там научную работу, став известным в стране и мире специалистом по ядерной спектроскопии.

В Китае, как известно, в 1958–1960 годах был объявлен «Большой скачок», и Мао Цзэдун не поддержал осуждение в СССР культа личности. Китайцы из нашей группы постоянно пропадали на своих комсомольских собраниях, и непонятно было, как они успевали еще и хорошо учиться. Среди них были очень талантливые ребята, и в частности Линь Бо Пин и Ян Чжень Минь. Сейчас я ежегодно бываю в командировке в Пекине, в Китайском институте атомной энергии, но судьбу их так и не удалось выяснить.

В 1960 году я стал работать на полставки лаборантом на кафедре ядерной спектроскопии ЛГУ, и эта моя работа органически переплеталась с подготовкой дипломного проекта.

Результаты, полученные в дипломной работе, были опубликованы в «Вестнике ЛГУ». Тем самым моя студенческая жизнь плавно переросла в научную. На кафедре ядерной спектроскопии в то время были собраны талантливые научные сотрудники. Возглавлял кафедру Борис Сергеевич Джелепов, ученый с мировым именем, БээС, как называли его тогда молодые сотрудники. В качестве преподавателя он запомнился ясностью и простотой изложения мысли, его доклады и лекции всегда поражали слушателей высокой четкостью и доходчивостью. Это были золотые годы ядерной спектроскопии, годы энтузи

–  –  –

В начале 2-го курса обучения, в сентябре 1957 года, наш курс отправили на месяц в совхоз – в деревню Извара Волосовского района Ленинградской области. Седьмая группа выполняла работы по уборке картофеля и заготовке силоса для скота. Работали мы в очень небольшом тогда поселке Рабитицы. Сначала все собирали картошку из борозд, пропаханных с помощью трактора, а затем это делали только наши девушки, а парни заготавливали силос, упаковывали картошку в мешки и отвозили ее на подводах в хранилище. Помнится, работа по заготовке силоса была довольно тяжелой. Косилка срезала на полях кормовые травы, кустики бобовых, небольшие подсолнухи и мелкую кукурузу, которую сажали тогда даже в северных областях. Всю эту зеленую массу надо было поднимать на вилы и подавать в транспортер, поставляющий силос в силосную башню. Внутри башни по кругу ходила лошадь, утрамбовывающая силос. Так что она постепенно поднималась вместе с силосом до самых верхних окошек башни.

Несмотря на некоторую физическую усталость от работы, этот отрезок студенческой жизни запомнился нам как интересное, яркое время. Совместная  физическая работа сплачивала, и мы подружились не только между собой, но и с работниками совхоза, которые курировали нас (бригадиром была женщина, и у меня сохранилась фотография, как мы с ней дружески обнимаемся). Некоторые из ребят научились не только управлять лошадью, но и запрягать ее. Мастером запряжки был деревенский житель Виктор Веттегрень. (Он жил в Тайцах и каждый день приезжал оттуда в университет, сейчас работает в Физтехе, профессор.) В свободное время мы играли в волейбол и шахматы, ходили за грибами и однажды даже заблудились в лесу.

Студенты в совхозе в Рабитицах. Слева направо: К. Наумов, Г. Шишкина, Ю. Степанов, В. Чечев, неизвестные (1957) Помню, за месяц было у нас два праздника – привальная в первые дни обустройства в Рабитицах и день рождения В.И. Жили мы в относительно большой избе, где были две комнаты, разделенные сенями с выходом на улицу. В большой комнате расположились юноши, а в маленькой – девушки. В группе у нас были весьма обаятельные девушки, и в дальнейшем из студентов седьмой группы сложились великолепные супружеские пары, здравствующие и поныне. Это Люда Ефремова и Борис Неуймин, Аня Карамян и Юра Степанов, Галя Шишкина и Людвиг Попеко.

Запомнилась из жизни в совхозе и одна комическая ситуация, главным действующим лицом которой был В. В комнате мы спали на полу (на матрацах), у двух противоположных стенок, и вечерами иногда сражались подушками стенка на стенку. Наша троица вместе с В. входила в «пролетарскую» стенку, в отличие от «интеллигентской». Конечно, вечернее сражение всегда заканчивалось победой дружбы. Выпивка на дне рождения В. тоже была общей. После нее мы мирно спали, как вдруг на следующий день очень ранним утром мы с Киром  услышали вблизи окна, недалеко от которого спали, странные звуки. У окна (оно не открывалось) примостился именинник, умудрившийся… блевать в маленькую дырку, имевшуюся в оконном стекле. Оказывается, он не хотел будить девушек, так как при проходе через сени на улицу громко громыхали стоявшие там в большом количестве пустые ведра. Мы и сейчас хохочем, вспоминая увиденную тогда картину.

Военное дело я изучал недолго, так как в феврале 1957 года получил по близорукости белый билет. Тем не менее я успел за несколько месяцев до освобождения от воинской обязанности освоить гаубицу. Она стояла в галерее у истфака, и преподаватель объяснял ее устройство, демонстрировал детали и, насколько помню, учил даже заряжать.

Что касается физкультуры и спорта, то они, как говорится, занимали «весьма достойное место» в нашей студенческой жизни. В моем дипломе «физическое воспитание и спорт» значится отдельным пунктом наряду с другими дисциплинами, и напротив этого пункта помечено – «зачет». В университете проводилось много спортивных соревнований по различным видам спорта, в том числе и на первенство ЛГУ среди факультетов. Я, правда, участвовал только в шахматных турнирах.

Общественная жизнь

Известное изречение «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества» касалось и нас в 1956–1961 годах. Все мы были комсомольцами. Впрочем, как выяснилось, не все. Даже среди нашей троицы. Кир Наумов не был комсомольцем, чем повергал в ступор комсомольских секретарей при организации каких-либо общественных работ. Как ни странно, я совсем не помню комсомольских собраний. В стране и в мире, между тем, в эти годы было много крупных событий.

Особенно поражали космические достижения. 4 октября 1957 года был запущен первый искусственный спутник Земли, а менее чем через 4 года на космической орбите побывал и первый человек. Хорошо помню тот день, 12 апреля 1961 года, когда без всякого призыва тысячи людей в один момент вдруг высыпали на площади, мосты и набережные Невы в совершенно неистовом восторге. И мы, конечно, выбежали из общежития и были среди этой ликующей толпы.

Вообще надо сказать, что жизнь простых людей, включая студентов, была в те годы относительно спокойной и уравновешенной. Жили бедновато, но все так жили, и некому было завидовать. Ценился профессионализм, а не карьера (это слово носило тогда пренебрежительный, даже бранный характер). Была четкая уверенность в завтрашнем дне, вера, что в силу своего образования ты будешь, безусловно, востребован в обществе. Дружба народов не была пустым звуком, насаждавшимся сверху, а вполне реально существовала в жизни. (В нашей седьмой группе Виктор Гольба – еврей, Виктор Веттегрень, кажется, из ижорцев, Аня Карамян – армянка и т. д.) Конечно, слегка раздражали догматизм и заорганизованность общественной жизни, но этот дискомфорт компенсировался верой в правильность социалистического устройства страны. Я думаю, вряд ли кто-то серьЗа городом на прогулке. Слева направо: В. Гольба, В. Чечев, К. Наумов, Л. Рассолова (1959). Фото В. Рассолова езно верил в коммунизм, провозглашенный Н.С. Хрущевым к осуществлению в 1980 году. Тем не менее «советская цивилизация» представлялась нам в то время вечной, справедливой и необходимой. Лучшие ее черты, безусловно, проявились и в нашей студенческой жизни. Были, конечно, и отрицательные, но, по сравнению с сегодняшним временем всеобщей бессмысленной алчности, о них не стоит даже упоминать.

В заключение я хотел бы отметить, что из-за ностальгии по ощущениям молодости принято считать молодые годы лучшими в жизни. Я, однако, многие другие периоды своей жизни по богатству положительных впечатлений могу приравнять к лучшим. Но все-таки студенческие годы, когда богатство впечатлений соединяется с богатством познания наук и богатством юношеской дружбы, действительно, самые лучшие!

–  –  –

У меня, самого младшего из многочисленных детей Глеба Николаевича Раутиана и Лидии Ивановны Демкиной, был, по-видимому, самый покладистый характер, а значит, агитация родителей попадала в цель. С другой стороны, передо мной живым примером вставали титанические фигуры родителей и старших сестер и братьев, выбиравших один за другим свой путь в учебе, а потом и в жизни на дорогах естественных наук и техники. Моим школьным учителем физики в старших классах был удивительно интересный человек, влюбленный в свой предмет, человек со странностями, но оттого и откровенно симпатичный ученикам. Учитель астрономии, по каким-то неизвестным для меня причинам, два раза поручал мне сделать на уроках доклады – о малых космических объектах и по космологии.

Это, конечно, потребовало от меня ознакомления со специальной литературой и, в конечном итоге, разбудило к астрофизике интерес (не ослабевший до сих пор).

В результате после окончания школы при выборе «кем быть?» не возникло почти никаких колебаний – на физфак ЛГУ, где я оказался вместе с двумя своими одноклассниками – Сашей Макушеко и Сережей Пермогоровым.

Дальше дело пошло трудней. При всем неослабевающем интересе к физике мои способности не позволяли делать слишком больших успехов. В этот момент опять на моем пути оказался старший товарищ – преподаватель, который выделил меня из других сокурсников в одном аспекте: высокой тщательности выполнения практических работ. В результате начиная с третьего курса я работал в лаборатории на его приборе на кафедре ядерной спектроскопии. Кроме все возраставшего неподдельного интереса к самой науке я оказался под сильнейшим влиянием выдающихся личностей, работавших в то время на кафедре, – в первую очередь под влиянием научного авторитета Б.С. Джелепова, умевшего простыми словами очерчивать суть проблем, решаемых различными направлениями ядерной спектроскопии.

По материалам статьи В.Г. Раутиана «Лидия Ивановна Демкина». Опубликовано в Бюл.

Оптического общества «Оптический вестник – OPTICS HERALD» (2000. С. 7–14).

 После окончания физфака я был распределен на работу в мало кому известное КБ типа «почтовый ящик». В его отделе кадров мне сказали: «Ядра мы не расщепляем, но работу по силам найдем». И что же? В самом деле: оказалось, что отдел, где мне предстояло проработать потом десятки лет, был инородным для тематики КБ, но зато его направление было на стыке ядерной физики и радиотехники. Думаю, что мало кто отметит в настоящем сборнике важнейшую особенность образования студентов-физиков мужского пола в те годы: благодаря учебе на военной кафедре по специальности «радиолокация в артиллерии» и последующим регулярным сборам «без отрыва от производства» для лейтенантов запаса мы получили и широкие, и относительно глубокие знания по радиотехнике, что позволило мне относительно легко и быстро включиться в работу, казалось бы, по совсем новой для меня специальности.

Нашим КБ разрабатывались мощные ВЧ-генераторы для ускорителей заряженных частиц, а также для других крупных физических приборов, предназначенных для изучения ионосферы Земли, «термояда», а через какое-то время – для лазерной техники. Эта работа требует от инженера знания многих разделов физики, а при пуске комплекса и специальных знаний, например некоторых тонкостей собственно ускорительной техники. Так или иначе, но довелось побывать, поработать, а значит, и провести заметные отрезки времени во многих точках Земли – от Дальнего Востока до стран Восточной Европы.

Как и в любом научно-производственном коллективе, у нас трудились и трудятся выдающиеся личности, и от одного знакомства с ними становится теплее на душе и можно гордиться за свою страну, за все человечество.

Благодаря научной, инженерной, музыкальной и общественной (в «Землячестве псковичей в Петербурге») деятельности я оказался субъектом биографической энциклопедии „Who is who в России“ (Who is Who. Hbners, Verlag fr Personenenzyklopdien AG, Schweiz, 2010. Ed. 4. P. 1946).

О моих родителях: Глебе Николаевиче Раутиане и Лидии Ивановне Демкиной Г.Н. Раутиан родился в 1889 г. в г. Резекне (Латвия) в семье уездного судейского следователя и был первым ребенком. Его отец, Николай Андреевич, был самым одаренным в семье деда, гравера, выходца из Финляндии, Антти Раутиайнена. Николай был единственным, кто смог получить высшее – юридическое – образование, впоследствии он помог получить высшее образование младшему брату Ивану. Дед был лютеранином, плохо говорил по-русски, был пропитан идеей автономизма Финляндии и недоброжелательством к властям. Oтчасти этим, отчасти складом мышления можно объяснить критическое отношение Николая Андреевича ко всем темным сторонам своего времени, его политическое свободомыслие, атеизм, культ прогресса, западничество и отсутствие шовинизма.

Мать Глеба Николаевича – Мария Александровна Сафьянщикова – из зажиточной купеческой псковской семьи. Ее с детства тянуло прочь от тяжелого патриархального быта, но не хватало смелости, кругозора, поддержки окружающих.

 Горячо и искренне верующая, она переняла свободомыслие и критицизм мужа, слив все в некий неконфессиональный монотеизм, усердно насаждала его в детях и своим усердием вызывала обратный эффект.

В семье было четверо детей, с которыми родители переехали в 1896 г.

из Риги в Петербург. Отец всегда был завален делами, был хорошим работником, но по службе продвигался медленно из-за отсутствия протекции, как выходец из иной среды, вследствие независимости и колкости своего склада ума. Заработок отца удваивал небольшой доходный дом на Васильевском, купленный на приданое. Семейные трудности возросли после кончины отца в 1906 г. Не возросли доходы и после постройки шестиэтажного доходного дома.

Годы детства и юности Глеба протекали в эпоху бурного развития капитализма в России. Именно поэтому в Петербурге появились реальные училища, в которых основными предметами были естественные науки, а главными иностранными языками – французский и немецкий. Революция 1905 г. застала Глеба в старших классах. Он откликнулся всем существом на сдвиги социальных пластов, участвовал в нелегальных сходках на частных квартирах, читал напечатанную на папиросной бумаге «Искру», проникся симпатией к социализму, схватил сущность экономического материализма и мотивированного марксизма.

Учился Глеб хорошо, его влекло естествознание – одинаково физика, биология, философия. Окончив реальное училище в 1906 г., поступил в СанктПетербургский университет на отделение химии, но вскоре перешел на отделение физики. Студентом давал уроки, чтобы облегчить положение семьи, в которой было трое иждивенцев, но заработанных денег хватало только на книги и одежду.

Окончил курс в 1912 г. с дипломной работой «Томпсон-эффект в мягком железе».

По окончании университета Глеб Николаевич (далее Г.Н.) оказался безработным, что было характерно для того времени. Университет предоставил ему звание «оставленного при кафедре» без жалованья. Для получения места ассистента в вузах требовались связи, которых у него не было. Подвернулось преподавание в четырехклассных городских училищах, что позволило продолжать работу на кафедре университета. Работа проходила в исследовательской лаборатории, в учебных аудиториях со студентами, в редакции Русского физико-химического общества. В 1915 г. он перешел в Технологический институт ассистентом на механический факультет, а с 1917 г. стал здесь руководить практическими занятиями студентов по физике.

Первая женитьба, в 1915 г., внесла в жизнь Г.Н. много потрясений, мешала научной работе. После революции он смог освободиться от никчемной борьбы благодаря узаконенному гражданскому браку, отменившему все преграды и упростившему все законы.

Еще до окончания реального училища отец Г.Н. раздобыл сыновьям, на всякий случай, финляндский паспорт, для того чтобы обезопасить их от призыва.

В 1918 г. для финнов, не желающих принимать финляндское подданство, происходил обмен старых паспортов на удостоверения. В советское время преподавание в вузе также освобождало от призыва в Красную армию. Так что за всю жизнь Г.Н.

так и не узнал военной службы.

 Революция 1917 г., Гражданская война и голод привели к массовым миграциям людей по всем направлениям. Маршруты Г.Н. и его семьи, в которой появилась дочь, проходили через Ростов-на-Дону, Царицын, Вольск, Витебск, Полтаву, Екатеринодар. В какой-то период на Кубани скопилось так много профессуры, что в Екатеринодаре возникло два политехнических института, университет и два техникума.

Г.Н. работал секретарем технохимического факультета в Кубанском политехническом институте, преподавал в Кубанском институте народного образования и в Северо-Кавказском техникуме. После установления в 1920 г. советской власти ему пришлось работать в так называемой трофейной комиссии по отбору оборудования для института среди ценностей, брошенных белыми, а также в горсовете, в группе по народному образованию, куда он был избран от преподавателей летом 1921 г. Зимой 1921/22 г. было получено приглашение от Дмитрия Сергеевича Рождественского на работу в ГОИ. И уже с 1921 г. начинается возвращение в Петроград, к чисто научной работе в исключительно благоприятной обстановке, которая была создана в ГОИ. Г.Н. сперва работал в оптотехническом отделе, затем – в фотометрическом, а потом – в Цветовой лаборатории.

В 1925 г. был получен развод с первой женой и состоялась свадьба с Лидией Ивановной Демкиной. Первая жена тяготилась дочерью, не хотела заниматься ее воспитанием и предложила Г.Н. взять Наташу к себе. Это предложение было принято с удовольствием, и Наташа стала жить в новой семье.

Лидия Ивановна (далее Л.И.) и Г.Н. жили дружно, вместе ходили в институт, вместе вели хозяйство, вместе ходили на заседания и семинары. С одной из таких лекций в НИФИ Л.И. срочно направилась в клинику Отта, где у нее родилась дочь Таня. Нелишне упомянуть, что свой декретный отпуск Л.И. использовала для сдачи экзаменов в Горном институте, совмещая это с уходом за дочкой.

Еще более сильная нагрузка выпала на долю Л.И. во время второй беременности, когда она поехала на студенческую практику в г. Электросталь, под Москвой.

Там она успела активно поучаствовать в организации рабочей библиотеки завода, за что получила письменную благодарность.

К этому времени относится несколько поездок Г.Н. и Л.И. в Эстонию, а ее родственников – из Эстонии в Ленинград, тогда это не было проблемой. С 1926 по 1931 г. родилось пять детей, в 1935-м и 1936 г. – еще двое. В мае 1936 г. на восьмом месяце беременности Л.И. была направлена в командировку в г. Изюм.

После возвращения в Ленинград через несколько дней ее опять попросили поехать туда же, да еще с заездом в Москву. Производственные задачи были решены за 2-3 недели, а возвращение в Ленинград состоялось за две недели до родов. Такому необыкновенному совмещению интересов семьи и работы способствовали здоровье детей и правильная организация жизни, умный быт. Для этого младенцев надо беречь от простуды и желудочных заболеваний. Их дети никогда не болели желудком благодаря соблюдению правил гигиены. Для борьбы с простудой главным средством было закаливание. Был заведен порядок, при котором старшие дети помещались в одной большой комнате, их укладывали в 7-8 часов вечера, после чего родители могли заниматься наукой.

 Огромная заслуга принадлежала Г.Н. – он брал на себя добрую половину забот о семье. Кроме того, для многодетной семьи были относительно хорошие жилищные условия – три больших комнаты общей площадью более 80 кв. м.

В 20–30-х гг. нетрудно было найти няню, даже прямо с улицы, не зная человека. И, наконец, родители-ученые всегда чувствовали общественную помощь.

Это – детская комната при ГОИ для детей сотрудников и летние дачи, с начала 1930-х гг. – городские детские сады по месту работы и по месту жительства.

Жизнь, конечно, была очень скромная, но дети были здоровы, работа была интересная, была вера в будущее государства, в счастливую жизнь своих детей.

В итоге все дети получили высшее образование, тоже интересовались наукой, искусством, литературой. Сами родители стали докторами наук, руководителями научно-исследовательских коллективов.

В 1922 г. Д.С. Рождественский написал «Записку об оптическом стекле»

с яркой мотивировкой необходимости поставить производство оптического стекла в Советском Союзе, поскольку без стекла не может развиваться оптическое приборостроение. Для этого, получив положительное решение вышестоящих организаций, необходимо было провести большое количество исследований в лабораториях и на производстве.

В ГОИ и на Ленинградский завод оптического стекла (ЛенЗОС) было привлечено большое число сотрудников. В эту работу включился и Г.Н. В первой половине 1920-х гг. он поставил работы по рефрактометрии твердых и жидких тел, разработал иммерсионный метод измерения показателя преломления и дисперсии оптического стекла по Обреимову, сам проводил эти измерения на стеклах всех варок ЛенЗОС вплоть до момента, когда завод приобрел эти приборы, а его сотрудники освоили методы измерения. В эти годы Г.Н. воспитал преемника – окончившего физфак ЛГУ молодого специалиста Василия Васильевича Балакова (сын которого, Анатолий, впоследствии тоже окончил физфак).

Одновременно с измерениями оптических постоянных Г.Н. разработал установки для субъективного наблюдения свилей в стекле. Он создал так называемую точечную установку, которая использовалась еще несколько десятилетий, а выработанные им нормы были приняты промышленностью для отбраковки стекла по свилям. Был предложен также прием наблюдения свилей при помощи решетки, позволяющий производить стереоскопическую локализацию свилей в кусках. Им была разработана и осуществлена (по идее Рождественского) большая действующая модель стереоскопического прибора для заводов – для точного определения места залегания свилей в стекле. Уже в послевоенные годы Г.Н. разработал установку для контроля плиток и нарезок стекла по пузырям.

В 1927 г. Г.Н. перешел в фотометрическую лабораторию, создав группу «зрительных восприятий». Здесь он выполнил ряд работ оборонного значения по улучшению видимости удаленных объектов. Эту серию работ он начал с рассмотрения свойств глаза как физического прибора и исследования вопроса о яркости световой завесы в биноклях и подзорных трубах, определив методы ее устранения. Он написал статьи о спектральном составе дневного света и о пропускании атмосферы по спектру, разработал при этом проект телефотометрической установки. Позднее он участвовал в работе по изучению пропускания света туманами  в видимой области спектра, предложив новый прием определения коэффициента пропускания атмосферы. Тогда же Г.Н. разработал приспособление для определения светового контраста между удаленными от наблюдателя объектами, применил светофильтры для улучшения их видимости, привел их теорию и испытал в полевых условиях. Была создана установка, и проведено спектрофотометрическое изучение разнообразных естественных фонов. Это позволило инициировать работу по светофильтрам, усиливающим световые контрасты. Была разработана теория прибора для наблюдения в монохроматическом свете, и осуществлен выпуск нескольких его экземпляров. Была выполнена работа по улучшению видимости в лучах прожектора. Г.Н. рассмотрел вопрос о допусках на поглощение оптического стекла, имея в виду важность поглощения при использовании оптических приборов в сумеречное время. Откликаясь на запрос промышленности, Г.Н. провел работу по автоматизации сортировки пушнины по цвету с помощью фотоэлемента.

В 1932 г. была основана Цветовая лаборатория, в которую вошли цветовая группа Л.И. и группа «зрительных восприятий» Г.Н. Возможности коллектива значительно увеличились: были приняты новые сотрудники, лаборатория расширилась территориально. (Некоторое время, как «репрессированный по политическим мотивам», здесь работал практикантом будущий ректор ЛГУ, будущий академик А.Д. Александров.) Работы Г.Н. расширились в направлении цветового зрения – проводились работы по изучению остроты различения в зависимости от яркости и контраста, по изучению влияния яркости и угловых размеров поля зрения на зрачок глаза, по влиянию световой завесы в биноклях на остроту различения, по сравнению методов гетерохромной фотометрии.

Колориметрия – учение об измерении цвета – базируется нa двух китах:

фотометрии и цветовом зрении. При создании Цветовая лаборатория располагала трехцветным колориметром Демкиной, малочувствительным спектрофотометром и рядом вспомогательных приборов.

Поэтому одной из кардинальных задач была разработка спектрофотометра большой чувствительности. Г.Н. разработал спектрофотометр, в котором применил монохроматор постоянного угла отклонения. Второй важнейшей задачей было создание прибора для исследования цветового зрения – получения так называемых кривых сложения цветов различных длин волн. Г.Н. разработал проект такого прибора в виде двойного монохроматора со сложной центральной щелью; проект был реализован в ГОИ позднее.

В те же годы Г.Н. разработал проекты спектрографа экспедиционного типа с кварц-флюоритовой оптикой и спектрографа-монохроматора со стеклянной оптикой. Им были предложены также прибор для измерения коэффициента поглощения воздуха на принципе сравнительной нефелометрии, фотометр сравнения в различных его модификациях – микрофотометра и телефотометра, прибор для наблюдения цвета почвенных образцов при искусственном дневном освещении.

Немаловажную роль в эти годы играла и «семейственность». Г.Н. и Л.И.

предложили устройство для получения плавно меняющегося цветного освещения и демонстрации смешения цветов, разработали прибор для гетерохромной фотометрии в форме приставки к головке фотометрической скамьи, предложили новый принцип оценки чистоты пурпурных цветов, по которому в качестве цвета 100%-й чистоты был взят цвет, полученный смешением крайних участков видимой области света (390–420 и 640–750 нм). Впоследствии этот принцип был принят Международным комитетом по освещению (МКО), правда, без указания фамилий советских ученых. Под руководством Г.Н. А.Д. Александров провел первую в стране работу по оценке точности колориметрических измерений, Н.И. Сперанская работала по разработке стандарта на спектральный состав излучения в виде черного тела с электрическим накаливанием вольфрамовой обмотки, Н.В. Лобанова – над проблемой погрешности спектрофотометрических измерений на краях спектра и оптимизацией условий колориметрирования.

Г.Н. не ограничивался лабораторной работой. Он всячески пропагандировал ее научное направление, написав об этом две статьи, принял участие в составлении книг «Оптика в военном деле» (1934), «Современные физико-химические методы химического анализа» (1935), «Справочная книга оптика-механика» (1936).

В 1934 г. Г.Н. читал курс по началам физиологической оптики и цветоведению в Военно-электротехнической академии, участвовал в эскизном проекте освещения Дворца Советов.

В работах по цветовому зрению удалось показать, что при одинаковой чистоте цвета разного тона отклонение от белого, исчисляемое числом порогов цветоразличения, различно. Был построен аномалоскоп, в котором применен тот же принцип смешения цветов, что и в трехцветных колориметрах, и с большой точностью можно определять, какой из приемников глаза – красный, зеленый или синий – обладает малой чувствительностью (аномалия) или нацело атрофирован (слепота). Для определения цветовых порогов точечных источников монохроматического излучения была создана установка, в которой в качестве такого источника была принята щель монохроматора. Оказалось, что кривая цветового порога имеет два максимума, между которыми лежит широкий минимум. По световым порогам была определена кривая чувствительности палочкового аппарата глаза.

Она оказалась аналогичной кривой видности колбочкового аппарата с несколько смещенным максимумом.

В 1936 г. Г.Н. и Л.И. вместе со всей семьей вынуждены были уехать из Ленинграда. У Л.И. пятеро самых близких родственников жили за границей (Эстония), а у Г.Н. мать имела до революции большой доходный дом. За супругов не вступился ни один из руководителей ГОИ, но главный инженер главка, который к ним очень хорошо относился, посоветовал временно уехать на Изюмский завод (ИЗОС). И вот приказом по ГОИ их перевели на ИЗОС сроком не менее одного года с передачей туда части оборудования лаборатории. В этот момент старшей дочери было всего 10 лет, а младшая – седьмой ребенок – родилась через полтора месяца после приказа о переводе.

В Изюме Г.Н. организовал и возглавил специализированную Цветовую лабораторию. В 1938 г. при реорганизации научно-технической части завода он был назначен начальником Центральной заводской лаборатории, объединившей четыре лаборатории: Физическую, Цветовую, Химическую и Оптотехническую. Он пригласил из Ленинграда четырех физиков, имевших опыт работы по тематике  завода. Вместе с ними Г.Н. провел большую профессионально-воспитательную работу среди местных сотрудников, прочитал курс лекций для инженерно-технического персонала по основам оптотехники и физиологии зрения, по спектрофотометрическим методам анализа стекол.

Задачей Цветовой лаборатории был текущий контроль спектров поглощения стекла каждой варки и оказание помощи производству при неполадках. Здесь Г.Н. разработал промышленную люминесцентную установку для рассортировки боя стекол разных марок, показал необходимость нормальной окислительной атмосферы в разводной печи для изживания брака стекла по уровню поглощения, разработал несколько стекол новых марок, что послужило началом работ по созданию первого в СССР каталога цветного стекла. Вместе с Л.И. он подготовил рукопись каталога на 71 марку. В 1940 г. каталог был опубликован в ГОИ.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРИАТ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОРАТ ПО ВОПРОСАМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ВЕРХОВЕНСТВА ПРАВА ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ПО РАБОТЕ С МЕЖДУНАРОДНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ И ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ Информационный бюллетень Европейских НПМ Выпуск № 63/ 64 / 65 / 66 / 6 апрель — август 2015 г.Выпуск подготовлен: Евгенией Джакумопулу (Silvia Casale Consultants) под эгидой Генерального директората по вопросам прав человека и верховенства права (ГД I), Совета Европы СОДЕРЖАНИЕ 1. ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ.. 2. ВОПРОСЫ ДЛЯ...»

«Chapter 5 Возможность устойчивого развития бассейна реки Амур с экологических позиций (российская часть) Виктор Крюков Экологическое состояние Северо-западной части АзиатскоТихоокеанского региона (АТР) зависит в значительной мере от ситуации на крупных водоемах и водотоках этой части Земли. Этот регион включает такие территории как Приморский, Хабаровский края, Амурскую, Еврейскую автономную, Камчатскую, Сахалинскую, Читинскую области, Агинский Бурятский автономный округ Российской Федерации,...»

«Согласовано Утверждаю. Протокол Общего собрания Директор ЧУ ОО СОШ «Росинка» работников Школы Новожилова М.М. от 27 августа 2014 г № 1 _ Изменения внесены На основании Приказа № 1 / 42 по ЧУ ОО СОШ «Росинка» 1.09.2015 года Директор ЧУ ОО СОШ «Росинка» Новожилова М.М. Положение об оплате труда и материальном стимулировании работников в ЧУ ОО СОШ «Росинка» 1. Общие положения Настоящее Положение вводится в целях унификации методов оплаты труда и 1.1. материального стимулирования, используемых в...»

«Комментарии К Предисловию Комментарии к предисловию Если вы построили замок в воздухе, то это совсем не значит, что вы зря потратили силы. Замок и должен быть в воздухе. Просто теперь под него необходимо подвести фундамент Генри Дэвид Торо, Уолден, или Жизнь в лесу Обратите внимание заявление, сделанное Грэхемом в самом начале, о том что его книга не раскроет секретов победы над рынком. И ни одна из правдивых книг этого не сделает. Вместо этого, прочитав книгу Грэхема, вы извлечете из нее три...»

«Урок внеклассного чтения по литературе на тему «Мастерская одного стихотворения» (по стихотворению Константина Михайловича Симонова «Жди меня.») Составитель: учитель русского языка и литературы Фиалковская В.П. Класс: 7 Форма проведения: творческая мастерская Тип урока: урок комплексного применения знаний Цели: Деятельностные: развивать умения конструирования индивидуальных знаний, работать в группах, представлять свои знания в группе и классе; систематизировать знания об анализе лирического...»

«МИНИСТЕРСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДЕЛАМ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, ЧРЕЗВЫЧАЙНЫМ СИТУАЦИЯМ И ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ВСЕРОССИЙСКИЙ ОРДЕНА “ЗНАК ПОЧЕТА” НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ ОБОРОНЫ» РАСЧЕТ ПАРАМЕТРОВ ЛЕГКОСБРАСЫВАЕМЫХ КОНСТРУКЦИЙ ДЛЯ ВЗРЫВОПОЖАРООПАСНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБЪЕКТОВ РЕКОМЕНДАЦИИ Москва УДК 624.01 ББК 38.96 Р2 Авторский коллектив: канд. техн. наук Д.М. Гордиенко, А.Ю. Лагозин, А.В....»

«СОДЕРЖАНИЕ ВОЕННЫЕ МУЗЕИ МИРА Музейный комплекс Ватерлоо (Публикация С.П. СИДОРОВА) 2-я стр. The “Waterloo” Museum Complex (Publication of S.P. SIDOROV) обл. ВОЕННАЯ СИМВОЛИКА 2-я стр. Раритетная коллекция фалеристики военных санаториев Кавказских Минеральных Вод Rarity collection of military resorts’ faleristics in the Caucasian Mineral Waters цв. вкл. ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ 4-я стр. «Мужественный до дерзости Багратион» “Bagration was courageous up to impudence” цв. вкл. ПРОТИВ ЛЖИ И...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/13/14 Генеральная Ассамблея Distr.: General 4 January 2010 Russian Original: English Совет по правам человека Тринадцатая сессия Пункт 6 повестки дня Универсальный периодический обзор Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору* Бруней-Даруссалам * Ранее выпущен под условным обозначением А/HRC/WG.6/6/L.13. Незначительные поправки были добавлены под руководством секретариата Комитета по правам человека на основе редакционных изменений,...»

«Кратък вариант “Вулгари” от Волга или гото-славяни “бугари” от Буг? Йордан Табов tabov@math.bas.bg На една от първите страници на Дуклянския летопис има текст, който разказва как по времето на някакъв владетел Бладин обитатели на земите около река Волга начело със своя каган се преселили на Балканите, в земите на “Силодуксия” и Македония. В науката се приема, че това е разказ за преселване на българи от района на Волга в Мизия и в Македония. В настоящата статия са направени уточнения на текста...»

«Серия «Агни-Йога — Путь серда» Основы самодисциплины ПРАКТИКА АГНИ-ЙОГИ Москва Амрита-Русь УДК 821.161.1 ББК 83 О75 Основы самодисциплины. Практика Агни-Йоги, / сост. О75 В.В. Перевалов. — М. : Амрита-Русь, 2008. — 416 с. — (Серия «Агни-Йога — Путь Сердца»). ISBN 978-5-9787-0212-5 Книга «Основы самодисциплины» составлена на основе учения Агни-Йоги. Здесь изложен материал, который дает возможность ученикам следовать по пути Агни-Йоги, используя конкретные указания и наставления в жизни. «Не...»

«Buletinul AM. tiinele vieii. Nr. 2 (314) 2011 Articole de fond КРОВОСОСУЩИЕ КОМАРЫ (DIPTERA: CULICIDAE) РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА: ЭКОЛОГО-ФАУНИСТИЧЕСКИЙ ОБЗОР И ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ Шулешко Татьяна, Тодераш И.К., Мовилэ А.А. Институт зоологии Академии Наук Молдовы Введение Комары семейства Culicidae являются активными кровососами человека и животных и имеют важное эпидемиологическое и эпизоотологическое значение, как векторы трансмиссивных заболеваний арбовирусной, протозойной, бактериальной и...»

«Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования «ФИНАНСОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» кафедра «Финансовые рынки и финансовый инжиниринг» ДИПЛОМ на тему: «Цикличность американского фондового рынка: методы анализа и возможности использования для прогноза ценовой динамики» Выполнил: студент ФР4-1 Порошин А.К. Проверил: ст. преподаватель Бутурлин И.В. Москва 201 План Введение.. Глава 1. Теория циклического анализа на...»

«ОдесскАЯ нАциОнАльнАЯ АкАдемиЯ пищевых технОлОгий Лучшие инженерные традиции с 1902 г. Одесса-2012 ББК 74.583 (4 Укр-4 Оде) УДК 378.666.4 (477.74) (09) К 190 Кананыхина, Елена Николаевна Одесская национальная академия пищевых технологий / Е. Н. Кананыхина, А. А. Соловей, Н. П. Белявская; – под ред. проф. Б. В. Егорова. – Одесса: ТЭС, 2012. – 240 с. : ил. 675 Под редакцией проф. Егорова Б. В. Авторский коллектив: доц. Кананыхина Е. Н., доц. Соловей А. А., Белявская Н. П. Составители:...»

«УДК 551.465 Опыт картирования характеристик уровня северо-западной части Тихого океана на основе спутниковой информации Т. В. Белоненко, В. Р. Фукс Санкт-Петербургский государственный университет В 2011 году был издан «Атлас изменчивости уровня северо-западной части Тихого океана», который является коллективным трудом сотрудников лаборатории региональной океанологии факультета географии и геоэкологии СанктПетербургского государственного университета и завершает цикл исследований, относящихся к...»

«Служба по работе с детьми с ограниченными возможностями здоровья и вопросам инклюзивного образования «ДОРОГОЮДОБРА» Книги для всех, кто воспитывает детей с ОВЗ и работает с ними Нарушения восприятия себя как основная причина формирования искаженного психического развития особых детей. Б. А. Архипов, Е. В. Максимова, Н. Е. Семенова. Издательство: Диалог-МИФИ В данной работе автор, опираясь на теорию построения движений Н.А.Бернштейна, разбирает уровни построения общения в норме и при некоторых...»

«CEDAW/C/UKR/7 United Nations Convention on the Elimination Distr.: General of All Forms of Discrimination 19 December 200 against Women Original: Russian ADVANCE UNEDITED VERSION Committee on the Elimination of Discrimination against Women Consideration of reports submitted by States parties under article 18 of the Convention on the Elimination of All Forms of Discrimination against Women Combined sixth and seventh periodic reports of States parties Ukraine* * The present report is being issued...»

«ФОНД РАЗВИТИЯ ГОРОДА НИКОЛАЕВА ФОРМУЛА УСПЕХА КАМПАНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЙСТВИЯ (АДВОКАСИ) КЕЙС ДЛЯ ПОДГОТОВКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЛИДЕРОВ Николаев – 2012г Это издание стало возможным благодаря поддержке Международного Фонда «Возрождение». Ответственность за содержание несет исключительно НГОО Фонд развития г. Николаева. Точка зрения, изложенная в кейсе, необязательно отображает точку зрения МФ «Возрождение» СОДЕРЖАНИЕ РОЛЬ ОРГАНИЗАЦИЙ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА 3 В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ ЛОКАЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ...»

«ISSN 2304–2338 (Print) ISSN 2413–4635 (Online) PROBLEMS OF MODERN SCIENCE AND EDUCATION 2015. № 11 (41) EDITOR IN CHIEF Valtsev S. EDITORIAL BOARD Abdullaev K. (PhD in Economics, Azerbaijan), Alieva V. (PhD in Philosophy, Republic of Uzbekistan), Alikulov S. (D.Sc. in Engineering, Republic of Uzbekistan), Anan'eva E. (PhD in Philosophy, Ukraine), Asaturova A. (PhD in Medicine, Russian Federation), Askarhodzhaev N. (PhD in Biological Sc., Republic of Uzbekistan), Bajtasov R. (PhD in Agricultural...»

«УДК 330.15:519.8:338.27 Н. И. Пляскина 1, 2, В. Н. Харитонова 1, 2 Э. Х. Гимади 3, Е. Н. Гончаров 3 » р„‡‡ р„ р‚‰‚‡ – — р. ‡‰. ‡‚р‚‡, 17, ‚·р, 630090, — ‚·р „‰‡р‚ ‚р. р„‚‡, 2, ‚·р, 630090, — » ‡‡. –.. –·‚‡ р. ‡‰.  „‡, 4, ‚·р, 630090, — E-mail: pliaskina@hotmail.com; kharit@ieie.nsc.ru gimadi@math.nsc.ru; gon@math.nsc.ru СЕТЕВЫЕ МОДЕЛИ КООРДИНАЦИИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В МЕЖОТРАСЛЕВЫХ МЕГАПРОЕКТАХ ОСВОЕНИЯ НЕФТЕГАЗОВЫХ РЕГИОНОВ Предлагается использование задач оптимизации ресурсно-календарного...»

«XVI Международный форум «Пищевые ингредиенты XXI века»СЕССИЯ «ЗДОРОВОЕ ПИТАНИЕ: НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ» Российское и международное законодательство в области продуктов здорового питания (обогащенные, функциональные, специализированные пищевые продукты) д.т.н., проф. А.А. Кочеткова ФГБНУ «НИИ питания» 18 марта 2015 Здоровое питание – питание, удовлетворяющее потребности организма в энергии и пищевых веществах и способствующее профилактике хронических неинфекционных заболеваний, сохранению здоровья...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.